Самооценка трудоспособности возрастных работников в условиях российского региона

Тимаков И.В.1
1 Институт Экономики Карельского Научного Центра Российской Академии Наук

Статья в журнале

Экономика труда
Том 6, Номер 4 (Октябрь-Декабрь 2019)

Цитировать:
Тимаков И.В. Самооценка трудоспособности возрастных работников в условиях российского региона // Экономика труда. – 2019. – Том 6. – № 4. – С. 1423-1436. – doi: 10.18334/et.6.4.41156.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42471883

Аннотация:
Проблема трудоспособности актуализируется в странах со стареющим населением, таких как Россия. Возраст влияет на состояние здоровья, а значит и трудоспособность. Риски, связанные со снижением трудоспособности, появляются у людей при достижении «третьего» возраста. Каковы причины ухода с рынка труда возрастных сотрудников и насколько сильно влияние здоровья? В рамках проведенного исследования мы рассматривали влияние фактора здоровья на предложение труда, характер занятости и трудовой доход в предпенсионном и пенсионном возрасте. В качестве объекта исследования выбрано пожилое население (от 50 до 72 лет) северного региона с негативными демографическими тенденциями – Республики Карелия. Оценки трудовой мотивации фиксировались в конце 2017 года на основе социологических методов опроса. По результатам исследования каждый шестой респондент объясняет уход с рынка труда проблемами со здоровьем. Для остальных изменение трудовой мотивации связано с личными причинами. Проблемы со здоровьем не всегда накладывают непосредственные ограничения по профессии, но работник не может поддерживать прежний темп работы. Перспектива сохранения здоровья оказывает влияние на образ будущей трудоспособности. Появляется страх осложнений и даже преждевременной смерти, что способствует выходу с рынка труда разных категорий работников. При низкой мотивации сохранение существующей занятости становиться проблемой материального благосостояния. Трудовая активность растет при удовлетворительном состоянии здоровья, если доходы не покрывают потребительские расходы. Отсутствие достойных условий труда и соответствующей компенсации, усиливают демотивирующий эффект ухудшения здоровья. Дальнейшая адаптация к социальным условиям увеличивает инерцию незанятости в старших возрастных группах. Возникает привыкание и устойчивая демобилизация работников.

Ключевые слова: рынок труда, здоровье, занятость, трудовая мотивация, третий возраст

JEL-классификация: J24, J21, J11, J62



Введение

Модели развития современной экономики ориентированы на глобальные отрасли, использующие качественный человеческий капитал. Государство вкладывает средства в подготовку высококвалифицированных кадров, тем самым наращивая человеческий капитал как фактор современного производства. Несмотря на большое количество новых рынков, и технологий, в современной экономике труд и опыт старших поколений остается востребован. Сохранение и развитие опытных кадров необходимо традиционным отраслям национальной экономики, особенно в условиях дефицита кадров по отдельным специальностям. Эпоха экономических преобразований в России не способствовала накоплению специального опыта, молодые специалисты оказываются не подготовлены к реализации сложных задач. Помимо этого в существующей системе пенсионного страхования сложно обеспечить достойную старость исключительно за счет пенсионных выплат. Поэтому длительное сохранение трудоспособности возрастных работников актуально как для них самих, так и для российской экономики.

Уход с рынка труда квалифицированных возрастных работников обусловлен процессом естественного старения. Состояние здоровья является важным фактором для расширения периода занятости в старших возрастных группах. Значительное внимание уделяется вопросам увеличения продолжительности здоровой жизни. Но основную роль при этом играет самооценка трудоспособности работника с учетом всех факторов: здоровья, социального благополучия, состояния рынка труда.

Исследованиями человеческого капитала как фактора производства экономическая наука занимается с 60-х годов XX века [1, 2] (Becker, 1976; Schultz, 1960). В Советском союзе аналогичные исследования проводились для измерения «трудового потенциала» советского человека [3] (Pankratov, 1986). Сегодня исследователи оценивают человеческий капитал на основе современных методов через приведенную величину пожизненных заработков [4] (Kapeliushnikov, 2012). Величина заработка соответствует текущей оценке применения знаний, навыков и умений человека, а накопленный человеческий капитал частично реализуется в процессе труда. Другой способ оценки включает издержки вложений в развитие составляющих человеческого капитала: здоровья, образования, культуры и качества жизни.

Демографические характеристики оказывают непосредственное влияние на капитал человека, его трудоспособность [5] (Dobrokhleb, 2008). Увеличение периода занятости дает возможность человеку получать трудовой доход и создавать общественное благо. Предложение квалифицированного труда необходимо как в высокоразвитых, высокотехнологичных экономиках, так и в индустриальных экономиках, использующих, в том числе низко квалифицированную рабочую силу. В экономиках сырьевого экспорта экономический эффект от использования человеческого капитала ниже по сравнению с размером добываемой природной ренты [6] (Kozlova, 2013). При этом сохранение трудоспособного населения остается важной задачей для любой экономической модели.

В условиях России ожидаемая продолжительность здоровой жизни с учетом гендерного дисбаланса отстает не только от Европы, но и от стран БРИК. Ключевым фактором является патологическое социальное старение населения, связанное с перенесенными человеком в течение жизни заболеваниями [7] (Dobrokhleb, 2012). Риски, связанные с ухудшением здоровья и снижением трудоспособности, возрастают у людей при достижении «третьего» возраста [8, 9] (Laslett, 1987; Neugarten, 1974). Согласно прогнозам, Россия попадает в категорию стран со стареющим населением, доля которого до 2100 года будет только увеличиваться [10] (Dobrokhleb, Barsukov, 2017).

Для обеспечения предложения на рынке труда, все страны, с разной степенью успеха, проводят политику в области занятости. На успешность такой политики сильное влияние оказывает возрастная структура населения. Изменение структуры в направлении увеличения доли старших возрастных групп не способствует улучшению предложения на рынке труда. Растут социальные отчисления работников и работодателей в пользу нетрудоспособного населения.

В процессе демографического перехода, с увеличением доли старших возрастных групп, растет демографическая нагрузка на экономику страны. Забота о населении и социальные гарантии являются основами государственной политики развитых стран, и включены в основные правоустанавливающие документы. В России, эта тенденция рассматривается в контексте реформы здравоохранения и пенсионной системы и связана с дискуссиями вокруг достижения пенсионного возраста [11] (Kudrin, Gurvich, 2012). В рамках этой тенденции углубляется региональная дифференциация по уровню старения на фоне повсеместного роста числа пожилых в демографической структуре России [12] (Trifonova, 2016).

Помимо социальных выплат «хронизация» заболеваний в старших возрастных группах способствует росту потребности в бесплатном медицинском обслуживании. Но реальный спрос на медицинские услуги ограничивается барьерами, связанными с высокой стоимостью лечения и наличием практик эйджизма [13]. В удаленных районах доступность медицинских услуг снижается быстрее, параллельно ухудшаются демографические показатели. На селе наиболее уязвимым оказывается качество медицинских услуг, когда дополнительные затраты на охрану здоровья не сопоставимы с потенциальным улучшением сельского человеческого капитала. Самооценка трудоспособности сельского работника формируется под влиянием доступности услуг российского здравоохранения.

С возрастом организм человека постепенно деградирует. Повышается вероятность заболеваемости в старших возрастных группах. Несмотря на недоступность данных по всем видам заболеваний, для возрастных групп старше 40 лет по отдельным видам болезней (новообразования) можно наблюдать рост заболеваемости в 5–7 раз (табл. 1). Исследуемая нами выборка составляет именно эти возрастные группы. Они чаще взаимодействуют с медицинскими учреждениями и их оценки важны для понимания влияния здоровья на занятость в России.

Таблица 1

Заболеваемость населения злокачественными новообразованиями по возрастным группам

Возрастные группы, лет
2012
2013
2014
2015
2016
0–14
18
24
25
23
20
15–19
20
14
41
14
43
20–39
142
164
122
148
159
40–59
857
897
903
885
880
60 и более
2856
3242
3217
2989
3158
Источник: данные Федеральной службы государственной статистики. Режим доступа: http://krl.gks.ru

Предположительно занятость и трудовая мотивация пожилых работников должна сильнее зависеть от состояния здоровья. С хорошим и удовлетворительным здоровьем люди чаще работают, ищут работу или занимаются предпринимательством. Но состояние рынка труда и личная мотивация могут вносить существенные коррективы.

На сложившемся рынке труда востребованность отдельных знаний и способностей не гарантирована, так как форма их использования зависит от мотивации работника и спроса на труд со стороны работодателя. В зависимости от внешних условий человек может выбрать модель поведения, где определяющими станут личные факторы: здоровье, время, личный доход. Они вступают в противоречие с интересами компании-работодателя и рыночной оценкой способностей работника. В результате здоровье влияет на занятость не только через физиологические ограничения трудовой деятельности, но и через мотивационные установки в условиях рыночной оценки труда.

В качестве цели исследования мы рассматривали влияние фактора здоровья на занятость и получаемый доход в предпенсионном и пенсионном возрасте. Поскольку занятость связана с самооценкой здоровья и сопутствующей мотивацией на рынке труда, то для исследования использованы методы анкетирования и статистического анализа. Подобные анкетные исследования в России проводились на предприятиях с целью выявления ресурсов производительности труда [14] (Popova, Kotlyarova, Kotlyarova, 2014). Нездоровый образ жизни работников рассматривался исследователями как препятствие для роста производительности труда.

Объектом нашего исследования выбрано старшее население северного региона с негативными демографическими тенденциями – Республики Карелия. В исследовании оценивалось множество характеристик занятости и человеческого капитала, в том числе показатели здоровья и мотивы сохранения занятости на локальных рынках труда. Качественные оценки фиксировались у пожилого населения Республики Карелия в 2017 году. На основе полученных данных была сформирована база (матрица 527*339), состоящая из 527 случаев (респондентов, анкет), каждый из которых содержит 339 значений переменных [1]. Данная выборка по Республике Карелия репрезентативна и позволяет получать результаты с ошибкой, не превышающей 5 %.

В качестве исследуемых районов были выбраны как городские поселения, так и сельская местность: г. Петрозаводск, г. Медвежьегорск, г. Сортавала, Сортавальский и Медвежьегорский районы (село). Респондентами были лица старших возрастных групп: мужчины от 55 до 72 лет, женщины от 50 до 72 лет. Данные возрастные группы по своим медико-демографическим характеристикам включают жителей предпенсионного возраста, за 10 лет до пенсии, с учетом последних изменений пенсионного законодательства РФ.

Оценка трудовой мотивации и самооценки здоровья респондентов с детализацией по территории региона проводилась с использованием социологических методов. Качественные оценки собирались на основе выбранных социологических шкал.

Изменение границ трудоспособного возраста в России впервые с 1932 года связано с реформированием пенсионной системы на фоне положительной динамики средней продолжительности жизни. Происходит трансформация трудовых установок в старших возрастных группах, что придает новизну проведенному исследованию в условиях новой трудовой реальности.

Анализ и обсуждение результатов

По результатам исследования желание работать пожилые респонденты чаще связывают с перспективами сохранения здоровья. Поэтому не работают и не ищут работу в основном люди с плохим и удовлетворительным здоровьем (табл. 2). Но, как следует из таблицы сопряженности, здоровье не является основным демотивирующим фактором. Большой процент респондентов не мотивированных к занятости и дополнительному доходу оценивает свое здоровье удовлетворительно. Существует множество внешних причин, помимо здоровья, влияющих на мотивацию людей старшего возраста, что необходимо учитывать при оценках занятости на этой жизненной стадии.

Таблица 2

Основная занятость людей с разным качеством здоровья (%)

Как Вы оцениваете свое здоровье?
Назовите, пожалуйста, Ваше основное занятие в настоящее время?
Занимаюсь предпринимательством, самозанятостью, и т.п.
Работающий по найму пенсионер (договор, контракт)
Не работаю, но в поиске работы
Не работаю и не ищу, но имею желание работать
Не хочу работать и не работаю (отдых на пенсии)
очень хорошее
0
0,6
3,7
0
0,8
хорошее
53,3
34,8
37
16,3
17,1
удовлетворительное
40
60,4
55,6
60,5
65,3
плохое
6,7
4,3
3,7
23,3
15,1
очень плохое
0
0
0
0
1,6
Всего
100
100
100
100
100
Источник: составлено автором на основе базы данных «Человеческий капитал старших возрастных групп населения Республики Карелия», свид. № 2018621169 РФ

Доля неработающих респондентов составила 66 % от выборочной совокупности, при этом 27,9 % (18,4 % от всех) из них сохранили мотивацию и даже ищут работу. Физиологическое и психологическое здоровье в качестве причины незанятости выделили 16,7 % всех респондентов (рис.). 19 % респондентов не могут найти подходящей работы, а оставшиеся 28,6 % по личным причинам не заинтересованы работать, и имеют другие приоритеты (рис.). Проблемы со здоровьем часто не накладывают непосредственных ограничений по профессии, но работник не может поддерживать прежний темп работы. Попытки удержаться на рабочем месте могут способствовать осложнению хронических заболеваний и дальнейшему ухудшению здоровья. Каждый шестой возрастной работник мотивирует уход с рынка труда проблемами со здоровьем.

Таким образом, наряду с наличием подходящих рабочих мест, трудовая мотивация является важной составляющей сохранения занятости в старших возрастных группах. Вклад здоровья в трудовую мотивацию нельзя недооценивать. Перспектива сохранения здоровья оказывает влияние на образ будущей трудоспособности. Появляется страх осложнений и даже преждевременной смерти, что способствует выходу с рынка труда возрастных работников. Некоторые работники видят решение проблемы ухудшающегося здоровья в сокращении рабочей нагрузки. Несмотря на высокий уровень навыков работника, при слабой мотивации дальнейшее развитие работника и результативность его деятельности будут под сомнением.

Рисунок. Причины незанятости лиц старшего возраста (%) (66 % от всей выборки – всего по долям)

Источник: составлено автором на основе базы данных «Человеческий капитал старших возрастных групп населения Республики Карелия», свид. № 2018621169 РФ

Нежелательные риски для работника и работодателя возникают с вынужденным преодолением последствий заболевания по отдельным видам занятости. Это приводит к материальному ущербу, а иногда даже к трагическим последствиям. При этом существуют варианты занятости для людей с ограниченным здоровьем и сегодня работодатели по всему миру вполне успешно используют такие кадры [15] (Holodova, 2013). Работники выбирают гибкую занятость в стремлении сохранить здоровье и тратить больше времени на семью [16, 17] (Ivanova, Zueva, 2012; Tonkikh, Kamarova, 2015). Если рынок не может предложить работнику форматы занятости, соответствующие его жизненному этапу, то сохранение занятости при низкой мотивации – это вопрос материального благополучия семьи работника.

Гибкий график работы и отсутствие повышенных нагрузок создают привлекательный формат занятости в старших возрастных группах. Изменение характера занятости дает возможность сбалансировать интересы работодателя и работника, сохранив человеческий капитал последнего для рынка труда.

Респонденты с хорошими и удовлетворительными оценками здоровья предпочитают ненормированную или полную занятость (табл. 3). Ненормированная занятость включает сверхурочную работу, что обеспечивает дополнительный доход. Но больше всего востребован обычный характер занятости, с 8 часовым рабочим днем в течение 5 дневной рабочей недели. Полная занятость предполагает трудовое соглашение, оформленное в рамках законодательства, и ассоциируется со стабильным ежемесячным доходом.

Таблица 3

Основная занятость людей с разным качеством здоровья (%)

Как Вы оцениваете свое здоровье?
Какой характер занятости Вы предпочитаете (предпочли бы)?
Неполная – половину дня (50 % времени или 4–5 часов/день)
Неполная – четверть дня (25 % времени или 2–3 часа/день)
Ненормированная (смены)
Полная (8 часов/день; 5 дней/неделю)
Всего
очень хорошее
33,3
0
33,3
33,3
100
хорошее
18
0
6,7
75,3
100
удовлетворительное
40,9
3,2
11,7
44,2
100
плохое
41,2
17,6
5,9
35,3
100
Источник: составлено автором на основе базы данных «Человеческий капитал старших возрастных групп населения Республики Карелия», свид. № 2018621169 РФ

Среди мотивированных, заинтересованных в работе респондентов, пожилые люди с плохими и удовлетворительными оценками здоровья чаще предпочитают неполную занятость с меньшей оплатой труда (табл. 3). При этом неполная или гибкая занятость способна интегрировать в рынок людей с большим опытом в специализированных областях экономики. Такая экономическая интеграция более позитивна, чем изменение характера страховых и социальных выплат. Государственная политика занятости не может проводиться без учета изменения трудоспособности населения и состояния рынка труда.

В период обострения заболевания работник непосредственно меняет характер занятости. Больной человек становиться нетрудоспособен. Частота возникновения периодов нетрудоспособности влияет на издержки работодателя. Доля работающих респондентов составляет 34 % от выборки, из которых треть (33 %) не брали больничный за прошлый год, 60 % брали его не более 2х раз с общей продолжительностью не более 19 дней. Остальные 7 % брали больничный от 3-х до 5-ти раз продолжительностью более месяца, что сопоставимо с отпускным периодом. Средняя продолжительность одного больничного составляет чуть больше 2х недель, а 93 % болели меньше двух раз в год. В старших возрастных группах не наблюдается резкого роста периодов нетрудоспособности работников.

Анализ периодов нетрудоспособности позволяет оценить издержки от заболеваемости в человеко-часах рабочего процесса. Любой работодатель заинтересован сократить периоды отсутствия работника на рабочем месте, особенно если это влияет на непрерывность производственного процесса. Но как показало исследование, опасения работодателей в связи со здоровьем возрастных работников не подтверждаются полученными результатами.

Несмотря на проблемы со здоровьем важным фактором сохранения возрастного работника на рынке труда остается его трудовой доход. Сохранение трудового дохода необходимо для поддержания качества жизни, которое сложно компенсировать при существующем в пенсионной системе коэффициенте замещения заработной платы пенсией. Поэтому многие возрастные работники стремятся сохранить занятость даже при появлении проблем со здоровьем, ибо пенсионная выплата часто не позволяет покрывать ожидаемые потребительские расходы.

В условиях существующей системы здравоохранения доход становиться все более важной составляющей в оценке перспектив сохранения здоровья. Высокий доход обеспечивает дополнительные возможности по поддержанию и восстановлению здоровья за счет потребления современных медикаментов и платных услуг системы здравоохранения. Возникает обратная взаимосвязь трудоспособности с доходной мотивацией на рынке труда.

По данным Карелиястата, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата за 2017 год составила 34433,5 руб. В результате проведенного исследования наибольшие различия в оценках здоровья наблюдаются в группе с доходом 30–35 тысяч рублей, куда вошло наибольшее число респондентов. В доходных группах от 25 до 45 тыс. рублей представлена половина опрошенных (47,9 %). Респонденты склонны к средним оценкам по шкале, поэтому 61,6 % оценили свое здоровье удовлетворительно.

Преобладание положительных оценок здоровья наблюдается в доходных группах от 40 тыс. рублей и выше, где опрашиваемые чаще оценивают свое здоровье как хорошее и очень хорошее. Аналогичным образом население с доходами менее 30 тыс. рублей в месяц чаще оценивает свое здоровье как плохое и удовлетворительное.

Рыночная оценка труда работника через выплату заработной платы – это результат его трудовой деятельности. Зарплата может составлять основу его дохода, или быть дополнением к другим денежным поступлениям от недвижимости, банковских вкладов, социальных и пенсионных выплат. Высокий доход влияет на оценку здоровья посредством качественного потребления, хороших условий проживания и доступности медицины. Люди с плохими или удовлетворительными оценками здоровья меньше представлены в высокодоходных группах. При этом нужно учитывать, что восприятие собственного здоровья и личного потребления субъективно, поэтому различаются индивидуальные оценки и мотивация респондентов на рынке труда. Невысокие характеристики потребления не гарантируют выход человека на рынок труда, как и хорошие показатели здоровья.

В какой мере состояние здоровья и личное потребление, влияют на занятость респондента? Согласно данным опроса наиболее мотивированными на рынке труда оказываются респонденты, доходы которых не покрывают их потребительские расходы (табл. 4). Среди респондентов, находящихся в поиске работы или имеющих большое желание работать, у четверти не хватает средств на текущие расходы, а 50–60 % с трудом их оплачивают. Но если среди ищущих работу респондентов почти 60 % довольны своим здоровьем, то среди желающих работать почти 75 % имеют проблемы со здоровьем.

Таблица 4

Оценка здоровья по доходам (%)

Назовите, пожалуйста, Ваше основное занятие в настоящее время
Предприниматель, самозанятый
Работаю по найму (договор, контракт)
Не работаю, но в поиске
Не работаю и не ищу, но имею желание
Не хочу и не работаю
Удовлетворяет ли Вас состояние вашего здоровья?
Удовлетворяет полностью
13,3
6,1
7,4
2,3
2,4
В целом удовлетворяет
66,7
47,6
51,9
23,3
31,9
Удовлетворяет частично
13,3
40,2
35,2
46,5
50,2
В целом не удовлетворяет
6,7
5,5
5,6
20,9
12
Совсем не
удовлетворяет
0
0,6
0
7
3,6
Всего
100
100
100
100
100
Хватило ли семье полученных за месяц доходов на покрытие расходов?
Да
53,3
47,6
18,5
25,6
50,2
Да, с трудом
26,7
37,2
59,3
48,8
38,2
Нет
20
15,2
22,2
25,6
11,6
Всего
100
100
100
100
100
Источник: составлено автором на основе базы данных «Человеческий капитал старших возрастных групп населения Республики Карелия», свид. № 2018621169 РФ

Работающие респонденты в предпенсионном и пенсионном возрасте оценивают свое здоровье сравнительно лучше, а доход покрывает все расходы у половины из них. При этом схожие результаты получились по неработающим пенсионерам. Половине из них хватает средств на покрытие расходов, что отвечает сложившейся структуре потребления. Они адаптировались к своему образу жизни на основе пенсионных доходов и не рассматривают активных действий на рынке труда. Среди немотивированных к любой занятости недовольны своим здоровьем только 15 %, более 50 % отметили среднее значение по шкале.

Заключение

Проблемы со здоровьем ограничивают активность старших возрастных групп на рынке труда, несмотря на их желание и финансовые стимулы. Мотивированная занятость в исследованных возрастных группах является результатом восприятия множества факторов, взаимно дополняющих или противоречащих друг другу. Выбор приоритетов на данной жизненной стадии субъективен, хотя невысокие доходы склоняют к продолжению трудовой активности. Многие привыкают и адаптируются к сложившимся условиям.

Согласно вышеприведенному рисунку шестая часть респондентов ссылалась на здоровье, как на причину ухода с рынка труда. Получившийся результат не придает фактору здоровья решающего значения на российском рынке труда. Но усиливается его демотивирующее влияние в старших возрастных группах наряду с отсутствием достойной компенсации за труд и неблагоприятными условиями труда. Дальнейшая адаптация к социальным условиям увеличивает инерцию незанятости в старших возрастных группах. Возникает привыкание и устойчивая демобилизация.

Изменение сложившегося образа жизни и трудовая мобильность в старших возрастных группах требует сочетания рыночных условий, где спрос на дополнительную рабочую силу должен адаптироваться под потребности возрастных сотрудников с учетом особенностей их здоровья и условий труда. Образовательные программы по переподготовке кадров очень востребованы пожилыми лицами вследствие наличия свободного времени и низкой территориальной мобильности [18] (Dobrokhleb, 2017). Но они теряют смысл, в случае плохой адаптации к потребностям местных работодателей. Несоответствие предложения труда существующему спросу вынуждает немобильных пожилых работников занижать зарплатные ожидания или уходить с рынка. В итоге возрастные кадры занимают вакантные места в низкооплачиваемых бюджетных секторах, где оплата труда не отвечает ожиданиям более молодых специалистов.

[1] Тимаков И.В., Белая Р.В., Морозов А.А., Ромашкина Ю.В./ ФГБУН Федеральный исследовательский центр «Карельский научный центр Российской академии наук». (2018). Человеческий капитал старших возрастных групп населения Республики Карелия. [База данных по занятости] Свидетельство № 2018621169 РФ


Источники:

Беккер Г.С. Человеческое поведение: экономический подход: избранные труды по экономической теории. - М.: Издательство ГУ ВШЭ, 2003. – 672 с.
2. Schultz T.W. Capital Formation by Education // Journal of Political Economy. – 1960. – № 6(68). – С. 571-583. – doi: 10.1086/258393.
Панкратов А.С. Управление воспроизводством трудового потенциала. - М.: Издательство МГУ, 1986.
Капелюшников Р.И. Сколько стоит человеческий капитал России?. / препринт WP3/2012/06. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. – 76 с.
5. Доброхлеб В.Г. Ресурсный потенциал пожилого населения России // Социологические исследования. – 2008. – № 8(292). – С. 55-61.
6. Козлова Е.В. Трудовые ресурсы как фактор экономического роста: макроэкономический анализ стимулирующей роли в условиях глобализации мирового хозяйства // Транспортное дело России. – 2013. – № 6-2. – С. 65-68.
7. Доброхлеб В.Г. Старение населения как фактор модели демографического перехода на примере современной России // Социологический альманах. – 2012. – № 3. – С. 67-73.
8. Neugarten B.L. Age groups in American Society and the Rise of the Young Old. Political Consequences of Aging // Annals of the American Academy of Social and Political Science. – 1974. – № 415. – С. 187-198. – doi: 10.1177/000271627441500114.
9. Laslett P. The Emergence of the Third Age // Ageing and Society. – 1987. – № 2(7). – С. 133-160. – doi: 10.1017/S0144686X00012538.
10. Доброхлеб В.Г., Барсуков В.Н. Демографические теории и региональный аспект старения населения // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2017. – № 6. – С. 89-103. – doi: 10.15838/esc.2017.6.54.6.
11. Кудрин А., Гурвич Е. Старение населения и угроза бюджетного кризиса // Вопросы экономики. – 2012. – № 3. – С. 52-79. – doi: 10.32609/0042–8736–2012–3–52–79.
12. Трифонова З.А. Региональные различия в уровне демографического старения России // Наука. Инновации. Технологии. – 2016. – № 3. – С. 211-224.
Всемирный доклад о старении и здоровье. / под рук. Flavia Bustreo, John Beard и т.д. – ВОЗ, 2016 — 302 с
14. Попова И.В., Котлярова Л.Д., Котлярова О.А. Здоровье работников как фактор производительности труда. Проблемы измерения // Вестник костромского государственного университета им. н.а. некрасова. – 2014. – № 6. – С. 284-289.
15. Холодова Е.И. Фриланс и его значение для современного рынка труда // Вестник Томского государственного университета. Экономика. – 2013. – № 3(23). – С. 95-100.
16. Тонких Н.В., Камарова Т.А. Исследование нестандартной занятости на территории Свердловской области: методика, результаты апробации // Вестник Омского университета. – 2015. – № 2. – С. 164-172.
17. Иванова Н.А., Зуева Е.Г. Непостоянная занятость на российском рынке труда // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2012. – № 13(149). – С. 159-164.
18. Доброхлеб В.Г. Занятость пожилых людей в России: причины и последствия // Миграция и социально–экономическое развитие. – 2017. – № 2. – С. 79-90. – doi: 10.18334/migration.2.2.38479.

Страница обновлена: 22.10.2020 в 11:58:45