Диагностика мобилизационного развития научно-технологической сферы страны в условиях санкционного давления

Митяков С.Н.1, Засобин А.В.1
1 Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 5 (Май 2024)

Цитировать:
Митяков С.Н., Засобин А.В. Диагностика мобилизационного развития научно-технологической сферы страны в условиях санкционного давления // Экономическая безопасность. – 2024. – Том 7. – № 5. – С. 1075-1092. – doi: 10.18334/ecsec.7.5.121116.

Аннотация:
В статье обсуждаются основные положения Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. Проанализированы этапы государственной политики управления научно-технологической сферой в новейшей истории России. Показано, что новая парадигма управления научно-технологическим развитием включает использование элементов мобилизационной экономики. Проведено сравнение ряда показателей ведущих стран мира и России в период 2022-2023 гг. Произведен анализ воздействия санкций на мировую экономику и экономику стран Европы, включая Россию. Показано, что стратегия западных стран, направленная на уничтожение экономики нашей страны путем масштабных санкций, не оправдалась. Вместе с тем, она привела к обратному эффекту снижения экономического потенциала стран Европы. Это определяет хорошие стартовые условия для реализации Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. Выделены тенденции, препятствующие достижению техно-логического суверенитета Российской Федерации, а также цели научно-технического развития. Определена значимость мониторинга реализации стратегии. Произведен рет-роспективный анализ пяти базовых показателей мониторинга научно-технического раз-вития страны за период 2010-2022 гг., который позволяет сделать вывод о готовности экономики России к реализации стратегии мобилизационного развития научно-технологической сферы страны

Ключевые слова: экономические санкции;сравнительный анализ стран; научно-технологическое развитие;технологический суверенитет; наукоемкое производство

JEL-классификация: F51, F52, F53, L93



Введение. В принятой 28 февраля 2024 года Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации (далее – Стратегии) [1] выделены три значимых этапа государственной политики управления научно-технологической сферой в новейшей истории России.

В период 1991–2001 гг. проводилась адаптация страны к рыночной экономике. Хотя стратегической целью данного этапа, как следует из стратегии, было сохранение научно-технологического потенциала страны, по факту многие научные школы были разрушены, а основным механизмом антикризисного управления стало закрепление сырьевой модели экономики.

Период 2002–2021 гг. сопровождался существенным увеличением объема финансирования науки, развитием инфраструктуры научной деятельности. Значительный объем исследований смещается в ведущие университеты страны. Вместе с тем, провозглашенный руководством страны курс на инновационное развитие экономики в целом не был успешным. Часть инновационной продукции в общем объеме отгрузок не превышает 10%. А.Е. Городецкий в монографии [4] отмечал: «Если восстановительные задачи экономической безопасности периода 90-х годов в целом были решены в нулевые годы, то задачи перехода от сырьевой модели роста к инновационно-инвестиционной для экономики 2000-х годов так и остались нерешенными [19, с. 6].

Начиная с 2022 года по настоящее время в Стратегии обозначен период мобилизационного роста в научно-технологической сфере под давлением санкций. «С началом Специальной военной операции (СВО) на Украине и развязыванием глобальной гибридной войны Запада против России ещё более остро встала проблема экономического, технологического и финансового суверенитета страны как важнейших факторов защиты национальных интересов, национальной экономики и обороноспособности от любых посягательств и агрессивных проявлений со стороны наших геополитических противников» [7, с. 14].

Санкции против России активно принимались при президентстве Барака Обамы (555 в период с 12 апреля 2013 года по 9 января 2017 года), менее активно – при президентстве Дональда Трампа (293 в период с 1 июня 2017 года по 19 января 2021 года) [4]. Начиная с февраля 2022 года число санкций резко возросло и достигло к концу 2023 года 18772 (без учета 13 пакета) [3; 9]. Вместе с тем, несмотря на рост санкционного давления в России наблюдается «непонятный» для Запада подъем социально-экономической активности населения, консолидация общества и хозяйствующих субъектов для решения задач экономического развития [6].

Санкции почти не оказали отрицательного эффекта не только в рамках национальной экономики России, но и в рамках развития международных объединений. Так, в статье [11] показано, что в условиях антироссийских санкций не только сохраняется крепкое международное сотрудничество стран БРИКС в глобальной системе взаимодействия, но и проявляется использование их институционального потенциала для обеспечения безопасности экономики. В статье [10] оценены перспективы участия стран ЕАЭС в мировой торговой системе в период проведения антироссийских санкций. Предложено изменить целеполагание торгово-экономического сотрудничества ЕАЭС в рамках «зон свободной торговли». В статье [12] выполнен комплексный анализ тенденций торгово-экономических санкций и их причинно-следственных связей в отношении России в контексте совместимости с правом ВТО.

Новая парадигма управления научно-технологическим развитием страны включает масштабное использование элементов так называемой «мобилизационной экономики» [13]. В последние годы наблюдался внедрение элементов мобилизационной экономики, обусловленное совокупным влиянием пандемии, стремительного снижения цен на нефть и санкционного давления. Если два первых фактора практически ушли в историю, то санкционное давление, начиная с 2013 года, только нарастает. Для оценки его влияния на экономику России, а также косвенных обратных эффектов далее в статье приведен эмпирический анализ ряда индикаторов отечественной экономики в сравнении с рядом экономически развитых стран мира за последние годы.

Сравнительный анализ динамики основных экономических показателей России и ведущих стран мира. На рисунке 1 приведена статистика ВВП (валового внутреннего продукта) по ППС (приоритету покупательской способности) для первой двадцатки стран (исключая первую тройку – Китай, США, Индия) за период 2020-2022 гг. по данным Всемирного Банка.

Рисунок 1. Сравнительный анализ ВВП по ППС стран мира

Источник: [5].

Анализ рисунка показал, что в 2022 году по уровню ВВП Россия заняла 5 место в мире по ППС. Судя по значительной степени роста данного показателя, Россия имеет все шансы догнать и перегнать Японию.

Далее приведем сравнительный анализ экономики России и некоторых экономически развитых стран мира (Китай, США, Германия, Великобритания) по динамике основных показателей (темп роста ВВП, уровень инфляции, уровень безработицы, индекс промышленного производства, индекс розничных продаж). Источник информации – один из крупнейших зарубежных сайтов, содержащих статистику экономических показателей стран мира [10].

На рисунке 2 представлена динамика показателя «Темп роста ВВП» для различных стран за период 2021-2023 гг. с поквартальным съемом информации. Отметим, что этот показатель, как и другие показатели данного раздела, представляет собой цепной индекс, рассчитываемый по формуле:

где ai – показатель в натуральных единицах за отчетный период текущего года,

ai-1 – показатель в натуральных единицах за тот же период предыдущего года.

Поэтому максимумы и минимумы на графиках не следует воспринимать как стойкий рост или падение значения показателя, а делать поправку на предыдущую его динамику.

Рисунок 2. Динамика индикатора «Темп роста ВВП» для различных стран, %

Источник: [20].

Анализ рисунка 2 показал, что по сравнению с 2020 годом все ведущие экономики мира, кроме Китая, испытали существенный подъем в темпах роста ВВП в следствие выхода из ковидного кризиса. В конце 2021 и начале 2022 годов произошло смягчение роста до начала санкционного давления. Можно отметить, что в 2022 году наблюдалось снижение темпов роста ВВП России вплоть до отрицательных значений. Санкции также повлияли на ведущие европейские страны и США. Это привело к сильному падению темпов роста их ВВП в середине 2022 года (около 2 пунктов) и к началу фактической рецессии европейских стран в 2023 году, хотя США за такой же временной отрезок увеличили свои показатели. Китай, хоть и несколько ощутил общемировые тенденции, но смог успешнее всех преодолеть их и выйти в лидеры по темпам роста ВВП наравне с Россией, которая смогла снова показать положительную динамику в росте ВВП по итогам 2023 года.

Динамика инфляции за 2022-2023 гг. для тех же стран приведена на рисунке 3.

Рисунок 3. Динамика индикатора «Инфляция» для различных стран, %

Источник: [20].

На рисунке мы видим подъем инфляционных показателей у всех стран в 2022 году. При этом сильнее всего ситуация затронула Россию, а Китай перенес период легче всего. Можно заметить, что на протяжении всего года ситуация для европейских стран ухудшалась с усилением воздействия санкций, хотя по итогам 2023 года им удалось несколько ее выправить. В России же в это время, благодаря регулирующим действиям ЦБ ситуация выровнялась, при этом мы видим, что в начале 2023 года произошло резкое падение значения показателя, что связано с его резким ростом в соответствующий периодом предыдущего. При этом, в 2023 году, на фоне продолжающейся переориентации экономики, инфляция в России остается достаточно высокой, но имеет тенденции к уменьшению в будущем. США и страны Европы, хоть и испытали незначительный подъем инфляции в начале 2022 года, в дальнейшем не ощутили серьезных проблем, и инфляция падала практически на всем протяжении рассматриваемого периода. Китай в целом ощутил похожие на европейские страны тенденции, но в гораздо меньшей степени, что привело к дефляции на некоторых участках графика.

Динамика безработицы за 2022-2023 гг. для тех же стран приведена на рисунке 4. При анализе динамики показателей безработицы мы можем разделить страны на два кластера, в первый из которых входит Китай и Германия, а второй включает США, Великобританию и Россию. В первом кластере безработица меняется в пределах 5-6%, что по большому счету не является критически высоким значением. Во втором кластере безработица постепенно снижается и балансирует в пределах 3-4%.

Рисунок 4. Динамика индикатора «Безработица» для различных стран, %

Источник: [20].

Особенно следует выделить Россию, показатели безработицы к началу 2024 года упали ниже 3%. Это можно объяснить внедрением элементов мобилизационной экономики [18], в рамках которой формируется повышенный спрос на рабочую силу. Остальные страны испытывают обычные колебания в пределах нормы по различным причинам, таким как сезонность, внутренние и внешние политические события и т.д.

На рисунке 5 представлена динамика индекса промышленного производства для анализируемых стран.

Рисунок 5. Динамика индикатора «Индекс промышленного производства»

для различных стран, %

Источник: [20].

Из рисунка видны стохастические тенденции, которые во многих случаях трудно поддаются объяснению. В начале 2022 года из-за нарушения цепочек поставок индекс промышленного развития упал практически у всех участников исследования, кроме Китая. Россия выделяется на этом графике резким увеличением индекса в начале 2023 года и сохранением положительной тенденции до его конца. Рост индекса демонстрируют также США, нулевая динамика наблюдается у Китая и Великобритании. У Германии же, за исключением незначительных моментов роста, индекс снижается на всем протяжении рассматриваемого периода, достигнув стабильных отрицательных значений из-за оттока промышленных производств, вызванного повышением цен на энергоносители внутри страны.

На рисунке 6 представлена динамика индекса розничных продаж для анализируемых стран.

Рисунок 6. Динамика индикатора «Индекс розничных продаж» для различных стран, %

Источник: [20].

На данном графике видны схожие с предыдущим тенденции, за исключением Германии, индексы розничных продаж которой, также, как и у Великобритании, и у США, имеют почти нулевые значения. Что касается России, то индекс розничных продаж через год после спада на 15-20 пунктов в начале 2022 года продемонстрировал аналогичный подъем в начале 2023 года, что полностью соответствует примеру поведения цепного индекса. Похожую, но существенно менее выраженную динамику индекса розничных продаж, демонстрирует Китай.

В целом, анализ информации, представленной на рисунках 1-6, позволяет сделать вывод о том, что Россия успешно справилась с экономическими санкциями, в то время как некоторые западные страны ощутили «обратный эффект».

За последние несколько лет Россия прочно утвердилась в качестве лидера на мировых сырьевых рынках, выступая в роли так называемой "большой страны" [18]. Это положение сыграло значительную роль в глобальных товарных рынках, когда антироссийские санкции вызвали существенные изменения: резко выросли цены на природный газ, нефть, уголь, а также на удобрения и зерновые. Этот эффект был назван авторами [18] "ловушка большой страны." Повышение цен на ключевые сырьевые товары позволило России компенсировать существенное снижение объемов экспорта. "Ловушка большой страны" возникла из-за низкой диверсификации российского экспорта, который в значительной степени зависит от сырьевых товаров. В итоге санкции не привели к разрушительным последствиям для российской экономики, как ожидали западные страны.

Ряд аналитиков утверждают, что страны Европы, и, прежде всего, Германия, получили эффект «бумеранга» от санкций, который привел к снижению эффективности их экономик. Так, в статье [2] подчеркивается, что ставка на дешевую энергетику, провозглашенная канцлером Ангелой Меркель, стала причиной увеличения цен на энергоносители и потере конкурентоспособности немецких предприятий. Кроме того, страну «добил» отказ от российского газа, что напрямую связано с резким изменением геополитической ситуации в мире. Поэтому кризисные явления в Германии основаны, прежде всего, на энергетике.

Таким образом, приведенный сравнительный анализ состояния экономики России и ряда стран мира показал наличие как успехов, так и определенных проблем. Среди опасений и рисков применительно к российской экономике, можно выделить сохранение инфляции, низкий курс рубля к доллару, снижение инвестиционной и кредитной активности из-за высокой ключевой ставки. Вместе с тем, наметившийся экономический рост, низкий уровень безработицы, приемлемые показатели розничной торговли, свидетельствующие о росте потребительского спроса, делают обоснованными выводы о том, что в условиях мобилизационной экономики прогресс для страны в научно-технологическом развитии является не только возможным, но и вполне осуществимым [8].

Предпосылки научно-технологического развития страны в ближайшее десятилетие. Данная часть статьи посвящена непосредственно анализу стартовых условий для реализации Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации.

Прежде всего, остановимся на обозначенных в Стратегии вызовах и угрозах технологическому развитию страны. Эти угрозы напрямую связаны с возникающими в экономике рисками, вызванными действием внутренних и внешних факторов [17]. В условиях негативного влияния фактора ограничений, наложенных на Россию, отказа от сотрудничества и кооперации в сферах промышленности, импорта и экспорта, критически важно обеспечить стабильное функционирование сферы научных разработок и технологического развития [14].

Следуя Стратегии, выделим негативные тенденции, препятствующие достижению технологического суверенитета Россией [1]:

– различие приоритетов научно-технологического развития и инструментов их поддержки на разных уровнях управления;

– недостаточная восприимчивость экономики к технологическим инновациям, слабое взаимодействие сектора научных исследований и разработок с реальным сектором экономики;

– анклавная модель научно-технологического и образовательного потенциала (концентрация точек роста в ограниченном числе регионов);

– недостаточный учет запросов экономики и общества, отвечающим национальным интересам страны, при планировании научно-технологического развития в соответствии с глобальными трендами.

В Стратегии приведены наиболее значимые вызовы для научно-технологического развития страны, среди которых трансформация миропорядка с перестройкой глобальных финансовых, логистических и производственных систем, а также исчерпание возможностей экстенсивной модели экономического роста [1].

Целью научно-технологического развития является обеспечение технологического суверенитета путем создания эффективной системы наращения и использования интеллектуального потенциала нации. Среди задач научно-технологического развития:

– создание эффективной системы, связывающей науку, технологии и производство;

– разработка инфраструктуры для проведения научных исследований и разработок;

– создание условий для привлечения и удержания талантливой молодежи;

– разработка эффективной системы управления в сфере науки, технологий и производства;

– формирование модели международного сотрудничества в области научных исследований и разработок, обеспечивающей защиту национальных интересов страны.

Одной из наиболее значимых составляющих процесса идентификации и последующей классификации рисков является мониторинг индикаторов функционирования социально-экономической системы в общем и науки – в частности. При этом, задача мониторинга является комплексной, включающей отслеживание как традиционно экономических показателей, так и специфических для научного и технологического развития. Ретроспективный мониторинг является императивом идентификации угроз развития научно-технологической безопасности, так как позволяет отслеживать изменения, происходящие в высокотехнологичных секторах экономики и академической науке в динамике, выявляя отклонения от заявленных целевых показателей на ранних стадиях.

Мониторинг реализации Стратегии должен предусматривать [1]: объективный анализ ситуации в области научно-технологического развития страны, оценку эффективности инструментов государственной политики в области научно-технологического развития, а также анализ вызовов, угроз и возможностей реализации стратегии.

Ретроспективный анализ показателей научно-технологического развития России. Стратегия содержит пять базовых показателя для мониторинга научно-технологического развития страны:

1. Процент молодых ученых (исследователей) в общей численности научного персонала.

2. Сумма налоговых поступлений в бюджет от продажи продукции, созданной с использованием отечественных передовых технологий.

3. Соотношение объема продаж отечественной высокотехнологичной продукции к объему закупок аналогичных иностранных товаров.

4. Доля продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей экономики в валовом внутреннем продукте.

5. Прирост объема внутренних затрат на научные исследования и разработки и рост доли внебюджетных источников в общих затратах.

Рассмотрим далее динамику этих показателей за период 2010-2022 гг. Ретроспективный анализ поведения показателей, а также прогноз их возможного поведения в будущем, составляют суть эмпирической оценки стартовых условий осуществления реформы научно-технологической сферы.

На рисунке 7 приведена динамика доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в валовом внутреннем продукте.

Рисунок 7. Динамика доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей

в валовом внутреннем продукте, %

Источник: [15].

Из рисунка 7 следует, что на протяжении рассматриваемого периода Россия увеличила долю продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в валовом внутреннем продукте. В период 2017-2022 гг. резко возрос разброс данных. Это связано с влиянием кризисных явлений, обусловленных пандемией и экономическими санкциями.

На рисунке 8 приведены изменения прироста объема внутренних затрат на исследования и разработки и увеличения доли внебюджетного финансирования этих затрат. Отметим, что высокие значения внутренних затрат на исследования и разработки, в качестве источника финансирования начального этапа инновационного процесса, является необходимым, но не достаточным условием роста научно-технологического прогресса. Анализ рисунка показал наличие сильных волнообразных флуктуаций данного параметра, что говорит о сохранении значительных рисков инновационного развития страны. Доля внебюджетного финансирования исследований и разработок, к сожалению, достаточно мала, а ее рост меняется стохастично в пределах от –2% до 3%.

Рисунок 8. Динамика прироста объема внутренних затрат на исследования и разработки и увеличения доли внебюджетного финансирования этих затрат, %

Источник: [15].

На рисунке 9 представлена динамика доли исследователей до 39 лет

Рисунок 9. Динамика доли исследователей до 39 лет, %

Источник: [15].

Как видно из рисунка 9, доля исследователей в начале 2020-х годов достигла насыщения (44%), и дальнейшего существенного роста, исходя из рисунка, не ожидается.

На рисунке 10 представлена динамика доли докторов и кандидатов наук до 39 лет.

Рисунок 10. Динамика доли докторов и доли кандидатов наук до 39 лет

Источник: [15].

Из рисунка 10 видно, что до 2019 года доля докторов наук снижалась, а доля кандидатов до 2017 года увеличивалась. Далее мы видим, что графики пошли в обратную сторону. Поскольку вклад докторов весьма небольшой, можно говорить об общей тенденции к снижению остепененности среди молодых исследователей.

На рисунке 11 изображена динамика соотношения между объемом продаж отечественной высокотехнологичной продукции и объемом закупок аналогичной иностранной продукции.

Рисунок 11. Соотношение между объемом продаж отечественной высокотехнологичной продукции и объемом закупок аналогичной иностранной продукции

Источник: [15].

Анализ рисунка 11 показал, что для химического производства исследуемый показатель на всём временном периоде превышает единицу, что говорит о преобладании собственного производства над импортом. Для производства машин, транспортных средств и оборудования показатель имеет значения ниже единицы, что говорит о доминировании импорта в этой сфере.

На рисунке 12 приведена динамика объёма налоговых поступлений в бюджет от реализации продукции, созданной с использованием отечественных передовых технологий. При этом, анализируются те же отрасли, что и в предыдущем случае.

Рисунок 12. Объём налоговых поступлений в бюджет от реализации продукции, созданной с использованием отечественных передовых технологий, млрд руб.

Источник: [16].

Исходя из рисунка, можно сказать, что практически на всём протяжении наблюдений показатель налоговых поступлений растет в обеих сферах. Однако можно заметить спад в 2020 году, во время которого химическое производство практически перестало приносить налоговые поступления, однако быстро восстановилось в 2021. Также мы видим, что сфера производства машин, оборудования и транспортных средств в текущее время в натуральном выражении более объемная сфера, чем химическое производство.

Заключение

По прошествии более чем десяти лет с момента принятия первых санкций и более двух лет с принятия самых объемных санкций в истории человечества можно сделать вывод, что Российская Федерация в целом справилась с давлением и активно разрабатывает средства для мобилизационного развития научно-технологической сферы. При этом динамика показателей стран Европы говорит о наличии в ряде случаев эффекта «бумеранга», который оказывает влияние на их экономическое развитие.

Проанализировав базовые показатели мониторинга Стратегии с 2010 г. по 2022 г., можно сделать вывод готовности экономики России к реализации стратегии мобилизационного развития. Это подтверждает увеличение доли высокотехнологичной и наукоемкой продукции в ВВП за последние 10 лет на 3 %. Заметно увеличилась доля налоговых поступлений в бюджет от продажи продукции, произведенной с использованием отечественных наукоемких технологий, а соотношение объема продаж отечественной наукоемкой продукции к объему закупок аналогичной иностранной продукции в химической промышленности существенно выше, чем в машиностроении. Вместе с тем, динамика ряда показателей менее оптимистична. Так, падает темп роста молодых исследователей и уровень их остепененности. Прирост количества внутренних затрат на исследования и разработки меняются весьма хаотично, как и прирост их финансирования из внебюджетных источников.

Таким образом, сравнительный анализ динамики ключевых индикаторов социально-экономического развития России и ведущих стран мира показал относительно устойчивые позиции отечественной экономики. Ретроспективный анализ базовых показателей мониторинге Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации продемонстрировал приемлемые стартовые для мобилизационного развития высокотехнологичных секторов экономики страны.


Источники:

1. Указ Президента Российской Федерации от 28.02.24 №145 «О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/408518353/ (дата обращения: 10.05.2024).
2. В Германии началась деиндустриализация, резко снизился уровень жизни. Потянет ли она за собой всю еврозону. [Электронный ресурс]. URL: https://dzen.ru/a/ZgPZDcop3j6oEmiw (дата обращения: 10.05.2024).
3. В Госдуме назвали число санкций, введенных против России. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kp.ru/online/news/5595422/ (дата обращения: 10.05.2024).
4. Восемь лет санкций против России. Главное. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/politics/11/10/2021/5bffb0f09a79470ff5378627 (дата обращения: 10.05.2024).
5. Всемирный банк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.worldeconomics.com/Indicator-Data/Economic-Size/Revaluation-of-GDP.aspx (дата обращения: 10.05.2024).
6. Городецкий А. Е., Караваева И. В. Экономическая безопасность России: теоретическое обоснование и методы регулирования. / Монография. - М.: Институт экономики РАН, 2023. – 361 c.
7. Городецкий А.Е., Митяков С.Н. Эволюция национальных интере-сов и экономической политики России // Развитие и безопасность. – 2023. – № 1. – c. 4–20.
8. Караваева И.В., Лев М.Ю. Экономическая безопасность: технологический суверенитет в системе экономической безопасности в современной России // Экономическая безопасность. – 2023. – № 3. – c. 905-924. – doi: 10.18334/ecsec.6.3.118475.
9. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Движущие силы антироссийской коалиции: проблемы современной международной безопасности // Экономическая безопасность. – 2023. – № 2. – c. 749-774. – doi: 10.18334/ecsec.6.2.117829.
10. Лев М.Ю., Медведева М.Б., Лещенко Ю.Г. Оценка экономической безопасности торговых отношений США со странами ЕАЭС в условиях санкций // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – № 10. – c. 4523-4546. – doi: 10.18334/epp.13.10.119215.
11. Лев М.Ю., Медведева М.Б., Лещенко Ю.Г. Экономическая безопасность БРИКС в условиях антироссийских санкций: институциональный аспект // Экономическая безопасность. – 2024. – № 1. – c. 123-154. – doi: 10.18334/ecsec.7.1.120345.
12. Медведева М.Б., Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Торгово-экономические санкции в отношении России и их совместимость с правом ВТО: сценарии обеспечения экономической безопасности государства // Экономическая безопасность. – 2023. – № 4. – c. 1561-1590. – doi: 10.18334/ecsec.6.4.119262.
13. Митяков С.Н. Модель мобилизационной экономики // Развитие и безопасность. – 2022. – № 1(13). – c. 16-33. – doi: 10.46960/2713-2633_2022_1_16.
14. Ленчук Е.Б., Филатов В.И., Власкин Г.А. Новая промышленная политика России в контексте обеспечения технологической независимости. - Санкт-Петербург: Издательство Алетейя, 2016. – 336 c.
15. Официальный сайт Росстата. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/dolya_VN_v_VVP%20(OKVED2).xlsx (дата обращения: 10.05.2024).
16. Официальный сайт Федеральной налоговой службы. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nalog.gov.ru/rn77/related_activities/statistics_and_analytics/forms/ (дата обращения: 10.05.2024).
17. Терешина В.В., Кренева С.Г. Мониторинг угроз экономической безопасности // Инновационное развитие экономики. – 2021. – № 6(66). – c. 325-327.
18. Трибунская Е.В., Балаева А.Ю. Эскалация антироссийских санк-ций и ее влияние на мировые товарные рынки и экономику РФ // ХLIX Самарская областная студенческая научная конференция: Тезисы докладов, Самара, 10–21 апреля 2023 года: Санкт-Петербург: ООО "Эко-Вектор". Санкт-Петербург, 2023. – c. 107-108.
19. Городецкий А.Е. Экономическая безопасность технических университетов. - НГТУ. – Н. Новгород, 2015. – 162 c.
20. Экономические показатели. [Электронный ресурс]. URL: https: //ru.tradingeconomics.com/ (дата обращения: 10.05.2024).

Страница обновлена: 17.06.2024 в 23:12:06