Развитие цифровых экосистем и платформ в туризме и сфере услуг

Сердюков С.Д.1, Сердюкова Н.К.2
1 Автономная некоммерческая организация дополнительного профессионального образования «Российский Международный Олимпийский Университет»
2 Сочинский государственный университет, Россия, Сочи

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 17, Номер 8 (Август 2023)

Цитировать:
Сердюков С.Д., Сердюкова Н.К. Развитие цифровых экосистем и платформ в туризме и сфере услуг // Креативная экономика. – 2023. – Том 17. – № 8. – С. 2887-2908. – doi: 10.18334/ce.17.8.118525.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=54383746
Цитирований: 1 по состоянию на 30.01.2024

Аннотация:
В настоящей статье рассмотрены ключевые аспекты развития цифровых экосистем и платформ в туризме и сфере услуг. В первой части статьи авторами определено понятие цифровой экосистемы и цифровой платформы, рассмотрены подходы к определению цифровой экосистемы в разных странах мира, рассмотрены определения цифровой экосистемы и цифровой платформы, представленные в научной литературе, их классификации и отличительные признаки. Во второй части статьи авторами сделан обзор крупнейших по капитализации и количеству участников цифровых экосистем в мире, рассмотрена специфика и структура крупной глобальной цифровой экосистемы индустрии туризма Amadeus, рассмотрены крупнейшие российские цифровые экосистемы «Яндекс» и «Сбер», а также проведен анализ существующих механизмов по сферам регулирования экосистем в России.

Ключевые слова: туризм, сфера услуг, цифровые экосистемы, цифровые платформы, цифровая экономика

JEL-классификация: Z31, Z32, L83, O31



Введение

Цифровая трансформация является важным аспектом общей стратегии трансформации экономики, общества и бизнеса. Она не является единственной составляющей данного процесса, но именно ее влияние во многом предопределяет исход любого проекта трансформации. В настоящий момент мы переживаем четвертую промышленную революцию, основной движущей силой которой являются цифровые технологии [20]. Цифровая трансформация требует интеграции цифровых технологий в каждом аспекте бизнеса современной компании. И в этом смысле цифровая трансформация требует не только технологических, но культурных изменений, так как в процессе цифровой трансформации необходимо переосмыслить основополагающие принципы операций, клиентского опыта и предлагаемых преимуществ. Внедрение цифровых технологий также способствует оптимизации штата и может привести к трансформации бизнес-процессов и бизнес-моделей [20]. То же верно и для цифровой трансформации общества и даже государства. Например, внедрение цифровых технологий в повседневную жизнь общества привело к смене модели потребительского поведения, что со своей стороны в значительной степени и стимулирует трансформацию бизнеса. Следовательно, можно констатировать факт того, что цифровая трансформация экономики – это взаимосвязанный процесс, оказывающий равносильное влияние как на потребителей (общество), так и на поставщиков (бизнес), побуждая обе стороны экономических отношений к движению в сторону цифровизации своей повседневной деятельности. Еще одним результатом внедрения цифровых технологии стало изменение рынка труда – все больше появляется новых цифровых профессий, в то время как к существующим профессиям начинают предъявляться новые требования, связанные с компетенциями в части использования цифровых технологий. Можно прогнозировать, что в будущем цифровые технологии окажут еще большее влияние на рынок труда, причем как с точки зрения появления новых профессий, так и к исчезновению профессий, чья деятельность будет полностью заменена машинами. Таким образом, можно говорить о том, что цифровые технологии являются ключевым драйвером перемен в XXI веке, стимулирующим трансформацию экономики, управления и общества, тем самым влияя практически на все аспекты развития [19]. Правильно выбранный набор цифровых технологий в совокупности с высококвалифицированными кадрами, обладающими необходимыми компетенциями для работы с данным набором технологий, и корректно выстроенными бизнес-процессами позволяют бизнесу быстро адаптироваться к изменениям внешней среды, происходящим в процессе трансформации, и таким образом полностью удовлетворять потребности потребителей, использовать новые возможности и минимизировать риски. Ключевой составляющей цифровой экономики в «новой реальности» являются цифровые экосистемы – набор взаимосвязанных функций и сервисов, которые отвечают за бизнес-процессы [21] – и неразрывно связанные с ними цифровые платформы [15].

Несмотря на то, что сегодня на фоне продолжающейся цифровой трансформации экономики цифровые экосистемы уже получили достаточно широкое распространение, феномен экосистем продолжает оставаться малоизученным, а понятие «цифровая экосистема» не сформулировано в законодательствах стран мира. Необходимо уточнить что является цифровыми экосистемами, каковы их отличительные признаки, и как осуществляется их правовое регулирование. Это обуславливает актуальность выбранной темы.

В ходе исследования были рассмотрены труды по теме цифровых экосистем, включая работы Морозова М.А. и Морозовой Н.С. [5], Хакирова А.И. и Акининой В.П. [7], Алейниковой Ю.В. и Матвеева В.В. [1], Арзамаскина А.Н. [2], Бекбергеневой Д.Е. [3], Гелисханова И.З. [4], отчет об исследовании цифровых экосистем, подготовленный коллективом Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара [11], а также электронные ресурсы [9; 10; 12-30].

При подготовке статьи использованы труды российских и зарубежных исследователей; электронные ресурсы. При сборе, обработке и интерпретации полученных данных применялись методы: синтез, сравнение, обобщение, контент-анализ научных работ и электронных ресурсов.

Понятие цифровой экосистемы и цифровой платформы

Появление цифровых экосистем стало закономерным результатом процесса цифровой трансформации, выраженной в росте объема цифровых данных, а также в развитии и проникновении в повседневную жизнь технических средств – цифровых инструментов и инфраструктуры, обеспечивающих автоматизацию процессов, связанных с экономической деятельностью. Несмотря на то, что на практике цифровые экосистемы получили импульс к активному развитию относительно недавно, концепция цифровой экосистемы впервые была предложена в 2002 году. Согласно данной концепции, цифровая экосистема – это техническая инфраструктура, основанная на распределенной программной технологии P2P (peer-to-peer – равный к равному – компьютерная сеть, основанная на равноправии участников [14]), которая позволяет находить, связывать и перемещать цифровые данные (сервисы и информацию) по каналам сети Интернет, обеспечивая сетевые транзакции и распределение всех цифровых «объектов», присутствующих в инфраструктуре [8]. В приведенной концепции цифровая экосистема описывается как распределенная сеть для работы с цифровыми данными, не учитывающая аспектов экономической деятельности.

В настоящее время понятие «цифровая экосистема» не сформулировано в законодательствах стран мира и в большинстве случаев является неформальным. При этом подходы к определению цифровых экосистем в разных странах различны [11]:

- США: инфраструктурная (наличие доступа к сети «Интернет»), регулирующая (правовые основы использования сети «Интернет»), содержательная (цифровые технологии и их пользователи) компоненты.

- Великобритания: субъекты, в т. ч. «гейткиперы» – платформы, регулирующие связь между поставщиками услуг и товаров и покупателями.

- Сингапур: технологическая инфраструктура и среда (платформы), участники (пользователи, поставщики, операторы), регуляторы (органы власти).

- ЕС: платформы, поставщики, покупатели, «гейткиперы».

- Китай: платформы, операторы платформ, пользователи платформ.

Министерство экономического развития Российской Федерации в предложенной им концепции государственного регулирования цифровых платформ и экосистем определяет цифровую экосистему как бизнес-модель, в рамках которой поставщики и покупатели (потребители) связываются онлайн для обмена продуктами, услугами и информацией, в том числе предоставляя продукты, услуги и информацию собственного производства [13].

В научной литературе многие авторы, исследовавшие данный феномен, давали разные определения цифровой экосистемы. Например, Морозов М.А. и Морозова Н.С. в своей работе дают следующее определение: «цифровая экосистема – это взаимосвязанная и взаимозависимая группа экономических субъектов, которые совместно используют цифровые платформы для взаимовыгодных целей, таких как коммерческая выгода, инновации или общие интересы» [5, с. 31]. Хакиров А.И. и Акинина В.П. определяют цифровую экосистему как: «широкий, но конечный круг участников, объединенных единой цифровой концептуальной составляющей, суть которой заключается в возможности улучшения показателей эффективности и конкурентоспособности по сравнению с другими участниками рынков» [7, с. 170]. Алейникова Ю.В. и Матвеев В.В. утверждают, что цифровая экосистема это: «группа взаимосвязанных информационных технологических ресурсов, которые могут функционировать как единое целое. Цифровые экосистемы состоят из поставщиков, клиентов, торговых партнеров, приложений, сторонних поставщиков услуг передачи данных и всех соответствующих технологий» [1, с. 1481].

Арзамаскин А.Н. отмечает, что цифровая экосистема может трактоваться с нескольких позиций [2]:

- Технологической – как совокупность технических средств, обеспечивающих возможность обработки больших массивов данных, объем которых не позволяет осуществлять работу с ними без применения цифровых технологий.

- Экономической – как среда, в которой добавленная стоимость создается с помощью информации и технологий работы с большими данными.

- Организационной – как среда, в которой связи между субъектами устанавливаются посредством информации, которая представляет собой производственный фактор в цифровой экономике, и происходит их целевое взаимодействие.

Таким образом, можно обратить внимание на то, что вне зависимости от различия в подходах к определению цифровой экосистемы, в ней, помимо субъектов экономической деятельности, обязательно присутствуют цифровая инфраструктура и среда, обеспечивающие обмен информацией в режиме реального времени. При этом, с одной стороны, цифровая экосистема может рассматриваться как технологическая или экономическая среда, и в то же время как форма организации экономической деятельности в цифровой экономике – с другой.

Как было отмечено, ключевым элементом цифровых экосистем являются цифровые платформы, посредством которых субъекты экосистемы осуществляют экономическую деятельность [2]. Цифровые платформы представляют собой гибридные структуры (гибриды рынков, фирм, сообществ и технологических систем), которые ориентированы на создание ценности посредством установления прямого контакта и осуществления транзакций между сторонними пользователями [4]. По сути цифровые платформы являются многосторонними рынками, которые объединяют несколько видов участников при помощи цифровых технологий [11]. В этом смысле цифровая экосистема представляет собой более широкое понятие, которое объединяет несколько рынков (цифровых платформ) с разными видами участников [11].

Отличительные признаки цифровой платформы включают [11]:

- Наличие нескольких взаимосвязанных групп потребителей (несколько сторон рынка, получающие разные услуги).

- Наличие перекрестных (кросс-рыночных) сетевых эффектов (зависимость ценности продукта для потребителей от числа поставщиков).

- Способность влиять на объем транзакций на платформе и число участников рынка за счет кросс-рыночного субсидирования (например, на этапе привлечения участников на платформу).

- Наличие информационно-технологической инфраструктуры, основанной на использовании цифровых технологий и сети «Интернет».

Отличительные признаки цифровой экосистемы включают [11]:

- Наличие среди сервисов компании или госоргана как минимум одной цифровой платформы.

- Присутствие более чем на двух рынках и/или в отраслях.

- Интегрированность сервисов друг с другом.

- Высокая роль данных о пользователях и совершаемых ими действиях, а также способов их сбора, хранения и обработки в бизнес-модели компании.

При этом исследователями цифровые платформы классифицируются на [11]:

- Транзакционные платформы – сервисы-посредники между сторонами рынка, упрощающие взаимодействие агентов друг с другом при проведении транзакций, включая обмен информацией, товарами или услугами.

- Инновационные платформы – технологическая среда с возможностью интеграции в нее совместимых программных продуктов, разработанных сторонними компаниями. Создают ценность, способствуя инновациям на платформе.

- Гибридные платформы – совмещают в себе функции инновационных и транзакционных.

Схематично представление такой классификации с перечисленными примерами платформ представлено на рис. 1.

Рис. 1. Транзакционные, инновационные и гибридные платформы (составлено авторами на основе [11])

Также цифровые платформы классифицируются по типу решаемых ими задач (табл. 1).

Таблица 1

Классификация платформ по функционалу

Функциональная категория
Пример
Сервисы, публикующие контент, c поддерживаемой рекламой
Blogspot, Okko sport, Spotify, Рамблер Новости, Ведомости, Youtube
Магазины приложений
Apple App Store, Google Play, Galaxy Store, AppGallery
Мессенджеры c поддерживаемой рекламой
Facebook Messenger
Платформы C2C (от англ. consumer-to-consumer – потребитель для потребителя)
eBay, Авито, Craigslist, Lebencoin
Краудсорсинговые сервисы
Topcoder, Waze
Сервисы знакомств
Tinder
Финансовые сервисы
CurrencyFair, Kickstarter, Paypal, QiWi, Юmoney
Сервисы доставки еды
Deliveroo, Яндекс Еда, Delivery Club
Онлайн игры
Twitch
Сервисы поиска работы
LinkedIn, HeadHunter,Mechanical Turk, FL.ru
Картографические сервисы
Google Maps, Яндекс Карты, 2GIS
Онлайн-издательства (сервисы самостоятельной публикации)
Amazon Self-Publishing
Хранилища для научных исследований
SSRN, REPEC
Поисковые системы с контекстной рекламой
Google, Yahoo, Яндекс, Рамблер, Baidu, DuckDuckGo
Сервисы аренды жилья
Airbnb, ЦИАН
Cоциальные сети
Facebook, Вконтакте, Twitter, LinkedIn, Instagram, TikTok
Супер-платформы
WeChat, QQ
Сервисы онлайн-торговли с бизнесом (B2B) с привлечением сторонних продавцов
Alibaba, Amazon Business
Сервисы онлайн-торговли с потребителями (B2C) с привлечением сторонних продавцов
Amazon Marketplace, OZON, Wildberries, Aliexpress Jianke
Сервисы пассажирских перевозок
Blablacar, Uber, Яндекс Такси, Ситимобил
Сервисы бронирования путешествий
Vacationstogo.com, Booking.com, TripAdvisor, Airbnb, Hotels.com, Ostrovok.ru
Источник: составлено авторами на основе [11].

Как можно заметить в табл. 1, большинство из приведенных платформ предназначены для использования субъектами, осуществляющими туристскую деятельность.

Таким образом, можно выделить основное отличие цифровой платформы и цифровой экосистемы, которое заключается в целях создания и масштабе функций данных структур бизнеса [3]. Цифровая экосистема представляет собой более масштабную структуру, в основе которой лежит одна или несколько цифровых платформ.

Цифровые экосистемы и платформы в России и мире

Обращаясь к мировому опыту, можно заметить, что сегодня крупнейшие мировые экосистемы были запущены технологическими гигантами – компаниями-лидерами мирового технологического рынка, которые использовали гипермасштабируемые платформы для того, чтобы конкурировать, устранять посредников и часто заменять предложения традиционных компаний-конкурентов посредством клиентских интерфейсов и контрольных точек, таких как поиск, реклама и обмен сообщениями [25]. При этом четыре из пяти компаний с самой высокой рыночной капитализацией в мире (по состоянию на май 2023 г.) – это технологические компании, являющиеся экосистемами (рис. 2).

Рис. 2. Топ-5 компаний по показателю рыночной капитализации в мире (по состоянию на май 2023 г.), трлн $ (составлено авторами на основе [28])

Как видно на рис. 2, в топ-5 мировых лидеров по рыночной капитализации только компания Saudi Aramco – национальная нефтяная компания Саудовской Аравии – не является экосистемой. В топ-10 мирового рейтинга, также входит еще одна экосистема – Meta Platforms (Facebook) [1], расположившаяся на восьмом месте ($0,598 трлн) [28].

Если рассматривать топ-5 «самых дорогих» экосистем в мире по показателю количества участников (пользователей), то перед нами предстает следующая картина (рис. 3).

Рис. 3. Количество участников (пользователей) топ-5 экосистем по показателю рыночной капитализации в мире (по состоянию на май 2023 г.), млрд (составлено авторами на основе [23; 24; 26; 27; 29])

При расчете количества участников (пользователей) описываемых экосистем за основу были взяты следующие параметры:

- Meta Platforms (Facebook) – активные пользователи хотя бы одной платформы, входящей в экосистему Meta.

- Apple – количество активных устройств.

- Alphabet (Google) – количество активных пользователей продуктов и сервисов компании.

- Microsoft – количество оплаченных «рабочих мест» для Microsoft 365 Suite – программного продукта от компании Microsoft, объединяющего набор веб-сервисов.

- Amazon – количество активных пользователей.

Таким образом, можно говорить о том, что крупнейшие цифровые экосистемы стали не только одной из движущих сил мировой экономики в условиях цифровой трансформации, но и «локомотивом» дальнейшего развития IT-сектора, вовлекая в себя от сотен миллионов до нескольких миллиардов участников (пользователей).

Примером крупной цифровой экосистемы в индустрии туризма и гостеприимстве является компания Amadeus.

Компания Amadeus была основана в 1987 году четырьмя Европейскими авиакомпаниями: Air France, Lufthansa, Iberia and Scandinavian Airlines (SAS), стремившимися создать независимую глобальную дистрибуторскую систему, которая могла бы стать противовесом системе бронирования американских авиаперевозчиков. Сегодня Amadeus входит в топ-10 крупнейших туристских технологических компаний в мире, в компании работает более 18 тыс. сотрудников со всего мира в более, чем 190 странах [30].

В основе экосистемы Amadeus (рис. 4) лежит платформа, которая соединяет всех участников туристского рынка, включая:

- Поставщиков туристских услуг – авиакомпании, туроператоры, отели и др.

- Каналы продаж – турагентства, MICE-агентства и др.

- Покупателей – корпоративные клиенты, путешественники и др.

Рис. 4. Туристская экосистема Amadeus (составлено авторами на основе [22])

Как и положено в цифровой экосистеме, в Amadeus высокую роль играют данные о пользователях и их действиях, а также их хранение и обработка. Это находит отражение в том числе в сервисах, интегрированных с экосистемой. В качестве примера можно рассмотреть совместный проект Profi.Travel и Amadeus – технологию для продвижения туристических услуг – Profi.Travel Programmatic, которая дает возможность автоматизации процесса закупки рекламы с генерацией рекламного объявления, ориентированного на конкретного целевого потребителя, на основе тревел-данных клиентов из базы Amadeus [6].

На сегодняшний день в Российской Федерации в индустрии туризма нет своих компаний, которые обладали бы признаками цифровой экосистемы. Тем не менее, некоторые российские цифровые экосистемы включают в себя платформы и сервисы, используемые путешественниками при планировании и осуществлении поездок. Важно уточнить, что практически все российские платформы, функционирующие в том числе в рамках экосистем, являются транзакционными. Крупнейшими по количеству участников (пользователей) цифровыми экосистемами в России являются «Яндекс» (104 млн) и «Сбер» (103 млн) – единственные в стране, чье число участников (пользователей) превышает 100 млн [11]. При этом подписку «Яндекс Плюс» оформили 19,3 млн подписчиков [18], а подписку «СберПрайм» – более 5,7 млн [12].

В 2023 году экосистема «Яндекс» включает в себя более 90 сервисов, ориентированных как на сегмент B2C, так и на – B2B. Среди данных сервисов наиболее популярны [18]:

- Поисковая система Яндекс.

- Карты и навигатор Яндекс.

- Музыкальный сервис Яндекс.Музыка.

- Такси-сервис Яндекс.Такси.

- Видеосервис Яндекс.Видео.

- Облачное хранилище Яндекс.Диск.

- Онлайн-кинотеатр КиноПоиск HD.

- Курьерский сервис Яндекс.Доставка.

- Сервис заказа еды Яндекс.Еда.

Некоторые из приведенных сервисов, например, как поисковая система, карты и навигатор, такси-сервис, активно используются туристами при организации и планировании путешествий.

В 2022 году «Яндекс» занял первое место в рейтинге «самых дорогих» компаний Рунета, стоимость компании составила 17,39 млрд долларов США [18].

Вторая крупнейшая по количеству участников российская экосистема «Сбер» насчитывает более 40 компаний и сервисов, среди которых наиболее популярны [16]:

- Сервисы доставки еды Delivery Club и «Кухня на районе».

- Такси-сервис «Ситимобил».

- Сервис каршеринга «Ситидрайв».

- Медиасервисы Rambler, онлайн-кинотеатр Okko, «СберЗвук».

- Телемедицина «СберЗдоровье».

- Маркетплейс «СберМегаМаркет».

- Сервис доставки продуктов «СберМаркет».

А в сегменте B2B это облачные сервисы SberCloud, компания в области кибербезопасности BI.ZONE, разработчик технологий для малого и среднего бизнеса «Эвотор», Объединенное кредитное бюро и др. [16]

Основанный в 1991 году как банк «Сбер» (ПАО «Сбербанк») является крупнейшим банком России и Восточной Европы [17], чьи чистые активы в 2022 году оценивались в 37858739,9 млн рублей [9]. Однако со временем «Сбер» пошел дальше, сформировав свою цифровую экосистему. В 2022 году два сервиса экосистемы «Сбер» вошли в топ-20 самых дорогих компаний Рунета: сервис доставки продуктов «СберМаркет» (16-е место), стоимость которого составила 0,522 млрд долларов США, и маркетплейс «СберМегаМаркет» (20-е место) стоимостью 0,421 млрд долларов США [10].

Таким образом, российские экосистемы пока находятся на стадии формирования и на текущий момент еще не реализовали свой потенциал роста в сравнении с иностранными экосистемами. Это подтверждается и тем, что стоимость российских платформенных компаний в июне 2022 года составляла всего 0,76% от стоимости 100 крупнейших платформенных компаний мира [11]. Однако в отличие от большинства зарубежных экосистем, российские компании выбирают горизонтальный путь развития (за счет развития дополнительных видов услуг/ товаров/ сервисов), как «Яндекс» и «Сбер», в то время как иностранные компании чаще развиваются по вертикальному пути (за счет развитие основных видов услуг/ товаров/ сервисов), как Apple и Amazon. Поэтому отечественным экосистемам приходится конкурировать между собой на многих рынках.

Регулирование платформ и экосистем осуществляется на основе специальных правовых актов, основанных на обобщении проблемных вопросов их функционирования, адаптации существовавших ранее правовых норм к новым рыночным структурам и саморегулировании [11]. В табл. 2 представлены существующие механизмы регулирования экосистем в Российской Федерации по сферам регулирования.

Таблица 2

Регулирование экосистем в Российской Федерации: существующие механизмы по сферам регулирования

Сфера
регулирования
Действующие ФЗ
Проекты / инициативы
регулирования
Саморегулирование
компаний
Конкуренция
ФЗ «О защите конкуренции»
5 антимонопольный пакет поправок
Меморандум о принципах цифровых рынков
Права потребителей
Закон РФ «О защите прав потребителей»
Обсуждение возможностей введения практики онлайн-механизмов урегулирования потребительских споров на платформах
Меморандум о принципах цифровых рынков
Информационные посредники
ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»
Обсуждение возможностей включения информации в число
объектов гражданского оборота
Кодекс этики использования данных 2019 г.
Персональные данные
ФЗ «О персональных данных»
Проект Минцифры по введению категории обезличенных персональных данных
Кодекс этики использования данных 2019 г.
Финансовые экосистемы
ФЗ «О национальной платежной системе», ФЗ «О цифровых финансовых активах», ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ», ФЗ «О совершении финансовых сделок с использованием финансовой платформы»
-
-
Государственные экосистемы
ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и
органов местного самоуправления», ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Постановление Правительства РФ от 12.10.2020 г. № 1674,
-
-
Реклама и спам
ФЗ «О рекламе», Письмо ФАС России от 25.09.2019 № АК/83509/19
-
-
Трудовое законодательство
Трудовой кодекс Российской Федерации
Обсуждение возможности признания исполнителей на цифровых платформах работниками по смыслу трудового права
Кодекс этики члена профсоюза свободных предпринимателей,
фрилансеров, надомных работников
Налоги
Налоговый кодекс Российской Федерации, ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход»
-
-
Источник: составлено авторами на основе [11]

Отталкиваясь от информации, представленной в табл. 2, можно сделать вывод о том, что в Российской Федерации правовое регулирование цифровых экосистем сформировано преимущественно из уже существующих правовых норм и дополнено специальными правовыми актами и саморегулированием.

Заключение

Несмотря на широкое распространение цифровых экосистем само понятие «цифровая экосистема» пока не было сформулировано в законодательствах стран мира и в большинстве случаев является неформальным. В научной литературе многие авторы, исследовавшие данный феномен, давали разные определения цифровой экосистемы. Тем не менее, вне зависимости от различия в подходах к определению цифровой экосистемы, в ней, помимо субъектов экономической деятельности, обязательно присутствуют цифровая инфраструктура и среда, обеспечивающие обмен информацией в режиме реального времени. Ключевым элементом цифровых экосистем являются цифровые платформы, посредством которых субъекты экосистемы осуществляют экономическую деятельность.

В мировой практике крупнейшие глобальные цифровые экосистемы были запущены технологическими гигантами – компаниями-лидерами мирового технологического рынка. На сегодняшний день 4 из 5 крупнейших компаний по показателю рыночной капитализации в мире являются цифровыми экосистемами. Одна из крупнейших глобальных туристских экосистем Amadeus соединяет всех участников туристского рынка, предоставляя им возможность совершать экономическую деятельность с целью создания, распространения и потребления турпродукта в рамках экосистемы. Крупнейшие российские экосистемы «Яндекс» и «Сбер» значительно уступают мировым лидерам по показателю рыночной капитализации, тем не менее они продолжают стремительное развитие, а ряд сервисов, функционирующих в рамках данных экосистем, входит в топ-20 самых дорогих компаний Рунета. Однако, в отличие от большинства зарубежных экосистем, российские компании выбирают горизонтальный путь развития, делая акцент на развитии дополнительных видов услуг/ товаров/ сервисов, в то время как иностранные компании чаще развиваются по вертикальному пути, развивая основные виды услуг/ товаров/ сервисов. Поэтому отечественным экосистемам приходится конкурировать между собой на многих рынках.

Говоря о правовом регулировании цифровых экосистем в Российской Федерации, важно отметить, что оно сформировано преимущественно из уже существующих правовых норм и дополнено специальными правовыми актами и саморегулированием.

Положение об ответственности автора

· Автор гарантирует, что вышеуказанный материал не был ранее опубликован на русском языке, а также не находится на рассмотрении в другом журнале.

· Автор гарантирует, что в вышеуказанном материале соблюдены все авторские права: среди авторов указаны все те и только те, кто сделал значительный вклад в исследование, для всех заимствованных фрагментов (текстовые цитаты, таблицы, рисунки и формулы) указаны источники, позволяющие идентифицировать их автора.

· Автор осознает, что факты научной недобросовестности, выявленные как в процессе рецензирования, так и после публикации статьи (плагиат, повторная публикация, раскрытие защищенных данных), могут повлечь не только снятие статьи с публикации, но и уголовное преследование со стороны тех, чьи права будут нарушены в результате обнародования текста.

[1] В марте 2022 года Тверской районный суд города Москвы вынес решение о запрете деятельности американской транснациональной холдинговой компании Meta Platforms Inc. по реализации принадлежащих ей продуктов-социальных сетей «Фейсбук» и «Инстаграм» на территории Российской Федерации по основаниям осуществления экстремистской деятельности. – mos-gorsud.ru.


Источники:

1. Алейникова Ю.В., Матвеев В.В. Цифровая экосистема. Анализ применения искусственного интеллекта // Здоровье – основа человеческого потенциала: проблемы и пути их решения. – 2020. – № 3. – c. 1480-1487.
2. Арзамаскин А.Н. Цифровые экосистемы в современном российском обществе: понятие, общая характеристика, правовой аспект регулирования // Правовое государство: теория и практика. – 2022. – № 2. – c. 9-15.
3. Бекбергенева Д.Е. Процесс трансформации цифровой платформы организации в цифровую экосистему // Вектор экономики. – 2020. – № 7. – c. 7.
4. Гелисханов И.З., Юдина Т.Н., Бабкин А.В. Цифровые платформы в экономике: сущность, модели, тенденции развития // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. – 2018. – № 6. – c. 22-36.
5. Морозов М.А., Морозова Н.С. Концепция цифровой экосистемы индустрии туризма и гостеприимства // Современные проблемы сервиса и туризма. – 2020. – № 4. – c. 27-36.
6. Сердюков С.Д. Анализ практики применения технологии Big Data в индустрии туризма: направления, барьеры, перспективы // Естественно-гуманитарные исследования. – 2022. – № 42. – c. 246-257.
7. Хакиров А.И., Акинина В.П. Цифровые экосистемы как новая форма существования крупных технологических компаний и коммерческих банков // Вестник Северо-Кавказского федерального университета. – 2021. – № 6. – c. 169-176.
8. Nachira F., Nicolai A., Dini P., Le Louarn M., Rivera Leon L. Digital Business Ecosystems. – Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities. , 2007. – 232 p.
9. 100 надежных российских банков — 2022. Рейтинг Forbes. Forbes. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/rating/459867-100-nadeznyh-rossijskih-bankov-2022-rejting-forbes (дата обращения: 12.05.2023).
10. 30 самых дорогих компаний Рунета — 2022. Рейтинг Forbes. Forbes. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/tekhnologii/485182-30-samyh-dorogih-kompanij-runeta-2023-rejting-forbes (дата обращения: 12.05.2023).
11. Институт Гайдара провел исследование цифровых экосистем. Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара. [Электронный ресурс]. URL: https://www.iep.ru/ru/novosti/institut-gaydara-provel-issledovanie-tsifrovykh-ekosistem.html (дата обращения: 13.05.2023).
12. Количество подписок «СберПрайм» превысило 5,7 млн. AdIndex. [Электронный ресурс]. URL: https://adindex.ru/news/tendencies/2023/01/17/309912.phtml (дата обращения: 12.05.2023).
13. Концепция государственного регулирования цифровых платформ и экосистем. Министерство экономического развития Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/departments/d31/koncepciya_gos_regulirovaniya_cifrovyh_platform_i_ekosistem/ (дата обращения: 13.05.2023).
14. Одноранговая сеть. Википедия. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%B5%D1%82%D1%8C (дата обращения: 03.05.2023).
15. Регулирование цифровых экосистем и платформ. АНО «Цифровая экономика». [Электронный ресурс]. URL: https://files.data-economy.ru/Docs/Otchet_4_v12.pdf (дата обращения: 04.05.2023).
16. «Сбер» объявил о реформе экосистемы. Что важно знать. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/finances/15/02/2022/620ba0019a79477dc26cdd0a (дата обращения: 12.05.2023).
17. Сбербанк России. Википедия. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D0%BA_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8 (дата обращения: 12.05.2023).
18. Статистика Яндекса в 2023 году. Инклиент. [Электронный ресурс]. URL: https://inclient.ru/yandex-stats/ (дата обращения: 12.05.2023).
19. Цифровая стратегия на 2022-2025 годы. Программа развития Организации Объединенных Наций. [Электронный ресурс]. URL: https://digitalstrategy.undp.org/documents/Digital-Strategy-2022-2025-Full-Document_RU_Interactive.pdf (дата обращения: 04.05.2023).
20. Что такое цифровая трансформация?. Sap. [Электронный ресурс]. URL: https://www.sap.com/cis/insights/what-is-digital-transformation.html (дата обращения: 04.05.2023).
21. Экономия и гибкость: что дают цифровые экосистемы бизнесу. РБК Тренды. [Электронный ресурс]. URL: https://trends.rbc.ru/trends/industry/cmrm/642fef3b9a79472fb98d2695 (дата обращения: 04.05.2023).
22. About Amadeus Hospitality. Amadeus Hospitality. [Электронный ресурс]. URL: https://www.amadeus-hospitality.com/about-us/ (дата обращения: 11.05.2023).
23. Amazon Statistics: Key Numbers and Fun Facts. AMZScout. [Электронный ресурс]. URL: https://amzscout.net/blog/amazon-statistics/ (дата обращения: 10.05.2023).
24. Apple now has 1.8 billion active devices. The Verge. [Электронный ресурс]. URL: https://www.theverge.com/2022/1/28/22906071/apple-1-8-billion-active-devices-stats (дата обращения: 10.05.2023).
25. Ecosystem 2.0: Climbing to the next level. McKinsey & Company. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mckinsey.com/capabilities/mckinsey-digital/our-insights/ecosystem-2-point-0-climbing-to-the-next-level (дата обращения: 10.05.2023).
26. _The Leading Social Platform of Our Times. [Электронный ресурс]. URL: https://www.investing.com/academy/statistics/facebook-meta-facts/ (дата обращения: 10.05.2023).
27. Google Statistics 2023- Users, Revenue And Growth. New Vision Theatres. [Электронный ресурс]. URL: https://www.newvisiontheatres.com/google-statistics (дата обращения: 10.05.2023).
28. Largest Companies by Market Cap. Companies ranked by Market Cap. [Электронный ресурс]. URL: https://companiesmarketcap.com/ (дата обращения: 10.05.2023).
29. Microsoft 365 Suite Revenue and Growth Statistics (2023). SignHouse. [Электронный ресурс]. URL: https://www.usesignhouse.com/blog/microsoft-365-suite-stats (дата обращения: 10.05.2023).
30. The role of data in the future of travel ecosystems. Medium. [Электронный ресурс]. URL: https://medium.com/platform-innovation-kit/the-role-of-data-in-the-future-of-travel-ecosystems-e79a734e41b1 (дата обращения: 11.05.2023).

Страница обновлена: 24.04.2024 в 18:15:56