Роль университетов в инновационном развитии российского бизнеса

Серебренников С.С.1, Иванова Н.М.1, Орлов М.А.1
1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 1 (Январь-март 2023)

Цитировать:
Серебренников С.С., Иванова Н.М., Орлов М.А. Роль университетов в инновационном развитии российского бизнеса // Вопросы инновационной экономики. – 2023. – Том 13. – № 1. – doi: 10.18334/vinec.13.1.117032.

Аннотация:
В условиях развития цифровой экономики большое значение для экономической безопасности страны приобретает формирование цифровой конкурентоспособности. Пандемии COVID-19 и последовавшие кризисные явления, меры, специально принимаемые государством, желание получить конкурентные технологии за счет использования современных информационных технологий, а также общая заинтересованность стейкхолдеров заставляют российский бизнес становиться на путь цифровой трансформации. В статье авторами анализируются условия, побуждающие организации самых разных отраслей формировать условия для создания и внедрения цифровых инноваций. На основе исследования современной практики определяется роль высших учебных заведений в формировании инновационной повестки и подготовки кадров для цифровой трансформации

Ключевые слова: инновации, инновационное развитие, инновационные компетенции, человеческий капитал, университеты

JEL-классификация: I23, O31, O33, M21



Введение

В последние годы новые разработки в области оборудования, программного обеспечения и вычислительной техники привели к появлению доступных технологий и новых областей применения информационно-коммуникационных технологий. Передовые технологии стали предметом пристального внимания исследователей и инноваторов из-за экономического и социального давления, вызванного пандемией COVID-19 - мировая пандемия COVID-19 вызвала быстрое внедрение цифровых инноваций практически во все сферы жизни. Как отмечает Рихтер [1], несмотря на то, что цифровизация значится в повестке многочисленных международных организаций как стратегический вектор развития далеко не первый год, реализовать этот массовый цифровой переход 10 лет назад было бы вряд ли возможно, так как призывы Организации Объединенных Наций (ООН), Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Всемирного банка, Всемирного экономического форума (ВЭФ) внедрять стратегии цифровой трансформации вряд ли могут оказать реальное влияние на адаптацию цифровых инноваций отдельными предприятиями на практике.

Для создания и внедрения новых моделей развития организаций, для последовательных и продуманных способов практической реализации инновационных идей в условиях цифровой экономики необходимы руководители, сочетающие в себе заинтересованность в развитии организации за счет использования новых технологий и получения новаторских продуктов, с одной стороны, и готовность использовать нестандартные методы в управлении – с другой. Очевидно, при данном подходе субъекту управления недостаточно обладать умениями опытного администратора-управленца. В его личностных и профессиональных характеристиках должно быть нечто, что явилось бы стимулом, основой для генерирования новых, инновационных идей и подходов. [2] Особое значение приобретает сотрудничество организаций и высших учебных заведений в области подготовки кадров, способных разрабатывать творческие идеи, которые могут быть успешно реализованы в виде продуктов, услуг, процедур, теорий и стратегий, полезных или значимых для целевой аудитории.

Авторы данной статьи ставят своей целью определить роль высших учебных заведений в инновационном развитии российского бизнеса и обсудить возможные направления участия ВУЗов в инновационном развитии предприятий в условиях формирующейся цифровой экономики. Научная новизна заключается в проведенном обзоре накопленных научных результатов по вопросам роли научно-образовательных организаций в инновационных процессах.

Цифровая конкурентоспособность

Высокие темпы развития информационной и технологической инфраструктуры в последние годы оказывают влияние на формирование экономики, в которой данные стали одним из наиболее важных стратегических активов – цифровой экономики. «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы», утвержденная указом Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203 [3] определяет цифровую экономику как хозяйственную деятельность, «в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и использование результатов анализа которых по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг». В последние годы цифровая экономика стала центральной движущей силой качественного экономического развития, как на макроэкономическом, так и на отраслевом, и организационном уровнях, что формирует доказательную базу ценности соответствующих информационных технологий. Отмечаемый исследователями эффект от развития цифровой экономики многогранен. Имеются данные о том, что информационных технологии положительно влияют на экономику и социальное благосостояние в нескольких измерениях: формируют новые типы взаимодействий, способствуют развитию услуг и бизнес-практик, ускоряют различные операции, позволяют преодолевать барьеры доступа к рынку, устраняют пространственные ограничения, создают альтернативные коммерческие платформы и новые отрасли, формирующие новые возможности трудоустройства. Таким образом, все больше стран, регионов и городов инициировали цифровизацию, чтобы найти и продвигать способы получения экономических и социальных выгод от ее использования [4]. Эмпирические исследования показывают, что сегодня разница в экономических показателях стран и их глобальной конкурентоспособности в значительной степени зависит от уровня принятия, доступности и использования информационно-коммуникационные технологий. [5;6;7]. Однако, в то же время, развитие цифровой экономики может еще больше усугубить «цифровой разрыв» и экономическое неравенство между странами, регионами, домохозяйствами, отдельными лицами и компаниями [8]. Исследователи UNCTAD также пришли к выводу, что широкое внедрение передовых технологий Индустрии 4.0 в развитых странах может снизить конкурентоспособность менее развитых на сегодняшний день экономик [9], что требует от развивающихся стран сознательного форсирования внедрения цифровых технологий в экономике и социальной сфере, создания соответствующих условий для высокотехнологичного бизнеса, повышения конкурентоспособности страны на глобальном рынке, укрепления национальной безопасности и повышения качества жизни людей.

По результатам 2021 года Российская Федерация поднялась на 42 место в Рейтинге цифровой конкурентоспособности IMD — 2021 [10], который оценивает способность и готовность стран внедрять и использовать цифровые технологии, ведущие к трансформации государственной политики, бизнес-моделей и общества в целом. Однако следует заметить, что несмотря на то, что текущем году Россия улучшила свои позиции по двум факторам рейтинга – «Знания» и «Готовность к будущему», поднявшись по второму сразу на 6 пунктов (до 47 места), ни по одному из анализируемым факторов страна не входит в число лидеров по способности участвовать в цифровой экономике, основанной на данных, и извлекать из нее выгоду(см таблица 1).

Таблица 1. Рейтинг цифровой конкурентоспособности [10]


2017
2018
2019
2020
2021
Общий рейтинг
42
40
38
43
42
Фактор «Знания (Knowledge)»
24
24
22
26
24
Фактор «Технологии (Technology)»
44
43
43
47
48
Фактор «Готовность к будущему (Future readiness)»
53
51
42
53
47
Для Российской Федерации использование инструментов цифровой экономики является необходимым инструментом преодоления технологической отсталости производств, повышения защищенности российской финансовой системы, снижения сырьевой зависимости национальной экономики [11], что обуславливает актуальность пути цифровой трансформации для многих организаций.

Цифровизация и цифровые инновации

С развитием цифровой экономики все большее число предприятий отреагировали на эту тенденцию и смогли реализовать цифровую трансформацию с помощью новых технологий. Передовые технологии стали предметом пристального внимания исследователей и инноваторов из-за экономического и социального давления, вызванного пандемией COVID-19 [12], когда вспышка коронавируса выявила фундаментальные недостатки многих бизнес-моделей, а цена использования неэффективных процедур и процессов, существенно выросла в условиях общей волатильности экономики. В этот период широко использовались телемедицина, онлайн-обучение, совместные офисы и другие услуги, которые коренным образом изменили работу и образ жизни людей. Вместе с тем, немаловажной причиной повышенного интереса к цифровым инновациям, представляющим собой продукты, услуги и процессы, которые разрабатываются или существенно улучшаются с помощью цифровых технологий для создания новой ценности для организации и клиентов, стал кризис, вызванный распространением короновирусной инфекции. Кризисные события не только обусловили необходимость участвовать в разработке новых продуктов и услуг (и заниматься выводом на рынок товаров или услуг на рынок), осваивать новые каналы сбыта, но также и улучшать процессы [13]; [14].

Многие предприятия в сложившихся условиях не только не сократили, но и нарастили объем инвестиций в цифровые инновации [12], однако это не всегда имеет ожидаемый результат. С точки зрения затрат цифровая трансформация означает большие капиталовложения и высокие затраты. Это может иметь неопределенное влияние на финансовые показатели или даже оказать негативное влияние [15]. Например, Чжоу и др. [16] изучили влияние цифровизации на сектор финансовых услуг и пришли к выводу, что цифровизация сама по себе не способствует повышению эффективности компаний. Че и др. [17] сравнили эффективность ИТ в ряде компаний в период с 2001 по 2007 год и обнаружили, что компании с более высокими ИТ-возможностями не демонстрируют более высокой прибыли или более низких затрат, а также не демонстрируют устойчивых преимуществ в производительности. Основная причина приведенных выше результатов заключается в том, что цифровизация увеличивает внутренние управленческие расходы организаций.

Однако следует также обратить внимание на то, что в отличие от автоматизации, цифровизация и связанная с ней цифровая трансформация часто предполагают формирование принципиально новых для организации бизнес-процессов, то есть внедрение цифровых инноваций. Таким образом, цифровая трансформация не только увеличивает связанные с ней управленческие расходы, но и при этом провоцирует ряд иных управленческих сложностей, характерных для управления инновациями: необходимость адаптировать корпоративную культуру к новым ценностям и бизнес-процессам, работать с сопротивлением изменениям у сотрудников, формировать новые, цифровые компетенции для работы с информационными технологиями. Другими словами, необходимый уровень инновационности организации и компетенций у сотрудников способны повысить вероятность успешной цифровой трансформации.

Роль университетов в инновационном развитии предприятий

Способность к созданию инноваций и как следствие инновационных продуктов является критическим фактором успеха для роста и будущей деятельности компаний, и многими исследователями рассматривается как единственное средство, с помощью которого компании могут поддерживать конкурентные преимущества [18]. В контексте организационного развития инновация - это идея, продукт, процесс, система или даже устройство, которое успешно приносит новые идеи и оказывает влияние на человека, группы людей, организации, промышленный сектор и общество в целом. Таким образом, хотя инновационная деятельность и является интеллектуальной, она представляет собой нечто гораздо большее, чем создание идеи, способа ведения дел или технологии, что обуславливает ее довольно специфический характер. Каждому из этапов этого процесса соответствует определенный вид деятельности: научно-исследовательский, конструкторский, технологический, производственный, маркетинговый и прочие. В инновационной деятельности больше, чем в любой другой сфере человеческой деятельности, результат зависит от индивидуальных способностей работников, их опыта и компетентности.

С точки зрения государства, инновационность внутреннего производственного сектора – залог национальной безопасности. Результаты прогресса в сфере науки и техники оказывают непосредственное воздействие на конкурентоспособность национальной экономики, уровень и качество жизни людей, а также на состояние обороноспособности государства. Состояние национальной экономики и уровень развития государства – это те факторы, которыми определяется способность производства качественных, конкурентоспособных и востребованных товаров/услуг; способность использования своего технологического и научного потенциала в разрешении проблем в социальной, политической и экономической сфере, а также в сфере внешней политики; способность поставки услуг, товаров и технологий в другие государства, и самое главное – обеспечение технологического суверенитета [19]. Данный тезис получил дополнительное подтверждение своей актуальности в условиях глобального кризиса системы международных отношений, разворачивающегося на наших глазах в 2022 году.

Результаты исследований показывают, что создание высококвалифицированных кадров (рабочей силы), и в особенности высшее образование, которое лежит в основе большинства оригинальных идей, являются основанием для технологических и организационных разработок в странах с развитой экономикой [20]. Распространение инноваций также связано с наличием достаточного количества должным образом обученных людей, обладающих профессиональными компетенциями, необходимыми для применения новых доступных знаний [21]. Именно человеческий капитал способен стимулировать инновационное развитие в организации во всех областях и сферах.

Традиционно в мире высшие учебные заведения влияют на инновационное развитие предприятий четырьмя основными способами:

● Во-первых, значительная часть усилий в области исследований и разработок, как фундаментальных, так и прикладных, осуществляется в системе высшего образования;

● Во-вторых, люди, которые профессионально работают в сфере НИОКР, в основном имеют высшее образование, то есть университеты и другие высшие учебные заведения являются местами формирования и развития кадров для научно-исследовательской деятельности;

● В-третьих, поскольку высшие учебные заведения готовят большую часть потенциальных кадров для предприятий, а выпускники в свою очередь среди других компетенций вносят особый вклад в создание инноваций на рабочем месте, как путем создания новых знаний, так и за счет адаптации разработок, недавно полученных другими, а также способности использовать их для решения задач и выполнения своих должностных обязанностей новыми способами, которые увеличивают их собственную и, следовательно, совокупную производительность бизнеса.

● В-четвертых, бизнес-инкубаторы, которые являются логическим ответвлением передачи инновационных технологий и идей от университетов и исследовательских институтов к бизнесу с целью коммерциализации результатов. Бизнес-инкубаторы взращивают новые инновационные идеи и стартапы, поддерживая их на ранних этапах развития с помощью широкого спектра услуг, включая предоставление рекомендаций по управлению, доступ к финансированию, техническую помощь и консультации.

В России мы фиксируем разрыв между исследовательской и образовательной системой вследствие того, что в ХХ веке в СССР была сформирована модель, в которой процесс создания новых, инновационных продуктов, был больше связан с производственным процессом, а не с образовательным. Несомненно то, что вузовский научно-исследовательский сектор тоже существовал, и более того, в гораздо большей степени сохранил свой интеллектуальный потенциал в процессе административно-экономических трансформаций последних тридцати лет, но все же существенная часть НИОКР разрабатывалась в секторе корпоративном, в НИИ и в отделах исследований и разработок различных заводов и отраслевых флагманов. Сегодня мы наблюдаем тенденцию к росту роли исследовательских университетов, где инновационные разработки и процесс обучения соприкасаются. Образование, наука и производство сплетаются в тройную спираль, гарантирующую ускоренное воспроизводство и модернизацию национальной экономики.

Современный подход к пониманию инновационного развития предприятий, ориентированный на сотрудников, подчеркивает актуальность новаторского поведения персонала [22]. Таким образом, предприятия заинтересованы в наращивании массы инновационно-активных работников, не являющихся сотрудниками подразделений, специализирующихся на НИОКР. Цифровая экономика в некотором смысле, является экономикой, основанной на человеческом творчестве и человеческое творчество является определяющей чертой экономической жизни в цифровой эпохе. Творчество и генерация идей занимают центральное место в современной экономике, однако современные высшие учебные заведения часто не могут удовлетворить эту потребность: очень немногие учат студентов тому, как создавать знания; вместо этого студентов учат, что знания статичны и полны, и в результате обучения, студенты под частую, становятся экспертами в потреблении знаний, а не в их производстве. Это обуславливает спрос на специалистов, способных демонстрировать инновационное рабочее поведение, которое напрямую зависит от уровня инновационного сознания, под которым понимается способность на когнитивном уровне обеспечить появление, восприятие, а также возможную доработку и реализацию новых и оригинальных идей и инновационной компетентности, под которой понимается интегративное социально-профессиональное качество специалиста, обеспечивающее эффективную реализацию им нововведений в различных областях профессиональной деятельности. Данная тенденция формирует запрос на развитие инновационной компетентности не только у тех студентов, чьи образовательные программы готовят их к решению задач профессиональной деятельности научно-исследовательского типа.

Одной из форм реализации механизма взаимодействия образования и производства является реализуемый на Факультете инженерного менеджмента РАНХиГС практикум с использованием компьютерного симулятора, имитирующего процессы реального предприятия. На данном практикуме встречаются в едином пространстве реальные производственники и студенты старших курсов бакалавриата и магистратуры. «Запрограммировать» можно любые образовательные и управленческие задачи, решение которых осуществляется в несколько этапов. После каждого этапа возможна и очная экспертная дискуссия, завершается игровой цикл общей рефлексией и разбором результатов. По итогам проведения такой игровой сессии, обучающиеся в кратчайшие сроки погружаются в реальные процессы функционирования промышленного предприятия, участвуя в процессах разработки и принятия управленческих решений, а представители реального сектора могут использовать креативные студенческие идеи в своей работе и отбирать будущих стажеров, оценивая не только багаж знаний, но и креативность мышления, способность к командной работе и лидерские качества каждого.

Нельзя не отметить и тот факт, что пандемия COVID-19, оказав существенное влияние на сектор образования, фактически переведя весь процесс обучения в дистанционный, электронный формат, практически не повлияла на степень регулярной коммуникации в горизонтали «университет» - «работодатель». И поиск эффективного механизма такого взаимодействия остается крайне востребованным. Цифровая среда способна обеспечить данное взаимодействие быстрой двусторонней связью, обеспечивая гибкость формирования компетентностного профиля обучающегося под запрос реального сектора экономики. Важно отметить, роль представителей бизнеса не должна ограничиваться определением компетентностного профиля выпускника. Немаловажным является само взаимодействие студента и представителей бизнеса, которое формирует у студента навык выстраивания коммуникаций с ключевыми стейкхолдерами, который является значительным преимуществом при реализации инновационной деятельности. Распространенный, но вводящий в заблуждение миф состоит в том, что инновационная экономика основана на нескольких блестящих и творческих изобретателях и предпринимателях. Если бы это было правдой, то роль образования в креативной экономике заключалась бы в выявлении и воспитании тех немногих особенных личностей, которые способны изобретать новые технологии и создавать новые предприятия. Однако за последние 20 лет исследователи инноваций обнаружили, что инновация редко является индивидуальным творением. Наоборот, наиболее важные творческие идеи обычно возникают в командах, часто состоящих из представителей самых разных бизнес-процессов [23]. Эмпирические исследования показывают, что даже отдельные организации редко внедряют инновации в одиночку [24], что делает навык выстраивания эффективных профессиональных коммуникаций особенно ценных в эпоху цифровой экономики.

Заключение

В условиях быстроменяющейся среды, многие организации не могут максимально использовать свой экономический потенциал и сталкиваются с серьезными проблемами, пытаясь достичь даже не слишком оптимистичных стратегических или финансовых целей. Для некоторых организаций эти проблемы связаны с выходом на рынок сильных международных конкурентов из-за стирания физических границ и глобализации, стратегические цели других в большей мере уязвимы из-за растущего уровня технологического развития и неспособности организации приспособиться к меняющимся рыночным условиям. Хотя такие проблемы сами по себе не новы, скорость, с которой происходят изменения как в операционной среде организации, так и в обществе в целом, увеличилась за последние десятилетия. При этом, следует отметить, что меняющийся мир и глобальные тренды представляют собой одновременно и вызовы, на которые нужно отвечать, внедряя новые организационные процессы, новые организационные структуры и новые управленческие стратегии, инвестируя в разработку новых продуктов, услуг, формирование новых рынков, и возможности, которыми можно воспользоваться.

Эффективное управление инновационной деятельностью предприятий должно выражаться, на наш взгляд, в принятии обоснованных управленческих решений, направленных на обеспечение постоянного обновления продукции и технологий, открытие новых рынков сбыта, повышение эффективности использования производственных фондов и наращивание инвестиций в инновационную часть экономики. При этом залогом успешной инновационной деятельности является сформированный с учетом этих запросов человеческий капитал, обладающий и инновационными способностями и готовностью организовывать взаимодействие со стейкхолдерами.

На национальном уровне университеты влияли и продолжают свое влияние на инновационное развитие бизнеса, сила высших учебных заведений заключается в создании и распространении новых знаний, которые приводят к экономическим изменениям. Роль экономики знаний, превосходит экономику, двадцатого и прошлых веков, в которой рост был основан на физическом капитале и труде, по инновационной деятельности и своему глобальному охвату.


Источники:

1. Richter A. Locked-down digital work // International Journal of Information Management. – 2020. – p. 102157.
2. Блохина М. С. Инновационные компетенции в структуре требований к современным руководителям // Вестник Нижегородского университета им. НИ Лобачевского. Серия: социальные науки. – 2016. – № 2 (42). – c. 149-158.
3. О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы: Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41919 (дата обращения: 23.12.2022).
4. Conceição P. Beyond the digital economy: A perspective on innovation for the learning society // Technological Forecasting and Social Change. – 2001. – № 2-3. – p. 115-142.
5. Koutroumpis P. The economic impact of broadband on growth: A simultaneous approach // Telecommunications Policy. – 2009. – № 9. – p. 471-485.
6. Czernich N. Broadband infrastructure and economic growth // The Economic Journal. – 2011. – № 552. – p. 505-532.
7. Kongaut C., Bohlin E. Impact of broadband speed on economic outputs: An empirical study of OECD countries // Economics and Business Review. – 2017. – № 2. – p. 12-32.
8. Van Dijk J., Hacker K. The digital divide as a complex and dynamic phenomenon // The information society. – 2003. – № 4. – p. 315-326.
9. UNCTAD. Catching technological waves: Innovation with equity. Technology and innovation report 2021// United Nations publication – 2021
10. IMD W. IMD World Digital Competitiveness Ranking 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imd.org/centers/world-competitiveness-center/rankings/world-digital-competitiveness (дата обращения: 23.12.2022).
11. Янченко Е.В. Влияние цифровой экономики на инновационное развитие человеческого потенциала российского общества: возможности и ограничения // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 2. – c. 849-866.
12. Иванова Н. М., Орлов М. А. Инновационное развитие российского бизнеса в условиях пандемии COVID-19 // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 2. – c. 771-784.
13. Heinonen K., Strandvik T. Reframing service innovation: COVID-19 as a catalyst for imposed service innovation // Journal of Service Management. – 2020.
14. Прохорова В. В., Схаплок Р. Б., Власов М. И. Адаптация организаций к неблагоприятной экономической ситуации, сложившейся в результате пандемии COVID-19 // Инновационная экономика: перспективы развития и совершенствования. – 2021. – № 3 (53). – c. 92-97.
15. Kohtamäki M. The relationship between digitalization and servitization: The role of servitization in capturing the financial potential of digitalization // Technological Forecasting and Social Change. – 2020. – p. 119804.
16. Zhou D. Exploring how digitalization influences incumbents in financial services: The role of entrepreneurial orientation, firm assets, and organizational legitimacy // Technological Forecasting and Social Change. – 2021. – p. 121120.
17. Chae H. C., Koh C. E., Prybutok V. R. Information technology capability and firm performance: contradictory findings and their possible causes // MIS Quarterly. – 2014. – № 1. – p. 305-326.
18. Carayannis E. G., Provance M. Measuring firm innovativeness: towards a composite innovation index built on firm innovative posture, propensity and performance attributes // International Journal. – 2008. – № 1. – p. 90-107.
19. Серебренников С.С. Преодоление дисбалансов экономических систем в интересах укрепления их безопасности. - М.: Русайнс, 2021. – 87 c.
20. Paul J. J. Graduates in the knowledge and innovation society // The flexible professional in the knowledge society. – 2011. – p. 11-137.
21. Knabb S. D., Stoddard C. The quality of education, educational institutions, and cross‐country differences in human capital accumulation // Growth and Change. – 2005. – № 3. – p. 354-373.
22. Kesting P., Ulhøi J. Employee‐driven innovation: extending the license to foster innovation // Management Decision. – 2010.
23. Collins R. Collaborative circles: Friendship dynamics and creative work. – 2004
24. Organisation for Economic Co-operation and Development. Knowledge management in the learning society. – OECD Publishing, 2000

Страница обновлена: 23.01.2023 в 10:53:55