Научно-образовательная экосистема как среда для развития человеческих ресурсов

Масалова Ю.А.1,2
1 Новосибирский государственный университет экономики и управления
2 Новосибирский государственный технический университет

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 16, Номер 12 (Декабрь 2022)

Цитировать:
Масалова Ю.А. Научно-образовательная экосистема как среда для развития человеческих ресурсов // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 12. – С. 4973-4986. – doi: 10.18334/ce.16.12.116926.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=50350120
Цитирований: 1 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Концепция человеческого развития базируется на возможности индивидуального выбора траектории своего развития самим человеком, что необходимо подкрепить созданием соответствующей среды, позволяющей интегрировать в себе разнообразные направления, из которых можно выбирать. В настоящее время наблюдаются активные процессы социальной и экономической интеграции, складывающейся на микро-, мезо- и макроуровне в условиях глобализации и цифровизации, которые приводят к появлению новых форм организации в бизнесе и к возникновению новых форматов сотрудничества между компаниями и сферой науки, образования, в том числе в виде научно-образовательных экосистем. Таким образом, сложившаяся в условиях цифровой экономики ситуация делает все более размытыми и динамичными организационные границы, а значит в рамках экономического анализа требуется использование новых конструкций, к которым относятся и экосистемы. Функционирование и развитие научно-образовательных экосистем в настоящее время еще недостаточно исследовано в научной литературе, а обеспечение качества человеческих ресурсов не может быть реализовано без разработки соответствующей концепции их развития в рамках данных экосистем. В данной статье автор дает определение научно-образовательной экосистемы, показывает отличие экосистем от кластеров и сетей. Статья представляет интерес для специалистов, занимающихся проблемами развития человеческих ресурсов

Ключевые слова: качество человеческих ресурсов, кластер, научно-образовательная экосистема, развитие человеческих ресурсов, сеть, экосистема

JEL-классификация: E24, J24, O15



Введение

Развитие человеческих ресурсов – это процесс, позволяющий оказывать помощь людям в развитии их личных и профессиональных знаний, навыков и способностей, которые могут быть использованы, как в отраслевом и организационном контексте, так и в части самореализации. К процессам развития человеческих ресурсов в настоящее время относят обучение, построение карьеры, планирование преемственности поколений, управление эффективностью в контексте развития, коучинг, наставничество, идентификацию ключевых сотрудников организации, а также и само развитие организации.

Как отмечает Эсаулова И.А. на современном этапе развитие человеческих ресурсов связано с компетентностным подходом, формированием технологий управления талантами, применением индивидуализированных форм и методов обучения и развитие на основе информации [15] (Esaulova, 2018).

В целом можно говорить о постепенном переходе от формальных организационных систем обучения к построению «экосистемы» развития, которая будет обеспечивать доступность знаний на момент появления в них потребности, создавая широкие возможности человеку для самообучения. Такая трансформация видится за счет использования самонаводящейся системы цифрового обучения, где будут применяться инструменты управления целями развития, позволяя каждому участнику обеспечивать личностный рост и индивидуальную траекторию развития [16] (Bersin, 2015).

Экосистема рассматривается, как сложная самоорганизующаяся, саморегулирующаяся и саморазвивающаяся открытая система, имеющая свои входные и выходные потоки, с комплексной схемой прямых и обратных связей, поддерживающих ее гомеостаз [22] (Bertalanffy, 1950).

Теоретические аспекты формирования экономических экосистем были исследованы в работах Р.И. Брауна [25], К. Ватанабе [18], К. Мейсона [25], Дж. Ф. Мура [26], К. Факуда [18] и др. Однако сущность и особенности создания и функционирования «экосистем» развития, научно-образовательных экосистем еще мало изучены и представлены в научной литературе, хотя их использование важно для обеспечения качества человеческих ресурсов.

Таким образом, в рамках данного исследования будет рассмотрена и определена сущность научно-образовательной экосистемы, показаны ее отличия от кластеров и сетей, которые как организационные формы активно используются в условиях экономики знаний. Также будет определена роль научно-образовательных экосистем в части развития человеческих ресурсов.

Основная часть

Концепция человеческого развития, предложенная Амартия Сеном (1999) [27] признает индивидуальную способность свободно выбирать то, что важно для человека, в ходе его развития. Следовательно, учет интересов и потребностей конкретного человека должен обеспечиваться в системах, связанных с развитием человеческих ресурсов. Возможности для индивидуального выбора в XXI веке, в условиях информационного общества подкреплены новой системой взаимоотношений, которые складываются в виде горизонтальных связей, постоянном интерактивном взаимодействии, что способствует формированию разнообразных экосистем. Экосистемы выступают как более совершенные формы координации совместной деятельности.

Термин экосистема вошел в сферу экономики из биологии, что обусловлено появлением более сложных сообществ и формированием взаимосвязанных систем [9] (Ovchinnikova, Zimin, 2021). В сложившемся контексте в качестве систем можно рассматривать государство, регион, организацию, человека, которые взаимодействуют между собой в части «человеческого развития», и в то же время сотрудничают и конкурируют с подобными себе системами, каждая на своем уровне. Экосистемы рассматриваются в научной литературе как динамичные и постоянно развивающиеся сообщества (например, научные, образовательные, производственные, инновационные и т.д.), создающие новые ценности, прежде всего, на основе сотрудничества, но и через конкуренцию.

Концепция экономических экосистем складывается уже более 30 лет, значительный вклад в ее развитие внесли зарубежные ученые Дж. Вальдес (1988), Дж.Ф. Мур (1988), О.Р. Спиллинг (1996), Б. Коэн (2005), Д.Дж. Изенберг (2010), К. Мейсон, Р. Браун, Э. Стэм (2014), Я. Харима (2020) и др. [17-26, 28-30]. В начале 2000-х гг. появились работы и отечественных исследователей, посвященные данной проблематике, рассматривающие, прежде всего, предпринимательские, промышленные, инновационные экосистемы [1-14].

В биологии экосистемы различаются в зависимости от способа их появления (естественные, созданные природой, и искусственные, созданные человеком). В экономике же принято выделять бизнес-экосистемы, инновационные, предпринимательские, цифровые, что обусловлено характером складывающихся внутри них отношений и особенностями реализуемой деятельности.

В целом можно сказать, что концепция экосистемы способствует появлению нового взгляда на взаимодействие в различных агломерациях: региональное (национальные, отраслевые, муниципальные экосистемы), отраслевое (экосистемы образовательные, медиа, финансовые и т.д.), деятельностное (предпринимательские, инновационные, цифровые экосистемы) [10] (Ramenskaya, 2020).

Экосистему поэтому определяют как совокупность автономных организаций, способных производить взаимодополняющие компоненты ценности, формируя определенную структуру отношений и согласования, без необходимости вертикальной интеграции [6] (Kleiner,2018), что позволяет использовать новые возможности для координации усилий и позволяет обеспечивать совместное использование ресурсов, компетенций. Крупные экосистемы, как правило, создаваемые на базе корпораций (Сбер, Яндекс), все имеют внутри себя сервисы по получению знаний или переквалификации.

В течении последних тридцати лет в России происходили и происходят существенные изменения в сфере высшего образования и науки, интеграционные процессы, складывающиеся в научной и образовательной сфере, их постепенная кооперация с производством способствуют появлению все новых форм взаимодействия. Одной из задач государственной политики стала организация партнерства между образовательными организациями в формате сетевого взаимодействия, позволяющего создавать возможности для обучающихся в части формирования ими индивидуальной траектории освоения программ, за счет получения доступа к целому набору образовательных ресурсов, предоставляемых несколькими учреждениями и организациями, оказывающими образовательные услуги.

С 2011 года в рамках реализации Федеральной целевой программы развития образования была поставлена задача, обеспечить соответствие между структурой и содержанием профессионального образования в стране, и потребностями реального, в том числе регионального, рынка труда за счет функционирования научно-образовательных кластеров. Для кластеров в целом является характерным переход к коллективным формам управления, инициируемым с низу, совместная адаптация субъектов к изменениям среды и организация интерактивной координации деятельности.

С 2018 года в соответствии с Указом Президента РФ в рамках национального проекта «Наука и университеты» были сформированы планы по созданию сети из 15 научно-образовательных центров (НОЦ) мирового уровня, которые представляют собой поддерживаемое субъектом РФ объединение без образования юридического лица организаций, осуществляющих образовательную деятельность по программам высшего и дополнительного профессионального образования, и (или) научных организаций с организациями, действующими в реальном секторе экономики, и осуществляющие деятельность в соответствии с программой деятельности центра. По состоянию на 2022 год в России создано 15 НОЦ, деятельность которых реализуется в 36 субъектах. На сайте проекта по созданию НОЦ отмечается, что их цель выстроить современную модель исследований и разработок, которая базируется на научно-образовательной и производственной кооперации в цепочке «наука-университет-бизнес», что должно способствовать социально-экономическому развитию территорий субъектов РФ. Также НОЦ должны обеспечить интеграцию всех уровней образования, потенциал научных организаций и возможности бизнеса, чтобы способствовать технологическому развитию и суверенитету страны в непростых сложившихся условиях. Активно в экспертном сообществе обсуждается также идея создания уникальной национальной системы образования, ключевыми направлениями развития которой выбраны человекоцентричность и индивидуализация.

Таким образом, в научно-образовательной сфере в настоящее время прослеживается переход к интегративным формам взаимодействия, позволяющим расширить возможности для реагирования на те стремительные изменения, которые происходят в окружении и требуют высокой скорости реагирования. В этих условиях формирование экосистем рассматривается как новое институциональное решение, которое должно обеспечить более качественный рост продуктивности научно-образовательной деятельности за счет поиска общих целей и интересов, способности соответствовать запросам «потребителей» и сотрудничества. Эти условия становятся основой для экосистемной организации взаимодействия в научно-образовательной сфере, где активными участниками процесса являются люди.

Анализ научной литературы, посвященной вопросам сетевого взаимодействия, кластерного и экосистемного подходов позволил выделить общее и различия в данных формированиях (см. таблицу 1).

Таблица 1 – Сеть, кластер и экосистема как формы связей между субъектами экономических отношений (составлено автором)

Сравнительная характеристика
Сеть
Кластер
Экосистема
Цель интеграции
объединение усилий и ресурсов для совместной деятельности
повышение конкурентоспособности участников, расположенных на одной территории
проектная реализация на основе единой миссии для всех участников
Реакция на внешние изменения
строится на принципах рыночной ориентированности
низкие возможности для маневра или перестройки
максимально динамичная форма организации
Характер инноваций
рыночные
отраслевые
межотраслевые
Состав участников
организации сетевые-партнеры, как правило, действующие в рамках единой стратегии, имеющие общую специализацию
организации, относящиеся в различным сферам деятельности (производственные, финансовые, научные, образовательные и т.д.), имеющие взаимосвязь, в том числе территориальную
организации не относящиеся к родственным и смежным сферам деятельности, а также потребители
Количество участников
минимальное, от двух
требуется некоторая «критическая масса» для формирования кластера
Неограниченное, чем больше, тем лучше
Характер отношений между участниками
сотрудничество и координация
кооперация, не исключающая конкуренцию
сотрудничество через взаимную конкуренцию
Взаимосвязанность участников
все субъекты несмотря на взаимодействие сохраняют свою автономность
Структура управления
четко определена
координационный совет
распределенная
Модель организации
организация взаимодействия носит сетевой характер, что позволяет расширять состав участников
Расположение
не обязательно должна быть расположена в заданной географической зоне
региональная, территориальная локализация
не имеет четкой локализации, нет границ
Параметры
узлы, связи и их характер
ширина, глубина, зрелось, качество контекстного образования
размер, емкость, устойчивость, надёжность, саморегуляция

Особенно актуальным стало формирование научно-образовательных экосистем в условиях цифровизации, что способствует появлению различных платформенных, в том числе и продуктовых решений в сфере образования и науки. Исследователями отмечается, что «под влиянием цифровых технологий происходят радикальные изменения в организации и методах научных исследований, формах занятости в науке, механизмах защиты и коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности» [13 с. 33], а значит роль таких экосистем в экономике будет только возрастать.

Следует учитывать и то, что «функционирование в рамках единой структуры позволяет участникам генерировать синергический эффект, приводящий к появлению совместных активов, которые никто из них не смог бы создать самостоятельно, действуя вне системы, то есть, в одиночку» [12] (Filimonov, Kasyanenko, Kukhta, 2021). Такая потребность в объединении усилий прослеживается в деятельности современных научных и образовательных организаций, а значит можно констатировать дальнейшее появление разнообразных научно-образовательных экосистем.

Таким образом, под научно-образовательной экосистемой нами понимается – многоуровневая адаптивная система, включающая в себя центральную структуру [1], вокруг которой образуется совокупность активных субъектов, выстраивающих кооперацию, создающую синергический эффект, на основе взаимодействия участников, как друг с другом, так и с факторами внешней среды, что позволяет формировать внутри данной системы дополнительные возможности (например, ресурсы, связи, компетенции и др.) для достижения собственных целей.

В качестве субъектов могут выступать отдельные личности, научные и образовательные организации, компании и т.д. Деятельность внутри научно-образовательной экосистемы носит высокоинтеллектуальный характер, обеспечивая высокое качество и развитие человеческих ресурсов.

Основными элементами научно-образовательной экосистемы являются: человеческие ресурсы (люди как участники научной и образовательной деятельности), государство (институт государства и его роль в науке и образовании), ресурсы (информационные ресурсы, материальные ресурсы, финансовые ресурсы, интеллектуальные ресурсы и т.д.), культурно-социальная компонента (социальное поощрение личностного и профессионального развития, ценность образования, культура исследований и т.п.), научная и образовательная инфраструктура (совокупность организаций, занимающихся и обслуживающих научную и образовательную деятельность).

Создание научно-образовательных экосистем на основе цифровых платформенных решений будет выступать в качестве основного тренда, так как это позволит собрать различных стейкхолдеров в одном месте, при этом главным элементом таких экосистем является — технология единого входа, что дает возможность работать под одной учетной записью в разнообразных цифровых сервисах.

Если анализировать то, как происходит развитие современных цифровых экосистем, то, как правило, оно реализуется по трем основным направлениям: рекламные сервисы, монетизируемые и не монетизируемые сервисы. Монетизируемые онлайн-сервисы в основном выступают агрегаторами для конкретных предложений, монетизация которых изначально осуществлялась на средства, поступающие от предоставления рекламы. В дальнейшем, когда цифровая экосистема уже сформировала регулярное количество пользователей, постепенно вводят платные функции или подписку. Можно ожидать, что развитие научно-образовательных экосистем будет происходить по похожему сценарию, реализуя возможности для развития человеческих ресурсов.

Подводя итог, необходимо отметить, что переход к цифровой экономике и обществу знаний, который складывается в контексте общих мировых тенденций глобализации и интернационализации делает науку и систему высшего образования ключевыми агентами в производстве и распространении нового знания [23-25] (George, 2006; Kogan, Teichler, 2007; Marginson, 2010). Интеграция данных систем способствует формированию научно-образовательных экосистем, которые не обладают четкими границами, но имея уникальные характеристики, способны обеспечивать необходимое современному обществу качество человеческих ресурсов на основе их развития за счет вовлечения в данные экосистемы.

Выводы

В условиях экономики знаний и цифровизации технологий появляются новые возможности для обеспечения взаимодействия между участниками экономических отношений. Человек становится центром этих отношений, а его развитие главная цель информационного общества. Экосистемный подход позволяет различным стейкхолдерам согласованно строить перспективу, так чтобы совместные разработки позволяли поддерживать друг друга и формировать эффект синергии. В основе лежит идея создания ценности через развитие и коммерциализацию инноваций.

В то же время для развития научно-образовательных экосистем требуется благоприятная институциональная среда, которая должна включать в себя разнообразные формальные и неформальные институты для интерактивного взаимодействия, широкие коммуникационные каналы, исследовательскую культуру, ценность образования и индивидуального развития и т.п.

Проведенный анализ показал, что само по себе формирование научно-образовательных экосистем является показателем, характеризующим уровень развития интеграционных процессов, происходящих в системе профессионального образования и науки. Для них становятся все более характерными многочисленность и разнообразный состав участников, множественность обменов на горизонтальном, а не вертикальном уровнях, самоорганизованность и высокая гибкость, открытость и высокая динамика процессов и результатов.

Вместе с тем, без функционирования данных систем в настоящее время сложно себе представить возможности для развития человеческих ресурсов, так выстраиваясь в экосистему человек получает доступ к разнообразным ресурсам, наращивает свои компетенции в перманентном режиме.

[1] В качестве таковой может выступать университет, научная организация, цифровая платформа и т.д.


Источники:

1. Гамильтон У.Х. Институциональный подход к экономической теории // Экономический вестник. – 2007. – № 2. – c. 110-117.
2. Денисов И.В., Положишникова М.А., Куттыбаева Н.Б., Петренко Е.С. Цифровые предпринимательские экосистемы: бизнес платформы как средство повышения эффективности // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 1. – c. 45-56. – doi: 10.18334/vinec.10.1.100662.
3. Дубина И.Н., Кожевина О.В., Чуб А.А. Инновационно-предпринимательские экосистемы как фактор устойчивости регионального развития // Экономический анализ: теория и практика. – 2016. – № 4. – c. 4-19.
4. Иншаков О.В. Экономические институты и институции: к вопросу о типологии и классификации // Социологические исследования. – 2003. – № 9(233). – c. 42-51.
5. Клейнер Г.Б. Промышленные экосистемы: взгляд в будущее // Экон. возрождение России. – 2018. – № 2(56). – c. 53-62.
6. Клейнер Г.Б., Щепетовой С.Е. Социально-экономические экосистемы в свете системной парадигмы // Системный анализ в экономике: сб. тр. V Междунар. науч.-практ. конф. – биеннале (21–23 нояб. 2018 г.) М.: Прометей. 2018. – c. 5–14.
7. Саломатина Е.В., Калашников С.В. Товарные запасы табачной продукции как индикатор конъюнктуры рынка // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 3. – c. 861-876. – doi: 10.18334/epp.10.3.100596.
8. Маслюк Н.А., Медведева Н.В. Инновационная экосистема: региональный аспект // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 1893-1910. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111175.
9. Овчинникова А.В., Зимин С.Д. Рождение концепции предпринимательских экосистем и ее эволюция // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 6. – c. 1497-1514. – doi: 10.18334/epp.11.6.112307.
10. Раменская Л.А. Применение концепции экосистем в экономико-управленческих исследованиях // Управленец. – 2020. – № 4. – c. 16-28. – doi: 10.29141/2218-5003-2020-11-4-2.
11. Тихонова А.Д. К вопросу о развитии инновационных экосистем в современной экономике // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1383-1392. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41449.
12. Филимонов О. И., Касьяненко Т. Г., Кухта М. В. Экосистема как новая организационно-экономическая форма ведения виртуального бизнеса // Актуальные исследования. – 2021. – № 48 (75). – c. 31-41.
13. Абдрахманова Г.И. Вишневский К.О., Гохберг Л.М. Что такое цифровая экономика? // Тренды, компетенции, измерение: докл. к XX Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 9–12 апр. 2019 г. Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики. Москва, 2019. – c. 82.
14. Шкарупета Е.В., Дударева О.В. Концептуальное представление промышленной экосистемы в ходе эволюции устойчивого развития // Цифровая и отраслевая экономика. – 2021. – № 1 (22). – c. 5-8.
15. Эсаулова И.А. Развитие человеческих ресурсов: эволюция концепций и практики // Экономика труда. – 2018. – № 1. – c. 13-28. – doi: 10.18334/et.5.1.38869.
16. Bersin J. Why People Management is Replacing Talent Management. January 25, 2015. [Электронный ресурс]. URL: https://joshbersin.com/2015/01/why-people-management-is-replacing-talent-management/ (дата обращения: 14.12. 2022).
17. Cohen B. Sustainable valley entrepreneurial ecosystem // Business Strategy and the Environment. – 2005. – № 1. – p. 1-14. – doi: 10.1002/bse.428.
18. Fukuda K., Watanabe С. Japanese and US Perspectives on the National Innovation Ecosystem // Technology in Society. – 2008. – № 1. – p. 49-63.
19. George E. S. Positioning higher education for the knowledge-based economy // Higher Education. – 2006. – № 4. – p. 589–610.
20. Harima Jan Public accelerators in entrepreneurial ecosystems: resource orchestration in the early ecosystem evolution. - Springer, Berlin: Springer Gabler, 2020. – 263 p.
21. Isenberg D.J. How to start an entrepreneurial revolution. - Harvard Business Review, 2010. – 40-50 p.
22. Kogan M., Teichler U. (eds.) Key challenges to the academic profession (Werkstattberichte. 2007.Vol. 65) // Kassel: International Centre for Higher Education Research Kassel
23. ScienceLudwig von Bertalanffy The Theory of Open Systems in Physics and Biology// Science 13 January 1950 111: 23-29 [DOI: 10.1126/science.111.2872.23] (in Articles)
24. Marginson S. Higher education in the global knowledge economy // Procedia-Social and Behavioral Sciences. – 2010. – № 5. – p. 6962–6980.
25. Mason C., Brown R. Entrepreneurial ecosystems and growth-oriented entrepreneurship. Oecd. [Электронный ресурс]. URL: https://www.oecd.org/cfe/leed/entrepreneurial-ecosystems.pdf. (дата обращения: 01.10.2022).
26. Moore J.F. The Rise of a New Corporate Form // Washington Quarterly. – 1998. – № 1. – p. 167-181.
27. Sen, Amartya Development as Freedom. New York: Alfred A. Knopf, 1999. – 366 pp
28. Spilling O.R. The entrepreneurial system: On entrepreneurship in the context of a mega event // Journal of Business Research. – 1996. – № 1. – p. 91-103.
29. Stam E. The Dutch entrepreneurial ecosystem // Ssrn Electronic Journal. – 2014. – p. 1-41.
30. Valdez J. The entrepreneurial ecosystem: toward a theory of new business formation. / Proceedings of the Small Business Institute Director's Association. - San Antonio: University of Texas, 1988. – 102 p.

Страница обновлена: 07.12.2023 в 18:18:49