Импортозамещение как инструмент обеспечения устойчивого развития экономики в условиях системных преобразований: регионально-отраслевой аспект

Сафиуллин М.Р.1, Гафаров М.Р.2, Ельшин Л.А.3
1 Казанский (Приволжский) федеральный университет
2 Центр перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан
3 Казанский (Приволжский) федеральный университет Центр перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Сафиуллин М.Р., Гафаров М.Р., Ельшин Л.А. Импортозамещение как инструмент обеспечения устойчивого развития экономики в условиях системных преобразований: регионально-отраслевой аспект // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 3. – doi: 10.18334/eo.12.3.115210.

Аннотация:
Исчерпание возможностей экстрактивной модели экономического роста РФ, усугубляющееся симптомами «голландской болезни», зависимостью от технологий, импортных материалов и компонентов в важнейших отраслях и сферах экономики в условиях масштабной геополитической напряженности, следствием которой стало санкционное противостояние, предопределяет необходимость поиска новых, адаптированных под трансформирующиеся условия внешней и внутренней среды, моделей развития. Преодоление этих вызовов предопределяет необходимость как идентификации формирующихся рисков в условиях пертурбации логистических внешних связей и ограничения импортных поставок сырья, комплектующих, готовой продукции в РФ, так и определения приоритетных направлений импортозамещения, оценки возможных экономических последствий в результате разрушающихся внешних логистических поставок. Попытке осмысления и решению этих вопросов и посвящена настоящая статья. В ней, на основе использования методов дескриптивного анализа, осуществляется оценка товарной и страновой структуры импорта в Россию и Республику Татарстан. Проведенный анализ позволил выявить наиболее уязвимые сектора исследуемых экономических систем с точки зрения зависимости от поставок импорта, сформировать приоритетные направления политики вынужденного импортозамещения и оценить возможный экономический ущерб в рамках негативного сценария преодоления формирующихся последствий (на примере промышленного сектора экономики Республики Татарстан).

Ключевые слова: импортозамещение, устойчивое развитие, национальная экономика, регион, экономическая безопасность

JEL-классификация: F14, Q01, F52, F51



Введение

Системные преобразования, с которыми сталкивается национальная экономика России на современном этапе ее развития, выраженные в первую очередь в масштабном санкционном давлении, ограничении внешней торговли, предопределяют необходимость выработки адаптационных к новым условиям стратегических решений и направлений развития. Крайне актуальным из них является импортозамещение иностранных технологий и товаров, покидающих российский рынок. Учитывая, что доля этих товаров в структуре хозяйственного оборота России весьма высока, гипотеза о возникновении повышенных рисков устойчивого развития представляется вполне очевидной. Вместе с тем, несмотря на определенную тривиальность этого вывода, важным методическим вопросом является поиск и обоснование направлений, обеспечивающих процессы импортозамещения, а также проведение эмпирической оценки идентификации возможного экономического ущерба, связанного с возникшими ограничениями во внешней торговле. Попытке решения, в рамках приблизительного контура, поставленного вопроса на макро- и мезоуровне и посвящена настоящая статья в рамках использования дескриптивных и экономико-статистических методов исследования, обеспечивающих возможность выявить формирующиеся тенденции и закономерности, а также структурные взаимосвязи между анализируемыми процессами. Важно при этом отметить, что направления импортозамещения во многом должны опираться на понимание приоритетов государственной экономической политики исходя из текущей обстановки и «остроты» проблемы. Данный подход в наибольшей степени обеспечит эффективность реализации адаптационных решений на практике. В этой связи в предлагаемом исследовании в качестве важной задачи ставится концептуальное осмысление данной гипотезы, что находит свое решение в виде авторской концепции обоснования дифференциации в подходах выработки социально-экономической эффективности программ импортозамещения.

Следует отметить, что поставленная в настоящем исследовании проблема не является новой. В научной и специальной профессиональной литературе ей уделяется достаточно значительное внимание. При этом наибольший импульс к активизации работ в этой сфере среди российских ученых отмечается именно в последние несколько лет [1–7] (Mingazov, 2020; Ershov, 2017; Eshtokin, 2021; Goncharenko, Pecheritsa, 2021; Saryeva, Kakageldieva, 2022; Pechatkin, 2022; Afanasev, 2022). Во многом это связано с системными и конъюнктурными преобразованиями в национальной экономике, вызванными в первую очередь активной фазой пандемии коронавируса в 2019–2020 гг., привнесшей существенные пертурбации в формировании и развитии воспроизводственных цепочек. Не менее значимую роль в этом процессе сыграла развернувшаяся в 2022 году по отношению к российской экономике масштабная санкционная политика со стороны ряда стран.

Отмеченные выше исследования, а также ряд других работ в этой области [8–12] (Gorodnova, Domnikov, 2022; Osipov, Zeldner, Pankova, Novitskiy, Popov, Tsypin, Skryl, Nevskaya, Evtyukhin, 2017; Vartanova, 2019; Degteva, Panin, Timokhin, Golovina, Logacheva, 2022; Zimovets, Sorokina, Khanina, 2022) в существенной степени ориентированы на анализ особенностей развития российской экономики в новых условиях, оценку перспектив ее развития с учетом преобразований во внешней торговле, а также обоснование направлений государственной политики по адаптации и укреплению экономического потенциала, в том числе в рамках реализации концепции импортозамещения.

Вместе с тем в подавляющем большинстве случаев, учитывая во многом лоскутность статистических данных (особенно за 2022 год), раскрывающих особенности формирования товарной структуры внешней торговли и объемов импорта, рассматриваемые исследования в большей степени полагаются на эвристические методы анализа, не предполагающие проведение формализованных оценок. Между тем разработка стратегических направлений развития, в том числе и в сфере импортозамещения в условиях значительного разрушения внешних макроэкономических связей, требует проведения соответствующих формализованных оценок. В этой связи предлагаемое исследование во многом опирается на использование данного подхода, что обеспечивает возможность количественного анализа экономических последствий, вызванных санкционным давлением на национальную экономику и уходом с рынка ряда зарубежных поставщиков товаров конечного и промежуточного потребления.

Основная часть

Важно отметить, что политика импортозамещения, активно реализуемая сегодня Россией, является следствием не только так называемых внешних факторов, но и во многом связана с необходимостью обеспечения глобальной конкурентоспособности государства в эпоху перехода мировой экономики в шестой технологический уклад [13–15] (Fedorova, Airapetyan, Musienko, Afanas’ev, Fedorov, 2018; Safiullin, Elshin, Prygunova, 2014). Новые технологии, в основном связанные с развитием цифровой экономики (рис. 1), во многом расширяют спектр производственных возможностей, обеспечивают рост производительности труда и эффективности хозяйственных процессов и, как следствие, ведут к росту качества жизни и глобальной конкурентоспособности и устойчивого развития национальной экономики. Неслучайно многие государства сегодня ориентированы на создание собственных продвинутых высокотехнологических продуктов, замещающих импортные поставки. К наиболее ярким примерам стоит отнести политику протекционизма Китая (Made in China), Индии (Make in India) и др. [16] (Degtereva, Chernova, 2016).

Рисунок 1. Технологические уклады и ключевые технологии экономического роста

Figure 1. Technological structures and key technologies of economic growth

Источник: разработано по данным [17] (Elshin, 2018).

В этих новых зарождающихся условиях технологических и институциональных трансформаций, наблюдаемых системных преобразований, вызванных санкционным давлением на национальную экономику РФ, вопросам импортозамещения уделяется сегодня самое пристальное и повышенное внимание. Это связано как с обеспечением экономической безопасности, так и с необходимостью роста глобальной конкурентоспособности в эпоху четвертой промышленной революции.

Важно при этом подчеркнуть, что политику импортозамещения целесообразно разделить на два типа:

1. Политика вынужденного импортозамещения в условиях масштабных санкций и ограничений внешнеторговых связей [18, 19] (Chernova, 2018; Chernova, 2016).

2. Политика экспортоориентированного импортозамещения [18, 19] (Chernova, 2018; Chernova, 2016), предполагающая создание такого типа национальных производств, которые будут конкурентоспособны не только на внутренних рынках, но и на внешних.

Первый тип политики импортозамещения направлен на сохранение и поддержание развития рынка труда и сохранение устойчивости социально-экономической динамики в условиях ограниченных поставок зарубежных комплектующих и услуг. Второй же – на усиление конкурентных позиций страны на мировой экономической арене. Исходя из этого, ответ на вопрос относительно механизмов реализации протекционистской экономической политики, ориентированной на замещение импортной продукции отечественной, должен лежать в плоскости двух исследуемых измерений: «вынужденное импортозамщение – экспортоориентированное импортозамещение». Это связано с тем, что разница между этими стратегическими ориентирами предполагает и различный набор инструментов, обосновывающих необходимость их реализации и обоснования эффективности (рис. 2).

Рисунок 2. Стратегические ориентиры политики импортозамещения и продуцируемые инструменты оценки эффективности

Figure 2. Strategic guidelines of import substitution policy and produced efficiency assessment tools

Источник: составлено авторами.

Несомненно, выбор импортозамещающей политики, вне зависимости от того, к какому из двух типов она принадлежит, во многом должен опираться на отраслевые/региональные особенности и имеющиеся конкурентные преимущества. В этой связи крайне важно исследовать структуру внешнеторгового оборота как в секторальном, так и в региональном разрезе, а также выявить степень уязвимости отдельных отраслей к локализации импортных поставок. Только после этого можно разрабатывать приоритизацию политики импортозамещения как с точки зрения степени ее вариативности и адаптивности к экономической обстановке, так и с позиции приоритетов народнохозяйственной значимости (рис. 3).

Рисунок 3. Приоритеты политики импортозамещения по секторам экономики

Figure 3. Priorities of import substitution policy by economic sectors

Источник: составлено авторами.

В контексте вышесказанного необходимо отметить, что активно реализуемая в настоящее время в Российской Федерации политика вынужденного импортозамещения, спровоцированная масштабными санкциями, не так эффективно способствует прорывному развитию в сфере экономики и технологий, повышению качества жизни, структурным преобразованиям и т.п. Ее главная цель, по крайней мере на первом этапе реализации, состоит в замещении образующихся высвобождающихся ниш в части замещения уходящей с рынков зарубежной продукции, технологий и услуг. Другими словами, в качестве приоритета ставится поддержание устойчивости процессов функционирования производственных комплексов в условиях ограниченных импортных поставок продукции конечного или промежуточного потребления.

Исследование и идентификация этих ниш, их масштабности и критичности с точки зрения устойчивого развития экономики, как национального, так и регионального уровня, является на сегодняшний день крайне актуальной и востребованной задачей. Далее в аннотированной форме представлены некоторые особенности тенденций, формирующихся во внешней торговле РФ.

Согласно данным Федеральной таможенной службы России, в 2021 году импорт в РФ вырос на 26,5% относительно прошлого 2020 года и составил 296,2 млрд долларов [20, 21]. При этом важно отметить, что столь внушительная динамика была обусловлена во многом эффектом низкой базы, сформировавшейся в 2020 году, в рамках развернувшейся пандемии коронавируса и вызванных ею масштабных межстрановых ограничений в сфере торговых коммуникаций.

В целом 2021 год ознаменовался для Российской Федерации выходом импорта на докризисный уровень 2015 года, когда произошло масштабное падение импорта в результате геополитической напряженности и ввода по отношению к России масштабных санкций (рис. 4). Важно при этом отметить и тот факт, что столь заметный рост в 2021 году был во многом обусловлен инфляцией доллара, что не могло не отразиться на ценовых индексах импортируемой продукции.

Рисунок 4. Объем импорта России, млрд долл. США

Figure 4. The volume of Russian imports, billion US dollars

Источник: Данные ФТС России, ЕМИСС [20].

В 2022 году ситуация, похоже, повторится, и сценарий сокращения импорта во многом будет напоминать 2015 год. При этом, по всей видимости, есть риски более серьезных падений по объему внешней торговли, что обусловлено невиданными ранее ограничениями, введенными рядом западных стран по отношению к российской экономике, и массовым уходом зарубежных компаний с российского рынка. Учитывая, что статистика, раскрывающая особенности движения импорта в России в 2022 году, еще не вышла, не представляется возможным продемонстрировать зарождающиеся новые тренды. Однако судя по масштабному «сворачиванию» деятельности иностранных компаний в РФ, есть существенные основания полагать, что импорт товаров конечного и промежуточного потребления будет сокращаться рекордными для России темпами.

Важно отметить, что по итогам последних нескольких лет основная доля импортной продукции в РФ приходится на страны так называемого дальнего зарубежья (89,3%, по данным за 2021 год [22]), среди которых доминирует Китай (24,8%). За ним следуют так называемые недружественные страны: Германия (9,3%), США (5,8%), Япония (3,1%) и ряд западноевропейских стран (рис. 5).

Рисунок 5. Структура импорта России в страновом разрезе, в %

Figure 5. The structure of Russia's imports by country, in %

Источник: [20, 21].

В разрезе товарных групп и их соотнесения со странами – импортерами в таблице 1 приведены основные поставщики импортируемой продукции.

Таблица 1

Основные импортируемые товары и их поставщики

Table 1

The main imported goods and their suppliers

Группа товаров
Импортер
Машины, оборудование и аппаратура
Германия, Китай, Италия.
Продукция химической промышленности
Китай, США, Германия
Металлы и изделия из них
Китай, Германия, Беларусь
Пластмассы, каучук и резина
Китай, Германия, Бельгия
Текстиль
Китай, Узбекистан, Германия, Беларусь
Промтовары
США, Турция
Пищевые продукты
Страны Европы, Китай, Казахстан
Продукты животного происхождения
Беларусь, Германия, Казахстан, США, Уругвай
Продукты растительного происхождения
Туркмения, Индия, Узбекистан, Казахстан, Китай, Турция
Источник: составлено по данным [22, 23].

Учитывая, что на долю недружественных западноевропейских государств, США и Японии приходится порядка 28,5% импорта в Россию (рис. 5), ограничения дальнейших поставок товаров из этих стран формируют серьезные риски устойчивого социально-экономического развития Российской Федерации в краткосрочной перспективе (для справки: основными товарными позициями, ввозимыми из этих стран, являются автомобили, двигатели, измерительные приборы, оборудование, продукция химической промышленности (в т.ч. фармацевтические товары), транспортные средства, металлы и изделия из них, пластмассы, каучук, резина и пищевые продукты). Это связано не только с тем, что многие воспроизводственные процессы в национальной экономике встроены в международную цепочку добавленной стоимости и, соответственно, ограничения в поставках импортного сырья и комплектующих могут привести к приостановке производственных процессов. Но и с тем, что ряд импортируемых финансовых услуг и продуктов из недружественных стран имеют стратегическое значение для поддержания стабильности финансовой системы РФ, и их ограничения могут привести к значительным потрясениям на финансовых рынках страны (отключение банковского сектора от системы SWIFT, ограничения доступа к размещению ценных бумаг на рынках ОФЗ, замораживание золотовалютных активов и др.). Кроме того, ограничения в притоке импорта влекут за собой также серьезные последствия для устойчивого развития национальной экономики в рамках неокейнсианской концепции эффекта акселератора. Согласно выводам, полученным в рамках проведенного экономико-статистического моделирования, рост импорта на 1 млн долларов приводит к росту национального ВВП России на 417,2 млн рублей (уравнение 1, табл. 2, 3). При этом стоит отметить, что, несомненно, в разрезе регионов данный параметр имеет весьма дифференцированный порядок значений, поскольку субъекты РФ в разной степени интегрированы в международную систему создания добавленной стоимости.

ВВП = 6389008+417,18*Im, (1)

где:

ВВП – валовой внутренний продукт, млн руб.;

Im – импорт товаров (по данным таможенной статистики), млн долларов.

Таблица 2

Статистическая значимость уравнения

Table 2

Statistical significance of the equation

Регрессионная статистика
Множественный R
0,960331
R-квадрат
0,922235
Нормированный R-квадрат
0,906682
Стандартная ошибка
5082992
Наблюдения
10
Источник: составлено авторами.

Таблица 3

Статистические параметры, оценивающие чувствительности ВВП России к объемам импорта

Table 3

Statistical parameters estimating the sensitivity of Russia's GDP to import volumes


Коэффициенты
Стандартная ошибка
t-статистика
P-Значение
Y-пересечение
6389008
12535204
0,509685
0,631965
Переменная X 1 (Импорт)
417,1822
54,17675
7,700391
0,000589
Источник: составлено авторами.

Представленные коэффициенты чувствительности ВВП РФ к импорту раскрывают роль и значение данного фактора в обеспечении процесса формирования макроэкономической динамики. Несложно предположить, что любое замедление импортных потоков, не говоря уже об их масштабном сокращении (как это наблюдается в 2022 году), будет иметь весьма неблагоприятные последствия для экономического роста. Вместе с тем важно также отметить и тот факт, что значительный рост цен в текущем году на энергоресурсы, являющиеся основной частью экспорта РФ, во многом компенсируют отмеченные потери, в результате чего, по всей видимости, будет наблюдаться рост торгового баланса.

Возвращаясь к вопросу о зависимости российской экономики от импорта, важно также разобраться и с тем, какова структура этого импорта. Согласно данным Росстата, в 2021 году, равно как и в последние несколько лет, в российском импорте доминировали такие виды продукции, как машины и оборудование (49,2%), продукция химической промышленности (18,3%) и продовольственные товары (11,6%) (рис. 6).

Рисунок 6. Товарная структура импорта Российской Федерации за 2021 г., %

Figure 6. Commodity structure of imports of the Russian Federation for 2021, %

Источник: [22].

Тем самым можно утверждать, что первоочередными задачами политики реализации вынужденного импортозамещения должны стать именно те направления, которые в наибольшей степени уязвимы. При этом необходимо понимать то, что унификация и реализация единой системы механизмов и инструментов в этой области для всех регионов РФ были бы ошибкой ввиду дифференциации их потенциала и возможностей. Как уже ранее отмечалось, в региональном разрезе выявленные особенности структурной организации импорта и ее влияния на устойчивость макроэкономической динамики проявляются весьма неунифицированно. Все, конечно же, зависит от структуры экономики и ее вовлеченности в глобальные воспроизводственные процессы.

К примеру, в Республике Татарстан, обладающей в целом весьма схожей структурой экономики относительно российской, процессы внешнеторгового оборота во многом повторяют отмеченные выше тенденции и закономерности. Более того, учитывая высокую степень интеграции хозяйственных процессов региона в международную систему разделения труда, зависимость от импорта имеет чуть более высокий уровень уязвимости. Наиболее отчетливо это проявляется в товарной структуре импорта, где зависимость от внешних поставок машин и оборудования носит весьма существенный уровень и составляет порядка 70% от общего объема потребления (рис. 7). Это, в свою очередь, предопределяет повышенные риски устойчивого функционирования промышленного комплекса Татарстана в условиях набирающего обороты санкционного давления на российскую экономику в 2022 году.

Рисунок 7. Импорт важнейших товаров в Республике Татарстан, %

Figure 7. Import of the most important goods in the Republic of Tatarstan, %

Источник: составлено по данным Росстата [24].

В товарной структуре импорта Татарстана, так же как и в структуре РФ, лидером остается импорт машин, оборудования, приборов и транспортных средств, их частей (рис. 7). Данное преобладание наблюдается как в импорте из стран дальнего зарубежья (67,9%), так и в импорте из стран СНГ (48,6%).

Основную долю в машиностроительном импорте в 2020 году составили, по данным Росстата [24], реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства; их части (30,23%), средства наземного транспорта, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состава, их части и принадлежности (16,77%).

На втором месте по доле импорта в РТ расположилась продукция химической промышленности, каучук (доля в 18%). В ее структуре традиционно преобладали пластмассы (36,39%), органические химические соединения (29%), химические продукты (15,98%), каучук (12,01%).

Тройку лидеров по доле в импорте Татарстана закрывают черные и цветные металлы (7%). Долю в 57% в структуре металлов составляют изделия из черных металлов (145,39 млн долл. США). В топ-3 входят также инструменты, приспособления из недрагоценных металлов (11,6%) и прочие изделия из недрагоценных металлов (10,8%).

Что же касается основных государств, импортирующих продукцию на территорию Республики Татарстан, то здесь, так же как и для России в целом, характерно доминирование стран дальнего зарубежья (рис. 8).

Рисунок 8. Внешняя торговля Республики Татарстан, млн долл. США

Figure 8. Foreign trade of the Republic of Tatarstan, million dollars USA

Источник: [24, 25].

Среди стран дальнего зарубежья в пятерку лидеров по доле импорта в стоимостном выражении входят Германия (888,7 млн долл. США), Китай (580,2 млн долл. США), США (269,3 млн долл. США), Италия (223,5 млн долл. США) и Турция (219,7 млн долл. США). Их доли составляют 24,4%, 15,9%, 7,4%, 6,1% и 6,0% соответственно.

Из стран СНГ также традиционным лидером по импорту остается Республика Беларусь с долей в 67,4% в объеме импорта стран СНГ (191913,1 млн долл. США в стоимостном выражении).

В целом, представляя данные в агрегированном формате, необходимо отметить о крайне высоком уровне зависимости Республики Татарстан от поставок импорта из дальнего зарубежья. Причем за последние почти 10 лет уровень данной зависимости увеличился в почти 2 раза (рис. 9).

Рисунок 9. Структура импорта Республики Татарстан, млн долл. США

Figure 9. Structure of imports of the Republic of Tatarstan, million dollars

Источник: [25].

Высокий уровень импортозависимости Республики Татарстан предопределяет и значительную чувствительность к усиливающимся процессам санкционного давления на экономику Российской Федерации. К примеру, для Татарстана данный показатель чувствительности имеет чуть более высокий уровень относительно среднероссийских значений (прирост ВРП составляет 439,8 млн рублей при увеличении импорта в регион на 1 млн долларов (уравнение 2, табл. 4, 5)).

ВРП = 926381,4 + 439,8* Im, (2)

где ВРП – валовой региональный продукт, млн руб.;

Im – импорт товаров (по данным таможенной статистики), млн долларов.

Таблица 4

Статистическая значимость уравнения

Table 4

Statistical significance of the equation

Регрессионная статистика
Множественный R
0,846363
R-квадрат
0,71633
Нормированный R-квадрат
0,645413
Стандартная ошибка
327102,9
Наблюдения
10
Источник: составлено авторами.

Таблица 5

Статистические параметры, оценивающие чувствительность ВРП Республики Татарстан к объемам импорта

Table 5

Statistical parameters assessing the sensitivity of the GRP of the Republic of Tatarstan to import volumes


Коэффициенты
Стандартная ошибка
t-статистика
P-Значение
Y-пересечение
926381,4
511650,5
1,810575
0,144451
Переменная X 1 (Импорт)
439,7791
138,3739
3,178194
0,033593
Источник: составлено авторами.

Выявленные закономерности, отражающие общий уровень зависимости Республики Татарстан от импорта продукции конечного и промежуточного потребления, формируют необходимость интенсификации процессов перехода экономики на стратегию вынужденного импортозамещения. В первую очередь для региона наибольшей актуальностью характеризуются направления замещения импорта в сфере:

- производства машин;

- производства оборудования;

- автомобилестроения;

- производства химической продукции (включая производство фармацевтической продукции);

- черных и цветных металлов и изделий из них.

Учитывая, что на долю этих секторов экономики приходится порядка 53% от общего объема промышленного производства в республике (табл. 6), несложно представить последствия в виде возможного экономического и впоследствии социального ущерба для региона в условиях санкционных ограничений импортных поставок комплектующих и сырья.

Таблица 6

Структура основных показателей промышленного производства Республики Татарстан в 2020 году (в процентах к итогу)

Table 6

The structure of the main indicators of industrial production of the Republic of Tatarstan in 2020 (as a percentage of the total)

Вид промышленной деятельности
Объем отгруженных товаров (работ, услуг), в %
Объем отгруженных товаров (работ, услуг), в млн руб.
Среднесписочная численность работников
Промышленность – всего
100
2710057,7
100
производство кокса и нефтепродуктов
19,1
517621,0
2,7
производство химических веществ и химических продуктов
11,2
303526,5
10,1
производство лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях
0,3
8130,2
0,3
производство резиновых и пластмассовых изделий
4,6
124662,7
4,2
производство металлургическое
1,6
43360,9
1,4
производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования
2,9
78591,7
6,3
производство машин и оборудования, не включенных в другие группировки
1,7
46071,0
4,6
производство автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов
11,4
308946,6
12,3
Всего
52,8
1430910,5
41,9
Остальные
47,2
1279147,2
58,1
Источник: составлено авторами по данным [24].

Снижение объемов производства в рассматриваемых сегментах экономики Республики Татарстан на 1% может привести, согласно экономико-статистическим расчетам, к замедлению общих объемов промышленного производства в республике на 0,53%. Сценарный анализ, предполагающий снижение импорта сырья и товаров в наиболее уязвимые сектора экономики на 30%, представлен в таблице 7.

Таблица 7

Сценарный анализ чувствительности ВРП к ограничениям импорта в секторах машиностроения и производства оборудования, химической промышленности, в сфере импорта черных и цветных металлов и изделий из них

Table 7

Scenario analysis of GRP sensitivity to import restrictions in the sectors of mechanical engineering and equipment production, chemical industry, in the field of import of ferrous and non-ferrous metals and products from them


Сценарий
Возможное снижение объемов промышленного производства в рассматриваемых секторах
Возможное снижение объемов промышленного производства в целом по региону
Прогноз возможного снижения ВРП**
1
Снижение импорта продукции конечного и промежуточного потребления в секторах машиностроения и производства оборудования, химической промышленности, в сфере импорта черных и цветных металлов и изделий из них*
30%
15,84%
14,3%
* в качестве основной гипотезы выступает предположение, что замедление поставок импортной продукции конечного и промежуточного потребления может привести к неполной занятости и переходу на неполную рабочую неделю работников, что приведет к снижению объемов производства в рассматриваемых промышленных секторах на 30%. Данный сценарий предполагает тотальное ограничение импортных поставок.

** Прогноз построен на основе построения эконометрических моделей, оценивающих взаимосвязь между темпами роста ИПП и ВРП.

Источник: составлено авторами.

Крайне важно отметить, что, несомненно, представленные оценки носят в определенной степени ограниченный характер с точки зрения прогнозирования возможных эффектов. Это связано и с тем, что в расчетах не участвуют другие сектора экономики, менее импортозависимые. Кроме того, также полученные оценки не учитывают возможные продуцируемые социальные последствия.

Также необходимо подчеркнуть, что прогнозируемые темпы снижения промышленного производства и ВРП отталкиваются от гипотезы одномоментного существенного отсечения импортных товаров и комплектующих, что невозможно в условиях существующих складских запасов, а также переориентации логистических потоков на других внешних поставщиков товаров конечного и промежуточного потребления.

Заключение

Полагаясь на полученные результаты, возникает вполне тривиальное с точки зрения экономической логики заключение о необходимости интенсификации процессов импортозамещения как на национальном, так и на региональном уровне. Это, как показывают полученные оценки, не только позволит сохранить имеющиеся высокие темпы развития экономических систем, повысить экономическую безопасность, но и укрепить впоследствии экономический потенциал и глобальную конкурентоспособность. Однако следует понимать, что сама стратегия импортозамещения должна во многом опираться на научно-технологическое развитие, активный поиск альтернативных логистических каналов поставки комплектующих из других стран, оптимизации бизнес-процессов и т.п.

В заключение необходимо отметить, что в России вопросам импортозамещения уделяется самое пристальное внимание. Достаточно заметить, что после вхождения Крыма в 2014 году в состав РФ последовавшие за этим санкции не только обострили проблему замещения импорта российскими аналогами, но и сформировали устойчивый базис для выработки масштабных мер в этой сфере. В этой связи был принят ряд документов стратегического государственного планирования в сфере импортозамещения. Это в первую очередь государственная программа «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» [26] запущенная 15 апреля 2014 года, где среди ее основных задач фигурирует необходимость снижения импорта готовой продукции и ее замещения отечественными аналогами. Не менее значимое место в ряду программ импортозамещения в Российской Федерации занимает Программа научно-технологического развития, важнейшей целью которой является создание и последующее тиражирование отечественных технологий для продуцирования зарубежных аналогов. Разработан широкий ряд законов и законопроектов по защите отечественного бизнеса и населения в условиях санкционных ограничений:

- установление приоритета российского ПО, входящего в специальный реестр, при госзакупках (Федеральный закон № 188-ФЗ от 29.06.2015 г.);

- установление приоритета отечественных товаров перед импортными при осуществлении закупок с помощью конкурса, аукциона или других способов закупок (Постановление № 925 от 16.09.2016 г.);

- установление запрета на госзакупки зарубежных промтоваров (Постановление № 616 от 30.04 2020 г.);

- установление обязанности заказчиков делать закупки отечественных товаров в обязательной минимальной доле. Размер доли зависит от вида товара (Постановление № 2014 от 03.12.2020 г.);

- введение упрощенной схемы госзакупки медицинского оборудования – через электронный запрос котировок (Постановление Правительства РФ № 297 от 06.03.2022 г.);

- внесение изменений в некоторые законодательные акты, предусматривающие меры поддержки российского бизнеса и граждан. (Федеральный закон № 46-ФЗ от 08.03.2022 г.). В частности, законом введен мораторий на плановые проверки малого и среднего бизнеса в 2022 г., на плановые проверки аккредитованных IT-организаций до конца 2024 г., компаниям предоставлена возможность менять условия контрактов и другое;

- увеличение доли государственного финансирования в грантах на создание отечественных аналогов комплектующих для различных отраслей промышленности (Постановление № 522 от 31.03.2022 г.).

Эти и многие другие механизмы импортозамещения, направленные на защиту институтов предпринимательства и населения в условиях санкций, несомненно, в скором времени приведут к конкретным результатам [27] (Elshin, 2017). Это обеспечит структурную трансформацию национальной экономики и ее регионов и сформирует условия для активной интеграции России в шестой технологический уклад и формирования новой структурной организации экономической среды, которая обеспечит рост глобальной конкурентоспособности национальной и региональной экономических систем в среднесрочной перспективе.


Источники:

1. Мингазов М.В. Особенности процессов импортозамещения в российской экономике в условиях ухудшения мировой хозяйственной конъюнктуры // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1459-1468. – doi: 10.18334/eo.10.4.111183.
2. Ершов П.А Импортозамещение и политика импортозамещения:теоретический подход к определению понятий // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2017. – № 2. – c. 147-157.
3. Ештокин С.В. Диффузия высоких технологий оборонно-промышленного комплекса в гражданский сектор экономики: стратегические шаги к импортозамещению // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 1. – c. 257-278. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111862.
4. Гончаренко К.А., Печерица Е.В. Влияние импортозамещения на состояние экономической доступности продовольствия в РФ // Национальная безопасность и стратегическое планирование. – 2021. – № 1(33). – c. 71-77. – doi: 10.37468/2307-1400-2021-1-71-77.
5. Сарыева М.Б., Какагелдиева М.С. Импортозамещение как инструмент экономического роста // Интернаука. – 2022. – № 8-3(231). – c. 51-52.
6. Печаткин В.В. Перспективы импортозамещения в Республике Башкортостан в условиях санкционной политики западных стран // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 7. – doi: 10.18334/epp.12.7.114871.
7. Афанасьев А.А. Об оценке влияния международных санкций на условия функционирования отечественной промышленности // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 179-194. – doi: 10.18334/eo.12.2.114858.
8. Городнова Н.В., Домников А.Ю. Влияние финансовых санкций на регулирование внешнеэкономической деятельности России // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 215-234. – doi: 10.18334/eo.12.2.114676.
9. Осипов В.С., Зельднер А.Г., Панкова С.В., Новицкий Н.А., Попов В.В., Цыпин А.П., Скрыль Т.В., Невская Н.А., Евтюхин А.С. Экономика импортозамещения: оценка влияния структуры внешнеторговых товаропотоков на развитие экономического потенциала и импортозамещения в Российской Федерации // Интеллект. Инновации. Инвестиции. – 2017. – № 7. – c. 31-44.
10. Вартанова М.Л. Проблемы осуществления программы импортозамещения в России // Актуальные тенденции и инновации в развитии российской науки. – 2019. – c. 89-92.
11. Дегтева Л.В., Панин А.В., Тимохин Д.В., Головина Л.А., Логачева О.В. Региональная диверсификация в контексте импортозамещения и ее влияние на развитие продуктовой сферы предпринимательства // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2022. – № 2. – c. 28-42. – doi: 10.24412/2071-6435-2022-2-28-42.
12. Зимовец А.В., Сорокина Ю.В., Ханина А.В. Комплекс предложений по защите экономики России от санкций стран Запада на макро-, мезо- и микроуровне // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 195-214. – doi: 10.18334/eo.12.2.114792.
13. Fedorova E.A., Airapetyan D.D., Musienko S.O., Afanas’ev D.O., Fedorov F.Y. Influence of Import Substitution Policy on the Industrial Production Level in Russia: Sector-Specific Issues // Studies on Russian Economic Development. – 2018. – № 2. – p. 167-173. – doi: 10.1134/S1075700718020041.
14. Оценка и анализ цифровой трансформации региональных экономических систем Российской Федерации: методические подходы и их апробация // Вестник университета. – 2019. – № 12. – c. 133-143. – doi: 10.26425/1816-4277-2019-12-133-143.
15. Сафиуллин М.Р., Ельшин Л.А., Прыгунова М.И. Влияние шоковых «импульсов» на развитие промышленного сектора экономики региона (на примере Республики Татарстан) // Экономический вестник Республики Татарстан. – 2014. – № 4. – c. 5-11.
16. Дегтерева Е.А., Чернова В.Ю. Анализ программы «Made in China» как возможный опыт импортозамещения для России // Успехи современной науки и образования. – 2016. – № 10. – c. 67-74.
17. Ельшин Л.А. Оценка и прогнозирование региональных экономических циклов опережающего развития (на примере регионов приволжского федерального округа). / дис.,.. док.. экон. наук: 08.00.05: защищена 16.01.18., 2018. – 400 c.
18. Чернова В.Ю. Новая промышленная политика развитых стран // Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2018. – № 10А. – c. 271-278.
19. Чернова В.Ю. Импортозамещение в продовольственном секторе как основа экономической безопасности России // Международные научные исследования. – 2016. – № 3(28). – c. 113-119.
20. Импорт товаров (по данным таможенной статистики) ЕМИСС. Государственная статистика. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/37148 (дата обращения: 19.07.2022).
21. Итоги внешней торговли со всеми странами. Customs.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://customs.gov.ru/statistic/vneshntorg/vneshntorg-countries (дата обращения: 28.07.2022).
22. Импорт Российской Федерации по группам стран ЕМИСС. Государственная статистика. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/37148 (дата обращения: 20.07.2022).
23. Экспорт и импорт России по товарам и странам. Ru-stat.com. [Электронный ресурс]. URL: https://ru-stat.com/registration (дата обращения: 27.07.2022).
24. Республика Татарстан статистический сборник 2021. Татстат. [Электронный ресурс]. URL: https://tatstat.gks.ru/storage/mediabank/%D0%95%D0%B6%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA_2020_%D1%81%D0%B0%D0%B9%D1%82.pdf (дата обращения: 20.07.2022).
25. Импорт субъектов Российской Федерации (миллион долларов США). Емисс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru (дата обращения: 20.07.2022).
26. Государственная программа «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности»
27. Ельшин Л.А. Сравнительный анализ циклических колебаний региональных экономических систем: моделирование, идентификация, прогнозирование // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2017. – № 4. – c. 138-156.

Страница обновлена: 10.08.2022 в 17:04:42