Экономическая безопасность государства как стратегический приоритет в условиях глобальной трансформации

Казанцева Е.Г.1
1 Кемеровский государственный университет

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 5, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Казанцева Е.Г. Экономическая безопасность государства как стратегический приоритет в условиях глобальной трансформации // Экономическая безопасность. – 2022. – Том 5. – № 3. – doi: 10.18334/ecsec.5.3.114819.

Аннотация:
В работе рассмотрена роль экономической безопасности в системе национальной безопасности, проанализировано отражение проблематики экономической безопасности в стратегических документах государств, а также методов ее обеспечения. Определена роль экономической безопасности в изменении места страны в системе центро-периферийных отношений в условиях:  глобальной трансформации, характеризующейся усилением борьбы за перераспре-деление властных позиций в мир-системе, проходящей на фоне перехода к индуст-рии 5.0;  обострения глобальных проблем современности (нарастание масштабов голода, эпидемий, ухудшение экологии);  роста неравномерности развития стран, раскручивания спирали гонки вооруже-ний. Показано, что обеспечение высокого уровня экономической безопасности страны выступает важным условием сохранения и/или повышения ее уровня в системе центро-периферийных отношений. Обозначены основные направления повышения уровня эконо-мической безопасности России

Ключевые слова: экономическая безопасность, мир-система, центро-периферийные отношения, стратегия национальной безопасности, стратегия экономической безопасности

JEL-классификация: F52, H56, H12



Введение. В последние десятилетия необходимость обеспечения экономической безопасности государств все чаще включается в повестку национальной безопасности. Если раньше при рассмотрении вопросов национальной безопасности центральное внимание уделялось обороне, то сейчас, наряду с обороной, экономическое процветание и обеспечение конкурентных преимуществ на мировой арене рассматриваются как важнейшие компоненты безопасности страны.

Цель работы заключается в определении роли экономической безопасности в обеспечении национальной безопасности и изменении позиций стран в системе центро-периферийных отношений. Основные приоритеты стран в области обеспечения экономической безопасности рассмотрены на основе анализа стратегий, руководств, обзоров по национальной безопасности и пр. Проблемы экономической безопасности стран рассмотрены с использованием методологии мир-системного анализа, раскрытой в трудах И. Валлерстайна, Дж. Арриги, Ф. Броделя, С. Амина, А. Франка, Н.В. Осокиной, А.И. Фурсова, В.Г. Хороса и др. В работе использованы данные информационных баз Всемирного Банка, рейтинговых агентств, доклады международных организаций.

Пристальное внимание к вопросам экономической безопасности со стороны правительств как развивающихся, так и развитых стран закономерно. Проблемы обеспечения безопасного развития мировой экономики и отдельных стран обострились в связи с замедлением темпов экономического роста в связи с глобальным кризисом 2007–2008 годов и кризисом, спровоцированным пандемией COVID-19, ростом геополитической нестабильности, углублением мир-системных противоречий, усилением конкуренции на мировом рынке и пр. Политическое и экономическое противостояние между отдельными группами стран резко обострилось в феврале 2022 года.

Экономическая война, объявленная России США, странами Евросоюза, Великобританией, Канадой, Японией, Южной Кореей, государствами Евросоюза и рядом других стран в связи с начавшейся специальной военной операцией на Украине и принимаемые пакеты российских контрсанкций привели к нарушению глобальных цепочек добавленной стоимости, росту цен, обострению проблем занятости, обеспеченности энергоносителями и пр. в мировом масштабе. При ослаблении регуляторных позиций международных организаций нарастают центробежные тенденции в развитии государств, стремление к протекционизму и решению национальных проблем [11]. Однако способы их решения предлагаются разные. Одни страны видят перспективы развития за счет собственных ресурсов и взаимовыгодного международного сотрудничества. Другие допускают использование наряду с собственными источниками развития возможности извлечения преимуществ за счет формирования более выгодных для себя и/или блоков, в которых они состоят [12], экономических условий и норм взаимодействия с другими странами. Рассмотрим, каким образом предлагается решать вопросы экономической безопасности в стратегиях, руководствах, обзорах по национальной безопасности США, Великобритании и Японии.

Экономическая безопасность – национальная безопасность? В стратегиях национальной безопасности многих государств вопросы экономической безопасности, экономического развития и лидерства являются либо самостоятельным приоритетом (национальным интересом), либо рассматриваются в качестве материальной основы других видов безопасности и безопасности страны в целом. Например, в Стратегии национальной безопасности США (2017 год) [27] были обозначены следующие приоритеты: защита американского народа, родины и американского образа жизни; обеспечение процветания Америки; сохранение мира посредством силы; распространение американского влияния.

При раскрытии содержания каждого из приоритетов в той или иной степени уделяется внимание укреплению экономики, при этом второй приоритет имеет слоган «Экономическая безопасность – это национальная безопасность». Стратегия ориентирована на оживление экономики страны как за счет внутренних резервов (развитие инновационной базы и НИОКР, внедрение современных критических для экономического роста технологий, обеспечение кибербезопасности, и пр.), так и посредством модернизации системы международных отношений, принципов торговли, создания новых рыночных возможностей, обеспечения мирового энергетического доминирования и пр. [27].

Президент США Джо Байден во «Временном стратегическом руководстве по национальной безопасности» 2021 год [20], предваряющем новую Стратегию национальной безопасности США, также уделяет значительное внимание экономической безопасности и продолжает использовать слоган «Экономическая безопасность – это национальная безопасность». Обнародование новой Стратегии ожидалось в начале 2022 года, однако документ пока не принят [7].

Во Временном стратегическом руководстве по национальной безопасности говорится, что традиционные различия между внешней и внутренней политикой, а также между национальной безопасностью, экономической безопасностью, безопасностью здравоохранения и экологической безопасностью менее значимы, чем когда-либо прежде. Упор также сделан на то, что сегодня, как никогда ранее, судьба Америки неразрывно связана с событиями за пределами страны [20].

Для обеспечения экономической безопасности необходимым считается развитие среднего класса, создание новых рабочих мест, развитие инноваций и цифровой инфраструктуры, внедрение технологий с низким и нулевым уровнем углерода, укрепление конкурентоспособности, кибербезопасности, противодействие коррупции. Все перечисленные меры направлены на развитие американской экономики с использованием внутренних резервов. В то же время, в документе демонстрируется готовность США оказывать продвижение своих интересов на мировой арене за счет модификации сложившихся норм и правил [20]. Провозглашается необходимость проведения международной политики таким образом, чтобы поддерживать внутреннюю политику по поддержке американской экономики.

Во Временном стратегическом руководстве по национальной безопасности допускаются своеобразные «ярлыки» в отношении отдельных стран. Например, Китай в документе характеризуется как напористая страна, а Россия – как дестабилизирующая страна, полная решимости усилить свое глобальное влияние и играть разрушительную роль на мировой арене [20]. Китай, кроме того, рассматривается как соперник, более того, единственный конкурент, потенциально способный объединить свою экономическую, дипломатическую, военную, и технологическую мощь, чтобы бросить устойчивый вызов стабильной и открытой международной системе. В документе продвигаются идеи недопущения китайского лидерства.

Великобритания, как и США, декларирует значимость процветания экономики для обеспечения национальной безопасности, проявляя при этом несколько более сдержанные амбиции по формированию мирового порядка. Премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон начал предисловие к «Стратегии национальной безопасности и Обзору стратегической обороны и безопасности» 2015 г. [26] с утверждения, что национальная безопасность зависит от экономической безопасности, и наоборот, поэтому первым шагом является обеспечение того, чтобы экономика была и оставалась сильной.

В Стратегии [26] объявлены три цели национальной безопасности Великобритании, заключающиеся в том, чтобы обеспечить: защиту народа (внутри страны, на заморских территориях и за рубежом), территории, экономической безопасности, инфраструктуры и образа жизни; проецирование глобального влияния (сокращение вероятности возникновения и воздействия угроз на Великобританию, ее интересы и интересы ее союзников и партнеров); содействие процветанию (использование новых возможностей, инновационная работа и поддержка промышленности Великобритании). Экономической безопасности уделяется отдельное внимание в шестой части Стратегии, имеющей название «Экономическая безопасность и возможности», в которой делается вывод, что сильная экономика Великобритании обеспечивает основу для инвестиций в безопасность и позволяет ей проецировать свое влияние на весь мир. В данном разделе развиваются мысли о об усилении влияния Великобритании на развивающиеся страны и рынки и оказания содействия в проводимых на их территориях реформах, использования британского влияния для создания в них открытых рынков и поощрения новых держав к участию в международном порядке, основанном на правилах.

В документе отмечается, что поскольку многие факторы нестабильности, вероятно, сохранятся в средне- и долгосрочной перспективе, то следует сосредоточить усилия Великобритании на укреплении стабильности за рубежом в нестабильных государствах. Авторами стратегии признается, что, хотя США, Япония и Европа остаются глобальными экономическими державами, они сталкиваются с растущей необходимостью повышения своей экономической динамики и конкурентоспособности [26]. Планируется продолжение работы со странами-партнерами для адаптации основанного на правилах международного порядка к новым вызовам. В то же время, в отношении России приводятся высказывания о том, что она стала более агрессивной, авторитарной и т.п., показала готовность подорвать международные стандарты сотрудничества для обеспечения своих интересов.

В Комплексном обзоре безопасности, обороны, развития и внешней политики «Глобальная Британия в эру конкуренции» (2021 год) [22] к ключевым интересам внутри страны и за рубежом относятся: суверенитет; безопасность (защита граждан, территории, ключевой национальной инфраструктуры, демократических институтов и образа жизни); процветание (способность британского народа поддерживать высокий уровень экономического и социального благосостояния, обеспечивать свои семьи и использовать возможности для улучшения своей жизни). В документе говорится, что процветание и безопасность взаимно подкрепляют друг друга.

Для реализации обозначенных интересов Великобритания планирует играть более активную роль в создании мира, где процветают открытые общества и экономики, и формировать будущий мировой порядок, поддерживая свободную торговлю и международное сотрудничество, противодействуя конфликтам и нестабильности, защищая принципы демократии и права человека. Великобритания заявляет, что эффективность деятельности будет зависеть от способности поддерживать на постоянном уровне международное влияние, а также потенциал мягкой и жёсткой силы для обеспечения этого влияния [22].

Сохранение стратегического преимущества планируется обеспечивать за счет использования достижений науки и технологий, которые станут неотъемлемым элементом политики национальной безопасности и международных отношений, что позволит укрепить позиции Великобритании в качестве мирового лидера в сфере науки и технологий, и ответственной кибер-державы. Реализация обозначенных направлений признается важной для того, чтобы в предстоящем десятилетии Великобритания могла получить конкурентные преимущества в сферах экономики, политики и безопасности, а также вместе с союзниками и партнерами сформировать международные нормы [22].

От защиты существующего статус-кво, сложившегося после окончания холодной войны, Великобритания планирует перейти к более динамичному формированию мирового порядка. По отношению к Китаю, который становится всё более значимой силой в мире, Великобритания планирует прикладывать большие усилия, чтобы адаптироваться к его растущему влиянию, повышая при этом способность реагировать на вызовы, которые китайская система создает для безопасности, процветания и ценностей Великобритании, а также для ее союзников и партнеров. Россию Великобритания рассматривает как наиболее острую угрозу безопасности.

Декларируя для других стран преимущества свободных рынков, Великобритания принимает меры по защите своих ключевых секторов экономики. Например, в 2022 году вступил в силу закон «О национальной безопасности и инвестициях» [25], нацеленный на защиту ключевых отраслей от иностранного влияния и недопущение перехода под иностранный контроль важных для страны предприятий и производств. Закон распространяется на 17 ключевых секторов экономики (энергетика и гражданские атомные проекты, транспорт, производство электронных комплектующих, оборонная сфера и производство продукции двойного назначения, космические и спутниковые технологии, искусственный интеллект и квантовые технологии, передовая робототехника и др.). Аналогичных примеров по защите своих рынков и повышению открытости экономики других стран множество не только в Великобритании, но и в США, Франции, Японии и др. странах.

В Японии также усиливается внимание к экономической безопасности. В Стратегии национальной безопасности Японии (2013 год) сформулированы следующие национальные интересы: поддерживать собственный мир и безопасность Японии и обеспечивать ее выживание; добиваться процветания Японии и ее народа, тем самым укрепляя ее мир и безопасность; поддерживать и защищать международный порядок, основанный на универсальных ценностях и правилах [28; 29]. В 2021 году премьер-министр Японии Ф. Кисида дал поручение пересмотреть Стратегию национальной безопасности [30].

Япония позиционирует себя как «активный участник мира». В соответствии с этим она считает, что должна более активно способствовать миру и стабильности в регионе и международном сообществе, координируя свои действия с другими странами, включая ее союзника, США [23]. Усиление японо-американского союза выступает одним из стратегических подходов, которые Япония планирует использовать для обеспечения внешних аспектов национальной безопасности.

На сайте Министерства иностранных дел Японии отмечается, что по мере возникновения межгосударственной конкуренции в политической, экономической и военной сферах баланс сил в международном сообществе меняется все более быстрым и сложным образом, растет неопределенность в отношении существующего международного порядка. Япония выдвигает инициативы для дальнейшего ускорения продвижения экономической дипломатии как одной из приоритетных областей дипломатии Японии. К основным сферам экономической дипломатии относятся: нормотворчество для поддержки свободных и открытых глобальных экономических систем путем продвижения различных экономических соглашений; поддержка расширения бизнеса японских компаний за рубежом посредством развития государственно-частного партнерства; продвижение ресурсной дипломатии и пр. [23].

В настоящее время в Японии разрабатывается Закон об обеспечении экономической безопасности [16]. Законопроект призван создать законодательную базу в четырех областях: повышение надежности цепочек поставок для снижения зависимости от Китая, прежде всего, в поставке полупроводников, и развитие их собственного производства; укрепление научно-технического базиса; создание системы не оглашаемых патентов с целью сохранения в тайне патентов с потенциальным военным применением и компенсирования компаниям и заявителям упущенного дохода от лицензирования; защита и поддержание ключевой инфраструктуры, проверка закупок оборудования крупными операторами базовой инфраструктуры, чтобы оценить, находится ли поставщик под влиянием иностранных правительств. По оценкам К. Судзуки, стратегической задачей законопроекта станет решение вопроса о том, как обратить рыночную мощь Японии как третьей по величине экономической державы планеты с лидирующими позициями в новых технологиях, в геоэкономическую силу, играющую свою роль в формировании международного порядка [16].

Таким образом, США, Великобритания и Япония в документах стратегического планирования выражают озабоченность текущим состоянием экономического развития и демонстрируют готовность к обеспечению собственной экономической безопасности как основы национальной безопасности как за счет внутренних резервов, так и посредством пересмотра и формирования более выгодного для себя международного порядка. США при этом готовы закрепить за собой роль центрального звена в модификации международных норм и правил, и гаранта демократии. Объясним ли такой подход к обеспечению экономической безопасности с точки зрения экономического мейнстрима?

Экономическая безопасность как инструмент влияния в системе центро-периферийных отношений. В свете неоклассического подхода мировая экономика – это постоянно расширяющийся по объему и ассортименту товаров мировой рынок, развивающийся по законам свободной конкуренции и выгодный всем его участникам. Либеральные меры ведущих стран привели к значительному снижению торговых барьеров, упрощению движения факторов производства и перемещения капитала, совершенствованию механизмов перераспределения доходов. Международные организации также принимали меры по повышению открытости национальных экономик [24].

Попытки отдельных стран защитить национальное производство не приветствовались. В случае возникновения конфликтов в отношении противодействующей стороны развитыми странами практиковалось использование комплексного давления (политического, информационного, военного, экономического и др.), отрабатывались технологии гибридной войны. Продвигая правила свободной торговли, они могли сами обращаться к политике протекционизма и введения санкций в период возникновения противоречий с другими странами. По выражению В.Г. Хороса, глобализация является, с одной стороны, объективным процессом растущего взаимодействия между государствами и нациями и создает новые возможности для углубления их сотрудничества и взаимопонимания. С другой стороны, процесс этот пока идет преимущественно в односторонней форме «вменения» западными политическими, экономическими и культурными элитами (прежде всего США) своих стереотипов сознания, политического устройства, рыночных механизмов, культурных ценностей другим, незападным обществам [18]. Таким образом, на практике развитые страны часто отступают от неоклассической идеи.

Представители мир-системного подхода (И. Валлерстайн [5; 6], Дж. Арриги [3], Ф. Бродель [4], Н.В. Осокина [15], А.И. Фурсов [17] и др.) выступают с иными взглядами на развитие экономики, рассматривая ее как систему центро-периферийных отношений (мир-систему), включающую в себя центр, периферию и полупериферию. С точки зрения мир-системного подхода Центр (ядро) представляет собой совокупность стран, независимо, самостоятельно ведущих национальное хозяйство, контролирующих периферию? и осуществляющих собственную модернизацию опережающими темпами. Центр представлен США, Великобританией, Францией, Германией и рядом других развитых стран.

Под Периферией понимается совокупность стран мир-системы, хозяйство которых контролируется извне и подчиняется потребностям управляющего ими центра. Экономическое развитие таких стран осуществляется замедленными темпами. К нему применим термин: зависимое развитие [15, c. 21].

Также выделяется Полупериферия. Она занимает промежуточное положение в мир-системе. Полупериферия, с одной стороны, объект давления и эксплуатации, а с другой – сама может оказывать давление на другие страны. Положение периферийных государств нестабильно – они могут перейти в группу стран Центра, сохранить свои позиции или понизить свой статус до Периферии.

Особым статусом обладает страна-гегемон. Это страна, геополитическая позиция которой обеспечивает возможность реализовать властные полномочия в отношении других участников мир-системы. Источник мощи гегемона кроется в возможностях его ТНК более эффективно действовать в промышленном, торговом и финансовом секторах; способности извлекать и присваивать мир-системную ренту; политической и финансовой гегемонии; обладании глобальной военной силой; использовании технологий «мягкой силы» и пр. [15; 14]. Гегемон стремится диктовать «правила игры» для мирового сообщества в экономической, политической, военной, культурной и других сферах, зачастую опосредованно осуществляет функции руководства и управления в межгосударственной системе через международные институты. Державы-гегемоны возникают, какое-то время правят миром, трансформируют его и постепенно сходят на вторые роли, будучи более не в состоянии контролировать результаты собственных действий [15, с. 23]. А отсюда очевидна задача Центра, а особенно гегемона, не допустить изменения расстановки сил.

Сейчас в роли страны-гегемона выступают США. Приведем ряд данных, характеризующих экономическое положение США в 2020 году. По данным Всемирного Банка ВВП США составил 20937 млрд. долл. США (24,7%, 1 место). ВВП по ППС – 20973 млрд. долл. (15,8%, 2 место). По показателям ВВП на душу населения и ВВП на душу населения по ППС США находились на 7 месте [33]. Доля США составляла 8,4% в мировом экспорте более 14% в мировом импорте (по данным отчетности 125 стран) [13]. По данному показателю США занимали первое место.

Международные рейтинги свидетельствуют о прочных позициях американских компаний. В рейтинге Fortune Global 500 (по объему валового дохода) в 2020 году 122 компании из пятисот имели американскую прописку [21]. США занимают прочные позиции среди стран, лидирующих в области инновационного развития. Согласно ежегодному отчету Всемирной организации интеллектуальной собственности, страна занимала третье место в глобальном инновационном индексе [32].

Что касается расходов на вооружение, то США являются абсолютным лидером. По данным Стокгольмского международного института исследований мира [31], на протяжении всего периода наблюдений с 1988 года США занимали первое место в мире по объему военных расходов. В 2020 году объем военных расходов США составил 778,2 млрд. долл. (39% от общемировых расходов).

Имеющий высокие темпы роста экономических показателей Китай пока отстает от гегемона по многим относительным показателям и возможностям влияния на «правила игры» в глобальном пространстве. Однако нарастание экономического могущества Китая вызывает озабоченность США. С позиций мир-системного подхода возвышающиеся страны полупериферии, прежде всего, Китай и Россия, «посягают» на лидерство США, следовательно, нужно нивелировать их возможности по укреплению положения в мировом пространстве любыми способами.

В настоящее время мир вступает в эпоху глобальной трансформации, заключающейся в усилении борьбы за перераспределение властных позиций в мир-системе, проходящей на фоне перехода к индустрии 5.0, обострения глобальных проблем современности (нарастание масштабов голода и эпидемий, ухудшение экологии и пр.), перманентных экономических кризисов, роста неравномерности «развития государств» [9], раскручивания спирали гонки вооружений и пр. Экономическая мощь и безопасность стран выступает при этом как инструмент влияния в системе центро-периферийных отношений. В этих условиях России необходимо кардинально повысить уровень экономической безопасности, чтобы реализовать возможности по укреплению своего положения в мир-системе.

Заключение

На протяжении последних лет Россия находилась в поиске эффективного механизма защиты экономических интересов. В нормативных документах были определены правовые и организационные параметры обеспечения экономической безопасности [1; 2], начата реализация крупномасштабных производственных, инфраструктурных и социальных проектов [10]. В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (2021 год) [2] в числе стратегических национальных приоритетов впервые обозначен приоритет «Экономическая безопасность», что подчеркивает значимость данного направления для обеспечения безопасности страны.

Санкционные условия, в которых российская экономика функционировала последнее десятилетие, и принимаемые правительством меры по развитию малого бизнеса, импортозамещению, цифровизации, поддержке несырьевого неэнергетического экспорта и пр. во многом оказали стимулирующее влияние на развитие страны. К моменту обострения санкционного давления в отношении России в 2022 году уже были достигнуты значительные успехи в укреплении продовольственной, энергетической, внешнеэкономической, финансовой, социальной безопасности [19]. Однако поток санкций стремительно нарастает [8]. В первой декаде апреля 2022 года в отношении России США и союзниками было введено более шести тысяч санкций [14].

Предстоит значительная работа в сфере укрепления экономической безопасности реального сектора, в части:

- развития станкостроения, производства высокотехнологичного оборудования, автомобилестроения, приборостроения, фармацевтики и других отраслей;

- информационной безопасности (развитие отечественного программного обеспечения, компьютерной техники и технологий, информационного противодействия);

- финансово-экономической (поддержание стабильности фондового рынка, банковского сектора, внебюджетных фондов, модификации валютной политики);

- внешнеэкономической безопасности (поиск новых партнеров, логистических каналов и цепочек добавленной стоимости);

- транспортной безопасности (развитие отечественного самолетостроения, судостроения, транспортного машиностроения в целом).

Особого внимания заслуживает социально-экономическая безопасность. В сложной экономической ситуации важно не допустить роста уровня бедности, а также резкой дифференциации доходов населения, вымывания среднего класса, нарушения экономической безопасности граждан. Также предстоит масштабное переформатирование системы внешнеэкономических и политических связей России, ее участия в международных организациях и союзах.

В сложившихся условиях экономическая безопасность является важным условием для обеспечения противодействия экономическому и политическому и другим формам давления и будущего развития. Она является одним из ключевых факторов безопасности государства, определяя его место в мир-системе в условиях глобальной трансформации.


Источники:

1. Указ Президента РФ от 13 мая 2017 г. № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года». ЭПС «Система ГАРАНТ». [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru/71672608/#friends (дата обращения: 10.04.2022).
2. Указ Президента РФ от 2 июля 2021 г. № 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». ЭПС «Система ГАРАНТ». [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru/401425792/ (дата обращения: 10.04.2022).
3. Арриги Дж. Долгий двадцатый век: Деньги, власть и истоки нашего времени. - М.: Территория будущего, 2006. – 472 c.
4. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв. Т. 1. Структуры повседневности: возможное и невозможное. - М.: Весь мир, 2006. – 592 c.
5. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. - СПб: Университетская книга, 2001. – 461 c.
6. Валлерстайн И. Миросистемный анализ: Введение. - М.: Территория будущего, 2006. – 246 c.
7. В США изменят стратегию нацбезопасности из-за Украины. Lenta.ru. – 22.03.2022. [Электронный ресурс]. URL: https://lenta.ru/news/2022/03/22/strat/ (дата обращения: 27.03.2022).
8. Казанцев С.В. Жизнь под санкциями // Экономическая безопасность. – 2022. – № 2. – doi: 10.18334/ecsec.5.2.114789.
9. Караваева И. В., Казанцев С. В., Коломиец А. Г. Основные тенденции развития экономики России на очередной трехлетний период: анализ, риски, прогноз // Экономическая безопасность. – 2020. – № 4. – c. 415-442. – doi: 10.18334/ecsec.3.4.111031.
10. Караваева И. В. Итоги проведения V Международной научно-практической конференции «Сенчаговские чтения» «Новые вызовы и угрозы экономике и социуму России» // Экономическая безопасность. – 2021. – № 3. – c. 853-887. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112368.
11. Лев М. Ю., Лещенко Ю.Г. Обеспечение экономической безопасности России в междуна-родных финансово-экономических организациях в процессе интеграции // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 3. – c. 669-688. – doi: 10.18334/epp.11.3.111630.
12. Лещенко Ю. Г. Экономическая безопасность России в глобальной динамике интеграции // – 2021. – № 3. – c. 657-670. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112994.
13. Мировой экспорт/импорт товаров. Trend Economy. [Электронный ресурс]. URL: https://trendeconomy.ru/data/commodity_h2 (дата обращения: 15.04.2022).
14. Мишустин заявил о беспрецедентном количестве санкций против России. Известия. – 07.04.2022. [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/1317017/2022-04-07/mishustin-zaiavil-o-bespretcedentnom-kolichestve-sanktcii-protiv-rossii (дата обращения: 16.04.2022).
15. Осокина Н. В., Казанцева Е.Г. Современная мирсистема и Россия. - Кемерово: Кузбасский государственный технический университет имени Т.Ф. Горбачева, 2018. – 504 c.
16. Судзуки К. Стратегия обеспечения экономической безопасности правитель-ства Кисиды Фумио: прежде всего – инструментарий «защиты»?. Nippon.com. – 16.02.2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nippon.com/ru/in-depth/a07901/ (дата обращения: 27.03.2022).
17. Фурсов А.И. Мир-системный анализ и его критики. - М.: ИНИОН РАН, 1996. – 44 c.
18. Хорос В. Г. Центро-периферийные отношения за полвека: основные тренды изменений // Мировая экономика и международные отношения. – 2014. – № 2. – c. 53-66.
19. Чернега В.Н. «Геополитический беспорядок» в мире и Россия // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. – 2021. – № 14(3). – c. 6-22.
20. Biden J.R. Interim National Security Strategic Guidance. March 2021. White House, Washington. [Электронный ресурс]. URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2021/03/NSC-1v2.pdf (дата обращения: 30.03.2022).
21. Fortune Global 500. 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://fortune.com/global500/2021/search/?fg500_country=U.S. (дата обращения: 14.04.2022).
22. Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy. Global Britain in a competitive age. [Электронный ресурс]. URL: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/975077/Global_Britain_in_a_Competitive_ (дата обращения: 22.02.2022).
23. Japan’s Security Policy Top. Ministry of Foreign Affairs of Japan. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mofa.go.jp/policy/security/index.html (дата обращения: 30.03.2022).
24. Leshchenko Yu. G. Transformation of the economic security concept of the state in the process of global integration under membership in international financial and economic organizations // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 11(119). – p. 150-159. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.11.02.019.
25. National Security and Investment. Act 2021. Legislation. gov.uk. [Электронный ресурс]. URL: https://www.legislation.gov.uk/ukpga/2021/25/contents/enacted (дата обращения: 30.03.2022).
26. National Security Strategy and Strategic Defence and Security Review 2015A. Secure and Prosperous United Kingdom. – November 2015. [Электронный ресурс]. URL: https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/478933/52309_Cm_9161_NSS_SD_Review_web_only.pdf (дата обращения: 30.03.2022).
27. National Security Strategy. December 2017. White House, Washington. [Электронный ресурс]. URL: chrome-exten-si-on://oemmndcbldboiebfnladdacbdfmadadm/https://trumpwhitehouse.archives.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf (дата обращения: 30.03.2022).
28. National Security Strategy (NSS). Ministry of Foreign Affairs of Japan. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mofa.go.jp/fp/nsp/page1we_000081.html (дата обращения: 31.03.2022).
29. National Security Strategy (Provisional Translation). [Электронный ресурс]. URL: https: //japan.kantei.go.jp/96abe/documents/2013/icsFiles/afieldfile/2013/12/17/NSS.pdf (дата обращения: 30.03.2022).
30. Press Conference by the Prime Minister on a Meeting of the National Security Council and Other Matters. October 19. 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://japan.kantei.go.jp/100_kishida/statement/202110/_00015.html (дата обращения: 25.03.2022).
31. SIPRI. Military expenditure by country, in constant (2019), 1988-2020. [Электронный ресурс]. URL: https://sipri.org/databases/milex (дата обращения: 22.03.2022).
32. Wipo (2021). Global Innovation Index 2021: Tracking Innovation through the COVID-19 Crisis. Geneva: World Intellectual Property Organiza-tion. [Электронный ресурс]. URL: chrome-exten-si-on://oemmndcbldboiebfnladdacbdfmadadm/https://www.wipo.int/edocs/pubdocs/en/wipo_pub_gii_2021.pdf (дата обращения: 12.04.2022).
33. World Bank. Indicators. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/ (дата обращения: 12.04.2022).

Страница обновлена: 27.05.2022 в 20:54:12