Специфика бедности в Дальневосточном федеральном округе

Смирнов В.М.1, Селиванова О.В.2
1 ФГБУ «ВНИИ труда» Минтруда России Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
2 ФГБУ «ВНИИ труда» Минтруда России, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика труда
Том 9, Номер 2 (Февраль 2022)

Цитировать:
Смирнов В.М., Селиванова О.В. Специфика бедности в Дальневосточном федеральном округе // Экономика труда. – 2022. – Том 9. – № 2. – С. 485-502. – doi: 10.18334/et.9.2.114148.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48159535

Аннотация:
В статье рассматриваются особенности бедности в одиннадцати субъектах Дальневосточного федерального округа. В ходе исследования выделены наиболее многочисленные группы населения, в отношении которых меры государственной социальной помощи имеют наибольший потенциал эффективности, изучен и описан профиль бедности данных групп малоимущих граждан на основе заданных модальных характеристик. Выявлены факторы, препятствующие росту доходов работающего населения субъектов дальневосточного региона.

Ключевые слова: бедность, профиль бедности, государственная социальная помощь, Дальневосточный федеральный округ

JEL-классификация: I31, I32, I38



Введение

Сокращение масштабов бедности и обеспечение устойчивого роста доходов населения входят в спектр основных направлений государственной социальной политики, определенных Указом Президента России от 21 июля 2020 года № 474 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2030 года», согласно которому доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума должна снизиться c 12,9% до 6,6% к 2030 году.

Достижение целей двухкратного сокращения масштабов бедности в стране сопряжено с решением комплекса задач, взаимосвязанных с особенностями социально-экономического развития территорий, среди которых особое место занимает крупнейший макрорегион России – Дальневосточный федеральный округ (ДФО).

Дальний Восток, имея выгодное географическое положение, исторически связывает Россию со стремительно развивающимися странами Азиатско-Тихоокеанского региона, что определяет его особое место в государственной социально-политической повестке. Общая граница ДФО с Китаем, Японией, Южной Кореей, занимающими лидирующие позиции по уровню мирового экономического развития, открывает новые перспективы для устойчивого развития восточного форпоста страны, формируя векторы его развития на ближайшие десятилетия.

Благодаря Транссибирской и Байкало-Амурской магистралям, наличию крупных приморских транспортных хабов Дальний Восток является важным связующим звеном между Европой и Азией, определяя влияние России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Занимая почти треть (36%) территории страны, ДФО обладает огромными запасами природных ресурсов, развитой производственной, научно-технической базой. Создание условий для опережающего экономического развития дальневосточных территорий является одной из приоритетных целей государственной политики страны. За последние годы в субъектах ДФО было создано семнадцать территорий опережающего развития (ТОР), ориентированных на рост международной конкурентоспособности дальневосточного региона. К примеру, ТОР «Свободный», созданный в Амурской области, направлен на развитие предприятий полного цикла газохимической отрасли, призван обеспечить рациональное использование природных ресурсов и повышение конкурентоспособности продукции региона на внешних рынках. Согласно государственной программе «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа», численность ТОР возрастет, что позволит к 2025 году создать 57,2 тысяч новых рабочих мест. Развитие свободного порта Владивосток также будет способствовать появлению новых вакансий еще для 29,9 тыс. человек. За счет льготных кредитов, выданных резидентам ТОР, планируется реализация не менее четырнадцати новых крупных инвестиционных проектов, направленных на рост конкурентоспособности субъектов ДФО на глобальных рынках [1].

Вместе с тем среди основных проблем, сдерживающих реализацию потенциала ДФО, можно отметить значительную отдаленность его территорий от наиболее развитых российских рынков, проблемы с транспортной инфраструктурой, низкую плотность населения, сосредоточенного преимущественно в городах, сложные природно-климатические условия развития сельского хозяйства, высокие затраты на логистику, сезонность грузоперевозок, что особенно актуально для арктических территорий макрорегиона, недостаточную эффективность системы энергоснабжения и др.

За последние десятилетия численность населения ДФО неуклонно сокращается, демографическая ситуация характеризуется низкой рождаемостью и интенсивным миграционным оттоком из тех субъектов ДФО, показатели уровня жизни в которых значительно уступают общероссийским.

Недостаток объектов социальной инфраструктуры, большая доля ветхого и аварийного жилого фонда (в 1,3 раза выше, чем в целом по России), в целом отсутствие приемлемых условий для жизни, особенно в населенных пунктах без эффективных градообразующих предприятий, – вот тот набор основных причин, вынуждающих наиболее мобильную часть населения ДФО покидать территории региона.

Региональная бедность, недостаток условий для роста доходов населения, отсутствие комфортных условий для проживания сдерживают реализацию экономического потенциала Дальнего Востока, что требует принятия адекватных мер государственного воздействия.

С учетом значительной дифференциации регионов ДФО по уровню социально-экономического развития при формировании политики по борьбе с бедностью огромное значение имеет создание и применение информационно-аналитической базы, позволяющей адекватно оценивать ситуацию с бедностью в регионе. В связи с этим особую актуальность приобретает изучение профиля бедного населения, который является незаменимым инструментарием для выявления и анализа состава бедного населения, его социально-демографических характеристик, определения факторов и причин бедности, что способствует разработке и внедрению наиболее эффективных мер по росту благосостояния целевых групп.

Исследованию профиля российской бедности на национальном уровне посвящены работы многих отечественных авторов, однако сопоставительный анализ структуры бедного населения в разрезе субъектов Российской Федерации проводится значительно реже. Между тем подобный анализ помогает выявить общие и специфические особенности региональной бедности, что может послужить основой для принятия управленческих решений по реализации мер по снижению уровня бедности и недопущению перехода граждан в категорию бедных как на национальном, так и на региональном уровне.

Целью данной статьи является выявление общих и специфических особенностей малоимущих домохозяйств, проживающих на территории субъектов ДФО, которые являются значимой информационной аналитической основой для принятия адекватных управленческих решений по снижению уровня бедности и недопущению перехода граждан в категорию бедных.

Методологический подход к изучению бедности в Дальневосточном федеральном округе

Цель по двухкратному снижению бедности в регионах страны, обозначенную в Указе Президента Российской Федерации от 21.07.2020 № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года», планируется достичь путем реализации соответствующих мер, выбор которых основан на анализе характеристик бедности как в целом по Российской Федерации, так и в разрезе регионов страны.

Профиль бедности как один из важнейших прикладных инструментариев, применяемый в мировой практике для формирования политики по борьбе с бедностью, позволяет выявлять и анализировать состав бедного населения, его социально-демографические характеристики. В процессе изучения профиля бедности выявляются основные факторы и риски бедности, устанавливаются причины бедности, что способствует разработке и внедрению наиболее эффективных мер по росту благосостояния целевых групп.

В рамках подготовки материалов статьи были изучены особенности бедности одиннадцати субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа.

В качестве источника данных были использованы первичные микроданные Выборочного наблюдения доходов населения и участия в социальных программах (ВНДН) за 2019 год.

Профиль бедности населения субъектов ДФО изучался с учетом группировки населения по принципу отношения денежных доходов индивидуального лица к величине прожиточного минимума в каждом из субъектов ДФО по всем категориям населения. Данная группировка по доходам позволяет оценить глубину бедности малоимущего населения на Дальнем Востоке и выявить наиболее многочисленные группы нуждающихся, объединенных сопоставимым дефицитом денежных доходов.

Структура бедности наиболее многочисленных групп малоимущих изучалась с учетом следующих модальных характеристик:

1) статус занятости главы домохозяйства;

2) количество детей в домохозяйстве (от 0 до 3 и более);

3) тип населенного пункта, в котором проживает домохозяйство;

4) размер населенного пункта;

5) возраст главы домохозяйства (по интервальным группам 25–29 лет, 30–34 года, 35–39 лет, 40–44 года, 45–49 лет, 50–54 года, 55–59 лет, 60–64 года, 65–69 лет, 70–74 года, 75–79 лет);

6) уровень образования главы домохозяйства;

7) вид сектора занятости на основной работе;

8) сфера профессиональной деятельности главы домохозяйства.

Таким образом, в ходе исследования решалась задача выделения наиболее многочисленных групп малоимущего населения территорий ДФО, в отношении которых меры государственного управленческого воздействия по сокращению масштабов бедности могут быть наиболее эффективными, а также определения их общих и специфических характеристик, сформированных под влиянием особенностей развития территорий Дальнего востока.

Общая характеристика бедности в субъектах Дальневосточного федерального округа

Дальневосточный федеральный округ – крупнейший по размерам территории макрорегион России, который характеризуется крайне низкой плотностью населения (1,17 чел/кв. км по данным 2021 г.) и высоким уровнем урбанизации (в 2020 году около 73% населения проживало в городских населенных пунктах), а также высокой степенью дифференциации значений показателя «Уровень бедности» – от 23,9% в Еврейской автономной области до 8,5% в Сахалинской области (данные 2019 года). Такой существенный региональный разрыв взаимосвязан в первую очередь со значительной региональной дифференциацией среднедушевых денежных доходов, на которую влияют общее состояние экономики региона, ситуация на рынке труда, размеры зарплат работающего населения, иные факторы.

Так, в «докризисном» 2019 году размер среднедушевых денежных доходов в Еврейской автономной области и в Сахалинской области составлял 26 602 руб. и 59 015 руб. соответственно. При этом по показателю «ВРП на душу населения» Сахалинская область занимала 4-е место в рейтинге субъектов РФ, а Еврейская автономная область – 49-е место. Среднемесячная начисленная заработная плата работников организаций в Сахалинской области более чем в два раза превышала значение аналогичного показателя в Еврейской автономной области (87 418 рублей и 42 400 рублей соответственно). В рейтинге по уровню безработицы беднейший регион также значительно уступал территории с наиболее благополучной ситуацией с бедностью (64-е и 51-е места соответственно), уровень занятости женщин с детьми дошкольного возраста в Еврейской автономной области также был существенно ниже, чем на Сахалине (58,5% и 72,2% соответственно) [2].

Таким образом, данные факты свидетельствуют о существенном различии в уровне благосостояния населения субъектов ДФО, что не может не сказываться на региональной бедности.

Анализ микроданных ВНДН показал, что в докризисном 2019 году в Дальневосточном федеральном округе за чертой бедности находились свыше 1,2 миллиона человек. При этом лишь примерно у одной десятой бедных дефицит денежных доходов свидетельствовал о нищете (доходы ниже 0,5 ПМ). Приблизительно каждому третьему, чтобы преодолеть границу монетарной бедности, требовалось от 50 до 30% от величины прожиточного минимума. Самую большую по численности группу малоимущих ДФО составляли граждане с доходами в диапазоне 0,8–1,0 ПМ, нуждаемость которых не так велика по сравнению с менее обеспеченными малоимущими семьями. Данные статистики свидетельствуют о том, что бедность в субъектах ДФО неглубока, и объемы социальной поддержки для преодоления большинством малоимущих черты абсолютной бедности сравнительно невелики. С другой стороны, в том же году в макрорегионе в зоне риска попадания за черту бедности находилось более полумиллиона человек, чьи среднедушевые доходы варьировались в диапазоне 1,0 ПМ – 1,2 ПМ. Это означает, что при малейшем ухудшении экономического положения (рождение ребенка, потеря кормильца, потеря работы, рост потребительских цен и т.п) данная группа населения имеет высокие риски пополнить ряды и без того значительной армии бедных.

В совокупности в 2019 году в субъектах Дальневосточного федерального округа более миллиона человек было сосредоточено у границы абсолютной бедности. При этом население со среднедушевыми доходами от 0,8 ПМ до 1,0 ПМ в силу незначительного дефицита денежного дохода можно охарактеризовать как наиболее восприимчивое к мерам социального воздействия и обладающее наибольшим потенциалом выхода из монетарной бедности. В свою очередь, люди, чьи доходы немного превышают официальное значение величины прожиточного минимума, часто оказываются «за бортом» системы государственной социальной помощи, хотя при любом изменении своего материального положения в худшую сторону они более всех подвержены значительным рискам перейти в разряд официальных малоимущих. На наш взгляд, изучение особенностей групп населения со среднедушевыми доходами от 0,8 ПМ до 1,2 ПМ представляет немалую важность для адекватной оценки ситуации с бедностью на Дальнем Востоке. Полученные результаты анализа профиля бедности данных групп населения ДФО могут быть использованы для выбора оптимальных мер государственного воздействия на снижение уровня бедности в регионах Дальнего Востока.

Анализ группы населения субъектов ДФО со среднедушевыми доходами от 0,8 ПМ до 1,0 ПМ, находящихся у черты бедности

Анализ профиля бедности населения с доходами от 0,8 ПМ до 1,0 ПМ на уровне макрорегиона показал, что наибольшую долю семей, оказавшихся за чертой бедности в субъектах ДФО, составляли семьи с тремя и более детьми (34,29% от численности группы). Второе и третье место разделили семьи с одним и двумя детьми (29,53% и 28,83% соответственно). Наименьшая доля бедного населения с доходами в диапазоне от 0,8 ПМ до 1,0 ПМ приходилась на семьи без детей (7,35% от численности выборки). Примечательно, что в 87,06% домохозяйств субъектов ДФО с доходами от 0,8 ПМ до 1 ПМ глава домохозяйства имел статус занятого в экономике. Это означает, что в подавляющем большинстве семей, оказавшихся за чертой бедности, работающие родители не могли обеспечить каждому члену семьи доходы выше величины прожиточного минимума.

Чаще всего работающие бедные семьи с одним или двумя детьми проживали в городах. Многодетные семьи – в сельской местности.

Вместе с тем в разрезе субъектов ДФО картина бедности несколько отличается.

К примеру, в Республике Бурятия и Республике Саха, а также в Камчатском крае работающие малоимущие семьи с одним ребенком проживают в основном в крупных городах с численностью населения от 100 до 500 тысяч человек, в то время как в Магаданской и Сахалинской областях, в Чукотском автономном округе и в Хабаровском крае – в малых городах с численностью менее 50 тысяч человек.

В большинстве городских семей с одним ребенком основной доход формируется из зарплаты отцов 25–40 лет, имеющих преимущественно начальное или среднее профессиональное образование и работающих по найму на предприятиях и в организациях формального сектора на низкооплачиваемых должностях. Вместе с тем в Камчатском крае, Сахалинской области, в республиках Саха и Бурятия ответственность за благосостояние семьи чаще лежит на работающих женщинах с начальным или средним профессиональным образованием, занятых преимущественно в сфере обслуживания, торговли, в сельском хозяйстве в качестве низкоквалифицированных или неквалифицированных работников.

Работающие семьи с одним ребенком, проживающие в сельской местности, сосредоточены в основном в Приморском крае, Амурской области, Забайкальском крае. Доходы сельских малоимущих семей в основном формируются за счет работающих отцов, имеющих преимущественно основное общее образование, занятых в формальном секторе экономики в качестве квалифицированных работников сельского и лесного хозяйства, операторов производственных установок и машин, сборщиков и т.п.. Однако есть и исключения. К примеру, в Амурской области заботы о доходах сельской семьи с одним ребенком чаще лежат на плечах работающих матерей со средним профессиональным образованием, занятых по найму в качестве неквалифицированных рабочих.

Городские бедные семьи с двумя детьми и работающим главой домохозяйства сосредоточены в основном в Камчатском крае, Магаданской области, Забайкальском крае, Чукотском автономном округе, Республике Саха, Еврейской автономной области и в Хабаровском крае. При этом в Камчатском крае, Еврейской автономной области и Магаданской области бедные домохозяйства с двумя детьми проживают в основном в городах с численностью от 50 до 100 тысяч человек, тогда как в Хабаровском крае, в Забайкальском крае, в Чукотском автономном округе и Республике Саха – в городах с численностью менее 50 тысяч человек. Чаще всего ответственность за благосостояние городских бедных семей с двумя детьми несут работающие отцы, преимущественно со средним профессиональным образованием, занятые в формальном секторе экономики на низкооплачиваемых должностях. Вместе с тем в городах Магаданской области за черту бедности чаще попадают семьи с двумя детьми, где основным источником доходов является зарплата работающих женщин, имеющих преимущественно высшее профессиональное образование и занятых в формальном секторе в качестве специалистов высшего уровня квалификации.

Работающие сельские семьи с двумя детьми проживают преимущественно в Приморском крае, в Амурской области, в Сахалинской области и в Республике Бурятия. В основном доход таких семей обеспечивается работающими отцами со средним профессиональным образованием, занятыми в формальном секторе экономики в качестве операторов производственных установок и машин, сборщиков и т.п. Исключение – Сахалинская область, где доходы сельских семей с двумя детьми чаще всего формируются из зарплаты работающих матерей. Модальные характеристики главы домохозяйства: 40–44 лет, среднее общее образование, занятость в сфере обслуживания, торговли или охраны.

Как отмечалось выше, бедные многодетные семьи субъектов ДФО со среднедушевыми доходами от 0,8 ПМ до 1,0 ПМ чаще всего проживают в сельской местности, в основном в Камчатском крае, в Забайкальском крае, в Чукотском автономном округе, в Хабаровском крае, в Республике Бурятия, в Республике Саха. В большинстве регионов основной доход таких семей формируется из зарплаты работающих отцов. Однако в Забайкальском крае заботы о финансовом благополучии семьи чаще лежат на плечах работающих матерей, имеющих нередко высшее профессиональное образование, но не имеющих возможности реализовать свой образовательно-квалификационный потенциал и занятых в качестве неквалифицированных рабочих. В Республике Саха также высокая доля бедных сельских многодетных семей, где родители (преимущественно отцы) имеют высшее профессиональное образование, заняты в качестве специалистов высшего уровня квалификации, но не могут обеспечить среднедушевые доходы каждого члена домохозяйства на уровне, превышающем величину прожиточного минимума. В Бурятии высока доля многодетных семей, в которых работающие отцы заняты в неформальном секторе.

В Приморском крае, Амурской области и Еврейской автономной области бедные многодетные семьи чаще всего проживают в небольших городах, население которых не превышает 100 тысяч человек. Основной доход в таких семьях приносят, как правило, мужчины. Модальные характеристики главы домохозяйства: 35–45 лет, начальное или среднее профессиональное образование, специалисты среднего уровня квалификации, квалифицированные работники сельского и лесного хозяйства.

На долю семей без детей приходится 7,35% от численности группы населения со среднедушевыми доходами от 0,8 ПМ до 1,0 ПМ. В 49,5% бездетных семей глава домохозяйства имеет статус занятого в экономике. На уровне макрорегиона доли городских и сельских бездетных бедных семей приблизительно равны. Как правило, городские семьи без детей с работающим главой домохозяйства проживают в малых городах численностью до 50 тысяч человек. Доходы чаще обеспечивают мужчины со средним или начальным профессиональным образованием, работая по найму на предприятиях, в организациях формального сектора в качестве неквалифицированных рабочих или специалистов среднего уровня квалификации. Примечательно, что в Сахалинской области главами в бездетных семьях чаще всего являются женщины 45–49 лет, состоящие в незарегистрированном браке. В большинстве случаев глава домохозяйства имеет среднее общее образование, работает у частных лиц или ИП в качестве неквалифицированного работника.

Бездетные семьи с работающим главой домохозяйства, проживающие в сельской местности, сосредоточены в основном в Приморском крае, в Забайкальском крае, в Республике Бурятия, в Республике Саха и в Хабаровском крае. Основной доход бездетных домохозяйств в Приморском крае, Забайкальском крае и Республике Бурятия обеспечивается преимущественно за счет мужчины. Модальные характеристики главы домохозяйства: 40–60 лет, среднее общее образование. Занятость по найму – как на предприятиях формального сектора (Приморский край, Республика Саха, Хабаровский край), так и в неформальном секторе у ИП и частных лиц (Забайкальский край, Республика Бурятия). Основные группы занятий (в зависимости от регионов): квалифицированные работники сельского и лесного хозяйства, неквалифицированные рабочие, операторы производственных установок и машин, сборщики, водители и т.п.. В Республике Саха и в Хабаровском крае основной доход бездетных домохозяйств чаще обеспечивается женщинами. Модальные характеристики главы домохозяйства: 45–59 лет, среднее профессиональное образование, занятость по найму в сфере обслуживания, торговли и охраны граждан в качестве специалистов среднего уровня квалификации.

Таким образом, бедные семьи со среднедушевыми доходами от 0,8 ПМ до 1,0 ПМ проживают как в городской, так и в сельской местности, однако в городах преобладают работающие малоимущие семьи с одним или двумя детьми, а в сельской местности большую долю занимают бездетные и многодетные домохозяйства.

Наиболее часто в категорию бедных семей с доходами от 0,8 до 1 ПМ попадают семьи с одним ребенком, проживающие в крупных городах с численностью населения от 100 тысяч человек. Глава домохозяйства – преимущественно мужчина. Сфера занятости глав бедных семей довольно схожа, как и уровень образования. В основном доход семьи обеспечивают главы семей с начальным или средним уровнем профессионального образования, занятые в сферах с низким уровнем заработных плат: в сфере обслуживания, торговли, сельском и лесном хозяйстве. Также значительная часть глав семей – неквалифицированные работники, что также объясняет низкие среднедушевые доходы на каждого члена семьи. При этом в ряде регионов высока доля семей с двумя детьми и многодетных семей, где особенностью модального профиля главы домохозяйства является наличие высшего образования и занятости в качестве специалиста высшего уровня квалификации, что может быть связано с низким уровнем оплаты труда в ряде отраслей.

Портрет населения в зоне риска бедности

Согласно ВНДН, в 2019 году в Дальневосточном федеральном округе проживало 159,6 тысяч домохозяйств со среднедушевыми доходами от 1,0 ПМ до 1,2 ПМ. Чаще всего заботы о благосостоянии семей лежат на плечах работающих родителей, о чем свидетельствует факт, что в 83,6% семей глава домохозяйства имел статус занятого в экономике. Большинство семей данной группы проживают в городах.

Семьи без детей составили 15,52% от общей численности группы, в 57,9% домохозяйств глава домохозяйства имеет статус занятого в экономике. Большинство рассматриваемых семей проживают в городской местности.

Городские бездетные семьи с работающим главой домохозяйства сосредоточены в основном в городах численностью от 50 до 99 тысяч человек в Амурской области, Магаданской области и Республике Саха, в крупных городах Хабаровского, Камчатского края и Забайкальского края с численностью населения от 100 тысяч до 1 млн человек и в малых городах Приморского края с численностью населения менее 50 тысяч человек.

Основной доход бездетных семей со среднедушевыми доходами от 1 ПМ до 1,2 ПМ, проживающих в городах Приморского, Хабаровского и Камчатского края, а также в Республике Саха, обеспечивается преимущественно за счет работающего мужчины. Модальные характеристики главы домохозяйства: 40–60 лет, среднее профессиональное образование, работники сферы обслуживания и торговли, охраны граждан, квалифицированные работники сельского и лесного хозяйства (Приморский край), операторы производственных установок и машин и сборщиками (Республика Саха). При этом главы семей Приморского и Камчатского края заняты в основном в формальном секторе экономики как работники предприятий и организаций, а в Хабаровском крае и Республике Саха – в неформальном секторе, по найму у частных лиц или ИП. Тем не менее, несмотря на наличие образования и квалификацию, среднедушевой доход рассматриваемых домохозяйств невелик в силу того, что мужчины заняты в отраслях с низкой добавочной стоимостью.

В Амурской и Магаданской области главы бездетных домохозяйств значительно моложе, в большинстве своем это мужчины в возрасте 25–29 лет. В Амурской области большинство глав семей получили только среднее общее образование и заняты в экономике как операторы производственных установок и машин и как сборщики. В Магаданской области большинство глав семей получили среднее профессиональное образование и являются работниками сферы услуг, торговли и охраны населения у частных лиц и индивидуальных предпринимателей.

В Забайкальском крае во главе большинства бездетных домохозяйств стоят женщины. Модальные характеристики главы домохозяйства: 50–54 лет, среднее общее образование, занятость в качестве неквалифицированных рабочих.

Сельские бездетные семьи с работающим главой домохозяйства проживают в основном в Сахалинской области, в Республике Бурятия и в Еврейской автономной области.

Примечательно, что в рассматриваемых регионах основной доход бездетных домохозяйств обеспечивается за счет женщин. Модальные характеристики главы домохозяйства: 45–49 лет (в Сахалинской области и в Еврейской автономной области), 20–24 лет (в Республике Бурятия), низкий уровень образования (в Сахалинской области – основное общее, в Республике Бурятия – среднее общее, в Еврейской автономной области – начальное профессиональное). При этом уровень образования заметно коррелирует со сферой занятости женщин – в Еврейской автономной области большинство из них являются работниками сферы обслуживания, торговли и охраны, а в Сахалинской области и Республике Бурятия – неквалифицированными рабочими.

Семьи с одним ребенком составляют 31,07% от общей численности рассматриваемой группы населения. Доля семей со статусом главы домохозяйства «занятый в экономике» составляет 90,1%. Большая часть семей с одним ребенком проживает в городах.

Городские семьи с одним ребенком и занятым главой домохозяйства сосредоточены в крупных городах численностью 100–400 тысяч человек Хабаровского, Камчатского и Забайкальского края, а также Амурской области и Республики Бурятия, в небольших городах Магаданской области с численностью 50–99 тысяч человек, в городах Приморского края, Сахалинской области, Еврейской автономной области и Республики Саха с численностью менее 50 тысяч человек.

В городах Хабаровского и Камчатского края, Амурской области и Республики Бурятия в большинстве рассматриваемых семей с одним ребенком главой семьи является мужчина, чаще всего имеющий среднее профессиональное образование и работающий по найму на предприятиях и в организациях формального сектора. Что касается сферы деятельности, в Хабаровском крае главы семей чаще всего работают как специалисты среднего уровня квалификации, в Амурской области – работники сферы обслуживания и торговли, охраны граждан, в Камчатском крае – как неквалифицированные рабочие, а в Республике Бурятия – операторы производственных установок и машин и сборщики в неформальном секторе.

В Забайкальском крае главами семей являются в основном мужчины 30–34 лет, в Магаданской области – 45–49 лет, при этом большинство из них имеют среднее общее образование и заняты как операторы производственных установок и машин и как специалисты среднего уровня квалификации в неформальном секторе.

В Приморском крае, Республике Саха и в Еврейской автономной области основной доход семей с одним ребенком обеспечивается за счет работающих женщин в возрасте 40–50 лет, имеющих высшее профессиональное или среднее профессиональное образование, при этом в Приморском крае и Республике Саха женщины заняты в основном как работники сферы обслуживания, торговли или охраны граждан, а в Еврейской автономной области – как специалисты высшего уровня квалификации.

В Сахалинской области главами городских семей с одним ребенком являются в основном более молодые женщины в возрасте 25–29 лет, состоящие в зарегистрированном браке, имеющие среднее профессиональное образование и занятые в основном как работники сферы обслуживания, торговли и охраны граждан.

Сельские работающие бедные семьи с одним ребенком проживают в основном в Чукотском автономном округе. Как правило, доходы домохозяйств обеспечивают работающие мужчины 30–34 лет со средним профессиональным образованием, занятые в формальном секторе экономики преимущественно в качестве операторов производственных установок и машин и сборщиков.

Семьи с двумя детьми составляют большинство домохозяйств со среднедушевыми доходами от 1 ПМ до 1,2 ПМ, в 95,4% семей глава домохозяйства имеет статус занятого в экономике, 72% проживают в городах.

Городские работающие семьи с двумя детьми проживают в основном в крупных городах Камчатского края, Республики Саха и Республики Бурятия, где численность населения городов составляет от 100 до 500 тысяч человек, в малых городах с численностью менее 50 тысяч человек Забайкальского края, Чукотского автономного округа, Приморского каря и Магаданской области.

Главами домохозяйств в рассматриваемых семьях являются в основном мужчины в возрасте 35–44 лет. В Приморском крае, Забайкальском крае, Чукотском автономном округе и Магаданской области главы семей имеют в основном среднее профессиональное образование, в Камчатском крае и Республике Бурятия – высшее профессиональное образование. В основном главы семей заняты как квалифицированные работники сельского и лесного хозяйства (в Приморском и Забайкальском крае), специалисты высшего и среднего уровня квалификации (Чукотский автономный округ и Республика Бурятия), операторы производственных установок и машин (Магаданская область), работники сферы обслуживания и торговли и охраны граждан.

В Республике Саха главами бедных семей с двумя детьми являются преимущественно женщины. Модальные характеристики главы домохозяйства: 30–34 лет, высшее профессиональное образование, занятость в формальном секторе экономики в качестве специалистов высшего уровня квалификации.

Сельские работающие семьи с двумя детьми проживают в основном в Хабаровском крае, в Амурской области, в Сахалинской области, в Еврейской автономной области. Основной доход в рассматриваемых семьях обеспечивается за счет мужчин – глав семей в возрасте 35–50 лет. В Хабаровском крае и Амурской области мужчины имеют в основном среднее профессиональное образование и заняты как операторы производственных установок и машин и сборщики. В Сахалинской области и в Еврейской автономной области мужчины имеют среднее общее или основное общее образование и заняты как квалифицированные работники сельского и лесного хозяйства в формальном секторе экономики.

Многодетные семьи составляют 21,19% от общей численности выборки. В 92,8% домохозяйств глава семьи занят в экономике. Проживание и в городах, и в сельской местности.

Городские работающие семьи с тремя и более детьми сосредоточены в основном в крупных городах Сахалинской области, Забайкальского края и Республики Бурятия с численностью населения от 100 до 500 тысяч человек, в более малочисленных городах Еврейской автономной области (от 50 до 100 тысяч человек) и городах Камчатского края с численностью населения менее 50 тысяч человек.

В Забайкальском крае, Республике Бурятия и Еврейской автономной области главами рассматриваемых семей выступают в основном мужчины. Модальные характеристики главы домохозяйства: 30–40 лет, среднее профессиональное образование. В основном главы таких семей заняты в формальном секторе экономики как работники сферы обслуживания и торговли и охраны граждан, а также как операторы производственных установок и машин и сборщики.

В Камчатском крае главами семей являются в основном мужчины несколько старше – 45–50 лет, которые получили лишь среднее общее образование и заняты в формальном секторе как квалифицированные работники сельского и лесного хозяйства.

В рассматриваемой категории населения выделяются многодетные городские семьи Сахалинской области, где основной доход обеспечивается работающими женщинами 40–44 лет, состоящими в зарегистрированном браке и имеющими высшее профессиональное образование. В основном они заняты на предприятиях и в организациях как специалисты высшего уровня квалификации, однако их заработной платы все же недостаточно для того, чтобы обеспечить достойный среднедушевой доход на каждого члена семьи, что приближает их к категории бедного населения.

Сельские работающие многодетные семьи проживают в основном в Хабаровском крае, Амурской области, в Чукотском автономном округе, в Приморском крае и в Республике Саха.

В Приморском крае и Республике Саха главами многодетных семей в сельской местности выступают преимущественно мужчины 30–45 лет, имеющие среднее профессиональное образование. Как правило, они заняты в формальном секторе экономики как операторы производственных установок и машин и сборщики.

В Амурской области основной доход в многодетных сельских семьях обеспечивают мужчины средних лет (35–39 лет), имеющие среднее общее образование. Большинство из них также заняты в формальном секторе экономики как работники сферы обслуживания и торговли, охраны граждан.

В Хабаровском крае главами рассматриваемых семей чаще всего являются молодые женщины 25–29 лет, имеющие среднее профессиональное образование. Они заняты в формальном секторе на предприятиях и в организациях и, как правило, работают с подготовкой и оформлением документации.

В Чукотском автономном округе главами многодетных семей тоже выступают женщины, имеющие зачастую высшее профессиональное образование и занятые на предприятиях и в организациях формального сектора в качестве специалистов высшего уровня квалификации.

Заключение

Ситуация с бедностью в Дальневосточном федеральном округе имеет общие и специфические для каждого региона особенности.

Большинство населения субъектов ДФО со среднедушевыми доходами ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте РФ для каждой категории населения, сосредоточено в группе с доходами от 0,8 ПМ до 1 ПМ. Кроме того, большую долю населения составляют граждане, доходы которых не превышают 1,2 ПМ и которые находятся в зоне повышенного риска перехода в категорию бедных.

Модальные характеристики домохозяйств ДФО со среднедушевыми доходами в диапазоне 0,8 ПМ – 1 ПМ и 1 ПМ – 1,2 ПМ во многом тождественны: семьи проживают преимущественно в городах, в большинстве семей с детьми основной доход приносят работающие отцы, имеющие невысокий образовательно-квалификационный статус и занятые в формальном секторе экономики на низкооплачиваемых должностях. Сельская беднота характеризуются высокой долей многодетных и бездетных семей, где основной доход в основном формируется людьми старшего трудоспособного и пенсионного возраста, нередко – работающими женщинами.

Вместе с тем среди менее обеспеченных граждан ДФО чаще регистрируются многодетные домохозяйства, тогда как среди семей с более высокими доходами лидерами по численности являются домохозяйства с двумя детьми.

В более обеспеченных семьях глава домохозяйства, как правило, имеет более высокий образовательно-квалификационный уровень, чем в семьях за чертой бедности.

Среди более бедных семей с двумя детьми доля домохозяйств, где основной источник доходов формируется за счет работы по найму на предприятиях и в организациях неформального сектора, выше, чем в аналогичных семьях с более высокими доходами.

Бездетные городские семьи с меньшим уровнем доходов проживают в основном в городах численностью до 50 тысяч человек, в то время как более обеспеченные городские семьи без детей сосредоточены в более крупных городских поселениях.

Таким образом, региональный портрет бедности весьма разнообразен и имеет специфические особенности, связанные с дифференциацией субъектов ДФО по демографическим, экономическим, географическим и иным условиям, которые необходимо учитывать при реализации государственных мер по преодолению бедности и недопущению перехода граждан в категорию бедных.

Чрезвычайно высокая доля работающих бедных семей с детьми в группах населения, сосредоточенных у официальной границы бедности, свидетельствует о том, что факт наличия оплачиваемой работы в наши дни не гарантирует защиту от бедности. Среди основных факторов, препятствующих сокращению масштабов бедности, можно выделить различия в темпах экономического роста среди отдельных регионов Дальневосточного федерального округа, низкий уровень оплаты труда, исторически сложившийся в ряде отраслей; преобладание на рынке труда спроса на низкоквалифицированную дешевую рабочую силу, невозможность адекватной реализации образовательно-квалификационного уровня в силу отсутствия спроса на рынке труда, несоответствие полученных профессий и уровня квалификации потребностям работодателей.

Сокращению масштабов бедности работающего населения будет способствовать реализация адресных программ социальной поддержки наименее защищенных категорий населения в соответствии с направлениями, учитывающими особенности профиля бедности каждого конкретного региона. При этом поддержка должна быть оказана не только тем, кто признан малоимущим официально, но и семьям, имеющим значительный риск попадания за черту бедности. Вместе с тем снижение уровня бедности в регионах Дальнего Востока взаимосвязано с решением задачи по созданию условий для возможности реализации гражданами своего трудового потенциала путем осуществления продуктивной и достойно оплачиваемой занятости, что возможно лишь в условиях реализации стратегии по оздоровлению экономики страны, направленной на ее устойчивый рост в долгосрочной перспективе.

[1] Правительство России. URL: http://government.ru/rugovclassifier/829/events/ (дата обращения 12.09.2021)

[2] Росстат. Регионы России. Социально-экономические показатели – 2020. URL: https://gks.ru/bgd/regl/b20_14p/Main.htm (дата обращения 12.09.2021)


Источники:

1. Бобков В.Н, Гулюгина А.А., Колмаков И.Б., Одинцова Е.В., Черных Е.А. Мониторинг доходов и уровня жизни населения. / Монография. Ьлм 3(199). - М.: ИСЭПН ФНИСЦ РАН, 2020. – 116 c.
2. Бобков В.Н., Одинцова Е.В, Бобков Н.В. Актуальность разработки национальной программы повышения доходов, снижения бедности и неравенства // Уровень жизни населения регионов России. – 2020. – № 2. – c. 9-24. – doi: 10.19181/lsprr/2020.16.2.1 .
3. Гришина Е.Е. Совершенствование социальной поддержки малоимущих в России // Уровень жизни населения регионов России. – 2014. – № 1(191). – c. 83-89.
4. Келлер П.А. Социальный контракт как форма государственной социальной помощи малообеспеченным категориям населения // Теории и проблемы политических исследований. – 2018. – № 2А. – c. 122-129.
5. Овчарова Л.Н. Теоретические и практические подходы к оценке уровня, профиля и факторов бедности: российский и международный опыт. / Монография. - М.: М-Студио, 2009. – 267 c.
6. Овчарова Л.Н., Горина Е.А. Развитие адресной социальной поддержки нуждающихся в России: барьеры и возможности // Вопросы экономики. – 2017. – № 3. – c. 5-21. – doi: 10.32609/0042-8736-2017-3-5-21 .
7. Омельченко И.Б., Антонова Г.В., Данилина М.В. Анализ основных тенденций рынка труда в России в условиях пандемии COVID-19 // Актуальные вопросы современной экономики. – 2020. – № 11. – c. 89-96. – doi: 10.34755/IROK.2020.94.20.237 .
8. Разумов А.А., Селиванова О.В. Бедность в России: региональные особенности и перспективные инструменты снижения ее уровня // Социально-трудовые исследования. – 2021. – № 4(45). – c. 75-88. – doi: 10.34022/2658-3712-2021-45-4-75-88 .
9. Разумов А.А., Ягодкина М.А. Бедность в современной России. / Монография. - М.: Формула права, 2007. – 335 c.
10. Разумов А.А., Новик Е.И. Политика занятости и доходов населения в условиях финансово-экономического кризиса // Человек и труд. – 2009. – № 4. – c. 25-27.
11. Разумов А.А. Экономический кризис в России: оценка главных социальных последствий // Человек и труд. – 2010. – № 4. – c. 16-19.
12. Разумов А.А. Экономический кризис в России: оценка главных социальных последствий (продолжение предыдущей статьи) // Человек и труд. – 2010. – № 5. – c. 32-36.
13. Разумов А.А., Сковпень В.А. Мониторинг доходов и бедности в Российской Федерации: анализ современных тенденций // Труд и социальные отношения. – 2018. – № 2(146). – c. 25-37. – doi: 10.20410/2073-7815-2018-29-2-25-37 .
14. Римашевская Н.М. Человек и реформы: Секреты выживания. - М.: РИЦ ИСЭПН, 2003. – 392 c.
15. Римашевская Н.М. Человеческий потенциал России и проблемы «сбережения населения» // Российский экономический журнал. – 2004. – № 9-10. – c. 22-40.
16. Роик В.Д. Экономика развития: неравенство, бедность и развитие. / учебное пособие для вузов. - М.: Издательство Юрайт, 2020. – 474 c.
17. Селиванова О.В. Региональные программы борьбы с бедностью: опыт обобщения используемого инструментария // Проблемы экономики. – 2020. – № 6. – c. 48-56.
18. Смирнов В.М., Селиванова О.В. Совершенствование оценки региональных программ борьбы с бедностью // Самоуправление. – 2021. – № 2(124). – c. 481-487.
19. Разумов А.А.. Ермаков Д.Н. и др. Социально-трудовые отношения в современной России: проблемы и решения. / Коллективная монография к 60-летию НИИ труда. - М.: Дашков и К, 2016. – 280 c.
20. Регионы России. Социально-экономические показатели. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13204 (дата обращения: 12.10.2021).
21. Социально-экономическое положение федеральных округов - 2020 г. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://gks.ru/bgd/regl/b20_20/Main.htm (дата обращения: 20.10.2021).

Страница обновлена: 19.05.2022 в 08:29:17