Системная триада основополагающих принципов институционального построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции

Валинский О.С.1, Маврин А.Н.2, Посадов И.А.3, Скобелев П.О.4, Тришанков В.В.1, Химич Е.Ю.2
1 ОАО \"РЖД\"
2 ООО «ЛокоТех»
3 Стокгольмская школа экономики в России
4 Группа компаний «Генезис знаний»

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Валинский О.С., Маврин А.Н., Посадов И.А., Скобелев П.О., Тришанков В.В., Химич Е.Ю. Системная триада основополагающих принципов институционального построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 3. – doi: 10.18334/vinec.11.3.113486.

Аннотация:
В статье представлено авторское видение касательно как категориального определения, так и аналитического рассмотрения системной триады основополагающих принципов институционального построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции, включающей в себя: 1) целостное представление жизненного цикла высокотехнологичной продукции как единого объекта долгосрочных договорных бизнес-отношений компаний-участников в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции; 2) позиционирование как компании-заказчика, так и компании-подрядчика в качестве единственных субъектов договорных бизнес-отношений бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции; 3) определение потребительской ценности высокотехнологичной продукции в качестве предмета долгосрочных договорных бизнес-отношений между компаниями-участниками в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции. При этом особое внимание уделено бытованию на российском бизнес-ландшафте губительного пренебрежения к целостному безальтернативному соблюдению системной триады основополагающих принципов институционального построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции, основывающейся на теоретических и прикладных изысканиях неоинституциональной экономики по разделу «теория контрактов», поскольку статья предназначена прежде всего для читателя, интересующегося современным состоянием и перспективами развития системы управления жизненным циклом высокотехнологичной продукции в наступающую эпоху Четвертой промышленной революции, определяемой сингулярной трансформацией мировоззрения.

Ключевые слова: неоинституциональная экономика, контракт жизненного цикла, Четвертая промышленная революция, высокотехнологичная продукция, институализация построения бизнеса, системная триада, основополагающий принцип, объект, субъект и предмет договорных отношений

JEL-классификация: K19, L59, M29



Введение

Рассмотрение фабулы построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции (далее – КЖЦ ВТП) как отдельной области исследования в контексте развития институциональной экономической науки по разделу «теория контрактов» [1] ведет к необходимости установления системы основополагающих принципов, определяющих адекватность ведения такого вида предпринимательской деятельности на институциональной основе.

Вместе с тем, как свидетельствует опыт рассмотрения такой проблемной постановки на платформе организованных МГТУ им. Н.Э. Баумана Всероссийских научно-технических конференциях (2018, 2019 2020 и 2021 гг.): «Системы управления жизненным циклом высокотехнологичной продукции в машиностроении: новые источники роста» [2-5], а также Круглых одноименных столов Международных военно-технических форумов «Армия-2019», «Армия-2020» и «Армия-2021», понятие КЖЦ ВТП неоднозначно трактуется как в научном, так и в практическом аспектах, что препятствует становлению целостной картины построения бизнеса в формате «Института КЖЦ ВТП» и сводит предпринимаемые изыскания к решению отдельных обособленных задач.

В то же время наблюдаемое с конца прошлого столетия обретение тесной координации проводимых ведущими западными университетами институциональных экономических исследований по разделу «теория контрактов» с инновационной деятельностью передовых международных высокотехнологических корпораций приводит к установлению лучшей практики построения долгосрочных договорных бизнес-отношений в формате КЖЦ ВТП, отвечающей глобальным вызовам и трендам наступающей эпохи Четвертой промышленной революции.

В связи с этим в предыдущей статье [6] предметом рассмотрения явилось концептуальное видение системной триады [1] фундаментальных предпосылок к институциональному построению бизнеса в формате КЖЦ ВТП, включающей в себя: 1) трансформационное воздействие глобальных вызовов и трендов Четвертой промышленной революции (далее – Индустрия 4.0) [9, 10]; 2) выработка доктрины КЖЦ ВТП в качестве самостоятельного предмета изысканий в рамках неоинституциональной экономики по разделу «теория контрактов»; 3) становление в современном цифровом мире доверенных экосистем на основе сетецентрической платформы мультиагентных сервисов как инструментария моделирования бизнес-процессов в формате КЖЦ ВТП.

Системная триада основополагающих принципов

Отсюда, представляется актуальным и целесообразным дать в настоящей статье характеристическое определение системной триады основополагающих принципов институционального построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП:

Первый основополагающий принцип в аспекте определения объекта КЖЦ ВТП.

Целостное рассмотрение жизненного цикла высокотехнологичной продукции (далее – ЖЦ ВТП) от ее проектного замысла до ликвидации в качестве единого объекта долгосрочных бизнес-отношений компаний-участников в формате КЖЦ ВТП.

Второй основополагающий принцип в аспекте определения субъектов КЖЦ ВТП.

Позиционирование как компании-заказчика, так и компании-подрядчика в качестве единственных субъектов долгосрочных бизнес-отношений в формате КЖЦ ВТП.

Третий основополагающий принцип в аспекте определения предмета КЖЦ ВТП.

Восприятие потребительской ценности высокотехнологичной продукции (далее – ВТП) предметом долгосрочных бизнес-отношений компаний-участников в формате КЖЦ ВТП.

При этом первый основополагающий принцип в аспекте целостного рассмотрения ЖЦ ВТП от ее проектного замысла до ликвидации в качестве единого объекта долгосрочных бизнес-отношений компаний-участников в формате КЖЦ ВТП определяет:

● единую зону ответственности компаний-участников в контексте выполнения ими договорных обязательств в течение всего периода действия КЖЦ ВТП с учетом рисков;

● постановку целостного согласованного прозрачного проведения разработки и принятия на единой методологической платформе как стратегических, так и оперативных решений в течение всего периода действия КЖЦ ВТП;

● конструктивно выраженную перспективу целостного и системного решения социально-экономических, экологических, проектно-конструкторских, технических, производственно-технологических, эксплуатационных, сервисных, модернизационных, утилизационных и иных задач в течение всего периода действия КЖЦ ВТП.

В свою очередь второй основополагающий принцип в аспекте позиционирования как компании-заказчика, так и компании-подрядчика в качестве единственных субъектов долгосрочных бизнес-отношений в формате КЖЦ ВТП определяет:

● безальтернативную персонализацию ответственности как компании-заказчика, так и компании-подрядчика в течение всего периода действия КЖЦ ВТП;

● обретение компаниями-участниками скоординированной организационной (корпоративной) культуры, определяющей собой целостную и действенную систему ценностных ориентиров воплощения лучшей практики интеграционного построения и ведения бизнес-отношений в течение всего периода действия КЖЦ ВТП;

● адаптацию долгосрочных бизнес-отношений между компаниями-участниками в течение всего периода действия КЖЦ ВТП на основе воплощения концептуальных принципов «философского партнерства» [11], «разумного доверия» [12-15] и «солидарной корпоративной экономики» [16] как совокупного нематериального актива.

И, наконец, третий основополагающий принцип в аспекте восприятия потребительской ценности ВТП в качестве предмета долгосрочных бизнес-отношений компаний-участников в формате КЖЦ ВТП определяет:

● смену парадигмы бизнес-видения от примата «купли-продажа» ВТП к примату «совместное обеспечение требуемой услуги», выражаемой в наличие у ВТП целостной совокупности ценностно значимых потребительских свойств;

● воплощение сервис-ориентированной и сетецентрической бизнес-модели управления КЖЦ ВТП на основе р2р-взаимодействия [2] компаний-участников;

● кастомизацию производства и сервисного сопровождения ВТП до уровня конкретного изделия с присущими ему индивидуальными особенностями;

● обретение компаниями – участниками построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП клиентоориентированности, конкурентоспособности и рентабельности, отвечающих глобальным вызовам и трендам Индустрии 4.0 [8, 9].

К тому же весьма примечательно, что каждый из этих основополагающих принципов выступает в качестве необходимого условия для соблюдения двух других основополагающих принципов.

Так, например, наличие первого основополагающего принципа целостное рассмотрение ЖЦ ВТП в качестве единого объекта долгосрочных договорных бизнес-отношений компаний-участников в формате КЖЦ ВТП – предстает содержательной предпосылкой к обретению как второго основополагающего принципа позиционирование кампании-заказчика и компании-подрядчика в качестве единственных субъектов долгосрочных договорных бизнес-отношений в формате КЖЦ ВТП, так и третьего основополагающего принципа принятие потребительской ценности ВТП в качестве предмета договорных бизнес-отношений между компаниями-участниками в формате КЖЦ ВТП.

В образном понимании первый основополагающий принцип определяет ответ на постановочный вопрос: «что делать?», второй основополагающий принцип – ответ на персонально ориентированный вопрос: «кто делает?», а третий основополагающий принцип – ответ на целевой вопрос: «зачем делать?».

Тем самым выстраивается логическая стройность видения, а именно, принятие потребительской ценности ВТП в качестве предмета КЖЦ ВТП влечет за собой необходимость целостного рассмотрения ЖЦ ВТП в качестве единого объекта КЖЦ ВТП, что, в свою очередь, требует позиционирования кампании-заказчика и компании-подрядчика в качестве единственных субъектов КЖЦ ВТП.

При этом диалектическую природу системной триады основополагающих принципов наглядно отображает представленная на рисунке правильная треугольная пирамида, имеющая в своем основании центр коннективности [3] (позиция с), определяющий собой позиционирование вектора целеполагания Z в аспекте ведения методологически выверенных преобразований на пути обретения лучшей практики построения бизнеса в формате «Института КЖЦ ВТП».

Более того весьма значимо, что наличие равновесной системной триады основополагающих принципов по фабуле «соединение точек» [4] создает конструктивную платформу построения долгосрочных скоординированных бизнес-отношений в формате «Института КЖЦ ВТП», адаптированных к изменяющимся условиям мира VUCA / TUNA [5] [17,18] в реалиях Индустрии 4. 0.

Рисунок. Архитектоника коннективной модели построения бизнеса в формате «Института КЖЦ ВТП» на платформе системной триады основополагающих принципов

Источник: составлено авторами.

В развитие такого концептуального методологического подхода, основанного на системной триаде основополагающих принципов институционального построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП и корпоративном воплощении сетецентрического р2р-взаимодействия компаний-участников, становится зримым постановочное соответствие не только глобальным вызовам и трендам складывающегося уклада Индустрии 4.0, но и зарождающимся контурам Индустрии 5.0.

Вместе с тем немаловажно также отчетливо осознавать, что несоблюдение хотя бы одного из трех основополагающих принципов рано или поздно обрекает на неудачу все предпринимаемые попытки построения компаниями-участниками бизнес-отношений в формате КЖЦ ВТП. По сути дела, ненадлежащее следование системной триаде основополагающих принципов априори является изначальным постановочным риском, заложенным компаниями-участниками при построении ими бизнеса в формате КЖЦ ВТП.

Разумеется, также и то, что в угоду декларативно выраженным намерениям можно заявлять о построении бизнес-отношений в формате КЖЦ ВТП без наличия надлежащей на то опоры на системную триаду основополагающих принципов, однако такая фабула постановки дела неминуемо приведет не только к дискредитации такого по своей сущности прогрессивного бизнес-подхода, но и в целом к торможению столь необходимого для эффективного развития экономики внедрения прорывных управленческих и технологических инноваций, что в конечном итого обернется для компаний-участников потерей ими репутации и имиджа.

Так, губительное пренебрежение третьим основополагающим принципом, определяющим установление потребительской ценности ВТП в качестве предмета договорных бизнес-отношений между компаниями-участниками в формате КЖЦ ВТП, выражается в попытках рассмотрения отдельных его стадий как обособленных видов работ и услуг, имеющих свою собственную ценность.

Негативные последствия данного подхода приводят к нарушению первого основополагающего принципа, когда из единого КЖЦ ВТП, например, в качестве отдельного самостоятельного этапа выделяется сервисное сопровождение ВТП с заключением по нему собственного контракта. Такая декомпозиция КЖЦ ВТП ведет к размыванию ответственности за целостную реализацию всех стадий ЖЦ ВТП и обеспечение требуемой потребительской ценности ВТП.

Отсюда, как следствие, неминуемо и пролонгированное нарушение второго основополагающего принципа, когда вместо единой компании-подрядчика в формате КЖЦ ВТП становится возможным появление нескольким самостоятельных подрядных организаций, призванных выполнять конкретные виды работ и услуг на отдельных стадиях ЖЦ ВТП с наделением их собственными правами, обязанностями и ответственностью перед компанией-заказчиком.

В результате внесения таких организационных корректив на деле все сводится к выполнению большим числом компаний-подрядчиков конкретных видов работ и услуг на отдельных стадиях ЖЦ ВТП под декоративном фасадом заявленных управленческих новшеств, «промаркированных» как некий своеобразный вид КЖЦ ВТП, обусловленный российским «особым» путем ведения бизнеса в данном постановочном формате [20].

Вместе с тем казалось бы, что представленная системная триада основополагающих принципов институционального построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП вполне обоснована по своей смысловой выраженности и ничто не препятствует руководствоваться ею на практическом поприще.

Вопреки этому, на российском деловом ландшафте ситуация с адекватным восприятием рассматриваемой системной триады основополагающих принципов институционального построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП во многом предстает весьма противоречивой.

Так, с одной стороны, директивно декларируются планы построения бизнеса в формате КЖЦ ВТП, что особенно зримо в отношении высокотехнологичных систем вооружения, где на основании Указа Президента Российской Федерации № 603 от 7 мая 2012 года «О реализации планов (программ) строительства и развития Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов и модернизации оборонно-промышленного комплекса»., подразумевающего «создание системы управления полным индустриальным циклом производства вооружения, военной и специальной техники – от моделирования и проектирования до серийного выпуска изделий, обеспечения их эксплуатации и дальнейшей утилизации» и Федерального закона «О государственном оборонном заказе», № 275-ФЗ от 29.12.2012 г. руководством Министерства обороны РФ заявляется о безальтернативности перехода к выполнению государственного оборонного заказа посредством заключения с предприятиями военно-промышленного комплекса контрактов жизненного цикла на все виды высокотехнологичных систем вооружения, военной и специальной техники (далее – ВВСТ) от их проектирования и изготовления до утилизации.

В тоже время, с другой стороны, на деле за этим установками маскируется приверженность участников контрактных отношений к сохранению устоявшегося порядка их выполнения различными подрядчиками в формате трех отдельных видов работ: 1) проектно-конструкторская разработка; 2) производство ВТП; 3) сервисное сопровождение ВТП с заключением по ним самостоятельных контрактов.

«Стоическая» консервация существующего порядка, порождающего проведение несовместимых частных решений, устаревших подходов и технологий, создает препоны при заключении государственных оборонных контрактов в формате ЖЦ ВТП и чревата в перспективе негативными последствиями как в отношении предприятий военно-промышленного комплекса, так и касательно в целом обороноспособности страны [21, 22].

Бытование двусмысленного управленческого позиционирования в отношении ведения бизнес-отношений в формате КЖЦ ВТП обусловлена сложившимися в России специфическими социально-экономическими условиями, устоявшими ментальными взглядами и, наконец, боязнью проведения радикальных управленческих перемен.

Наряду с этим скептицизм отечественных практикующих специалистов к построению бизнес-отношений в формате КЖЦ ВТП во многом продиктован их не отвечающей требованиям Индустрии 4.0 осведомленностью в отношении современного уровня научных и прикладных достижений неоинституциональной экономики и входящей в нее неотъемлемой составной частью «теории контрактов».

Вместе с тем, за последние три десятилетия эта область экономических знаний стала предметом успешных исследований, проводимых целой плеядой видных ученых, в том числе и таких лауреатов Нобелевской премии по экономике как Ричард Коуз (1991), Леонид Гурвич, Роджер Майерсон, Эрик Маскин (2007), Оливер Уильямсон (2009), Оливер Харт, Бенгт Хольмстрем (2016), Ричард Таллер (2017), Пол Милгром (2020), что обрело свое успешное воплощение как при постановке научных изысканий в виднейших мировых университетах, подпадающих под когнитивное название «Университет 4.0», так и в ведущих высокотехнологичных корпорациях, осуществляющих свою инновационную бизнес-деятельность в формате КЖЦ ВТП [1, c. 26-31, 6].

Данное обстоятельство безотлагательно диктует необходимость организации системной университетской подготовки высококвалифицированных специалистов по управлению бизнесом в формате КЖЦ ВТП.

Достаточно зримый пример становления такого подхода дает факультет «Инженерный бизнес и менеджмент» МГТУ им. Н.Э. Баумана, на базе которого форматируется образовательно-исследовательский кластер с ведением уникального учебного курса по специализации: «Системы управления жизненным циклом высокотехнологичной продукции в машиностроении», что является стимулом и для других российских технических университетов, действующих в статусе национальных исследовательских институтов.

Основные положения данной статьи представлены в одноименном докладе на Круглом столе: «Системы управления полным жизненным циклом высокотехнологичной продукции в машиностроении: новые источники развития, новые вызовы», проходившим 24.08.2021 года под эгидой МГТУ им. Н.Э. Баумана в формате Международного военно-технического форума «Армия-2021» (Москва, Кубинка, КВЦ «Патриот» 22-28 августа 2021 г).

Заключение

Обретение целостного выражения системной триады основополагающих принципов (рис.) создает необходимые условия для выработки действенного инновационного построения бизнеса в формате «Института КЖЦ ВТП», тогда как наличие достаточных условий определяется обоюдным принятием компаниями-участниками при ведении предпринимательской деятельности надлежащей системной триады корпоративно-ценностных установок, что согласно «Дорожной карте» проводимых нашим творческим коллективом системных научно-практических изысканий является предметом рассмотрения в последующей статье, планируемой к опубликованию в журнале «Вопросы инновационной экономики».

В случае же отхода от безусловного концептуального принятия и действенного воплощения компаниями-участниками системной триады основополагающих принципов построения бизнеса в формате «Института КЖЦ ВТП» (рис.) как единого целого рано или поздно неминуемо реализуется ветхозаветный сценарий разрушения Вавилонской башни по причине потери ее строителями единого понимания из‑за их перехода на разные языки общения.

При этом зачастую имеющее место использование в качестве терминологической декоративной атрибутики обозначение действий по будто бы ведению бизнеса в формате КЖЦ ВТП без адекватного соблюдения системной триады основополагающих принципов только лишь дискредитирует это действительно актуальное инновационное направление, отвечающее по своей сути глобальным вызовам и трендам Индустрии 4.0, равно как и возникающим проявлениям Индустрии 5.0.

[1] Системная триада – натурфилософское тритохоническое миропонимание, сочетающее в себе целостность, адекватность и образность бытия в аспекте определения сематического триединства / динамической трехфазности явления [7, 8].

[2] р2р-взаимодействие – обозначение, обретающее распространение в современном цифровом мире и происходящее от англ. «рeer-тo-рeer»«каждый с каждым» как «равный с равным».

[3] Коннективность (от лат. <connexio>) – связность (сочленение) элементов системы, их способность к взаимодействию, приводящему к ее функциональной целостности.

[4] «Соединение точек» – образное выражение парадигмы построения действенной интуитивной системы конструктивного мировосприятия, высказанное признанным лидером Третьей промышленной революции Стивом Джобсом в его выступлении перед выпускниками Стэнфордского университета 12 июня 2005 года, заканчивающегося напутственными словами: «Оставайтесь голодными, оставайтесь безрассудными».

[5] Термин VUCA / TUNA введен в научный обиход в конце XX века, когда человеческий разум стал осознавать неотвратимую сингулярность грядущего, что придает все большую актуальность теореме о неполноте Курта Гёделя [19].

VUCA – акроним английских слов volatility (нестабильность), uncertainty (неопределенность), сomplexity (сложность) и ambiguity (неоднозначность).

TUNA – акроним английских слов turbulent (турбулентный), uncertain (неопределенный), new (новый) и ambiguous (неоднозначный).


Источники:

1. Институализация построения бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции: парадигма мышления. - СПб.: Издательство «Стратегия будущего», 2020. – 239 c.
2. Системы управления полным жизненным циклом высокотехнологичной продукции в машиностроении: новые источники роста. / материалы Всерос. науч.-практ. конф. - М.: Издательство МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2018. – 192 c.
3. Системы управления полным жизненным циклом высокотехнологичной продукции в машиностроении: новые источники роста. / материалы II Всерос. науч.-практ. конф. - М.: Издательство МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2019. – 217 c.
4. Системы управления полным жизненным циклом высокотехнологичной продукции в машиностроении: новые источники роста. / материалы III Всерос. науч.-практ. конф. - М.: Первое экономическое издательство, 2020. – 344 c.
5. Системы управления полным жизненным циклом высокотехнологичной продукции в машиностроении: новые источники роста. / материалы IV Всерос. науч.-практ. конф. - М.: Издательство МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2021. – 223 c.
6. Валинский О.С., Маврин А.Н., Посадов И.А., Скобелев П.О. Тришанков В.В., Химич Е.Ю. Системная триада фундаментальных предпосылок к институциональному построению бизнеса в формате контракта жизненного цикла высокотехнологичной продукции // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 2. – c. 745-766. – doi: 10.18334/vinec.11.2.112278.
7. Абрамов Ю.А. Классификация наук. - М.: Вернадский-Экология-Ноосфера, 1994.
8. Баранцев Р.Г. Становление тринитарного мышления. / Монография. - Москва: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2005. – 123 c.
9. Шваб Клаус Четвертая промышленная революция: перевод с английского. - Москва: Изд-во «Эксмо», 2017. – 208 c.
10. Шваб Клаус Технологии Четвертой промышленной революции. / Пер. с англ. - М.: Эксмо, 2018. – 320 c.
11. Лахав Ран Руководство по философскому партнерству: принципы, процедуры, упражнения. / Пер. с англ. - М.: Loyev Books, 2017. – 78 c.
12. Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. / Пер. с англ. - М.: ООО «Издательство «АСТ»: ЗАО НПП «Ермак», 2004. – 730 c.
13. Кови С., Линк Г. Разумное доверие. / Пер. с англ. - Минск: Попурри, 2013. – 256 c.
14. Кови С. мл., Меррилл Р. Скорость доверия: то, что меняет всё. / пер. с англ. – 8-е изд. - М.: Альпина Паблишер, 2019. – 426 c.
15. Хакер С., Уиллард М. От доверительных отношений к устойчивому бизнесу. / Пер. с англ. - М.: РИА «Стандарты и качество», 2009. – 144 c.
16. Кошкин В.И., Кретов С.И. Солидарная экономика: путь в будущее. - М.: ЛЕНАНД, 2018. – 300 c.
17. Эртел К., Соломон Л.К. Стратегическая сессия: Как обеспечить появление прорывных идей и нестандартное решение проблем. / Пер. с англ. - М.: Альпина Паблишер, 2016. – 248 c.
18. Бек Дон, Ларсен Тедди, Солонин С. и др. Спиральная динамика на практике: Модель развития личности, организации и человечества. - М.: Альпина Паблишер, 2019. – 382 c.
19. Успенский В.А. Теорема Гёделя о неполноте. / Серия: «Популярные лекции по математике». - М.: Наука, 1982. – 111 c.
20. Шаронов А.В. Как системное доверие работает между бизнесом и государством и какие существуют инструменты для его создания. Онлайн-саммит "Сколько стоит доверие?". Медиапортал # Трансформа1 совместно с Boston Consulting Group. 15.07.2021
21. Артеменко Е.С., Селеня К.А. Разработка концептуального подхода эффективного ценообразования при формировании государственного оборонного заказа // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. – 2014. – № 1(187). – c. 84-90.
22. Буренок В.М. Проблемы создания системы управления полным жизненным циклом вооружения, военной и специальной техники // Вооружение и экономика. – 2014. – № 2(27). – c. 4-9.

Страница обновлена: 10.09.2021 в 21:47:57