Построение новой модели экспортоориентированной экономики

Аубакирова Г.М.1, Энеева М.Н.2, Газаева М.Ш.2, Созаева Т.Х.2
1 Карагандинский технический университет
2 Кабардино-Балкарский государственный аграрный университет им. В.М. Кокова

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 3 (Июль-сентябрь 2020)

Цитировать:
Аубакирова Г.М., Энеева М.Н., Газаева М.Ш., Созаева Т.Х. Построение новой модели экспортоориентированной экономики // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 3. – С. 811-826. – doi: 10.18334/eo.10.3.110741.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44062022

Аннотация:
На примере Казахстана рассмотрен подход к построению новой модели экономического роста, созданию экспортоориентированной экономики с высокой добавленной стоимостью. Основной акцент сделан на оценке структуры казахстанского экспорта, отмечено его несоответствие рыночным потребностям, трансформационным процессам, характерным для стран с транзитной экономикой. Дан анализ действий государства по продвижению внутреннего рынка. Затронуты среднесрочные перспективы развития экспортной политики и роль государства в диверсификации экономики Казахстана.

Ключевые слова: транзитная экономика, экономический рост, Казахстан, экспортная политика, государственное регулирование

JEL-классификация: E60, F02, F13, F43



Введение

Как показывает мировой опыт рыночной трансформации, каждая страна существенно видоизменила свой потенциал, пытаясь приблизить национальную экономику к стабильному экономическому росту. Многие страны сумели адекватно и обоснованно отреагировать на системные вызовы [1, 2] (Kornecki, Ekanayake, 2012; Lipsey, Sjoholm, 2004). Казахстан, как и другие постсоветские страны, используя мировой опыт и советское наследие, руководствуется собственными решениями [3–7] (Nove, 1993; Berend, 1994; Hinshaw, 1996; Havrylyshyn, 2006; Asslund, 2007).

Экономический рост страны, как известно, зависит от традиционных факторов, выступающих производной от институтов, положенных в основу формирования экономической модели. Для достижения экономического роста странам с транзитной экономикой следует делать акцент не только на освоении прогрессивных технологий в попытке догнать доминирующих в этом вопросе промышленно развитые страны. Для оценки прогресса и открытости экономики важное место отведено институциональным факторам [8–10] (Kuznets, 1973; Chen, Shimomura, 1998; Chenery, 1980). Речь идет о формировании институтов соответствующего качества [11–13] (Beck, Laeven, 2006; Lane, Rohner, 2004; North D, 1994), влиянии на экономическое развитие налоговой политики и человеческого капитала [14, 15] (Baum, Lake, 2003; Siddiqui, Masood, 2009).

В рамках настоящей статьи на примере Казахстана рассмотрен подход к построению новой модели экономического роста, связанный с выбранным курсом на формирование экспортоориентированной экономики с высокой добавленной стоимостью [16–18] (Aubakirova, 2018). Для Казахстана, полноценно не участвующего в глобальных цепочках добавленных стоимостей, не способного обеспечить рост экономики, основываясь только на внутреннем рынке, быть участником международного разделения труда очень важно.

К построению новой модели экономического роста

В постсоветских странах доходы от экспорта, будучи важнейшим источником роста, формировались не за счет наращивания масштабов внешних поставок, а из-за удорожания главным образом нефте-газовых товаров на мировом рынке [19, 20] (Voeykov, Anisimova, 2015; Tsypin, 2018). Удорожание экспорта способствовало экономическому росту преимущественно благодаря возрастанию внутренних потребностей.

За последнее двадцатилетие структура экспорта Казахстана не претерпела существенных сдвигов в сторону обработанной продукции: в экспорте преобладают минеральные продукты и металлы. Несоответствие структуры казахстанского экспорта потребностям рынка объясняется главным образом усиливающейся стагнацией производства, нарастанием технологического отставания, накопившимися внутренними проблемами. Основные проблемы экспортеров Казахстана: высокие транспортные затраты, проблемы логистики, отлонение от принятых в мировой практике стандартов. Неопределенности во внешней торговле негативно отразились на инвестиционной активности предприятий.

Из-за сырьевой зависимости экономики Казахстан так и не смог оперативно отреагировать на изменения во внешней среде. В докризисные годы Казахстан реализовывал контрциклическую политику, сглаживающую воздействия на экономику изменений внешних обстоятельств, приток ресурсов извне стал главной движущей силой прогресса экономики. Восстановление казахстанского экспорта после общемировых кризисных явлений 2008–2009 гг. и закрепление страны на мировом рынке происходили в основном за счет ресурсоемкой и низкотехнологичной продукции.

Несмотря на возможности продвижения экспорта конечной продукции, в структуре экспорта превалируют сырьевые товары. Так, Казахстан экспортирует около 80 видов товаров, что почти в 4 раза меньше, чем Россия, в 8 раз меньше, чем Беларусь, и в 17 раз меньше, чем Китай. Только в 2018 г. 92 экспортерам предоставлялось льготное финансирование на 142,0 млрд тенге, 74 экспортерам содействовали в страховании на 90 млрд тенге, 3 млрд тенге выделено на обслуживание экспортеров.

Однако несмотря на государственное содействие субъектам, ориентированным на экспорт, в мировой торговой цепочке крайне низка доля экспорта казахстанских несырьевых продуктов, за годы новой индустриализации (2010–2019 гг.) объем экспорта в целом и обрабатывающей промышленности в частности уменьшился. Наибольшую долю в структуре экспорта (порядка 70–75%) занимают минеральные продукты, причем больше половины приходится на топливно-энергетические товары, из них на металлы и изделия из них отнесены 13–14% от суммы экспортных поставок (табл. 1).

Таблица 1

Динамика экспортных показателей обрабатывающей промышленности Казахстана

Показатель
Годы
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Объем производства продукции обрабатывающей промышленности, млрд тенге
6 089,6
5 949,7
8 046,8
9 400,8
10 403,9
11 192,0
Индекс производства обрабатывающей промышленности, в % к предыдущему году
101,1
100,2
100,6
105,6
104,5
104,4
Объем экспорта, млрд долл.
18, 36
14, 03
12, 65
15, 57
15, 75
15, 22
Рост экспортного объема, в % к предыдущему году
95,0
76,4
90,1
123,1
101,1
96,5
Экспорт из Казахстана






- млрд долл.
79,5
46,0
36,7
48,5
61,1
47,7
- годовой рост, %
- 6,2
- 42,2
- 20,1
32,0
26,0
- 21,9
Сырьевые товары, в % от общего объема экспорта
67,7
69,4
64,9
67,7
74,2
75,6
Обработанные товары, в % от общего объема экспорта
32,3
30,6
35,1
32,3
25,8
24,4
Источник: составлено автором по данным Министерства национальной экономики Республики Казахстан.

Уменьшение экспорта обрабатывающей промышленности на 4,2% на фоне роста экспорта услуг на 5,5% обусловлено активизацией деловой международной жизни: на текущий момент около 400 отечественных предприятий стабильно поставляют товары за рубеж.

На экспортный объем, обладающий высокой волатильностью и коррелирующий с мировыми ценами на сырье, повлияли три ключевых обстоятельства [21]. Прежде всего, удешевление стоимости нефти на 9,8%, несмотря на увеличение натурального экспортного объема сырой нефти на 0,7%. Во-вторых, авария на мощнейшем предприятии металлургии Казахстана – АО «Арселор Миттал» и меры воздействия против Ирана, куда сократились поставки металлопроката Казахстаном на 35%. И наконец, падение общемировых цен на ферросплавы, уменьшившее экспортный объем на 15% [22].

В общей сложности впервые введенные в 2019 г. меры, поддерживающие изготовителей обработанной продукции, способствовали тому, что экспортная выручка возросла на 30% и налоговые сборы – на 45%; 140 экспортоориентированных субъектов сократили транспортные затраты почти на 4 млрд тенге [21].

С целью роста результативности продвижения несырьевого экспорта товаров и выхода на увеличение величины несырьевого экспорта в 1,5 раза к 2022 г. и в 2 раза – к 2025 г.: изменены законодательные акты касательно перераспределения доли возвратных ресурсов на оказание льготного кредитования, предэкспортного и экспортного финансирования по экспортоориентированным бизнес-проектам несырьевой сферы; откорректированы правила частичной компенсации расходов субъектов индустриально-инновационной деятельности по продвижению обработанных продуктов касательно впервые вводимой компенсации транспортных затрат; в АО «Центр развития торговой политики» открыто единое окно QazTrade – информационно-аналитическая и обслуживающая платформа для бизнеса, рассчитанная на местный и зарубежный рынки; разработано 81 мероприятие, из которых 52 ориентированы на достижение прогресса в экспорте несырьевых товаров и 29 – в экспорте услуг [23, 24, 25].

С учетом незначительной емкости отечественного потребительского рынка, нацеленность на экспорт ускорит встраивание в глобальные цепочки и увеличит объем реализации товаров. Поощрение экспорта готовых товаров повысит устойчивость увеличения доходов бюджета посредством наращивания налоговой базы.

Для диверсификации экспорта в Казахстане особенно актуальны проблемы технического регулирования и несоответствие стандартам качества [26]. Казахстан реализовал совместно с Всемирным банком проект по подготовке поставщиков продукции из местных предприятий для транснациональных компаний горно-металлургической и нефтегазовой отраслей. Проведенное в рамках этого проекта оценивание 300 местных предприятий по модели Европейского фонда менеджмента качества (EFQM) выявило низкий уровень стандартизации процессов. В целом наблюдаются низкие качественные показатели товаров на местном рынке: в большинстве случаев не соблюдались права покупателей в розничной и интернет-торговле и при предоставлении бытового сервиса. Помимо упомянутого, имеет место применение до сих пор морально устаревших национальных стандартов.

Сегодня, содействуя экспортерам, государство оказывает поддержку в сборе данных о системах технической регламентации иностранных рынков. Только в 2019 г. подготовлено 1000 новых государственных стандартов, на 2020–2022 гг. запланированы еще 1500 стандартов [27]. В рамках ЕАЭС планируется ввод 48 технических регламентов, из которых 42 уже действуют. [28]. Планируемое создание порядка тестирования и сертификации продуктов, признаваемого на международном рынке, позволит бизнесу на начальных этапах ориентироваться на их освоение, решать проблемы качественных характеристик товара, транспортировки до мест назначения.

Для снижения риска и имиджевых потерь для Казахстана, ускорения попадания местных товаров на другие рынки необходимо ускорить внедрение контрольных операций, как в государственном масштабе, так на региональном уровне, активизировать разработку концептуальных юридических норм, нацеленных на стандартизацию местных товаров. Предприятиям, как уже зарекомендовавшим себя на мировом рынке, так и пытающимся заявить о себе, необходимо глубже изучать накопленный международный опыт [29–32] (Lekovic, Petrovic, Berber, 2018; Amorós, Basco, Romani, 2016; Cavusgil, Knight, 2015; Hosseini, Dadfar, 2012).

Несмотря на предпринимаемые действия, разработку государственных программ и наличие институтов развития, продвигающих несырьевой экспорт, так и не устранена сырьевая направленность внешнеторговой деятельности Казахстана, имеют место крайне низкая диверсификация несырьевого экспорта и незначительные объемы поставок. Как и прежде, ухудшились индикаторы несырьевого экспорта, демонстрируя недостаточную результативность его продвижения, необходимость пересмотра текущих инструментов продвижения, выбора более эффективных мер содействия экспортерам.

Казахстан продолжает работу по отстаиванию интересов на международной арене и исключению барьеров, препятствующих продвижению своего экспорта на центральноазиатском, российском и других рынках. В ближайшие годы налажено, например, сотрудничество с Вьетнамом, способствовавшее увеличению товарооборота на 51% – с 366,3 млн до 554,3 млн долл., заключено временное соглашение с Ираном, соглашения о свободной торговле с Сербией и Сингапуром, возможности наращивния экспортных поставок в обозначенные страны составляют 150 млн и 416 млн долл. соответственно. Активизируются переговоры по открытию аналогичных зон в рамках ЕАЭС с Израилем и Египтом с предполагаемым объемом экспорта 790 млн долл. [28].

Учитывая, что вопреки существованию торговых союзов в международной торговле присутствуют протекционизм и всевозможные лимитирующие меры, Казахстан отстаивает значимость своего бизнеса путем использования инструментария внешнеэкономической дипломатии. Так, существует договоренность увеличить объем угля на 40% – до 140 тыс. тонн при перевозке угля из Казахстана на Украину [28].

В стране много сделано для освоения экспортных рынков по реализации сельскохозяйственной продукции в 72 страны: согласованы ветеринарные и фитосанитарные требования к экспорту, выход на китайские рынки мясной продукции ускорила ликвидация лимитов по ящуру и нодулярному дерматиту. В 2019 г. экспорт сельскохозяйственных продуктов в Китай возрос на 50%, страны Персидского залива – в 3,2 раза, центральноазиатские страны – на 7,4%, страны ЕАЭС – на 8,2%. Государство содействует производителям: стимулирует ввод новейших систем орошения посредством 50-процентного возвращения расходов на их закуп и создание требуемой инфраструктуры; профинансированы 54 инвестиционных проекта на 64,3 млрд тенге для внедрения влагоресурсосберегающих технологий, наращивающих урожайность и расширяющих площади орошаемых земель. В рамках программы импортозамещения профинансированы проекты по изготовлению молока с годовой мощностью 46 тыс. тонн и мяса птицы с мощностью 30 тыс. тонн [33].

Касаемо регионального сотрудничества, отметим, что за 2010–2019 гг. товарообращение Казахстана (в национальной валюте) в масштабе Таможенного союза увеличилось на 91%, в ЕАЭС – на 84%. Увеличился и экспорт отечественного продукта: по сырьевым продуктам – на 60%, по обработанным – на 118%, список товаров возрос с 491 до 770 позиций [28].

Межрегиональная торговля Казахстана во многом зависит от выполнения совместного проекта с Узбекистаном и Кыргызстаном по реконструированию рубежных пропускных пунктов и результативной работы в рамках Международного центра торгово-экономического сотрудничества с Узбекистаном, ключевым партнером среди центральноазиатских стран, доля которого в реализуемых товарах высока – 60,0%, по услугам – 50,0% [34].

В числе результативного инструмента торговой либерализации и продвижения региональной торговли, ускоряющего доступ на товарные рынки посредством двустороннего снятия тарифов и нетарифных препятствий, выступают договоренности о зонах самостоятельной торговли [35, 36] (Idrisov, Pavlov, 2018; Chervyakov, 2016). Для будущего прогресса ЕАЭС достигнуто примирительное решение относительно величин нормативов разделения ввозных таможенных сборов между членами союза, рассмотрение которого растянулось на двухлетний период.

На внешнюю торговлю не только Казахстана, но и России, а также стран Ближнего Востока и Латинской Америки крайне негативно повлияли COVID-19 и ценовые войны на рынке нефти. Для Казахстана более важны риски кризиса как для нефтяного экспортера. В краткосрочном аспекте ключевые риски будут связаны с затянувшимся медленным ростом мировой экономики и имеющим место уменьшением мировых цен на нефть. Прогнозируется, что под воздействием последствий COVID-19, уменьшения добычи нефти и газа и падении цен на них рост ВВП Казахстана в 2020 г. сократится до 1,8% [21]. В 2020 г. экономику Казахстана ожидает глубокая рецессия, впервые за последнее 20-летие она может показать отрицательные темпы прироста (- 0,9%). Определяющую роль может оказать стабилизация среднегодовой цены на нефть (порядка 37 долл. за баррель) и снижение масштабов нефте- и газодобычи (до 76,0 млн тонн). Кроме того, Казахстан существенно пострадал из-за снижения цен на металлургическую продукцию (порядка 15–20% на медь, алюминий, цинк). По прогнозным оценкам, за счет планируемого возрастания добычи углеводородов и активизации инвестиционной политики в 2021 г. рост ВВП составит 3,6%.

Все нарастающее отставание Казахстана от мировых тенденций показывает, как значительно он уступает темпам развития мировых экономических процессов. Объемы внутреннего производства страны ограничены, чтобы обеспечить непрерывный экспортный рост. Слабо диверсифицированная экономика Казахстана затрудняет применение на практике преимущества сырьевого экспорта по сравнению с такими сырьевыми экспортерами, как, к примеру, Бразилия или Канада, у которых болeе высокая доля обработанной экспортной продукции.

В Казахстане среди несырьевых экспортеров фактически отсутствуют предприятия со сферой деятельности, ориентированной на цифровые технологии и высокотехнологичную продукцию. Учитывая, что именно такие предприятия постепенно выходят на лидирующие позиции в мировой торговле, потесняя представителей промышленности и сферы услуг, стране необходимо активизировать трансформационные процессы в сфере государственного регулирования предприятий, мотивируя создание высокотехнологичных производств, участие в трансфере технологий, рост профессионализма работников.

Среднесрочные ориентиры продвижения экспортной политики

Ключевая задача Казахстана – достичь к 2025 г. показателя, отражающего экспортный объем несырьевых товаров, с текущих 24,7 млрд до 41 млрд долл. На ее решение нацелены государственные программы, ориентированные на экспортную индустриализацию и наращивание конкурентных позиций обрабатывающей промышленности как на внутреннем, так и на внешнем рынках [37, 38].

Для адаптации казахстанского экспорта к глобальным условиям планируется принятие государственной программы, предусматривающей разнообразный инструментарий содействия бизнесу, охватывающий внутреннюю и зарубежную торговлю. С его помощью будут решаться проблемы безопасности продуктов, защищенности прав заказчиков. Планируется принятие мер по ликвидации внешних и внутренних препятствий для экспортеров, организация обучения товаропроизводителей, открытие лабораторий по соблюдению правил для выхода на внешнеторговые рынки [39] (Aubakirova, 2020). Продолжится реформирование и изменение структуры экономики за счет импортозамещения. В частности, принятие мер по расширению спроса, поддержке институтами развития средних экспортоориентированных предприятий.

Казахстан обозначил важнейшие страны для экспорта: КНР, ОАЭ, Турция, Иран и Германия. По этим направлениям запланировано увеличение экспортных поставок пищевой и промышленной продукции. Есть возможность поставлять обработанную продукцию (в основном продукты пищевой промышленности, имеющие продолжительный срок хранения) в Южно-Азиатский регион через Афганистан; активизировать бизнес-партнерство с Африкой, где востребованы продукты фармацевтической, химической, машиностроительной, горнорудной и сельскохозяйственных отраслей. Индия заинтересована в казахстанских товарах (минеральные продукты, машины и оборудования, неблагородные металлы). В Южной Азии выявлен спрос на муку и кондитерские товары, сталь, прокат, металлические трубы.

Надежды связываются с развитием электронных торговых площадок: организована Школа экспортеров, где для 50 производителей созданы «золотые аккаунты» площадки Alibaba с предоставлением возможности организации продаж.

Разработанные на 2020­–2025 гг. меры стимулирования нацелены на развитие «экспортной зрелости» субъектов. Так, активные экспортеры привлекаются к развитию региональных брендов, им оказывается содействие в применении инновационных подходов в сфере поддержки экспорта, возмещаются транспортные расходы. Стимулирование таких предприятий нацелено на наращивание перечня экспортируемых товаров и их технологической «сложности». Им предоставляется кредитование импортеров / субсидирование (3–5% годовых в долл.); субсидирование аккредитивов, расходов по экспортному соглашению, текущих расходов по экспортному обеспечению; фискальные послабления, в т.ч. налоговые кредиты и дотации на приобретение маркировочной техники.

Такие предприятия должны иметь валютную выручку, увеличивать объемы экспорта и расширять номенклатуру экспортируемых товаров в течение предыдущих двух лет, осваивать новые внешние рынки сбыта (страны), экспортировать технологически сложный товар. Помимо сказанного, в их уставном капитале исключено государственное участие.

Действующим экспортерам государство помогает в расширении рынков сбыта и экспорте по каналам электронной торговли. Начинающему экспортеру помогут в разработке экспортной стратегии и заключении экспортных контрактов. Потенциальный экспортер, не имеющий экспортного опыта, получит грамотную консультацию организации информационного поиска по разным зарубежным рынкам. Планируется предоставлять экспортеру информационно-аналитическое содействие для продвижения товара на внешние рынки для отстаивания национальных интересов. В рамках единого окна будет налажена работа единого портала export.gov.kz – ресурса по обратному контакту с экспортерами. На портале импортеров казахстанской продукции предприятия смогут подобрать потенциальных экспортеров, поставщиков казахстанских товаров.

Государство помогает бизнесу с переводом документов, требуемых при выходе на экспорт. К примеру, осуществлен перевод на китайский и английский языки двух технических регламентов ЕАЭС – требования к безопасности товаров, и 16 ГОСТов – межгосударственный стандарт, регламентирующий требования к качественным характеристикам пищевых продуктов.

На 2020­–2025 годы разработаны действенные шаги по развитию внутреннего рынка. Во-первых, гарантийный доступ к координируемым закупкам казахстанских предприятий для наращивания сотрудничества с бизнесом. Затем – поощрение ограничения производств и формирование по соседству с крупными предприятиями более мелких субъектов, предоставляющих технологически взаимосвязанные и сервисные услуги, перерабатывающие производственные остатки. Кроме упомянутого, обращено внимание на поощрение продвижения отечественных разработок на близлежащих к крупным городам местностях. Это позволит покрыть возрастающую потребность в изделиях, производимых обрабатывающей промышленностью с учетом урбанизации.

До 2025 г. ставятся задачи по наращиванию производственных объемов и увеличения перечня обработанных изделий, востребованных на внутреннем и внешнем рынках, увеличению объема экспорта товаров средней и высокой технологической сложности (табл. 3).

Таблица 3

Показатели экспортной политики Казахстана

Показатель
Факт
Прогноз по годам
2018
2019
2020
2021
2022
2023
2024
2025
Объем экспорта товаров средней и высокой технологической сложности, млрд долл.
11,6
12,0
13,4
15,0
16,9
18,9
21,1
23,6
Количество предприятий, получивших государственное содействие за продвижение обработанных товаров, ед.
-
110
110
110
110
110
110
110
Объем товаров, изготовленных на территории специальных экономических зон, млрд тенге
637,5
525,5
772
1244,7
1935,1
2099,9
2952,1
3169,2
Количество проектов предпринимателей, получивших государственное содействие в стимулировании продвижения обработанных товаров на местном рынке, ед.
-
25
146
148
150
152
154
156
Рост экспортного объема обрабатывающей промышленности:








- в % к 2018г.
100,0
107,9
118,1
129,5
142,2
156,1
170,7
187,2
- в % к предыдущему году
101,1
107,9
109,4
109,7
109,8
109,8
109,3
109,7
Источник: данные Министерства национальной экономики Республики Казахстан.

Для достижения поставленных целевых установок предполагается модернизация торговой политики по важнейшим направлениям: углубление региональной интеграции, поступательное движение экспорта и внутренней торговли, наращивание доли электронной торговли, совершенствование технического регулирования и повышение качественных характеристик товаров.

Казахстан использует опыт развитых стран по предоставлению материальных и нематериальных мер содействия экспортерам [26, 27]. Материальные способы содействия оказываются организацией Kazakh Export, Банком развития Казахстана и Фондом «Даму». Нематериальные приемы используют Национальная палата предпринимателей «Атамекен» и Внешнеторговая палата. Казахстанский центр индустрии и экспорта Kazindustry частично компенсирует экспортерам расходы, способствующие реализации товара (к примеру, реклама, аренда).

В 2021 г. планируется внедрение по опыту Канады, Австралии и США Программы экспортной акселерации – новой меры поддержки экспортерам.

Для снижения торговых барьеров при одновренном всестороннем развитии национальных производств Казахстан активно продвигает региональные страновые соглашения, принимает меры внутреннего регулирования и договоренности с другими регионами, активизирующие протекционистскую политику, подключает предприятия, задействованные в формировании глобальных цепочек дополнительной стоимости.

Для продвижения именно несырьевого экспорта в Казахстане функционируют институты поддержки, приняты государственные программы, акцентирующие внимание на достижении прогресса именно в обозначенном направлении. Отечественным экспортерам содействуют в страховании кредитов, оказывают финансовое и нефинансовое содействие. Благодаря страхованию возможно покрытие торговых и государственно-правовых рисков до 80% от размера понесенных потерь. Институт развития QazIndustry возмещает частично расходы по продвижению казахстанских товаров. За счет принятых мер по продвижению несырьевого экспорта Казахстан приосединился к новым для себя рынкам сбыта экспортной продукции, например, экспорт оборудования военного назначения в Бангладеш, аккумуляторов – в Италию.

Таким образом, трансформация экономики Казахстана не изменила модель развития Казахстана: она осталась ресурсно-экспортной. За последнее десятилетие реализовывался ин­новационно-технологический курс на активизацию индустриального развития. В среднесрочном периоде для создания экспортно ориентиро­ванной модели драйвером экономического роста в Казахстане должно стать усиление, с одной стороны, рыночных стимулов, с другой – ответственности бизнеса.

Заключение

Подводя итог, отметим, что в течение предстоящих 15–20 лет Казахстан планирует осуществить индустриализацию «догоняющего роста» с целью достижения текущего уровня технологического развития развитых стран. Долгосрочной целью индустриализации является достижение уровня конкурентоспособности стран ОЭСР в обрабатывающей промышленности.

Исследования показывают, что попытки отойти от сырьевой зависимости и диверсифицировать крупнейшую экономику Центральной Азии пока не привели к существенным резуль­татам. Казахстан, как и Россия, Азербайджан и Туркменистан, всецело зависим от экспорта, главным образом углеводородов. Любое ухудшение с ценами на сырьевых рынках усугубляет ситуацию в добывающей промышленности.

Проведенное исследование, расширяя представления о тенденциях современного мирохозяйственного развития, повышении восприимчивости и адаптивности развивающихся стран к вызовам современности, направлено на дальнейшее изучение факторов, влияющих на структурные широкомасштабные реформы и трансформационные процессы в странах с транзитной экономикой, формирование объективного представления об индустриализации, как в современных условиях, так и в обозримом будущем.


Источники:

1. Kornecki L., Ekanayake E.M. State Based Determinants of Inward FDI Flow in the US Economy// Modern Economy. - 2012. - Vol. 3. - No. 3. - p. 302 - 309.
2. Lipsey R., Sjoholm F. Host Country Impacts of Inward FDI: Why Such Different Answers? Working Paper. No. 192, 2004, 34 p.
3. Nove A. Economics of the transitional period: a critical review// Revue Europeenne des Sciences Sociales. - 1993. - Vol. XXXI. - No. 96. - p. 133-141.
4. Berend, I. T. (Ed.). End of century global transition to a market economy: laissez - faire on the peripheries? Transition to a Market Economy at the End of the 20th Century, 11th International Economic History Congress, Session A-3, Milan, September 12-17, Sutdeseuropa-Ges, Mtinchen.- 1994. - p. 9 - 54.
5. Hinshaw, R. (Ed.). The World Economy in Transition. What Leading Economists Think, Edward Elgar, Cheltenham. - 1996.
6. Havrylyshyn, O. Divergent Paths in Post-communist Transformation. Capitalism for All or Capitalism for the Few? Basingstoke/N.Y.: Palgrave. - 2006.
7. Asslund A. How Capitalism Was Built. The Transformation of Central and Eastern Europe, Russia, and Central Asia. Cambridge: Cambridge UP. - 2007.
8. Kuznets S. Modern Economic Growth: Findings and Reflections// American Economic Review. - 1973. - Vol. 63. - No. 3. - p. 247 - 258.
9. Chen B., Shimomura K. Self - fulfilling Expectations and Economic Growth: a Model of Technology Adoption and Industrialization // International Economic Review. - 1998. - Vol. 39. - No.1. - p. 127 - 132.
10. Chenery H. B. Interactions Between Industrializations and Exports// The American Economic Review. - 1980. - Vol. 70. - No. 2. - p. 75 - 79.

Страница обновлена: 13.11.2020 в 17:16:08