Мировые лидеры внешней торговли на рынке услуг высшего образования: текущее состояние и перспективы

Иноземцева Е.С.

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

№ 1 (73), Январь 2013

Цитировать:
Иноземцева Е.С. Мировые лидеры внешней торговли на рынке услуг высшего образования: текущее состояние и перспективы // Креативная экономика. – 2013. – Том 7. – № 1. – С. 77-83.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=18809613
Цитирований: 2 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Рассмотрено текущее состояние внешней торговли на рынке услуг высшего образования. В первой пятерке стран-экспортеров образования США, Франция, Великобритания, Германия и Австралия. За ними следуют новые лидеры экспорта – Новая Зеландия, Япония, Китай, ЮАР, стремительно наращивающие свои позиции. Россия является «новым старым игроком», демонстрируя в последние годы рост по количеству привлеченных иностранных студентов, однако для развития образования в экспортном направлении потребуются согласованные государственные инциативы. Автор выдвигает гипотезы об изменениях в расстановке сил на мировом рынке образовательных услуг к 2025 году и прогнозирует перспективы ключевых игроков рынка в соответствии с проведенным анализом.

Ключевые слова: высшее образование, человеческий капитал, образование, кадровый потенциал, экономика знаний, мировой рынок образовательных услуг, интернационализация, экспорт образования, лидеры экспорта образования, образовательный маркетинг



C начала 1990-х годов целый ряд стран начал развивать экспортноориентированные отрасли образования: на сегодняшний день мировой суммарный объем рынка образовательных услуг оценивается в 80–100 млрд долларов, из них 50% приходится на сегмент высшего образования; более пяти миллионов человек выезжают за рубеж с образовательными целями [1]. Неудивительно, что экспорт услуг высшего образования стал одним из приоритетных направлений структуры экспорта таких стран, как, например, Австралия (третья по значимости экспортная отрасль), США (пятая по величине) и т.п. [2].

Обучение – товар актуальный

Сегодня мировая карта студенческой миграции представлена тремя центрами: исторически сложившимся западноевропейским (Великобритания, Германия, Франция), североамериканским (США, Канада), а также сравнительно более молодым тихоокеанским центром (Австралия, Новая Зеландия, Япония, Южная Корея).

Соответственно, более 62% мирового объема рынка услуг высшего образования приходится на пять стран мира: США, Австралию, Великобританию, Германию, Францию (рис. 1). Вместе эти пять стран привлекают до 60% мирового студенческого контингента.

Рис. 1. Сравнение распределения доходов от экспорта образовательных услугв сегменте высшего образования и объем иностранного студенческогоконтингента в странах-лидерах, 2008/2009 гг., тыс. долларов/ тыс. чел.(составлено автором по материалам UNESCO World education report, 2010)

С 1960-ых годов США входят в пятерку лидеров по количеству студентов, приезжающих на обучение, а по доходам от экспортной деятельности страна является безоговорочным лидером более полувека [3]. При этом с середины 2000-х гг. количество выезжающих за пределы США американских студентов увеличивается, в то время как темпы экспорта постепенно снижаются с 2002 года (сильное влияние оказали события 11 сентября и последовавшие за этим ужесточения визового режима, особенно для миграционно опасных стран).

В отношении других стран-лидеров график показывает, что доходы от экспорта образовательных услуг не вполне коррелируют с количеством студентов, приезжающих в эти страны. Хотя историческое лидерство по числу студентов удерживают США и Великобритания, по доходам от экспортной деятельности на второе место вышла Австралия с самым меньшим числом привлеченных студентов в списке стран-лидеров. Это обусловлено несколькими причинами: высокая доля доходов от коммерческого присутствия большого числа кампусов австралийских университетов за рубежом [4]; сравнительно высокая доля косвенных доходов от приезжающих студентов (транспортные расходы, проживание и тд), включенных в общие показатели (Примечательно, что несмотря на то что США сильно обгоняет Австралию по числу зарубежных кампусов (74 против 14 на 2009 г), прочно удерживая мировое первенство, детальный анализ структуры коммерческого присутствия показывает, что австралийские зарубежные кампусы значительно крупнее американских: 25 тыс. иностранных студентов являются потребителями этого способа поставки в 14 австралийских филиалах, в то время как 25,2 тыс. обучаются в 74 американских. Это же подтверждается и структурой доходов от коммерческого присутствия за рубежом: Австралия является лидером по доходам от одного студента при этом способе поставки с 2008 г (см. сравнение: OECD. Education at a glance report 2008, 2010).), а также сравнительно высокая стоимость обучения при высоком качестве образования, которое поддерживается и ежегодно закрепляется аудитом национальной системы мониторинга высшего образования, в том числе по зарубежным филиалам.

Необходимо принимать во внимание особенности структуры доходов стран от экспортной деятельности, например, фактор бесплатного образования в ряде европейских стран (Германия, Франция), а также существенные государственные субсидии на обучение иностранных граждан по программам третичного и постдипломного образования (Германия, Великобритания).

Эти субсидии, как правило, поддерживают академическую мобильность преподавателей и исследователей, стимулируют совместные научно-исследовательские проекты, однако не распространяются на дистанционное обучение. В результате статистика по доходам от экспорта образования не вполне коррелирует с количеством привлеченных иностранных студентов (яркий пример – Великобритания, которая вплоть до 2011 года дотировала обучение иностранцев за счет бюджетных средств в соответствии с политикой развития экспорта образования).

В первой десятке стран-экспортеров прочно укрепились Канада, Япония, Китай, Новая Зеландия и Россия, стремительно укрепляют позиции в списке экспортеров ЮАР и Южная Корея.

Анализ динамики изменения темпов прироста студенческого контингента в различных странах мира показывает, что хотя в гонке стран-экспортеров первая пятерка не претерпела существенных изменений за последние 50 лет, во второй пятерке стран разворачивается активная конкурентная борьба за позиции. Япония, Китай и ЮАР взяли уверенный курс на активное приращение студенческого контингента и интенсивное развитие экспорта образования всего около десяти лет назад, Новая Зеландия появилась в списке экспортеров не более двадцати лет назад. Темпы прироста иностранных студентов в первой половине 2000-х гг. в упомянутых странах достигали более 700% (Новая Зеландия), 200% у ЮАР и Южной Кореи и т.д. Во второй половине десятилетия темпы прироста замедлились, однако сам тренд остается неизменным. Принимая во внимание изначально неравные стартовые позиции стран (в том числе по языковому фактору) (Англоязычные страны изначально получили огромное преимущество в привлечении иностранных студентов – как с точки зрения преподавания на языке, так и с точки зрения востребованности языка и квалификации для дальнейшего трудоустройства. В мировой экономической литературе принято объединять 5 англоговорящих стран термином «Main English-Speaking Destination Countries» (MESDCs): США, Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия. Усилия других стран по преодолению этого фактора заслуживают уважения: например, Китай и Япония уже несколько лет ведут преподавание на английском языке, одновременно набирая по два потока на один факультет), следует признать, что эти страны сделали огромный рывок.

На новых направлениях

Во многом этому способствовали усилия правительств, которые вкладывали в развитие экспорта образования значительные средства и, таким образом, стимулировали национальные университеты привлекать иностранных студентов с помощью стипендиальных программ и льгот, и это дало ощутимый результат в виде постоянно увеличивающихся объемов привлеченного контингента. Однако еще более важным фактором, оказавшим влияние на рост объемов экспорта, является не столько стипендиальные программы и финансовое стимулирование спроса, сколько последовательное создание благоприятной инфраструктуры для развития отрасли и открытость экономики к иностранным мигрантам.

С середины 2000-х гг. огромные усилия в этом направлении начали прикладывать такие страны, как Сингапур, Малайзия, ОАЭ, Таиланд, Тайвань. Их можно по праву назвать новыми перспективными направлениями экспорта высшего образования. Пример развития Дубайского международного академического города (DIAC) показывает, как силами частно-государственного партнерства возможно создание уникального интеллектуально-образовательного хаба для всего региона.

Основанный в 2007 г. сейчас DIAC насчитывает более 30 вузов и позиционируется как ориентир номер один для всех абитуриентов из стран Ближнего Востока. Фактически эта инициатива переориентировала потоки студенческой миграции с зарубежных стран на внутрирегиональное направление.

ОАЭ получили возможность аккумулировать доходы от тех студентов, которые ранее выбирали бы для обучения зарубежные страны. Новые азиатские направления, так же как и Китай, активно привлекают иностранные университеты для размещения кампусов на территории своих государств (В Сингапуре открыт кампус американского New York University Tisch School of the Arts, в Малайзии находится кампус Curtin University of Technology Sarawak Campus и др.).

Таким образом, вузы развивают свою экспортную деятельность, а местное население получает возможность обучения, не выезжая за пределы страны. Кроме того, правительства азиатских стран активно стимулируют национальные вузы привлекать иностранных студентов, видя в них будущие высококвалифицированные кадры для развивающейся экономики, а затем создают благоприятные условия для продолжения деятельности в стране.

Например, корейские вузы обязаны дважды проводить ярмарку вакансий для студентов последних лет обучения, а работодатели в свою очередь обязаны в этих ярмарках участвовать и имеют установленную квоту на прием иностранцев.

В 2011 году международный отчет OECD (Education at a glance) впервые констатировал существенный прирост доли России по количеству студентов на мировом рынке образовательных услуг, назвав ее «новым важным игроком». Справедливо отметить, что этот комментарий не вполне адекватен историческим реалиям: правильнее было бы назвать Россию «новым старым игроком». Международные и российские эксперты оценивают долю России на мировом рынке образования за 2008–2010 гг. в диапазоне от 2 до 3,7%. Показатели по численности студенческого контингента не многим отличаются от показателей Китая и Канады, занимающих в рейтинге соседние позиции (83,2 тыс. чел; 2,4% против 100 тыс чел; 2,9% Китая и 101 тыс чел; 2,9% Канады соответственно). В то же время необходимо признать, что эти цифры более чем в два раза меньше показателей первой пятерки стран-лидеров.

С 2010 г. в России принята и утверждена Концепция экспорта образовательных услуг, согласно которой наша страна будет стремиться наращивать объемы студенческого контингента в перспективе до 2020 г., однако наше исследование [5] показывает, что она недостаточно проработана с точки зрения конкретных шагов по развитию экспорта на мировом уровне. По нашей оценке, Россия сможет удерживать экспортные позиции в первой десятке в перспективе ближайших пяти лет в основном, благодаря устойчивым потокам студенческого контингента из стран СНГ. В ближайшие годы потребуются активные действия со стороны правительства для сохранения текущих объемов и приращения студенческого контингента из стран дальнего зарубежья для формирования действительно интернациональной студенческой среды и вывода экспорта на мировой уровень по конкурентоспособности.

Китайский прорыв

Особое место на современной карте международной торговли услугами высшего образования занимает Китай, являясь крупнейшим поставщиком студенческого контингента в другие страны и одновременно наращивая свои экспортные позиции (383 тыс. китайских студентов выехали на обучение в 2007 г. (OECD report 2008) и уже 500 тыс. в 2009 г. По количеству принимаемых на обучение студентов Китай находится в первой десятке стран-экспортеров (92 тыс. чел, по версии OECD 2008).). Китай прикладывает значительные усилия для развития системы высшего образования. Учрежденный правительством Проект 2011 ориентирован на вывод 100 лучших китайских университетов на уровень признанных мировых вузов за счет существенного повышения качества предоставляемых услуг и подготовки профессорско-преподавательского состава.

Другой отличительной особенностью китайского рынка образовательных услуг является то, что страна фактически становится глобальным реципиентом кампусов иностранных вузов на своей территории: University of Nottingham, Duke University NYU US и многие другие всемирно известные университеты уже разместили свои кампусы в различных регионах КНР. При этом Китай успешно решает и проблему «неравных стартовых возможностей».

Так, одной из потенциальных проблем, сдерживающих рост экспорта китайского образования, могла стать высокая диверсификация системы высшего образования по форматам и видам.

Например, обучение на магистерских программах в Китае длится 3 года (вместо принятых в Европе и США 1–2 лет), что могло неблагоприятным образом отразиться на интересе со стороны абитуриентов из этих регионов.

Но усилиями китайского правительства был подписан ряд соглашений с Великобританией, Францией, США, Японией о нострификации степеней и дипломов, что делает китайское образование фактически унифицированным с положениями Болонской декларации.

Множество программ были адаптированы под потребности растущего рынка и сокращено до стандартной продолжительности 2-2,5 года. Этот опыт показывает, что в современных реалиях экспортеры образования адаптируются к потребностям рынка, следуя за спросом, и все больше ориентируются на тенденции иммиграции студентов.

Китай вместе с другими азиатскими странами (Кореей, Малайзией, Индией) поставляет почти 50% всех студентов на мировом рынке образования (В совокупности до 700 тыс. студентов ежегодно (OECD, 2009).). В последние годы к ним присоединились страны Юго-Восточной Азии: Таиланд, Пакистан, Индонезия, Сингапур (Таиланд, Пакистан, Индонезия, Сингапур в совокупности обеспечивают до 80 тыс. иностранных студентов (IIE Atlas, 2010).).

Другой крупный центр находится на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а именно Алжир, Тунис, Иордания, Иран, Марокко (Алжир, Тунис, Иордания, Иран, Марокко в совокупности обеспечивают до 67 тыс. иностранных студентов (IIE Atlas, 2010), в сравнении с 2008–2009 гг. темпы импорта возрастают.). Потоки студенческой миграции обусловлены сложившимися историческими отношениями стран, географической близостью, а также являются рыночным ответом на усилия правительств в области поддержки экспорта образования.

Показательными примерами является устойчивая студенческая миграция из Марокко во Францию, с Украины в Россию, из Нидерландов в Бельгию.

Вывод

Ключевыми факторами выбора, влияющими на решение проходить обучение в той иной стране, являются, помимо стоимости обучения, благоприятный экономический климат и открытость страны, в том числе возможность трудоустройства после обучения или совмещение работы с учебой, миграционно-визовый режим, в том числе простота и удобство оформления въездных документов, удобство инфраструктуры и признание диплома.


Источники:

1. Айдрус И.А., Филиппов В.М. Мировой рынок образовательных услуг: Учебное пособие [Текст]. – М.: РУДН, 2008.
2. The Global Competitiveness Report 2010-2011 / World Economic Forum. 2010 // [Электронный ресурс] // http://www.iie.org/Who-We-Are/News-and-Events/Press-Center/Press-Releases/2010/2010-11-15-Open-Doors-International-Students-In-The-US.
3. Шереги Ф.Э., Дмитриев Н.М., Арефьев А.Л. Научно-педагогический потенциал и экспорт образовательных услуг российских вузов (социологический анализ) [Текст]. – М.: Центр социального прогнозирования. 2002.
4. OECD Education at a glance report, 2009.
5. Иноземцева Е.С. Россия как экспортер на мировом рынке образовательных услуг [Текст] // Креативная экономика, 2009, №9.

Страница обновлена: 06.05.2024 в 13:34:35