Взаимосвязанность цифровых технологий при реализации задач государственного управления

Черных В.В.1
1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Выборгский филиал

Статья в журнале

Информатизация в цифровой экономике (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 4, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2023)

Цитировать:
Черных В.В. Взаимосвязанность цифровых технологий при реализации задач государственного управления // Информатизация в цифровой экономике. – 2023. – Том 4. – № 4. – С. 339-362. – doi: 10.18334/ide.4.4.120172.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=59559061

Аннотация:
В статье обсуждаются цели и задачи национального проекта «Национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Автором составлен перечень цифровых технологий, которые обеспечивают цифровую трансформацию государственного управления на современном этапе реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации. Анализируются потенциальные возможности применения цифровых технологий в процессах и процедурах оказания государственных услуг, обеспечении эффективности и результативности государственного управления. Описаны практические примеры использования цифровых технологий при решении актуальных проблем государственного управления. Смоделирована когнитивная карта, которая показывает взаимосвязанность используемых в государственном управлении цифровых технологий. По результатам исследования выявлены институциональные, инфраструктурные и экономические проблемы, препятствующие цифровой трансформации государственного управления в Российской Федерации. Сделан вывод о том, что интеграция цифровых технологий во все сферы жизнедеятельности общества должна целенаправленно координироваться со стороны органов власти и проходить системно и комплексно.

Ключевые слова: цифровые технологии, государственное и муниципальное управление, цифровизация государственного управления, цифровая трансформация, цифровая экономика

JEL-классификация: O33, O25, P41



Введение

Провозглашенные Президентом Российской Федерации национальные цели развития Российской Федерации на период до 2030 года [1] диктуют новые требования к системе государственного управления и организации работы органов власти. Внедрение цифровых технологий в сферу государственного управления рассматривается как средство повышения его качества и результативности, соответствующее предъявляемым требованиям. Основные задачи и мероприятия по цифровой трансформации государственного управления определены в федеральном проекте «Цифровое государственное управление», включенном в состав национального проекта «Национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации» [1] [2].

Среди доминирующих дискурсов последних лет (2018–2022 гг.) – обсуждение развернувшейся в России широкомасштабной деятельности по практическому внедрению технологических инструментов четвертой промышленной революции в сферу государственного управления.

Научное осмысление целей и задач цифровой трансформации государственного управления как средства обеспечения и повышения его результативности представлено в трудах ряда исследователей [3–14]. Наиболее полно эта тема обсуждается в публикациях ученых Центра технологий государственного управления РАНХиГС: Добролюбовой Е.И., Ефремова А.А., Клочковой Е.Н., Старостиной А.Н., Старцева Я.Ю., Талапиной Э.В., Южакова В.Н. [15, 16] (Dobrolyubova, Yuzhakov, Efremov, Klochkova, Talapina, Starcev, 2019; Dobrolyubova, Yuzhakov, Starostina, 2021). Исследователи определяют цифровую трансформацию государственного управления как «изменение на основе цифровизации непосредственно самого содержания госуправления», приводящее к повышению его качества, рассматривают цифровизацию как важнейший фактор перехода на новую модель государственного управления по результатам [15, с. 5] (Dobrolyubova, Yuzhakov, Efremov, Klochkova, Talapina, Startsev, 2019, р. 5). Среди наиболее перспективных, так называемых прорывных цифровых технологий в плане трансформации процессов выработки государственной политики, законотворчества, управления государственным имуществом, контрольно-надзорной деятельности исследователи называют большие данные, Интернет вещей, искусственный интеллект, системы распределенного реестра [15] (Dobrolyubova, Yuzhakov, Efremov, Klochkova, Talapina, Startsev, 2019).

Исследованию теоретико-методологических основ процесса цифровой трансформации системы государственного управления посвящены научные труды Лихтина А.А. [17] (Likhtin, 2021), Назаренко Т.С. и Новиковой И.С. [18] (Nazarenko, Novikova, 2023), Плотникова В.А. [19] (Plotnikov, 2018), Турковского С.Р. [20] (Turkovsky, 2023).

В российских научных журналах появляются публикации, посвященные рассмотрению практики и перспектив использования отдельных цифровых технологий в государственном управлении, а именно – созданию цифровых платформ для организации и исполнения функций органов власти [21] ((Burov, Petrov, Shklyaruk, Sharov, 2018), анализу выгод внедрения Интернета вещей в управление городской инфраструктурой [22] (Ivanenko, Сhernykh, 2020), возможностям нейротехнологий при переходе к цифровой экономике [23] (Panasenko, Mkrtchyan, 2018), использованию инструментов поведенческого регулирования «nudge» для повышения эффективности коммуникаций государства и граждан [24] (Golodnikova, Tsygankov, Yunusova, 2018), обсуждению концепции внедрения цифрового рабочего места на государственной и муниципальной службе [25, 26] (Kosorukov, 2020; Trofimova, Lomovtseva, 2019).

Как видим, попытки определения места и роли цифровых технологий в системе публичного управления предпринимались экономистами, юристами, политологами, социологами. Поскольку исследование рассматриваемой нами темы усложняется ее междисциплинарным характером, не все предпринятые попытки можно назвать комплексными. Результаты вышеупомянутых исследований противоречивы в отношении определения первоочередных задач внедрения цифровых технологий в сферу государственного управления, описании ресурсов, необходимых для обеспечения процессов цифровизации, и анализа возникаемых на этой почве проблем текущего этапа реформирования системы государственного управления в Российской Федерации.

Для погружения в заявленную тему исследования уточним определения основных понятий, которые возникли вследствие появления и развития цифровых технологий.

Впервые определение цифровых технологий в официальных нормативных документах России появилось в 2003 году в Государственном стандарте Российской Федерации ГОСТ Р 33.505–2003 «Единый российский страховой фонд документации. Порядок создания страхового фонда документации, являющейся национальным научным, культурным и историческим наследием» [27]. Опираясь на этот документ, цифровые технологии можно определить как часть информационных технологий, использующих электронно-вычислительные средства формирования цифровых сигналов (кодовых импульсов) в определенной последовательности и с определенной частотой для записи, передачи, обработки, анализа и хранения данных и информации.

В отличие от аналоговых цифровые технологии основаны на дискретном способе представления сигналов (процессов передачи информации) в виде определенного набора значений – как правило, в двоичной системе счисления.

В двоичной системе счисления используются только два знака – цифры 0 и 1.

Условно все цифровые технологии можно разделить на первичные (базовые) и прорывные (современные, новейшие).

К первичным цифровым технологиям относятся технологии архивации и сжатия информации, сканирования, распознавания и обработки текстов, цифровое радио и телевидение, цифровая фотография, цифровая видеосъемка, глобальная информационно-телекоммуникационная сеть Интернет, электронная почта.

Цифровое представление информации обеспечило более высокую точность, надежность и быстроту обработки и передачи данных по каналам связи. Появление и повсеместное распространение первичных цифровых технологий обусловило во второй половине ХХ столетия цифровую революцию.

Прорывные цифровые технологии – более усовершенствованные и интегрированные цифровые технологии. К ним относят трехмерную печать, большие данные, облачные вычисления, Интернет вещей, блокчейн, сети 5G, технологии виртуальной и дополненной реальности, цифровые платформы, искусственный интеллект. Данный перечень не является конечным, он постоянно дополняется и корректируется по мере появления сверхновых технологий.

Между первичными и прорывными цифровыми технологиями нет четкого разграничения. Однако если первые являются элементом третьей промышленной революции, то вторые положили начало четвертой промышленной революции.

Соотношение понятий «оцифровка», «цифровизация» и «цифровая трансформация» продемонстрировано на рисунке 1. В качестве объекта изменений выступает организация. Вышеупомянутые термины государственным управлением были заимствованы из бизнес-сектора, который первым начал внедрять цифровые решения для сохранения уровня конкурентоспособности в эпоху электронной коммерции и интернет-торговли.

Рисунок 1. Соотношение понятий «оцифровка», «цифровизация», «цифровая трансформация» применительно к организации

Figure 1. The relationship between the conceptual terms of «digitization», «digitalization», «digital transformation» using the example of an organization

Источник: составлено автором.

Изображенный на рисунке 1 графический элемент эксперты ARC Advisory Group назвали пирамидой цифровой трансформации [28] (Gupta, 2020).

В основе каждого последующего уровня изменений лежит предыдущий.

На первом уровне изменений происходит оцифровка данных и процессов на основе внедрения традиционных цифровых технологий с целью повышения эффективности управления организацией.

На втором уровне оцифрованные данные и информация уже используются для упрощения и оптимизации операционной деятельности организации. Происходит цифровое развитие организации.

Третий уровень изменений – цифровая трансформация – это преобразование организации, обеспечиваемое цифровизацией.

В новую технологическую эпоху цифровая трансформация в управлении означает полное перевоплощение, преобразование процесса управления (организацией, экономикой, государством) путем внедрения первичных и прорывных цифровых технологий.

Пользователями и потребителями цифровых технологий выступают все – государство, бизнес, граждане. Сосредоточимся на секторе государственного управления.

В государственных структурах этап оцифровки происходит аналогичным образом с целью оптимизации внутренних административных процессов [29] (Dobrolyubova, 2018).

Цифровизация государственного управления предполагает совершенствование процессов предоставления государственных услуг и исполнения государственных функций органами власти за счет применения цифровых технологий. Цифровизация госуправления также позволяет улучшать качество прогнозирования, целеполагания, планирования, мониторинга, контроля и оценки результатов деятельности органов власти.

Цифровую трансформацию государственного управления следует определить как качественное преобразование содержания государственного управления (государственных функций и их типов, отдельных управленческих процедур, стадий управленческого цикла) на основе цифровизации, приводящее к достижению главной цели госуправления – повышению качества жизни граждан государства.

Объяснив значение основных понятий, мы приблизились к пониманию потенциальных возможностей цифровых технологий в системе государственного управления.

Цель настоящего исследования – составить перечень цифровых технологий, которые обеспечивают цифровую трансформацию государственного управления на современном этапе реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации.

Для достижения цели исследования нами были применены следующие методы научного познания: эмпирические (изучение нормативно-правовых документов и обобщение передового опыта) и теоретические (системный анализ и построение теоретических моделей, синтез, индукция, восхождение от абстрактного к конкретному, классификация).

Информационную базу исследования составили нормативные правовые акты Российской Федерации, документы стратегического планирования федерального и регионального уровней, материалы Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, аналитические доклады НИУ «Высшая школа экономики», Центра технологий государственного управления РАНХиГС и Центра подготовки руководителей и команд цифровой трансформации РАНХиГС.

Результаты исследования

Цифровые технологии для целей государственного управления в Российской Федерации

На основе анализа нормативно-правовой базы, документов стратегического планирования, современной практики и доступных нам научных источников охарактеризуем цифровые технологии, которые обеспечивают цифровую трансформацию государственного управления в Российской Федерации (рис. 2).

Рисунок 2. Цифровые технологии, которые обеспечивают цифровую трансформацию государственного управления в Российской Федерации

Figure 2. Digital technologies that ensure the digital transformation of public administration in the Russian Federation

Источник: построено автором.

1. Цифровые профили гражданина и юридического лица

Цифровой профиль – это совокупность цифровых записей о физических и юридических лицах, содержащихся в информационных системах государственных органов и учреждений, предоставление которых обеспечивается функционированием соответствующей инфраструктуры, позволяющей использовать данные пользователя с его согласия, предоставляемого в цифровой форме.

В России создание цифровых профилей позволит через государственный портал «Госуслуги» обеспечить доступ к данным о физических и юридических лицах, содержащихся в иных государственных информационных системах. Это поможет в будущем удовлетворить высокий спрос граждан и представителей бизнес-структур на получение государственных (муниципальных) услуг в дистанционном формате и выведет на качественно новый уровень взаимодействия [30].

Создание цифровых профилей физических и юридических лиц сделают возможным их полноценное взаимодействие с государственными органами и внебюджетными фондами в рамках единой цифровой платформы Российской Федерации «ГосТех».

2. Государственные цифровые платформы

Цифровая платформа представляет собой систему алгоритмизированных взаимоотношений значимого количества участников, объединенных единой информационной средой, и приводящая к снижению транзакционных издержек за счет применения набора различных цифровых решений [31].

Государственные цифровые платформы, в отличие от коммерческих, учреждаются государством в лице государственных органов власти с целью повышения эффективности предоставления государственных (муниципальных) услуг за счет цифровизации процессов взаимодействия с их потребителями. Государственные цифровые платформы объединяют граждан, бизнес-структуры и органы власти.

Функционирование такой платформы определяется нормативно-правовым актом государства соответствующего уровня, в котором устанавливаются цели и задачи создания платформы, порядок деятельности, определяются участники платформы. Управление цифровой платформой осуществляет уполномоченный государственный орган (оператор платформы).

Безопасность и защита данных каждой проводимой на цифровой платформе транзакции обеспечивается применением технологии блокчейн.

3. Блокчейн

Блокчейн, или система распределенного реестра – это децентрализованный способ регистрации любых данных в зашифрованной и неизменной учетной книге (цепочка записей).

Сети блокчейн могут обеспечить множество опций для различных целей, особенно в публичном секторе: электронные голосования, электронные референдумы, электронные петиции. Также известны положительные примеры использования технологии блокчейн в сфере государственных и муниципальных закупок, регистрации имущественных прав [32–34] (Golovanova, Zubarev, 2018; Urzhumov, 2019; Сhernykh, 2020).

Помимо вышеперечиленного, в последнее время блокчейн-технологии успешно интегрируются в облачные вычислительные системы.

4. Облачные вычисления

Облачные вычисления представляют собой технологию обеспечения повсеместного и удобного сетевого доступа по требованию к общему пулу конфигурируемых вычислительных ресурсов [35] (Mell, Grance, 2011).

С 2019 года в России осуществляется перевод государственных и муниципальных информационных ресурсов в государственную единую облачную платформу – «ГосОблако» [36]. В условиях ограниченного бюджетного финансирования и дефицита квалифицированных ИТ-кадров использование облачных вычислений повышает операционное качество управления и снижает стоимость информационно-коммуникационной инфраструктуры в масштабе государства.

Примером может служить разработанное в 2020 году, апробированное и тиражируемое облачное цифровое рабочее место государственного служащего (типовое автоматизированное рабочее место – ТАРМ). Возможность получения интегрированного пакета приложений ТАРМ на региональном и муниципальном уровне будет обеспечена из облака.

5. Цифровое рабочее место государственного служащего

Цифровое рабочее место – это совокупность условий для выполнения должностных обязанностей государственными служащими удаленно, используя набор централизованных базовых сервисов, специально созданных для органов власти всех уровней, с едиными стандартами, методами доступа и протоколами передачи данных.

Внедрение технологий цифрового рабочего места позволит перевести работу государственного служащего в защищенный контур, предоставит общий уровень доступности цифровых инструментов для всех федеральных, региональных и муниципальных органов власти вместе с бюджетными учреждениями. Предполагается, что единый цифровой интерфейс позволит непрерывно поддерживать вовлеченность и взаимодействие между всеми сотрудниками органов власти.

Наряду с разработкой и внедрением цифрового рабочего места, на рост производительности труда государственных служащих Российской Федерации может повлиять применение «умных» машин и оборудования.

6. «Умные» машины и оборудование

«Умные» машины и оборудование – это беспилотные транспортные средства, дроны, роботы, персональные виртуальные помощники и секретари, «умные» консультанты, которые потенциально способны оказать помощь в принятии решений государственным служащим и должностным лицам государственных органов.

Доверив роботам множественные повторяющиеся рутинные операции, можно сберечь значительные временные ресурсы высококвалифицированных специалистов. Например, боты умеют проводить опросы, модерировать чаты, оформлять обращения граждан, записывать на консультацию или предоставлять пользователям сайта нужную информацию по запросу [37].

Большинство организаций коммерческой сферы давно внедрили в свои бизнес-процессы виртуальных ассистентов, которые предоставляют клиентам более эффективный персонализированный цифровой контент.

Взаимодействие «умных» машин и оборудования друг с другом и человеком происходит на основе технологии Интернета вещей.

7. Интернет вещей

Интернет вещей – это концепция вычислительной сети, соединяющей друг с другом физические и виртуальные объекты (вещи) со встроенными датчиками и сенсорами, что позволяет осуществлять взаимодействие через сеть Интернет с возможностью сбора и использования данных для совершения определенных действий без участия человека [38]. Даже существующие, старые функционирующие устройства могут становиться частью системы и выполнять новые функции.

Вариантами применения Интернета вещей могут быть автоматизированный раздельный сбор мусора на городских улицах, «умный» общественный транспорт, интеллектуальная парковочная система, удаленный мониторинг состояния окружающей среды [34] (Сhernykh, 2020).

Государство выступает крупнейшим потенциальным выгодоприобретателем при внедрении технологий Интернета вещей, поскольку оно управляет городской инфраструктурой: дорогами, объектами жилищно-коммунального хозяйства, зданиями и сооружениями, электрическими и тепловыми сетями. Экономия в основном происходит за счет исключения участия человека из определенных фаз технологического процесса. Поэтому рынок государственных учреждений и компаний с государственным участием обладает огромным экономическим потенциалом для использования технологий Интернета вещей с целью повышения энергоэффективности и сокращения затрат на обслуживание производственных активов. Повсеместное внедрение решений Интернета вещей в практику государственного управления позволит оптимизировать бюджетные расходы на уровне страны, субъекта федерации, муниципалитета [22] (Ivanenko, Сhernykh, 2020).

Растущее количество устройств Интернета вещей генерирует большой объем разных даных, которые должны надежно храниться, сортироваться, быстро и качественно обрабатываться. Здесь не обойтись без технологии больших данных.

8. Большие данные

Согласно национальному стандарту Российской Федерации ГОСТ Р ИСО/МЭК 20546–2021 «Информационные технологии. Большие данные. Обзор и словарь», термин «большие данные» может трактоваться в нескольких значениях [39]. Во-первых, это огромные массивы структурированных, полуструктурированных и неструктурированных данных о социально-экономических явлениях и процессах, отличающихся главным образом такими характеристиками, как объем, разнообразие, скорость обработки и вариативность. Во-вторых, под «большими данными» можно понимать совокупность различных инструментов, технологий, методов и подходов, предназначенных для сбора, хранения, систематизации и управления большими массивами данных, которые невозможно обработать традиционными способами.

Использование органами власти возможностей «больших данных», как цифровой технологии, обеспечивает беспрерывный сбор и обработку данных об окружающем мире, получение необходимой информации для осуществления оперативной и стратегической деятельности, что повышает точность прогнозирования будущего.

В то же время остается актуальной процедура интеллектуального анализа данных. Идентифицировать и объяснить наличие причинно-следственных связей между различными категориями данных помогут технологии искусственного интеллекта.

9. Нейротехнологии и искусственный интеллект

Нейротехнологии – это технологии, основанные на последних достижениях интенсивно развивающихся в современном мире когнитивных наук. Нейротехнологии позволяют понять индивидуальный психологический профиль гражданина, его потребности, стремления, интересы, особенности мышления и стратегии принятия решений, особенности восприятия рисков, что обеспечивает государству возможность подбирать более тонкие настройки в выстраивании коммуникаций с гражданами.

Впервые задача внедрения нейротехнологий и искусственного интеллекта в госуправление была озвучена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным в мае 2019 года на первом совещании по теме развития искусственного интеллекта. А уже в октябре 2019 года Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ разрабатывает Национальную стратегию развития искусственного интеллекта на период до 2030 года [40]. На основе этого документа впоследствии утверждается новый федеральный проект «Искусственный интеллект».

В начале 2023 года Правительству России даны поручения обеспечить внесение в документы стратегического планирования федерального уровня изменений, предусматривающих внедрение технологий искусственного интеллекта в каждой отрасли экономики и социальной сферы [41].

Включение рассматриваемых технологий в практику госуправления позволит обеспечить изменение методов принятия государственных решений и повысить эффективность коммуникаций государства и граждан. Технологии искусственного интеллекта делают возможным анализ поведения граждан через мониторинг и анализ социальных сетей, использование инструментов поведенческого регулирования (подталкивания) «nudge», актуализацию платформы электронного правительства, создание портфеля типовых решений для органов власти, формирование национальных банков данных с открытым доступом, совершенствование компьютерных программ обеспечения безопасности граждан в местах массового скопления (распознавание лиц, эмоций, голоса, идентификация личности) и др. [23, 24] (Panasenko, Mkrtchyan, 2018; Golodnikova, Tsygankov, Yunusova, 2018).

В завершение вышесказанного технологии искусственного интеллекта применяются для улучшения взаимодействия с пользователем в виртуальной и дополненной реальности.

10. Дополненная реальность

Дополненная реальность является технологией дополнения реального мира виртуальными объектами с помощью различных компьютерных устройств (смартфонов, планшетов). Вместе с реальным изображением камеры на экране пользователя появляется информация из приложения дополненной реальности, заполняя плоские поверхности плакатов, билбордов и любой наружной рекламы интерактивным действием.

В государственном управлении технология дополненной реальности может применяться в сфере предоставления электронных услуг и осуществления электронного документооборота. Субъекты РФ уже имеют положительный опыт внедрения технологии «Дополненная реальность» в работу региональных органов государственной власти [42].

В настоящее время потенциальные возможности данной технологии используются для информирования граждан в рамках предоставления государственных и муниципальных услуг органа власти, оказываемых в электронном виде. Для этого в общественных приемных размещаются информационные плакаты о портале «Госуслуги» с указанием QR-кода и ссылкой на приложение. Установив его и наведя камеру мобильного телефона или планшета на плакат, посетителю предлагается просмотреть информационное видео. Так, например, в плакате может быть зашифрован ролик, рассказывающий о процедуре регистрации физического лица на портале «Госуслуги». В случае заинтересованности данной информацией посетителю предоставляется онлайн-возможность перейти на портал «Госуслуги».

Как можно заметить, внедрение одной технологии неизбежно требует освоения некоторых других, смежных, технологий. Взаимосвязанность цифровых технологий объясняется их взаимоинтегрированностью и взаимозависимостью при реализации задач государственного управления (рис. 3). Несмотря на закрепление Правительством Российской Федерации нескольких приоритетов – искусственный интеллект, большие данные, Интернет вещей [43], в долгосрочной перспективе потребности в тех или иных технологиях могут измениться. Следует признать, что бюрократические процедуры нормативно-правового оформления государственных решений не успевают за цифровыми технологиями, которые находятся в постоянном развитии.

Рисунок 3. Взаимосвязанность цифровых технологий при реализации задач государственного управления (когнитивная карта)

Figure 3. Interconnectedness of digital technologies in the public administration tasks implementation (cognitive map)

Источник: построено автором.

Проблемы цифровой трансформации государственного управления в Российской Федерации

Создание нового Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, многочисленных экспертных советов и общественных объединений, существующий мировой опыт цифровых трансформаций правительств, а главное – жизненная необходимость проведения в российских регионах прогрессивных реформ на основе «цифры» – позволяют говорить о комплексном государственном подходе к управлению цифровизацией.

Наряду с положительными переменами и выгодами от внедрения цифровых технологий, существует и ряд проблем, препятствующих цифровой трансформации государственного управления в Российской Федерации. Их можно сгруппировать следующим образом:

1. Институциональные:

- низкая включенность региональных и муниципальных органов власти в реализацию правительственных инициатив в области цифровой трансформации;

- процесс цифровизации госсектора проходит неравномерно, наблюдается значительная дифференциация регионов РФ по уровню распространения цифровых технологий;

- асинхронность в разработке федеральных, региональных, отраслевых документов стратегического планирования, несоответствие поставленных целей стратегического развития реальным цифровым возможностям.

2. Инфраструктурные:

- низкий уровень развития телекоммуникационной инфраструктуры (например, по доле домохозяйств, имеющих широкополосный доступ к сети Интернет, Российская Федерация отстает от Европейского союза на 5 лет [44]);

- неравный доступ граждан к цифровым технологиям и новым возможностям на базе использования цифровых технологий («цифровые разрывы», цифровое неравенство, цифровые барьеры).

3. Экономические:

- низкий уровень доверия граждан к государственным онлайн-сервисам;

- неэффективная государственная политика в отношении стимулов и поощрений развития инновационной деятельности;

- отсутствие ориентации на развитие у обучающихся образовательных организаций soft skills как ресурса для формирования предпринимательских навыков;

- высокая конкуренция на российском рынке труда за высококвалифицированные кадры, что обуславливает дефицит ИТ-специалистов в государственном секторе.

Заключение

Государственное управление в процессе реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации трансформируется на основе следующих цифровых технологий: цифровые профили гражданина и юридического лица, цифровые платформы, цифровое рабочее место государственного служащего, большие данные, облачные вычисления, «умные» машины и оборудование, Интернет вещей, блокчейн, технологии дополненной реальности, нейротехнологии и искусственный интеллект. Практические примеры использования указанных цифровых технологий при решении актуальных проблем государственного управления способны привести к трансформационным изменениям в обществе и стране в целом.

Смоделированная когнитивная карта показывает взаимосвязанность используемых в государственном управлении цифровых технологий. Следовательно, уровень развития одной технологии будет неизбежно влиять на динамику развития некоторых других, «связанных» технологий. Это доказывает справедливость мнения о том, что интеграция цифровых технологий во все сферы жизнедеятельности общества должна целенаправленно координироваться со стороны органов власти и проходить системно и комплексно.

Набор выделенных нами ключевых технологий цифровой трансформации госуправления актуален для нынешнего этапа общественного устройства России и будет меняться достаточно часто и стремительно под влиянием новых институциональных преобразований в национальной экономике и промышленности.

С точки зрения правового обеспечения и регулирования проекты (программы) цифровой трансформации системы государственного управления России требуют своевременного аудита, мониторинга и корректировки в соответствии с меняющимися общественными потребностями и глобальными вызовами.

Процессы актуализации документов стратегического планирования России не успевают за ускоряющимися темпами технологических изменений. Поэтому в первую очередь должны быть цифровизированы алгоритмы по разработке, принятию и согласованию государственных решений. В самом ближайшем будущем масштаб и скорость цифровых преобразований станут основными детерминантами уровня социально-экономического развития государства.

Возможности и риски цифровой трансформации государственного управления, нормативно-правовое регулирование данной сферы, практика внедрения цифровых технологий в публичном секторе требуют дальнейшего исследования, всестороннего анализа и научного осмысления.

[1] Подразумевается, что цифровая экономика пронизывает все сектора по всем категориям: государственный и частный; реальный, непроизводственный и финансовый; добывающий, обрабатывающий и сектор услуг.


Источники:

1. О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года: Указ Президента Российской Федерации от 21 июля 2020 г. № 474. Российская газета – Федеральный выпуск: № 159 (8213). [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/documents/2020/07/22/ukaz-dok.html.
2. Паспорт национального проекта «Национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (утв. президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, протокол от 04.06.2019 г. № 7). КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_328854/ (дата обращения: 12.10.2022).
3. Абрамов В.И., Андреев В.Д. Анализ стратегий цифровой трансформации регионов России в контексте достижений национальных целей // Вопросы государственного и муниципального управления. – 2023. – № 1. – c. 89-119. – doi: 10.17323/1999-5431-2023-0-1-89-119.
4. Акаткин Ю.М., Ясиновская Е.Д. Цифровая трансформация государственного управления: Датацентричность и семантическая интероперабельность. , 2019. – 724 c.
5. Андреев В.Д., Абрамов В.И. Анализ методики оценки цифровой трансформации государственного управления в Сингапуре в контексте использования в регионах России // Информатизация в цифровой экономике. – 2022. – № 3. – c. 111-124. – doi: 10.18334/ide.3.3.116585.
6. Бахтаирова Е.А. Цифровая трансформация государственного управления и новая электронная бюрократия // Креативная экономика. – 2021. – № 6. – c. 2673-2692. – doi: 10.18334/ce.15.6.112253.
7. Деева Т.В. Внедрение цифровых технологий и платформенных решений в сферах государственного управления и оказания государственных услуг: первостепенная задача государства // Экономика и социум: современные модели развития. – 2021. – № 1. – c. 9-28. – doi: 10.18334/ecsoc.11.1.111620.
8. Ештокин С.В. Сквозные технологии цифровой экономики как фактор формирования технологического суверенитета страны // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 3. – c. 1301-1314. – doi: 10.18334/vinec.12.3.116193.
9. Косоруков А.А. Публичная сфера и цифровое управление современным государством. / Монография. - Москва: МАКС Пресс, 2019. – 320 c.
10. Косоруков А.А. Цифровизация государственного управления. / Учебное пособие. - Москва: Ай Пи Ар Медиа, 2023. – 242 c.
11. Плотников В.А., Маслюк А.В. Перспективы цифровизации процессов государственного управления // Управленческое консультирование. – 2022. – № 3(159). – c. 87-94. – doi: 10.22394/1726-1139-2022-3-87-94.
12. Салита С.В., Черныш Т.А. Подходы к стратегическому управлению региональной экономической политикой под влиянием цифровизации // Первый экономический журнал. – 2022. – № 10(328). – c. 62-69. – doi: 10.58551/20728115_2022_10_62.
13. Уварова Г.Г. Тренды цифровой трансформации деятельности органов государственного управления // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки. – 2021. – № 4. – c. 60-64. – doi: 10.22394/2079-1690-2021-1-4-60-64.
14. Дмитриева Н.Е., Санина А.Г., Стырин Е.М. и др. Цифровая трансформация в государственном управлении. / Коллективная монография. - М.: Изд. Дом Высшей школы экономики, 2023.
15. Добролюбова Е.И., Южаков В.Н., Ефремов А.А., Клочкова Е.Н., Талапина Э.В., Старцев Я.Ю. Цифровое будущее государственного управления по результатам. / Монография. - М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2019. – 114 c.
16. Добролюбова Е.И., Южаков В.Н., Старостина А.Н. Цифровая трансформация государственного управления: оценка результативности и эффективности. / Монография. - М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2021. – 234 c.
17. Лихтин А.А. Трансформация государственного управления в условиях цифровизации // Управленческое консультирование. – 2021. – № 4(148). – c. 18-26. – doi: 10.22394/1726-1139-2021-4-18-26.
18. Назаренко Т.С., Новикова И.С. Цифровая трансформация государственного управления как стратегическое общественное благо // Стратегирование: теория и практика. – 2023. – № 2(8). – c. 140-157. – doi: 10.21603/2782-2435-2023-3-2-140-157.
19. Плотников В.А. Цифровизация производства: теоретическая сущность и перспективы развития в российской экономике // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. – 2018. – № 4(112). – c. 16-24.
20. Турковский С.Р. Оцифровка, цифровизация и цифровая трансформация в контексте инновационного развития и организационно-управленческих инноваций // Экономическая наука сегодня. – 2023. – № 17. – c. 186-195. – doi: 10.21122/2309-6667-2023-17-186-195.
21. Буров В.В., Петров М.В., Шклярук М.С., Шаров А.В. Государство-как-платформа: подход к реализации высокотехнологичной системы государственного управления // Государственная служба. – 2018. – № 3(113). – c. 6-17. – doi: 10.22394/2070-8378-2018-20-3-6-17.
22. Иваненко В.А., Черных В.В. Интернета вещей для целей государственного управления // Актуальные проблемы внешнеэкономической деятельности в условиях реализации комплексной программы по реформированию системы таможенных органов до 2020 года: Сборник материалов круглого стола. Выборг, 2020. – c. 35–49.
23. Панасенко С.В., Мкртчян В.С. Перспективы использования нейротехнологий в различных отраслях цифровой экономики // Российское предпринимательство. – 2018. – № 11. – c. 3269-3278. – doi: 10.18334/rp.19.11.39591.
24. Голодникова А.Е., Цыганков Д.Б., Юнусова М.А. Потенциал использования концепции «nudge» в государственном регулировании // Вопросы государственного и муниципального управления. – 2018. – № 3. – c. 7-31.
25. Косоруков А.А. Типовое автоматизированное рабочее место государственного служащего в цифровом государственном управлении // Теории и проблемы политических исследований. – 2020. – № 1А. – c. 62-73. – doi: 10.34670/AR.2020.83.77.008.
26. Трофимова Т.В., Ломовцева А.В. Цифровые технологии в обеспечении деятельности органов государственной власти // Креативная экономика. – 2019. – № 2. – c. 261-270. – doi: 10.18334/ce.13.2.39914.
27. Государственный стандарт Российской Федерации ГОСТ Р 33.505-2003 «Единый российский страховой фонд документации. Порядок создания страхового фонда документации, являющейся национальным научным, культурным и историческим наследием» (утв. постановлением Госстандарта РФ от 29 июля 2003 г. № 255-ст). Электронный фонд правовых и нормативно-технических документов. [Электронный ресурс]. URL: https://docs.cntd.ru/document/1200032423 (дата обращения: 14.01.2023).
28. Gupta M.S. What is Digitization, Digitalization, and Digital Transformation? Clarifying Terminology. Arcweb.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.arcweb.com/blog/what-digitization-digitalization-digital-transformation (дата обращения: 10.01.2023).
29. Добролюбова Е.И. Государственное управление по результатам в эпоху цифровой трансформации: обзор зарубежного опыта и перспективы для России // Вопросы государственного и муниципального управления. – 2018. – № 4. – c. 70-93.
30. Максим Акимов провёл заседание президиума Правительственной комиссии по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности. Официальный сайт Правительства России Government.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/news/36205/ (дата обращения: 11.10.2019).
31. Цифровая экономика. Dei.su. [Электронный ресурс]. URL: http://dei.su/lib (дата обращения: 11.10.2022).
32. Голованова Е.А., Зубарев А.В. Перспективы использования технологий блокчейн в кадастровых системах // Научный вестник ИЭП им. Гайдара.ру. – 2018. – № 8(127). – c. 37-43.
33. Уржумов А.В. Оценка эффективности применения блокчейна для осуществления государственных тендеров // Госзаказ: управление, размещение, обеспечение. – 2019. – № 57. – c. 38-47.
34. Черных В.В. Цифровые технологии для государственного сектора Российской Федерации // Состояние и перспективы социально-экономического развития Северо-Запада России: Сборник материалов 18-й научно-практической межвузовской студенческой конференции. Выборг, 2020. – c. 30-37.
35. Mell Peter, Grace Timothy The NIST Definition of Cloud Computing. - Gaithersburg, MD: National Institute of Standards and Technology, 2011.
36. Об утверждении Концепции создания государственной единой облачной платформы: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 28 августа 2019 № 1911-р. Электронный фонд правовых и нормативно-технических документов. [Электронный ресурс]. URL: https://docs.cntd.ru/document/561141341 (дата обращения: 20.01.2023).
37. Виртуальные помощники. Tadviser.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.tadviser.ru/ (дата обращения: 09.02.2023).
38. О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы: Указ Президента Российской Федерации от 9 мая 2017 г. № 203 // Российская газета – Федеральный выпуск: № 99 (7265)
39. Национальный стандарт Российской Федерации ГОСТ Р ИСО/МЭК 20546-2021 «Информационные технологии. Большие данные. Обзор и словарь» (утвержден и введен в действие приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 13 июля 2021 г. № 632-ст). Электронный фонд правовых и нормативно-технических документов. [Электронный ресурс]. URL: https://docs.cntd.ru/document/1200180276 (дата обращения: 12.08.2023).
40. О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 10 октября 2019 г. № 490. КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_335184/ (дата обращения: 15.08.2023).
41. Перечень поручений по итогам конференции «Путешествие в мир искусственного интеллекта» (утв. Президентом РФ 29 января 2023 г. № Пр-172). Информационно-правовой портал «Гарант.ру». [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/406165361/ (дата обращения: 01.09.2023).
42. Перечень электронных услуг Южно-Сахалинска. Официальный сайт Администрации города Южно-Сахалинска. [Электронный ресурс]. URL: https://yuzhno-sakh.ru/dirs/70/13211 (дата обращения: 11.10.2020).
43. Об утверждении стратегического направления в области цифровой трансформации государственного управления: Распоряжение Правительства РФ от 22 октября 2021 г. № 2998-р. КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_399192/f62ee45faefd8e2a11d6d88941ac66824f848bc2/ (дата обращения: 10.08.2023).
44. Статистика. Международный союз электросвязи ITU.int. [Электронный ресурс]. URL: https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Pages/stat/default.aspx (дата обращения: 10.09.2022).

Страница обновлена: 21.01.2024 в 22:29:10