Цифровые компетенции как элемент развития профессионального потенциала населения старшей возрастной группы

Кучеренко К.С.1
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика труда (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 10, Номер 10 (Октябрь 2023)

Цитировать:
Кучеренко К.С. Цифровые компетенции как элемент развития профессионального потенциала населения старшей возрастной группы // Экономика труда. – 2023. – Том 10. – № 10. – С. 1569-1584. – doi: 10.18334/et.10.10.119276.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=55824074

Аннотация:
Увеличение продолжительности жизни и снижение рождаемости приводит к демографическому старению населения и, соответственно, росту трудовых ресурсов старшего возраста. Особое значение приобретает развитие профессионального потенциала населения данной возрастной группы. В условиях ускоряющихся темпов технологического прогресса, диджитализации экономики, автоматизации рутинных операций на производстве, появления языковых генеративных моделей, распространения дистанционных форм занятости именно развитие цифровых компетенций как неотъемлемого элемента профессионального потенциала работников старшего возраста становится ключевой проблемой основных экономических агентов на рынке труда. В данной статье представлены результаты статистической оценки уровня цифровых компетенций населения старшего возраста, уровня возрастной технофобии. Проанализированы отдельные аспекты цифровизации на рабочем месте (дистанционная занятость) и цифровых компетенций (потребность в получении знаний в области IT). Выявлено, что в РФ высокий уровень владения цифровыми технологиями. Этот уровень имеет возрастную специфику. Население младшего возраста оптимистично настроено к ИКТ, а более старшее поколение умеренно в своих оценках и скорее не испытывает влияния новых технологий на свою жизнь. На рабочих местах все еще ограничены возможности для дистанционной занятости, также с возрастом работники меньше испытывают потребности в повышении собственной цифровой грамотности, что может быть связано с их структурой занятости (занятость в нетехнологических отраслях)

Ключевые слова: цифровые компетенции, информационно-коммуникационные технологии, население старшей возрастной группы, технологический эйджизм, технофобия, модель принятия технологий

JEL-классификация: J14, J24, J26, O31



Введение

Во второй половине XX века возникли две революционные трансформации, которые по настоящее время определяют архитектуру современного общества: рост продолжительности жизни, положивший начало старению населения, и информационная революция. Эти изменения оказались тесно связаны в современном постмодернистском обществе в связи с новым взглядом на концепцию «старости», как активного периода, открытого для изменений. Появление разработок, ориентированных исключительно на данную группу, в первую очередь, в сфере медицины и ассистивных технологий подтверждают данный тезис. Современная повседневная жизнь неотделима от цифровых технологий, с каждым годом все больше проникающих в различные аспекты экономической, культурной, социальной жизни индивида: дистанционная занятость, связанная с цифровой инфраструктурой, которая внедрена в рутинную нерабочую повседневную жизнь, социальные сети, онлайн игры онлайн-магазины, обучение с использованием новых коммуникационных технологий, участие в политической жизни. С одной стороны, возникают новые возможности, обогащающие жизнь индивидов старшего возраста, люди со всего мира становятся более связанными, ранее исключенные из активной социальной жизни, приобретают новые опции, многие рутинные задачи автоматизируются. С другой стороны, автоматизация производства приводит к закрытию реальных предприятий, уменьшению часов работы и снижению качества жизни пожилых людей. И если более молодые поколения легко адаптируются к данным метаморфозам, то для людей более старших поколений этой может быть существенной проблемой, так как социальная интегрированность подразумевает и активное взаимодействия с различными цифровыми услугами, изоляция от них подразумевает и социальную изоляцию, для преодоления которой требуется разработка инклюзивных образовательных программ. Подобная социальная изолированность имеет определенные последствия для рынка труда, так как практики взаимодействия с цифровыми технологиями пожилые люди заимствуют на месте своей текущей занятости [17].

Актуальность. Демографическое старение населения - ключевая тенденция в большинстве регионов мира, которая оказывает огромное воздействие на рынок труда. Удлинение трудовой карьеры индивидов в контексте пенсионной реформы РФ 2018, появление гибких и вариативных возможностей трудоустройства в связи с новыми формами занятости, внешние шоки, связанные с интенсификацией миграционных потоков из-за политической нестабильности, приводят к необходимости удержания на рынке труда населения старшего возраста и больших инвестиций в их частично утраченный вследствие морального устаревания человеческий капитал. Разнообразие и большая доступность знаний, умений и навыков в настоящее время обостряет проблему выбора направлений развития индивидами всех возрастов своего профессионального потенциала. Представляется, что большая интегрированность цифрового мира в самые различные сферы трудового мира, в определенной степени «принуждение» к использованию цифровых решений как, например, в период пандемии COVID-19 актуализирует в первую очередь проблему приобретения и развития цифровых компетенций населением старшего возраста. Повышение цифровой грамотности послужит основой для качественного обновления представлений о трудоспособности работников старшего возраста, уменьшит уровень возрастной дискриминации.

Обзор литературы. Доля людей, использующих информационно-коммуникационные технологии, растет по всему миру (Смирных Л.И., 2020) [4]. Согласно онлайн-опросу НИУ ВШЭ 2180 человек 2-19 марта 2021 года уровень цифровой грамотности населения старше 18 лет оценивается на базовом уровне для 60 % респондентов и еще для 20 % на среднем уровне в РФ (Доклад НИУ ВШЭ «Оценка цифровой готовности населения России», 2021) [3]. В то же время доля пожилых, использующих новые технологии отстает от других возрастных групп, несмотря на все выгоды данного использования (Leukel J., Schehl B., Sugumaran V., 2023) [13]. Подобная статистика основывается на дихотомическом подходе к использованию технологического устройства или технологии, не учитывая тот факт, что многие технологические практики пожилых людей выходят за данные концептуальные рамки. У пожилых людей можно встретить гаджеты, которыми они не владеют, а также наблюдать использование «цифровых технологий», которыми они не пользуются, пожилые, могут также предоставлять другим возможность использования технологий за них (Marler W., Hargittai E., 2022) [15]. Использование информационно-коммуникационных технологий представляется здесь сложным многоаспектным явлением – процессом, а не дихотомическим решением, использование технологий является не только результатом рационального решения, как это предполагается в модели принятия технологии (Davis F., 1989) [9] (вероятность использования технологии связана с выгодами и издержками освоениям), но и целого ансамбля иных социальных практик (слово, подчеркивающее более широкое понимания взаимодействия с технологиями, выходящим за рамки только использования) и обстоятельств (подчеркивается значение социальных институтов). Однако уровень технологического эйджизма по-прежнему остается очень высоким (Hargittai E., Piper A.M., Morris M.R., 2019) [12]. Это не означает, что пожилые люди представляют собой гомогенный социальный слой, критично настроенный к технологиям и качественно отвергающим приобретение тех или иных навыков в этой сфере, наоборот эта группа достаточно разнородна, в том числе по скорости освоения цифровых навыков (Lissitsa S., Zychlinski E., Kagan M., 2022) [14]. В этом контексте необходимо четко обозначить, что все еще достаточно большому количеству пожилых людей не хватает цифровых навыков, и эта проблема связана, во-первых, с обеспеченностью определенной инфраструктурой особенно в сельской местности (Bogataj D., Campuzano Bolarin F., Kavšek M., Rogelj V., 2020) [7]. Люди старших возрастных групп также испытывают многочисленные проблемы с доступом в Интернет по различным основаниям, связанным со здоровьем (Choi N.G., DiNitto D.M., 2013) [8] или недостатком знаний, умений и навыков (Seifert A., 2020) [19]. Во-вторых, проблема связана не только с навыками использования технологий и не только с формальным обучением, но и с неформальной поддержкой со стороны близких родственников и других ценных для данного индивида людей. В-третьих, многочисленные исследования поднимали проблему барьеров для доступа к информационным технологиям. Эти исследования выявили, что определяющую роль играет самоощущение своего возраста как слишком старого для использования новых технологий или устройств (Formosa M., 2013) [11]. Понимание «старости» в расширительном ключе подразумевает, что речь здесь идет не о некоторой сущности, а о действиях, т.е. старость — это не то, кто мы такие, а то, что мы делаем, и использование новых технологий может играть здесь существенную роль, и само по себе взаимодействие с технологиями имеет возрастную характеристику, связанную с ожиданиями. В-четвертых, для пожилых имеют определенное значение психологические барьеры – технофобия (Di Giacomo D., Ranieri J., D’Amico M., Guerra, F., Passafiume, D., 2019) [10] и непринятие новых технологий как явления (Reisdorf B.C., Groselj D., 2017) [16]. В-пятых, низкий доход также оказывается фактором, существенно ограничивающими доступ к новым технологиям, что служит основной для социальной изоляции в поздних стадиях жизненного цикла, что особенно сильно проявилось в период пандемии COVID-2019 (Seifert A, Cotten S., Xie B., 2021) [18]. Преодоление недостаточного уровня цифровой грамотности пожилыми людьми возможно с помощью специализированных программ. Дополнительное профессиональное обучение имеет существенную пользу для пожилых людей в самых различных аспектах, оно повышает их уверенность, заинтересованность в результатах труда, а также чувство независимости. В то же время исследования говорят и об его ограничениях, связанных с когнитивными изменениями опасениями, неправильными представлениями и ускоряющимся темпом технологических изменений (Arthanat S., 2019) [6].

Научный пробел. В настоящее время в России все еще недостаточно изучена проблема цифровых компетенций населения старшего возраста как процесса развития профессионального потенциала с позиции технологических фобий, доступности цифровой инфраструктуры, потребности в приобретения знаний, умений и навыков в сфере IT.

Цель исследования состоит в качественном описании уровня владения цифровыми навыками людьми старшего возраста, в том числе в контексте развития профессионального потенциала. Для успешного освоения цифровых знаний, умений и навыков, необходимо учитывать характеристики их «жизненного мира», ценностей, воззрений. Испытывают ли индивиды старшего возраста определенные фобии по поводу новых технологий? С точки зрения теории принятия и внедрений информационных технологий предполагает, что успешное освоение цифровых компетенций связано с ожидаемой полезностью от использования технологии, простотой освоения, сохранением конфиденциальности данных и когнитивными характеристиками [9]. Насколько работники старшего возраста испытывают потребность в повышении уровня своей цифровой грамотности?

Научная новизна. Исследование на актуальных статистических данных позволяет предметно оценить доступность современных технологий для населения старшего возраста и проанализировать их использование (а также возможные барьеры, ограничения) для профессиональных целей. Идентификация уровня технологических фобий и потребности в приобретении цифровой компетенций послужит основой для возможных экономических и психологических мер поддержки работников старшего возраста.

Авторские гипотезы. В качестве гипотез в данном исследовании выдвинуты следующие предположения. Во-первых, как минимум половина населения старше 50 лет в России владеет современными технологиями (ПК, телефон, интернет). Во-вторых, наиболее оптимистично настроены по поводу цифровых технологий население до 35 лет. В-третьих, существует возрастная специфика в потребности к получению знаний в сфере IT. В-четвертых, у работников старшего возраста небольшие возможности для дистанционной занятости.

Методология. В качестве методологии исследования выступил дескриптивный статистический анализ эмпирических данных ключевых показателей с учетом возрастного распределения, а также общенаучные методы: сравнение, анализ и синтез.

Оценка цифровых компетенций населения старшего возраста в РФ

На основе данных выборочного федерального статистического наблюдения по вопросам использования населением информационных технологий и информационно-телекоммуникационных сетей. Статистическое наблюдение содержит данные с 2013 года и проводится для реализации пункта 1.27.6 Федерального плана статистических работ, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2008 г. № 671-р [1] проанализируем уровень цифрового разрыва по возрастам в 2021 году.




Использование мобильного телефона или смартфона за последние 3 месяца,
%
Использование ПК в последний раз дома, на работе или в другом месте, %
Использование сети Интернет за последние 3 месяца на работе,
%
Рисунок 1. Половозрастные пирамиды населения РФ старше 15 лет по использованию мобильного телефона, ПК и сети Интернет на работе в 2021 году, %

Источник: Росстат, составлено автором

В Российской Федерации почти все пользуются мобильными телефонами или смартфонами, доля пользователей составляет больше 95 % в каждой возрастной категории до 70 лет. Только в самых старших возрастах 80 и старше доля пользователей составляет менее 90 %, например, в возрасте 80+ - 64,6 %, что тем не менее является достаточно значимым. Данная возрастная группа может иметь меньший интерес к технологиям и имеет меньше возможностей по их использованию. Отсутствуют и существенные различия между полами: женщины на десятые доли процентов больше используют данный вид ИКТ, за исключением самой старой группы, где ситуация обратная. Возрастная динамика использования ПК за прошедший год или еще ранее дома, на работе или в другом месте более выражена, до 55 лет ситуация аналогична с использованием мобильных телефонов, однако затем начинается стремительное снижение вплоть до 25,5 % у женщин 80 + и 30,5 % у мужчин той же возрастной категории. Компьютер, как и телефон является неотъемлемой частью образовательного процесса и профессиональной активности как среди мужчин, так и среди женщин. С приближением выхода на пенсию эта роль ПК ослабевает, кроме того, освоение работы с компьютером требует более серьезного обучения и владения определенными компетенциями, в более старших возрастах оказывается достаточно мобильного телефона. Использование сети Интернет имеет похожую с использованием компьютера половозрастную структуру, однако уточнение места использования – на работе за последние 3 месяца существенно меняет форму пирамиды. Доля населения, использующего Интернет возрастает с младшего возраста до среднего, а затем снижается, что косвенно свидетельствует об активном использовании онлайн-ресурсов в трудовой деятельности средних возрастных категорий: в возрасте 40 - 44 года - 69,7 женщин и 65,4 мужчин используют Интернет, тогда как в возрасте 60+ только 17,9 % женщин и 24,3 мужчин. Молодежь и люди среднего возраста часто выполняют работу, связанную с цифровыми технологиями (сфера информационных технологий, маркетинг и т.д.), а помимо этого они являются более грамотными в технологическом отношении. В целом мужчины чуть активнее используют Интернет на рабочем месте.

Рисунок 2. Использование населением РФ сети Интернет за последние 3 месяца по профессиональным или образовательным целям в 2021 году, %

Источник: Росстат, составлено автором

Сеть Интернет может использоваться с самыми различными целями. 84,1 % от всего населения в возрасте 15-74 лет в 2021 году использовало его для телефонных звонков и ведения разговоров через программы типа Skype, Zoom, WhatsApp. Около 76,7 % используют Интернет также для участия в социальных сетях, 60,8 % для просмотра новостей и информации о погоде, столько же для совершения банковских операций. Если говорить о профессиональных и образовательных целях, то они пользуются меньшей популярностью. Например, меньше 2 % используют Интернет для участия в профессиональных сетях (например, Linkedin), 6 % - для поиска вакансий на таких сайтах как hh.ru, Rabota.ru, SuperJob, 9,4 % - ищет в Интернете информацию об образовании и 8,6 % проходит дистанционное образование. Использование Интернета по заданным целям также обусловлено возрастом. 25,4 % людей в возрасте 20-24 лет (по отношению к численности той же возрастной группы) проходят дистанционное обучение, около 11,5 % ищут вакансии, тогда как в возрасте 50-54 только 4 % людей ищут работу через специальный сайты вакансий и меньше 3 % проходят дистанционное обучение. Это свидетельствует о том, что несмотря на существенное распространение ИКТ, характер их использование преимущественно коммуникативный нежели профессиональный и образовательный. В России остаются недоиспользованными возможности цифровых технологий для большей профессиональной и образовательной адаптации лиц старшего возраста.

Среди всех навыков работы с информационными технологиями (как и в случае с целями использования Интернета) отправка сообщений по электронной почте, через мессенджеры, SMS имеет наибольший процент использования среди всех возрастных групп, этот навык является базовым и обязательными в современном обществе, кроме того, это возможно единственный способ коммуникации для пожилых людей для поддержания связей с родственниками и друзьями.

Среди навыков, наиболее востребованных среди молодых людей, можно также отметить работу с разнообразными текстовыми редакторами, электронными таблицами и презентациями, использованием программ для фото-, видео-, аудио-редактирования, а также инструментами копирования и перемещения файлов. Среди возрастной группы 50 + востребованы те же универсальные (их также обозначают как базовые [5]) навыки работы с текстовым редактором (значительно меньше с таблицами и презентациями), а также навыки копирования и перемещения файлов. Самыми невостребованными навыками среди всех возрастных групп остаются программирование, установка ОС, изменение настроек веб-браузера.

Рисунок 3. Доля населения, имеющего навыки работы с информационными технологиями, по видам навыков и возрастным группам в РФ, в 2021 году, %

Источник: Росстат, составлено автором

С возрастом наблюдается снижение доли населения, обладающего навыками работы с информационными технологиями. Это связано с тем, что младшие возрастные группы более активно включаются в цифровой мир и приобретают необходимую цифровую грамотность на ранних этапах образования и профессиональной деятельности.

Рисунок 4. Оценка влияния информационных технологий и информационно-телекоммуникационных сетей на жизнь по возрастным группам в РФ в 2021 году, %

Источник: Росстат, составлено автором

Данные, отображающие оценку влияния информационных технологий и информационно-телекоммуникационных сетей на жизнь, свидетельствуют о том, что молодые люди (15-24 лет) и молодые взрослые (до 35 лет) в большинстве говорят о «сильно положительном» и «положительном» влиянии цифровых технологий на их жизнь. Возрастная группа от 35 до 54 лет также положительно относится к этим технологиям хотя с более умеренных позиций. Оценки «Отрицательное» и «сильно отрицательное влияние» низки во всех возрастных группах, что демонстрирует признание большинством людей отсутствия какого-то негативного воздействия на их жизнь и низкий уровень «технофобии» среди российского общества, при этом, как и ранее можно указывать на рост таких оценок с возрастом. Данные показывают, что отдельные возрастные группы, особенно после 65 лет отмечают отсутствие какого-либо влияния на их жизнь. Молодые поколения, выросшие вместе с технологиями, оценивают их исключительно с оптимистических позиций, так как они пользуются всеми их преимуществами в образовании и работы, пожилые поколения, помнящие доцифровую эпоху более осторожны и настороженны насчет технологических инноваций, при этом, как обозначалось ранее, они все же ценят коммуникационные возможности новых технологических средств.

Данные комплексного наблюдения условий жизни населения [2] позволяют взглянуть на отдельные аспекты цифровых навыков российских работников. В 2022 году 69271449 человек указало на наличие на прошлой неделе оплачиваемой работы или доходного занятия. Среди них 52, 6 % мужчин и 47,4 % женщин, средний возраст – 42, 5 года, 62,3 % - состояли в зарегистрированном браке, 78,5 % - проживали в городах, 83,5 % работали на основе трудового договора на неопределенный срок, 86,7 % с полным рабочим днем или полной рабочей неделей.

Рисунок 5. Использование компьютерной техники на основной работе, хотя бы один раз в неделю, индивидами, указавшими, что на прошлой неделе у них была работа или доходное занятие в 2022 году, %

Источник: Росстат, составлено автором

Среди индивидов, у которых в 2022 году была работа или доходное занятие на момент опроса 63,2 % в возрасте 25-29 лет указали, что использовали компьютерную технику на основной работе, хотя бы один раз, это самый максимальный показатель, которой возрастает от самых младших возрастных групп (46 % в возрастной группе 18-19 лет) и снижается к старшим поколениями (41 % в возрастной группе 60-64). Эти данные согласуются с показателями использования сети Интернет, описанных ранее. Негативная тенденция связана со снижением потребности в получении знаний в области IT с возрастом. Если в возрасте 15-19 лет около 60 % всех респондентов указывают на отсутствие такой потребности, то уже в возрасте 60+ больше 70 %. Интерес к этим знаниям может быть продиктован различными мотивационными основаниями. В молодых возрастах люди, только закончившие образовательные учреждения, уже обладают всей полнотой подобных знаний, тогда ка как в более старших возрастах это может связываться с занятостью в отраслях, где нет нужды в таких технологиях, при том как ранее выяснилось, люди старшего возраста скорее вообще не испытывают воздействия новых технологий на свою жизнь, нежели говорят об этом с негативной точки зрения.

Рисунок 6. Потребность в получении знаний в области информационных технологий индивидами, указавшими, что на прошлой неделе у них была работа или доходное занятие в 2022 году, %

Источник: Росстат, составлено автором

Больше 60 % всех респондентов отмечают, что их работа не позволяет выполнять ее дистанционно, через Интернет, при этом в среднем 25 % работников старше 50 лет указывают на наличие таких характеристик рабочего места, где возможна полная или неполная дистанционная занятость.

Рисунок 7. Характер работы позволяет выполнять её дистанционно, через Интернет индивидами, указавшими, что на прошлой неделе у них была работа или доходное занятие в 2022 году, %

Источник: Росстат, составлено автором

Рисунок 8. Наличие возможности работать дистанционно, через Интернет у индивидов, указавших, что на прошлой неделе у них была работа или доходное занятие в 2022 году, %

Источник: Росстат, составлено автором

Если говорить не о характеристиках самой работы, а о наличии возможностей работать дистанционно, то менее 30 % респондентов указали на наличие таких обстоятельств. При этом возрастная динамика здесь достаточно сглаженная, возможности чуть возрастают к средним возрастам, а затем медленными темпами снижаются.

Заключение

Изменение демографической структуры населения и цифровизация экономки – две взаимосвязанные тенденции, которые оказывают в настоящее время существенное влияние на рынок труда. С одной стороны, новые технологии качественно меняют понятие «трудоспособности» работников старшего возраста, у них появляется возможность быть занятыми теми профессиональными активностями, которые раньше были недоступны посредством частичной автоматизации производства или гибких форм занятости с использованием коммуникационных технологий. Кроме того, меняется и сама концепция «старшего возраста», население, использующее новые технологии, не только расширяет свои профессиональные возможности, но и косвенно снижает свой психологический и социальный возраст. С другой стороны, уровень цифровых компетенций работников старшего возраста существенно отстает от уровня других возрастных групп. Молодые поколения уже рождаются в новой среде и являются «цифровыми аборигенами», их образование и начало профессиональной жизни на любой стадии жизненного цикла было связано с ИКТ, тогда как пожилые, рожденные до начала цифровой революции являются только «цифровыми иммигрантами» и вынуждены прикладывать существенные усилия для приобретения тех или иных знаний, умений и навыков, что создает благодатные условия для технологической возрастной дискриминации и технологических фобий.

В ходе исследования нашли свое подтверждение все выдвинутые исследовательские гипотезы. В данной статье выявлено, что уровень владения мобильными телефонами, ПК и сетью Интернет находится на высоком уровне: более 90 % индивидов пользуются технологиями почти во всех возрастных группах как среди мужчин, так и среди женщин. При этом использование цифровых технологий носит в первую очередь коммуникационный, а не профессиональный или образовательный характер. Самыми востребованными навыками среди всех возрастных групп оказались умения отправлять сообщения по электронной почте, через мессенджеры, SMS. Не менее популярными являются также универсальные навыки, связанные с копированием и перемещением файлов, работой в текстовом редакторе. А вот более специфические умения – программирование или установка операционной системы востребованы в гораздо меньшей степени. Доля лиц старшего возраста, владеющих любыми цифровыми навыками оказывается несопоставимо меньше, чем доля индивидов младшего или среднего возраста, владеющих теми же навыками. Молодые люди в большинстве позитивно характеризуют влияние технологий на свою жизнь, люди среднего и старшего возраста умереннее в своих оценках. Самые возрастные отмечают отсутствие какого-либо воздействия технологий на свою жизнь.

Использование компьютерной техники работниками возрастает к средним возрастам до 60 %, а затем плавно снижается, потребность в получении знаний в области информационных технологий также снижается с возрастом. Наблюдаются и ограниченные возможности для дистанционной занятости, больше половины работ характеризуются тем, что не могут быть выполнены дистанционно. Таким образом, в России все еще остаются нереализованными возможности цифровой экономики в отношении пожилых людей. Требуется повышать цифровую грамотность данной категории через создание специализированных образовательных программ, изменений в сфере здравоохранения и на рынке труда: дополнительное профессиональное образование, борьба с технологической дискриминацией, поощрение дистанционной гибкой занятости могут существенно увеличить профессиональный потенциал трудовых ресурсов старшей возрастной группы.


Источники:

1. Выборочное федеральное статистическое наблюдение по вопросам использования населением информационных технологий и информационно-телекоммуникационных сетей. Федеральная служба государственное статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/free_doc/new_site/business/it/ikt21/index.html (дата обращения: 19.09.2023).
2. Итоги комплексного наблюдения условий жизни населения в 2022 году. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/free_doc/new_site/GKS_KOUZH_2022/index.html (дата обращения: 19.09.2023).
3. Дмитриева Н.Е., Жулин А.Б., Артамонов Р.Е., Титов Э.А. Оценка цифровой готовности населения России. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2021.
4. Смирных Л. И. Цифровая грамотность пожилого населения и цифровизация предприятий: опыт европейских стран // Вопросы экономики. – 2020. – № 12. – c. 104-124.
5. Абдрахманова Г. И., Бондаренко Н. В., Вишневский К. О., Гохберг, Л. М., Демьянова А. В., Кевеш М. А., Ковалева Г. Г. Тенденции развития интернета в условиях формирования цифровой экономики. - М.: НИУ ВШЭ, 2018.
6. Arthanat S. Promoting Information Communication Technology Adoption and Acceptance for Aging-in-Place: A Randomized Controlled Trial // Journal of Applied Gerontology. – 2019. – № 40 (5).
7. Bogataj D., Campuzano Bolarin F., Kavšek M., Rogelj V. Smart Silver Villages as part of Social Infrastructure for Older Adults in Rural Areas // IFAC-PapersOnLine. – 2020. – № 53 (2).
8. Choi N.G., DiNitto D.M. Internet use among older adults: Association with health needs, psychological capital, and social capital // Journal of Medical Internet Research. – 2013. – № 15(5).
9. Davis F. Perceived Usefulness, Perceived Ease of Use, and User Acceptance of Information Technology // MIS Quarterly. – 1989. – № 13(3).
10. Di Giacomo D., Ranieri J., D’Amico M., Guerra F., Passafiume D. Psychological Barriers to Digital Living in Older Adults: Computer Anxiety as Predictive Mechanism for Technophobia // Behavioral Science. – 2019. – № 9(9).
11. Formosa M. Digital exclusion in later life: A maltese case study // Humanities and Social Science. – 2013. – № 1(1).
12. Aging in the Digital Age: Conceptualizing Technology Adoption and Digital Inequalities Hargittai E., Piper A.M., Morris M.R. Aging in the Digital Age: Conceptualizing Technology Adoption and Digital Inequalities // Neves B.B., Vetere F. Ageing and Digital Technology. Singapore: Springer, 2019
13. Leukel J., Schehl B., Sugumaran V. Digital inequality among older adults: explaining differences in the breadth of Internet use // Information, Communication & Society. – 2023. – № 26.
14. Lissitsa S., Zychlinski E., Kagan M. The Silent Generation vs Baby Boomers: Socio-demographic and psychological predictors of the “gray” digital inequalities // Computers in Human Behavior. – 2022. – № 128.
15. Marler W., Hargittai E. Division of digital labor: Partner support for technology use among older adults // New Media & Society. – 2022.
16. Reisdorf B.C., Groselj D. Internet (non-) use types and motivational access: Implications for digital inequalities research // New Media & Society. – 2017. – № 19 (8).
17. Reneland-Forsman L. «Borrowed access» – the struggle of older persons for digital participation // International Journal of Lifelong Education. – 2018. – № 37.
18. Seifert A, Cotten S., Xie B. A Double Burden of Exclusion? Digital and Social Exclusion of Older Adults in Times of COVID-19 // The Journals of Gerontology: Series B. – 2021. – № 76 (3).
19. Seifert A. The Digital Exclusion of Older Adults during the COVID-19 Pandemic // Journal of Gerontological Social Work. – 2020. – № 63(6-7).

Страница обновлена: 25.05.2024 в 13:35:04