Анализ динамики изменения процентных ставок в странах Европейского союза

Чижова М.К.1
1 Московский государственный институт международных отношений (Университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 9 (Сентябрь 2023)

Цитировать:
Чижова М.К. Анализ динамики изменения процентных ставок в странах Европейского союза // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 9. – С. 3867-3879. – doi: 10.18334/epp.13.9.119053.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=54773578

Аннотация:
В статье анализируется применение процентных ставок в качестве одного из ключевых инструментов денежно-кредитной политики Европейского центрального банка на протяжении длительного периода времени. Представлен концептуальный подход к процентным ставкам, рассмотрены и проанализированы тенденции динамики процентных ставок на территории еврозоны (на основе данных официального сайта Европейского центрального банка), а также (для сравнения) в некоторых других зарубежных странах в новых реалиях, сформировавшихся в течение 2 последних лет, достаточно сильно трансформировавших уже сформировавшуюся систему использования процентных ставок как одного из ключевых инструментов денежно-кредитной политики. Выявлены весьма заметные изменения в экономической политике, проводимой Европейским центральным банком, в частности, доказана необходимость перехода от модели отрицательных ставок к модели положительных ставок. Представлены прогнозы.

Ключевые слова: Европейский центральный банк, процентная ставка, отрицательная процентная ставка, еврозона, инфляция

JEL-классификация: F15, F36, E42, E43



Введение

По прошествии многих десятилетий формирования постулатов современной экономической теории [13] (Chepurin et al. (2000)) стало очевидно, что одну из важнейших ролей в формировании экономической повестки играет монетарная политика, которая, в свою очередь, подразумевает комплексное применение различных инструментов. К числу наиболее часто применяемых официальными регуляторами (центральными банками) инструментов относится процентная ставка. [1; 35] (Law of the Russian Federation (2022)) (Homer et al. (2005)) При этом необходимо отметить, что данный метод является одним из самых часто применяемых в современной практике регулирования центральных банков различных стран. [3; 9; 11] (Gorbacheva (2020)), (Sokolova (2019)), (Khmyz (2023)) Принято считать [7] (Bank of Russia (2023)), что установление целевого значения процентной ставки является одним из ключевых инструментов проведения национальной денежно-кредитной политики [1], в этом заключается основное положение концептуального подхода к процентной ставке.

Такое явление как «процентная ставка» и политика применения процентных ставок в качестве ключевого инструмента денежно-кредитной политики так или иначе проанализированы в различных научных работах экспертов из России и зарубежных стран. К наиболее значимым для проведенного исследования источникам (помимо информационных материалов, представленных информационными агентствами и источниками сети Интернет) можно отнести работы Р. Солоу [37] (Solow (1953)), М. Гудфренда [32, 33] (Goodfriend (1991)), (Goodfriend (2000)), Г. Эггертссона [22, 23] (Eggertsson et al. (2003)), (Eggertsson et al. (2017)), Т. Адриана [15] (Adrian (2021)), Б. Бернанке [17] (Bernanke et al. (2004)), Дж. Фурмана [30] (Furman et al. (2020)), Р. Кабальеро [19] (Caballero et al. (2008)), Дж.Гали [31] (Ghali et al. (2006)), Л. Рэйчела [36] (Rachel et al (2015)), В.К. Бурлачкова [18] (Burlachkov (2017)).

Однако современные условия развития мировой экономики вносят свои коррективы, поэтому в статье поставлено целью проанализировать сложившиеся тенденции и выявить особенности применения процентных ставок Европейским центральным банком в XXI в. с использованием новейшей статистической информации.

Переход от понижения к повышению ставок, который произошел в 2022 году, стал одним из факторов серьезного влияния проводимой денежно-кредитной политики, оказываемого на мировую и национальные экономики. Все это позволяет утверждать об актуальности темы исследования. Именно в этом аспекте проблема процентных ставок недостаточно изучена.

Изучение особенностей формирования процентных ставок на данный момент подразумевает подробный анализ этого процесса на международном уровне, преимущественно в развитых странах, в частности в странах Европейского Союза и некоторых других странах, которые на протяжении нескольких десятилетий активно применяют изменение процентной ставки в качестве ключевого инструмента проведения монетарной политики. Ключевой целью вышеуказанных мер является, безусловно, усиление национальной экономики и поддержание ее на должном уровне развитости, что может быть достигнуто за счет стабильности на финансовых рынках. Проверяемая в данной статье гипотеза – действительно ли повышение процентной ставки приведет к экономической стабилизации. При проведении анализа применялись общенаучные методы познания с акцентом на статистический и графический анализ.

От положительной к отрицательной процентной ставке

На протяжении длительного периода времени общественность [14] (RBC (2022)) и экономисты [24] (European Central Bank (2022)) традиционно полагали, что наиболее эффективным будет использование положительных процентных ставок, которые, тем не менее, имели весьма низкие значения в развитых странах. При этом необходимо отметить наличие дефляционных тенденций в наиболее развитых странах мира за последние несколько десятилетий, которые стали все более выраженными, и тем самым не могли не повлиять на меры, предпринимаемые регуляторами. Эти изменения стали ключевой причиной принятия решений, направленных на стабилизацию цен. При этом регуляторы после тщательного анализа различных сценариев [6; 8, c. 63-65] (RBC (2019)), (Isachenko et al. (2022)) склонились к выбору такого, который подразумевал возможность использовать такой инструмент, как процентные ставки, нетрадиционным способом – не повышать, а понижать до околонулевых значений [12; 34] (Khmyz (2021)), (Haksar et al. (2020)). Изначально регуляторы предполагали [25] (European Central Bank (2023a)), что данных мер будет вполне достаточно, что, впрочем, действительно было справедливой гипотезой, так как несколько десятилетий подряд на территории таких стран, как США, Германия, Франция и т.д., регуляторы отчитывались о принятии или сохранении положительных значений ключевых ставок (рис. 1 и 2).

Источник: построено автором по данным [38] The World Bank (2023).

Рисунок 1. Динамика процентной ставки в США, в %

Источник: составлено автором по данным [27] (European Central Bank (2023c)).

Рисунок 2. Динамика процентных ставок Европейского центрального банка, в %

В некоторых странах, таких как, например, Швейцария [2], ключевая ставка достигла отрицательных значений еще в 1980-х гг. и с тех пор оставалась практически неизменной, но, во-первых, эти показатели были едва ли отличны от нуля, а во-вторых, подобные практики были весьма редки в мировой экономике. Именно в этот период возник феномен отрицательных процентных ставок. Со временем число центральных банков, которые стали придерживаться политики использования отрицательных процентных ставок, увеличилось, что позволило сформировать новую тенденцию в мировой финансовой сфере. [16] (Basten et al. (2018))

Наибольший опыт в данной области принадлежит шведскому центральному банку, который стал одним из негласных лидеров в проведении подобной монетарной политики. Кроме того, в пользу выбора данного инструмента говорил и тот факт, что традиционные меры денежно-кредитной политики уже не приносили эффективных результатов, что заставляло регуляторов задуматься об использовании нетрадиционных мер, к которым и относится отрицательная процентная ставка.

Процентные ставки в пандемию COVID-19

Период пандемии, который продолжался на протяжении почти 4 лет (2020-2023 гг.), постепенно укреплял в сознании специалистов идею о необходимости повсеместного использования отрицательных значений процентных ставок. На фоне серьезного экономического спада, который произошел из-за фактической перестройки значительного пласта мирового экономического рынка, стало очевидно, что традиционные меры воздействия на финансовую систему практически не помогают. [2, c. 20] (Platonova et al. (2022))

Вместе с тем по прошествии 2 лет (2022-2023 гг.) стало очевидно, что применение подобных нетрадиционных мер также имеют как положительные, так и отрицательные эффекты, что автоматически ставит под сомнение возможность их реализации в развитых экономиках, которые пострадали от экономического спада едва ли не более всех. Среди тех регулирующих институтов, которые получили подобные результаты, были Европейский центральный банк, а также Банк Японии. Основываясь на данных, представленных для анализа, центральные банки европейских стран, а также США провели собственное исследование и пришли к выводу, что использование процентных ставок с отрицательными значениями может быть достаточно опасно для национальных финансовых систем. [29] (European Parliament (2021))

Процентные ставки в 2022-2023 гг.

После наступления геополитических событий 2022 года эксперты [18] (European Central Bank (2024)) стали описывать ситуацию как крайне непростую, так как и без того ослабленная мировая экономика столкнулась с рядом еще более серьезных проблем, которые появились из-за введения санкций против Российской Федерации. Несмотря на то, что политики европейских стран выражали (и продолжают выражать) уверенность в том, что санкции касаются исключительно России [10] (RIA Novosti (2023)), по прошествии нескольких месяцев стало очевидно, что санкции в большей степени ударили по экономикам всех стран мира, в том числе развитых. К числу наиболее серьезных негативных последствий можно отнести стремительно растущую инфляцию, рост цен на энергоносители, кризисные явления в различных отраслях, зависящих от российского сырья и т.д. Все эти негативные явления стали катализатором значительного спада в мировой экономике, поэтому регулирующие органы начали активно противодействовать грядущей рецессии. [4] (Izvestiya (2022)) Весьма показательно, что на этом фоне произошел отказ от использования отрицательных ставок, так как рост значения процентной ставки способен сдержать растущие уровни инфляции. [5] (Moscow Times (2022))

Отрицательные процентные ставки являются серьезной проблемой для Европейского центрального банка. Опыт показывает, что эта мера может быть эффективной в условиях относительно низкого уровня инфляции, но при повышении цен становится практически неэффективной. В связи с этим, ЕЦБ должен предлагать инструменты странам с разными факторами, определяющими их экономическую ситуацию. Банкиры Германии [21] (Deutsche Bundesbank (2023)), в частности, до наступления 2022 года жаловались на то, что отрицательные процентные ставки снижают норму прибыли. Страховые компании и вкладчики недовольны минимальными выплатами на инструменты сбережения и накопления. Тем не менее, из-за продолжавшейся стагнации экономики еврозоны, ряд экспертов призывали к уменьшению отрицательных ставок, расширению списка выкупаемых активов и сохранению ультрамягкой денежной политики. Побочные эффекты не так значительны, как нерешительность в проведении денежной политики. В то время, как споры вокруг применения отрицательных ставок становились более масштабными, их практическое применение не вызывало практически никаких сомнений.

Фондирование банков в Германии, Италии, Португалии, Испании и других странах всегда сильно зависит от привлекательности вкладов для населения, и поэтому кредитным организациям сложно удерживать прибыль. В Германии и Италии ставки по вкладам снижались в рамках проводимой ДКП, а в Испании и Португалии взимались дополнительные комиссии за хранение денежных средств. Это приводило к оттоку средств из банков. В Германии также наблюдался повышенный спрос на наличность среди частных лиц, что также не способствовало притоку капитала в банки.

Выводы

Проанализировав особенности процентных ставок в Европе и в развитых странах других регионов, можно сделать вывод о следовании уровня процентных ставок макроэкономическим тенденциям. Регуляторы продолжают использовать этот инструмент денежно-кредитной политики (впрочем, с переменным успехом). Анализ показал, что проводимое в настоящее время в европейских странах повышение процентных ставок оказывает влияние на экономику, но в недостаточной степени. Как, впрочем, и их серьезное снижение в прошлом.

В то время как общественность и экономисты на протяжении многих лет традиционно придерживались использования положительных ставок, дефляционные тенденции за последние несколько десятилетий (за исключением двух последних лет) стали все более выраженными. Именно в этот период возник феномен отрицательных процентных ставок. Тем не менее, 2022 и 2023 гг. продемонстрировали, что политика использования околонулевых процентных ставок не всегда является уместной и оказывающей положительное влияние на развитие экономики страны. Таким образом проявилась обратная тенденция на повышение уровня процентных ставок.

В целом, стоит отметить, что отрицательные процентные ставки могут быть эффективны в некоторых странах с низким уровнем наличных средств, например, в Швеции, где экономика почти безденежна и наличных денег в обращении меньше 2% от ВВП. [39] (Trading Economics (2023)) Однако в странах с большим количеством наличных, таких как Швейцария, отрицательные ставки могут иметь ограниченное воздействие. [20] (Danthine (2017)) Кроме того, отмена наличных практически невозможна в настоящее время, но эксперты [20] (Danthine (2017)) считают, что когда-нибудь национальные рынки придут к безналичной экономике, и центральные банки смогут опускать отрицательные ставки настолько низко, насколько потребуется для стимулирования выхода из рецессии.

Тем не менее, в настоящее время тенденции на территории всей Еврозоны прямо противоположны. Начиная со второго квартала 2022 года и до июня 2023 года главный регулятор в лице Европейского центрального банка, а также многие национальные регуляторы начали проводить жесткую денежно-кредитную политику, в рамках которой несколько раз повышали уровень ключевой ставки. Так, ЕЦБ повысил уровень процентных ставок на 350 базисных пунктов с лета 2022 года. Сейчас ставка по депозитной линии составляет 3,5%, ставка по основным операциям рефинансирования — 4%, ставка по маржинальной кредитной линии — 4,25%. [26] (European Central Bank (2023b)) Это самое масштабное повышение с февраля 2009 года. Несмотря на это, аналитики [40] (VUCATreasury (2023)) прогнозируют, что ставки Euribor будут расти еще больше в течение 2023 года.

Учитывая тот факт, что в прошлом году аналитики допустили серьезный просчет, предположив, что ставка будет в районе 1,5% [40] (VUCATreasury (2023)), что в 2 раза ниже реального показателя, можно с осторожностью предположить, что возможно ставка в еврозоне к концу 2023 года будет превышать 4%. Если тренд на повышение будет сохраняться, то даже активное хеджирование процентных ставок, которое стало популярным у заемщиков в Европейском Союзе, не сможет уравновесить ситуацию на финансовых рынках.

15 июня 2023 г. прошло очередное заседание Совета управляющих ЕЦБ, в результате которого было принято решение [28] (European Central Bank (2023d)) увеличить уровень процентной ставки еще на 25 п.п. Повышение ставки отражает обновленную оценку прогноза динамики базовой инфляции и силы воздействия денежно-кредитной политики. Согласно июньским макроэкономическим прогнозам, ожидается, что общий показатель инфляции составит в среднем 5,4% в 2023 г., 3,0% в 2024 г. и 2,2% в 2025 г. [28] (European Central Bank (2023d)) Таким образом, уровень ценового давления будет весьма серьезным, хотя и не таким сильным, как в начале 2023 года. Тем не менее, несмотря на достаточно высокие показатели инфляции, ЕЦБ принял решение продолжать достижение цели в виде таргетирования уровня инфляции. Будущие решения Совета управляющих будут направлены на то, чтобы ключевые процентные ставки ЕЦБ были доведены до уровней, достаточных для достижения возврата уровня инфляции к среднесрочному целевому показателю в 2%, и будут удерживаться на этих уровнях столько времени, сколько потребуется. Кроме того, необходимо особенно отметить, что повышение уровня ключевой ставки происходит на фоне снижения прогнозов темпов экономического роста на 2023 и 2024 гг.

Принимая во внимание текущую тенденцию к повышению процентных ставок регуляторами развитых стран в рамках борьбы с инфляционным давлением, в дальнейшем будет крайне интересно выявить результаты и эффективность использования процентной ставки как инструмента денежно-кредитной политики, а также то, какие еще инструменты потребуются для снижения уровня инфляции до «таргета», заявленного различными государствами.

Таким образом, становится очевидно, что в рамках данной темы требуется проведение ряда дополнительных исследований, так как в последнее время тенденции формирования процентной ставки претерпели достаточно радикальные изменения.

[1]Кроме того, регуляторы могут изменять нормы обязательных банковских резервов и оперировать на открытых рынках.

[2] Речь идет об историческом решении Национального банка Швейцарии в начале 1980-х гг. применять процентные ставки с отрицательными значениями, что было связано с рядом проблем в финансовой сфере. В частности, национальный регулятор сообщал о слишком высоком притоке капитала на рынок Швейцарии, что крайне негативно влияло на развитие экономики страны.


Источники:

1. Закон Российской Федерации «Федеральный закон "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)"» от 10.07.2002 № 86-ФЗ (Ст. 35) с изм. и допол. в ред. от 24.07.2023
2. Глобальные экономические тренды и позиция России. / Под общ. ред. И.Н. Платоновой, М.А. Максаковой. - М.: Издательский дом «Научная библиотека», 2022. – 266 c.
3. Горбачева Т.А. Особенности денежно-кредитной политики зарубежных развитых стран в период пандемии // Вестник университета. – 2020. – № 12. – c. 146-151.
4. Еврокомиссия заявила о начале рецессии в Европе в последнем квартале года. Известия. 11.11.2022. [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/1424045/2022-11-11/evrokomissiia-zaiavila-o-nachale-retcessii-v-evrope-v-poslednem-kvartale-goda (дата обращения: 14.07.2023).
5. ЕЦБ отказался от отрицательной ставки и вернул ее на нулевой уровень. Moscow Times. 21.07.2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.moscowtimes.ru/2022/07/21/etsb-otkazalsya-ot-otritsatelnoi-stavki-i-vernul-ee-na-nulevoi-uroven-a22500 (дата обращения: 14.07.2023).
6. ЕЦБ перезапустил программу количественного смягчения и снизил ставку. Как это отразится на России. Рбк. 12.09.2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/finances/12/09/2019/5d7a220f9a79472632782312 (дата обращения: 22.07.2023).
7. Как принимаются решения по ключевой ставке. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cbr.ru/dkp/how_dec/ (дата обращения: 22.07.2023).
8. Новая парадигма развития международных экономических отношений: вызовы и перспективы для России. / под ред. Т.М. Исаченко, Л.С. Ревенко. - М.: МГИМО, 2022. – 403 c.
9. Соколова Е.Ю. Современные особенности денежно-кредитной политики ведущих стран мира // Пространственная экономика. – 2019. – № 3. – c. 147-164. – doi: 10.14530/se.2019.3.147-164.
10. Урсула фон дер Ляйен назвала реальную цель санкций против России. РИА Новости. 17.01.2023. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20230117/sanktsii-1845490407.html (дата обращения: 13.07.2023).
11. Хмыз О.В. Глобальные тенденции монетарной политики в период пандемии COVID-19 и в посткоронавирусной перспективе // Экономика. Налоги. Право. – 2023. – № 1. – c. 129-139. – doi: 10.26794/1999-849X 2023-16-1-129-139.
12. Хмыз О.В. Неконвенциональные направления монетарного регулирования в турбулентной мировой экономике // Экономика. Налоги. Право. – 1999. – № 5. – c. 31-38. – doi: 10.26794/1999-849X 2021-14-5-31-38.
13. Чепурин М.Н. Курс экономической теории. / 4-е изд. - Киров: АСА, 2000. – 745 p.
14. Что такое ключевая ставка и как она влияет на нашу жизнь. Рбк. 21.06.2022. [Электронный ресурс]. URL: https://quote.rbc.ru/news/article/5e3a99f59a79471fa29eccae (дата обращения: 22.07.2023).
15. Adrian T. Review of Monetary Policy Frameworks // Central Banking Magazine’s Reserve Management Americas Workshop. – 2021. – № 16.
16. Basten C., Mariathasan M. How Banks Respond to Negative Interest Rates: Evidence from the Swiss Exemption Threshold. / CESifo Working Paper Series 6901. - Munich: CESifo Group, 2018.
17. Bernanke B.S., Reinhart V., Sack B. Monetary Policy Alternatives at the Zero Bound: An Empirical Assessment // Brookings Papers on Economic Activity. – 2004. – № 2. – p. 1-100.
18. Burlachkov V.K. Modern Interest Rate Policy and the Phenomenon of Negative Interest Rates // Digest Finance. – 2017. – № 4. – p. 392-399. – doi: 10.24891/df.22.4.392.
19. Caballero R., Farhi E., Gourinchas P.-O. An Equilibrium Model of Global Imbalances and Low Interest Rates // American Economic Review. – 2008. – № 1. – p. 358-393. – doi: 10.1257/aer.98.1.358.
20. Danthine J.P. (2017) Negative interest rates in Switzerland: what have we learned?. [Электронный ресурс]. URL: https://shs.hal.science/halshs-01571635/file/201735_.pdf (дата обращения: 27.07.2023).
21. Deutsche Bundesbank. (2023) Negative interest rate policy led to negative interest rates on corporate deposits and higher fees. Research Brief, 56th edition. March. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bundesbank.de/en/publications/research/research-brief/2023-56-negative-interest-rate-policy-665708 (дата обращения: 27.07.2023).
22. Eggertsson G.B., Woodford M. The Zero Bound on Interest Rates and Optimal Monetary Policy // Brookings Papers on Economic Activity. – 2003. – № 1. – p. 139-211.
23. Eggertsson G.B., Juelsrud R., Wold E.G. Are Negative Nominal Interest Rates Expansionary?. / NBER Working Papers. No 24039., 2017.
24. European Central Bank. (2022) We have raised interest rates. What does that mean for you?. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ecb.europa.eu/ecb/educational/explainers/tell-me-more/html/interest_rates.en.html (дата обращения: 22.07.2023).
25. European Central Bank. (2023a) Asset purchase programmes. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ecb.europa.eu/mopo/implement/app/html/index.en.html (дата обращения: 22.07.2023).
26. European Central Bank. (2023b) Key ECB interest rates. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ecb.europa.eu/stats/policy_and_exchange_rates/key_ecb_interest_rates/html/index.en.html (дата обращения: 02.08.2023).
27. European Central Bank. (2023c) Key interest rate. [Электронный ресурс]. URL: https://www.euro-area-statistics.org/digital-publication/statistics-insights-money-credit-and-central-bank-interest-rates/bloc-3a.html?lang=en (дата обращения: 28.07.2023).
28. European Central Bank. (2023d). Monetary policy decisions. URL: https://www.ecb.europa.eu/press/pr/date/2023/html/ecb.mp230615~d34cddb4c6.en.html#:~:text=Key%20ECB%20interest%20rates,-The%20Governing%20Council&text=Accordingly%2C%20the%20interest%20rate%20on,effect%20from%2021%20June%202023 (date of access: 22.07.2023)
29. European Parliament. (2021) Low for Long: Side Effects of Negative Interest Rates. [Электронный ресурс]. URL: https://www.europarl.europa.eu/cmsdata/235693/02.DIW_formatted.pdf (дата обращения: 22.07.2023).
30. Furman J., Summers L. (2020) A Reconsideration of Fiscal Policy in the Era of Low Interest Rates November, 30. [Электронный ресурс]. URL: https://www.brookings.edu/wp-content/uploads/2020/11/furman-summers-fiscal-reconsideration-discussion-draft.pdf (дата обращения: 29.07.2023).
31. Ghali K.H., Ben M. Transaction costs, structural change, and the integration of international financial markets: an analysis of interest rates in ten OECD countries, 1980-2000 // Applied Econometrics and International Development. – 2006. – № 6-3.
32. Goodfriend M. Interest rates and the conduct of monetary policy // Carnegie-Rochester Conference Series on Public Policy. – 1991. – № 34. – p. 7-30. – doi: 10.1016/0167-2231(91)90002-M.
33. Goodfriend M. Overcoming the Zero Bound on Interest Rate Policy. Journal of Money, Part 2: Monetary Policy in a Low-Inflation Environment // Credit and Banking. – 2000. – № 4. – p. 1007-1035. – doi: 10.2307/2601157.
34. Haksar V., Kopp E. Now Can Interest Rates Be Negative? // Finance and Development. – 2020. – № 1. – p. 50-51.
35. Homer S., Sylla R. A history of interest rates. - Wiley, 2005. – 736 p.
36. Rachel L., Smith T.D. Secular Drivers of the Global Real Interest Rates. / Staff Working Paper No. 571. - Bank of England, 2015.
37. Solow R.M. A Note on the Price Level and Interest Rate in a Growth Model // Review of Economic Studies. – 1953. – № 1. – p. 74-79. – doi: 10.2307/2296261.
38. The World Bank. (2023) Key interest rate. USA. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/FR.INR.RINR?locations=US (дата обращения: 27.07.2023).
39. Trading Economics. (2023) Sweden Money Supply M2. [Электронный ресурс]. URL: https://tradingeconomics.com/sweden/money-supply-m2 (дата обращения: 27.07.2023).
40. VUCATreasury. (2023) Euribor 3-month rate set to increase further. [Электронный ресурс]. URL: https://vucatreasury.com/ecbs-lagarde-signals-0-75-euribor-rate-increase-2/ (дата обращения: 02.08.2023).
41. UNCTAD. (2023) Country fact sheet. Japan. World Investment Report 2023. [Электронный ресурс]. URL: https://unctad.org/system/files/non-official-document/wir_fs_jp_en.pdf (дата обращения: 28.07.2023).

Страница обновлена: 17.11.2023 в 11:46:04