Производительность труда в крупнейших российских нефтегазодобывающих компаниях в условиях пандемии COVID-19

Ермаков Г.П.1, Ганиева Й.Н.1
1 Технологический институт – филиал ФГБОУ ВО Ульяновского государственного аграрного университета им. П.А. Столыпина

Статья в журнале

Экономика труда (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 9, Номер 10 (Октябрь 2022)

Цитировать:
Ермаков Г.П., Ганиева Й.Н. Производительность труда в крупнейших российских нефтегазодобывающих компаниях в условиях пандемии COVID-19 // Экономика труда. – 2022. – Том 9. – № 10. – С. 1659-1680. – doi: 10.18334/et.9.10.116377.

Аннотация:
В статье анализируется состояние производительности труда в крупнейших российских нефтегазодобывающих компаниях в условиях Covid-19. Цель исследования – оценить возможное влияние пандемии Covid-19 на производительность труда в крупнейших российских нефтегазодобывающих компаниях в период Covid-19. В исследовании использовался логико-когнитивистский подход, основанный на логическом и экспериментальном анализе показателей производительности труда в условиях пандемии Covid-19 в России. Авторы констатируют, что отсутствие отечественной научно обоснованной методики расчёта производительности труда на микроуровне создает вполне определенные проблемы при её оценке. Приводятся результаты расчётов производительности труда в крупнейших российских нефтегазодобывающих компаниях в период Covid-19 по методике ОЭСР. Приведены результаты критического сравнительного анализа показателей производительности труда в этих компаниях. Статья будет интересна специалистам и аналитикам в области экономики труда, а также всем тем, кто интересуется вопросами производительности труда

Ключевые слова: методика расчёта производительности труда, выручка, добавленная стоимость, затраты труда, численность работников, Covid-19

JEL-классификация: J21, J24, J28



Введение

Начиная с 2020 года, и по сей день в мире с разной степенью интенсивности по странам и по временным периодам наблюдается распространение пандемии Covid-19. Доказано отрицательное влияние Covid-19 на реальный сектор экономики России [3, с. 2138] (Drobot, 2020, p. 2138), на мировую экономику и рынок труда США [4, с. 578-579] (Drobot, 2020, p. 578-579). Следствием уменьшения валового внутреннего продукта (ВВП) России по паритету покупательной способности (ППС) в текущих ценах в долларовом эквиваленте в 2020 году по сравнению с 2019 годом на 3,5% явилось снижение производительности труда в экономике Российской Федерации (РФ). Годовая производительность труда (отношение ВВП в текущих ценах в долларах США и численности занятых) в 2020 году к 2019 году снизилась на 1,7%, а часовая производительность – на 0,4% [15, с. 541] (Ermakov, Trunichkina, Trunichkina, 2022, p. 541).

Совершенно другие данные о часовой производительности труда представлены Международной организацией труда (МОТ) и Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Так по данным МОТ воздействие пандемии Covid-19 привело к беспрецедентному росту часовой производительности труда в 2020 году на 4,9% [22, с. 1183] (Yanchenko, 2022, p. 1183). По данным ОЭСР прирост этого показателя в 2020 году к 2019 году в России составил 6,1%, в странах ОЭСР и Евросоюза – соответственно 5,9% и 2,1%, а в странах «Большой семерки» (Group of Seven, G7) – 4,7% [15, с. 549] (Ermakov, Trunichkina, Trunichkina, 2022, p. 549).

В открытой научной литературе практически отсутствуют публикации, которые исследуют влияние этой пандемии на производительность труда на микроуровне в нашей стране.

Цель данной статьи – попытаться связать развитие пандемия Covid-19 с изменением производительности труда в крупнейших российских нефтегазодобывающих компаниях. Попробовать оценить ее влияние на показатели годовой производительности труда, выявить недостатки в применяемой методики расчета производительности труда, сформулировать предложения по ее совершенствованию. Для достижения поставленной цели использован фактологический материал, который включает в себя российские методики расчета производительности труда на предприятии, научные публикации, размещенные в библиотеке РИНЦ, которые имеют прямое или косвенное отношение к теме исследования, данные отчетности анализируемых нефтегазодобывающих компаний.

В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть результаты расчета показателей производительности труда в экономике крупнейших отечественных нефтегазодобывающих компаний, провести их сравнительный анализ. На основе анализа недостатков попытаемся сформулировать предложения по совершенствованию методики расчета производительности труда в нашей стране.

Основная часть

Анализ отечественных методик расчета производительности труда на предприятии

Методика исследования включает в себя выбор дефиниции (определения) понятия «производительность труда», проведение содержательного анализа методик ее расчета, проведение расчета и анализа производительности труда на предприятиях нефтегазовой отрасли в России, формулирование предложений по совершенствованию методики расчета производительности труда.

Преамбула. В 2019 году Россия по показателю производительности труда занимала 52-е место, в известном рейтинге Market Watch - 34-е место [1, с. 1085-1086] (Burtseva, Frenkel, Tikhomirov, Surkov, 2020, p. 1085-1086), а в 2020 году по оценке ОЭСР – 36-е место [1]. Годовая производительность труда в стоимостных единицах измерения на российских нефтегазодобывающих предприятиях значительно ниже, чем на аналогичных зарубежных предприятиях. К примеру, годовая производительность труда в публичном акционерном обществе (ПАО) «НК «Роснефть» (Роснефть) в 2019 году была ниже, чем у мирового лидера – саудовской государственной компании Saudi Aramco – в 12,1 раза, ниже, чем в Shell, – в 9,9 раза. Следует заметить, что годовая производительность труда персонала отечественных нефтегазовых предприятий в условно-натуральных единицах измерения по сравнению с аналогичными зарубежными предприятиями отличается не очень значительно. Так, годовая производительность труда (добыча углеводородов на 1 работника в год) в Shell в 2019 году составила 13,586 тыс. баррелей нефтяного эквивалента (б.н.э., или BOE, или BNE)/чел. против 7,896 б.н.э./чел. в Газпроме. Годовая производительность труда персонала в б.н.э. в Shell в 2019 году была выше, чем в Газпроме, только в 1,72 раза и выше, чем в Роснефти, в 2,14 раза. Кроме того, следует учитывать различие методик расчета производительности труда в России и за рубежом. На предприятиях развитых зарубежных стран этот показатель определяется без учета численности арендованных вспомогательных работников. В организациях нашей страны эта категория работников включается в ее штат. В результате производительность труда на предприятиях Российской Федерации (РФ) занижена на вполне определенную величину [16, с. 848-849] (Ermakov, Kotelnikova, Trunichkina, Ganieva, 2021, p. 848-849). Наконец, нельзя не учитывать факт реализации нашими компаниями углеводородов на мировом рынке со значительным дисконтом. К примеру, цена 1 барреля сырой нефти марки Urals ниже цены 1 барреля сырой нефти эталонной марки Brent на 30-35%.

Повышению производительности труда на предприятиях РФ должны были способствовать так называемые майские указы Президента Российской Федерации 2012 г., 2018 г. и реализация национального проекта «Производительность труда и поддержка занятости».

Несомненно, что в национальном проекте «Производительность труда», а точнее, в федеральных проектах «Системные меры» и «Адресная поддержка» разработаны эффективные меры повышения производительности труда [18, с. 901] (King, King, 2022, p. 901). Однако, если внимательно проанализировать информацию на сайте «Производительность. РФ», в разделе «Производительность труда» на сайте Министерства экономического развития РФ (МЭР), в оповещениях Google «Эффективности труда и ее показатели», то можно заключить, что рост производительности труда на предприятиях-участниках проекта достигается за счет минимизации ресурсов или затрат труда путем реализации принципов бережливого производства.

Авторы убеждены, что единственным критерием производственной эффективности труда, т.е. производительности труда, является максимизация производственного эффекта от использования единицы ресурсов или затрат труда. К примеру, на двух предприятиях получены одинаковые значения абсолютного и относительного прироста годовой производительности труда соответственно на 1,2 млн руб. и на 1,3%. На 1-м предприятии она выросла за счет сокращения численности персонала (минимизации затрат), а на 2-м предприятии – благодаря росту ВДС (максимизации производственного эффекта). Разница заключается в том, что в первом случае нет увеличения ВВП страны как суммы ВДС, а во втором случае наблюдается его рост.

На сегодняшний день с неизбежностью можно констатировать сюрреалистичность осуществления национального проекта под названием «Производительность труда» (первоначальный вариант под названием «Производительность труда и поддержка занятости»), а проще говоря, он с треском провалился. Это было предсказуемо хотя бы по количеству версий этого проекта и несоответствие их содержательной части как майским указам Президента РФ, которые вводят в ступор ученых-экономистов, и являются головной болью для руководителей регионов, министерств и ведомств, так и фактическим данным (см. таблицу 1).

Таблица 1

Прирост (снижение) производительности труда

Документы
Год
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
2024
2025
Указ Президента РФ № 596 от 07.05.2012 г.
увеличение производительности труда к 2018 году в 1,5 раза относительно уровня 2011 года
Указ Президента РФ № 204 от 07.05.2018 г.*
-
-
5,0
5,0
5,0
5,0
5,0
5,0
-
Паспорт в ред. 2017 г.**
1,9
3,7
6,0
8,7
-
-
-
-
24,7
Паспорт в ред. 2018 г.***
-
1,4
1,4
2,0
3,1
3,6
4,1
5,0
-
Паспорт без года редакции****
Доля предприятий достигших ежегодный 5% прирост производительности труда на предприятиях, внедряющих мероприятия национального проекта под федеральным и региональным управлением в течении***** трех лет участия в проекте, %
-
-
-
-
-
50,0
50,0
50,0
-
Фактические данные по России и основным отраслям экономики РФ









к предыдущему году, %******
2,1
3,1
2,4
-0,4
-
-
-
-
-
к базисному 2016 году, %
2,0
3,0
2,3
-0,5
-
-
-
-
-
* прирост производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики к предыдущему году, %;

** прирост производительности труда в Российской Федерации по сравнению с базовым 2016 годом, %. Куратор программы А.В. Дворкович, руководитель программы О.В. Фомичев. Паспорт национального проекта (программы) «Производительность труда и поддержка занятости». Система Гарант. [Электронный ресурс]. URL: http://ivo.garant.ru/#/document/71777746/paragraph/548:0(дата обращения: 06.09.2022);

*** прирост производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики к предыдущему году; Куратор программы А.Г. Силуанов, руководитель программы М.С. Орешкин. Паспорт национального проекта (программы) «Производительность труда и поддержка занятости». Система Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru/72185994/ (дата обращения: 06.09.2022);

**** Куратор программы А.Р. Белоусов, руководитель программы М.Г. Решетников. Национальный проект «Производительность труда». МЭР РФ [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/directions/nacionalnyy_proekt_proizvoditelnost_truda/ (дата обращения: 06.09.2022);

***** орфография документа сохранена полностью;

******* Индексы производительности труда. Росстат [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/statistics/accounts (дата обращения: 06.09.2022).

Источник: составлено авторами

Удивительно, но факт, например, отчетные данные о приросте производительности труда в России к базисному 2016 году отличаются от таких же данных, приведенных в действующем паспорте в редакции 2017 года как небо и земля. По паспорту в ред. 2017 года в 2020 прирост производительности труда в РФ по сравнению с базисным 2016 годом должен был быть 8,7%, а по факту произошло ее снижение на 0,5%. Визуальный анализ данных таблицы 1 показывает, что в последнем варианте паспорта (без года редакции) ни о каких числовых значениях прироста производительности труда даже не упоминается. Конечно же, авторов насторожила часть предложения в этом паспорте «…в течении?!!! трех лет участия в проекте».

Одной из причин сложившегося положения является отсутствие в нашей стране научно обоснованной методики расчета производительности труда в стоимостных единицах измерения на предприятии.

Исходя из теории оценки эффективности [6, с. 464] (Erzhenin, Massel, 2020, p. 464), а также из общего определения (дефиниции) эффективности труда [10, с. 1407] (Ermakov, Krasnova, Bekmulin, Shmykov, 2021, p. 1407), [17, с. 54] (Ivushkina, 2022, p. 54), [19, с. 54] (Potapenko, Shperlin 2020, p. 54), под производительностью (производственной эффективностью) труда понимается категория, характеризующая способность труда генерировать производственный эффект с использованием определенного количества трудовых ресурсов или затрат в конкретных границах пространства и времени [7, с. 641], (Ermakov, 2021, р. 641), [9, с. 963] (Ermakov, 2021, р. 963), [12, с. 343] (Ermakov, Khvatskaya, 2022, p. 343) [13, с. 294] (Ermakov, Khvatskaya, 2022, p. 294). Под эффектом как процессом понимается проявление чего-нибудь, что приводит к формированию нового объекта или изменению характеристик (свойств) старого объекта в конкретных границах пространства и времени. Под эффектом как структурой предлагается понимать результат в виде произведенного продукта, выполненной работы, оказанной услуги посредством взаимодействия сил природы, средств производства и человека в конкретных границах пространства и времени [11, с. 200] (Ermakov, Krasnova, Bekmulin, Shmykov, Khvatskaya, 2022, p. 200). В качестве производственного эффекта могут быть использованы показатели валовой, товарной или реализованной продукции, валовой добавленной стоимости (условно чистой продукции в терминах советской экономической школы) или чистой (экономической) добавленной стоимости (чистой продукции) [14, с. 735] (Ermakov, Kotelnikova, Trunichkina, Ganieva,, 2021, p. 735), [11, с. 201] (Ermakov, Krasnova, Bekmulin, Shmykov, Khvatskaya, 2022, p. 201), а в качестве затрат труда – человеко-часы, человеко-дни, среднегодовая численность работников [21, с. 1046] (Chugaynov, Pachin, 2022, p. 1046). Однако нужно учитывать, что получить верифицированные данные, например, об объеме отработанного времени в современных условиях дистанционного труда и большого количества самозанятых объективно невозможно [5, с. 840] (Vasileva, 2022, p. 840).

Методика расчета производительности труда на предприятии утверждена приказами МЭР № 748 (в ред. 2018г., 2019 г., 2020 г. и 2021 г.) и № 778 от 20.12.2021 года. Заслуживает уважения интенсивность работы МЭР над этой методикой, но и возникают естественные вопросы о качестве и эффективности этой работы. Наверное, такими вопросами задаются и в Правительстве РФ. Косвенным доказательством такой догадки может служить тот факт, что до настоящего времени ни одна из версий этой методики не утверждена Правительством РФ.

Критический анализ двух официальных методик расчета производительности труда на предприятиях России приведен в работах [8, с. 591-593] (Ermakov, 2021, р. 591-593) и [14, с. 736-744] (Ermakov, Kotelnikova, Trunichkina, Ganieva,, 2021, p. 736-744).

Первая методика приведена в приложении 1 приказа МЭР № 748 в редакции от 28.12. 2018 г. и от 15.10.2019 г., разработанная специально для мониторинга целевых показателей национального проекта «Производительность труда и поддержка занятости». В этой методике производительность труда должна определяться как добавленная стоимость (ДС) на единицу затрат труда.

Выявлены следующие основные недостатки этой методики: неясность природы ДС (валовая – ВДС или чистая - ЧДС); ограниченность применения (только для мониторинга производительности труда на предприятиях-участниках проекта); противоречие методикам расчета ДС, разработанными другими министерствами и ведомствами РФ; недостаточная обоснованность расчета производительности труда по данным налоговой отчетности; невозможность международного сопоставления производительности труда из-за значительных различий в оплате труда работников предприятий в России и за рубежом.

Вторая методика приведена в приложении приказа МЭР № 801 от 03.12.2020 г., которая, по существу, отрицает основные положения первой методики.

1. В этой методике производительность труда рассчитывается как отношение ДС и среднегодовой численности работников, за которых предприятие производит уплату страховых взносов в государственные внебюджетные фонды. То есть рекомендуется рассчитывать не часовую, а годовую производительность труда.

2. В этой методике речь идет уже не о показателях ЧДС, а о показателях ВДС, которые должны быть рассчитаны по разным формулам в зависимости от применения предприятием международных или российских стандартов финансовой (бухгалтерской) отчетности.

На основании этого резюмируется: а) результаты расчёта производительности труда на предприятии по этим вариантам методики априори не будут адекватны реальным условиям конкретного предприятия; б) объективно существует необходимость разработки единой научно обоснованной методики расчета производительности труда на предприятиях России.

В этой методике есть еще один нюанс, на который нельзя не обратить внимания. Разработчики методики допускают ситуацию, когда производительность труда может принимать отрицательные значения как в предыдущем (базовом), так и в отчетном периодах. Понятно, что вероятность свершения такого события на практике близка к нулю. Если допустить, что такая ситуация случится, авторы методики предлагают определять индекс производительности труда за отчетный год (ИПТотчет.год) по формуле:

(1)

где ПТбаз.год и ПТотчет.год – производительность труда соответственно в предыдущем (базовом) и отчетном годах.

У аналитиков могут возникнуть кое-какие вопросы. Например, откуда взята эта формула? Представим эту формулу в развернутом виде:

(2)

Во-первых, ни в учебной, ни в научной литературе не существует термина «индекс производительности труда за отчетный год», а есть термин «индекс производительности труда». Возможны два способа расчета этого индекса – цепной (сопоставляется текущий и предыдущий уровни производительности труда) и базисный (определенный уровень производительности труда сопоставляется с ее уровнем, который принят за базу сравнения). В методике по смыслу речь идет о цепном индексе производительности труда.

Во-вторых, формула (1) представляет собой не индекс, а темп прироста производительности труда в базовом (базисном, предыдущем) году к базовому году. В числителе формулы (2) находится абсолютный прирост производительности труда в базовом (базисном, предыдущем) году по сравнению с отчетным годом, а в знаменателе – производительность труда в базовом (базисном, предыдущем) году. Такую формулу расчета «индекса производительности труда за отчетный год» можно отнести к экономическому нонсенсу.

Все это доказывает, что результаты расчета производительности труда на предприятии по методикам МЭР априори не будут адекватны реальным условиям конкретного предприятия. Нужна новая методика расчета производительности труда, которая будет базироваться на использовании данных публичной отчетности предприятия, и учитывать имеющийся опыт расчета показателей добавленной стоимости российскими учеными. Например, можно рекомендовать рассчитывать ВДС распределительным методом как сумму затраты на оплату труда, начисленных налогов, процентов за кредит и других выплат, амортизации, прибыли от продаж, прироста незавершенного производства и других элементов выпуска. Заслуживает внимания модель создания добавленной стоимости с выделением в ней этапа, на котором применяется живой труд, предложенная в работе [20, с. 73-74] (Simonova, 2022, р. 73-74).

К слову сказать, на крупнейших нефтегазодобывающих предприятиях России и мира годовая производительность труда либо: а) не рассчитывается; б) рассчитывается как отношение выручки (брутто или нетто) и различных показателей численности работников. Например, при подведении итогов Всероссийской премии «Производительность труда: Лидеры промышленности России – 2020» для расчета производительности использовались показатели выручки и среднесписочной численности предприятий за 2019-2020 годы [2]. Кстати говоря, числовые значения годовой производительности труда в крупнейших нефтегазодобывающих предприятиях России в 2019-2020 годах, рассчитанные авторами, полностью совпадают с ее значениями, опубликованными в отчетах об итогах Всероссийской премии «Производительность труда» за эти годы.

Авторами выдвинута гипотеза: количество случаев заболевания Covid-19 в стране отражается на производительности труда предприятия, расположенного в этой стране. По данным Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзора) в России в 2019 году было зафиксировано 2 случая заболевания Covid-19, в 2020 году – 3159297 случаев, а в 2021 году – 7340685 случаев [3].

Количество случаев заболевания Covid-19 в крупнейших нефтегазовых компаниях России было определено исходя из следующих посылок. По данным Росстата известна численность населения РФ в анализируемом периоде, а по данным Роспотребнадзора определено количество заболеваний Covid-19 в нашей стране в этом же периоде. На основе этих данных определена весовая доля количества заболеваний Covid-19 в общей численности населения России: 2019 год - 1,3614Е-08, 2020 год – 0,021521, 2021 год – 0,072115. По мнению авторов, рассчитанная весовая доля может быть распространена на любую статистическую совокупность, включая численность работников предприятий.

Представляется логичным рассмотреть и проанализировать показатели годовой производительности труда работников крупнейших нефтегазовых компаний России в динамике по данным таблицы 1.

Таблица 1

Фактологические данные для расчета годовой производительности труда

Компания
2019 г.
2020 г.
2021 г.
Отклонение в 2021 г.
от 2019 г.
абс.
отн., %
Выручка, млрд руб.
ПАО «Газпром»
7659,6
6321,6
10241,4
2581,8
33,7
ПАО «НК «Лукойл»
7841,0
5639,0
9435,0
1594,0
20,3
ПАО «НК «Роснефть»
8676,0
5757,0
8761,0
85,0
1,0
ПАО «Газпром нефть»
2393,4
1999,6
3068,4
675,0
28,2
ПАО «Сургутнефтегаз»
1556,0
1062,0
1890,0
334,0
21,5
ПАО «Новатэк»
862,8
711,8
1156,7
293,9
34,1
Средневзвешенный курс доллара США, руб.*
64,7362
72,1464
73,6541
8,9179
13,8

Выручка, млрд долл. США**
ПАО «Газпром»
118,3
87,6
139,0
20,7
17,5
ПАО «НК «Лукойл»
121,1
78,2
128,1
7,0
5,8
ПАО «НК «Роснефть»
134,0
79,8
118,9
-15,1
-11,2
ПАО «Газпром нефть»
37,0
27,7
41,7
4,7
12,7
ПАО «Сургутнефтегаз»
24,0
14,7
25,7
1,6
6,8
ПАО «Новатэк»
13,3
9,9
15,7
2,4
17,8

Численность работников, тыс. чел.
ПАО «Газпром»***
473,9
477,6
479,2
5,3
1,1
ПАО «НК «Лукойл»****
101,4
100,8
102,4
1,1
1,0
ПАО «НК «Роснефть»****
315,4
342,7
330,5*****
15,1
4,8
ПАО «Газпром нефть»***
78,8
83,0
84,1*****
5,3
6,7
ПАО «Сургутнефтегаз»****
112,8
111,9
100,1
-12,7
-11,2
ПАО «Новатэк»
15,4
16,8
18,4
3,0
19,2
* Средневзвешенный курс валют: Доллар США. Аудиторская фирма «Авдеев и Ко»: аудиторские и бухгалтерские услуги (English). [Электронный ресурс]. URL: https://www.audit-it.ru/currency/sr_vz.php. (дата обращения 06.09.2022);

** исчислена как частное от деления выручки в рублевом эквиваленте и средневзвешенного курса доллара США для целей МСФО в соответствующем году;

*** списочная численность работников в соответствующем году;

**** среднесписочная численность работников в соответствующем году;

***** оценка авторов.

Источник: составлено авторами по данным годовых отчетов компаний.

В контексте данной статьи результаты сравнительного анализа исходных данных по годам позволяют констатировать следующее:

1) в 2020 году по сравнению с 2019 годом наблюдается уменьшение выручки по всем предприятиям при одновременном росте числа случаев заболеваний Covid-19;

2) В 2021 году к 2020 году зафиксировано увеличение выручки по всем предприятиям при одновременном росте числа случаев заболеваний Covid-19.

Такая динамика исходных данных определяет и динамику годовой производительности труда на предприятиях. Результаты ретроспективного горизонтального анализа данных таблицы 2 позволяет резюмировать следующее.

Таблица 2

Динамика годовой производительности труда в крупнейших нефтегазовых компаниях России

Компания
2019 г.
2020 г.
2021 г.
Отклонение в 2021 г.
от 2019 г.
абс.
отн., %
Годовая производительность труда, руб./чел.*
ПАО «Газпром»
16162903,6
13236180,9
21371869,8
5208966,2
32,2
ПАО «НК «Лукойл»
77347248,8
55960225,5
92117081,9
14769833,1
19,1
ПАО «НК «Роснефть»
27507926,4
16798949,5
26508320,7
-999605,7
-3,6
ПАО «Газпром нефть»
30355549,4
24103423,3
36485636,1
6130086,8
20,2
ПАО «Сургутнефтегаз»
13794326,2
9490616,6
18876027,4
5081701,2
36,8
ПАО «Новатэк»
55859122,1
42316152,4
62850467,3
6991345,2
12,5

Годовая производительность труда, долл./чел.**
ПАО «Газпром»
249673,3
183462,8
290165,4
40492,0
16,2
ПАО «НК «Лукойл»
1194806,8
775648,2
1250671,5
55864,7
4,7
ПАО «НК «Роснефть»
424923,4
232845,3
359902,9
-65020,6
-15,3
ПАО «Газпром нефть»
468911,5
334090,5
495364,6
26453,1
5,6
ПАО «Сургутнефтегаз»
213085,2
131546,6
256279,4
43194,2
20,3
ПАО «Новатэк»
862873,0
586531,7
853319,3
-9553,7
-1,1
* рассчитана как отношение выручки-нетто и численности работников компаний из таблицы 1;

** исчислена как отношение производительности труда в российских рублях и средневзвешенного курса доллара США для целей МСФО в соответствующем году;

Источники: составлено авторами по данным годовых отчётов компаний.

1. В 2020 году по сравнению с 2019 годом наблюдается снижение годовой производительности труда как в рублевом, так и долларовом эквиваленте по всем предприятиям при одновременном росте числа случаев заболеваний Covid-19. Наибольшее абсолютное снижение этого показателя отмечено в Лукойле – 21387023,3 руб./чел. т.е. на 27,7% (419158,5 долл./чел., т.е. на 35,1%) при увеличении количества заболеваний Covid-19 на 2168,6 случая, а наименьшее снижение - в Газпроме – 2926722,7 руб./чел. т.е. на 18,1% (66210,5, т.е. на 26,5%) при увеличении количества заболеваний Covid-19 на 10278,5 случая. То есть зависимость годовой производительности труда от числа случаев заболевания Covid-19 имеет обратный характер.

2. В 2021 году к 2020 году зависимость между годовой производительностью труда и количеством случаев заболевания Covid-19 в большинстве случаев прямая. Наибольшее абсолютное увеличение годовой производительностью труда замечено в Лукойле – 36156856 руб./чел., т.е. на 64,6% (475023,3 долл./чел., т.е. на 61,2%) при росте количества случаев заболеваний Covid-19 на 5217,7 случая. Наименьший абсолютный прирост годовой производительности труда наблюдается в Новатэке, который составил 9385410,8 руб./чел., т.е. на 98,9% (124732,7 долл./чел., т.е. на 94,8% при увеличении количества заболеваний Covid-19 на 4812,5 случая.

Следовательно, сравнительным анализом установлено существование противоположных трендов годовой производительности труда в крупнейших российских нефтегазовых компаниях с увеличением количества заболеваний Covid-19.

Для определения наличия или отсутствия зависимости между годовой производительностью труда ( ) и количеством заболеваний Covid-19 (х) были построены корреляционно-регрессионные (эконометрические) модели типа . К слову сказать, в научной литературе уже есть опыт построения, например, четырехфакторной эконометрической модель зависимости интегрального показателя региональной производительности труда [Бурцева 2, с. 67] (Burtseva, Frenkel, Surkov, 2021, p. 67).

Параметры построенных эконометрических моделей приведены в таблице 3.

Таблица 3

Результаты исследования зависимости годовой производительности труда от количества случаев заболевания Covid-19 в крупнейших нефтегазовых компаниях России

Компания
Коэффициент регрессии, b0
Коэффициент регрессии, b1
Коэффициент корреляции
Коэффициент детерминации
Расчетное значение F-критерия Фишера,
FР
Табулированное значение F-критерия Фишера,
FТ(0,05;1; 1)
ПАО «Газпром»
1,4 Е+7
183,9
0,792
0,627
1,682
161,4
ПАО «НК «Лукойл»
6,6 Е+7
2906,5
0,607
0,368
0,583
161,4
ПАО «НК «Роснефть»
2,5 Е+7
-617,0
-0,925
0,855
5,917
161,4
ПАО «Газпром нефть»
2,7 Е+7
1455,5
0,695
0,483
0,935
161,4
ПАО «Сургутнефтегаз»
1,1 Е+7
881,6
0,69
0,476
0,908
161,4
ПАО «Новатэк»
4,9 Е+7
8567,6
0,563
0,317
0,464
161,4
Все компании
103,0
-0,0061
0,482
0,232
4,83
4,49
Источники: составлено авторами.

Данные таблицы 3 не внесли ясности в наличие или отсутствие зависимости между результативным и факторным показателями. Действительно, с одной стороны, теснота связи между годовой производительностью труда и количеством заболеваний Covid-19 оценивается от средней в Новатэке (коэффициент корреляции равен +0,472) до очень сильной в Роснефти (-0,925). Однако расчетное значение F – критерия Фишера при 5%-ной значимости во всех случаях значительно меньше его табулированного (табличного) значения, что является свидетельством неадекватности построенных моделей реальным условиям (исходным данным). Проще говоря, корреляцию между годовой производительностью труда и количеством заболеваний Covid-19 по каждому предприятию можно признать ложной корреляцией. С другой стороны, рассматривая всю совокупность наблюдений за исследуемый период, нужно признать, что с вероятностью 95,0% существует значимая линейная связь между годовой производительностью труда и количеством случаев заболевания Covid-19. Построенная модель показывает, что с увеличением количества заболеванием Covid-19 на один случай годовая производительность труда снижается в среднем на 0,0061 руб. Правда, только 23,2% вариации годовой производительности труда объясняется количеством случаев заболевания Covid-19, а на 76,8% изменения этого показателя определяется другими факторами, которые не учтены в построенной линейной модели.

В такой ситуации возникла необходимость проведения факторного анализа годовой производительности труда в компаниях. Результаты факторного анализа представлены в таблице 4.

Результаты факторного анализа предсказуемо свидетельствуют об определяющем влиянии изменения выручки на изменение годовой производительности труда.

Таблица 4

Результаты факторного анализа годовой производительности труда в крупнейших нефтегазовых компаниях России

Компания
ПАО «Газпром»
ПАО «НК «Лукойл»
ПАО «НК «Роснефть»
ПАО «Газпром нефть»
ПАО «Сургутнефтегаз»
ПАО «Новатэк»
2020 год к 2019 году
Изменение годовой производительности труда, руб.
-2926722,7
-21387023,3
-10708976,9
-6252126,0
-4303709,6
-13542969,7
в том числе из-за изменения:






выручки
-2823380,5
-21721546,0
-9254914,4
-4994787,4
-4379432,6
-9775993,8
численности персонала
-103342,2
334522,6
-1454062,5
-1257338,6
75723,0
-3766975,9

2021 год к 2020 году
Изменение годовой производительности труда, руб.
8135688,9
36156856,5
9709371,2
12382212,8
9385410,8
20534314,9
в том числе из-за изменения:






выручки
8207286,4
37670689,1
8765684,3
12883582,4
7399463,8
26449081,5
численности персонала
-71597,6
-1513832,6
943686,9
-501369,6
1985947,0
-5914766,6
Источники: составлено авторами.

В 2020/2019 годах влияние выручки на годовую производительность труда оценивается от 72,2% (Новатэк) до 96,5% (Газпром), а в 2021/2020 годах – от 78,8% (Сургутнефтегаз) до 90,3% (Роснефть).

Понятно, что возникает облигаторность проведения факторного анализа выручки крупнейших нефтегазодобывающих компаний РФ по данным таблицы 5.

Таблица 5

Исходные данные для проведения факторного анализа выручки в крупнейших нефтегазовых компаниях России

Компания
ПАО «Газпром»
ПАО «НК «Лукойл»
ПАО «НК «Роснефть»
ПАО «Газпром нефть»
ПАО «Новатэк»
Сырая нефть

2019 год
Выручка, млрд руб.
752,1
2705,3
6105,0
676,2
98,5
Объем реализации, млн т
27,11
89,60
229,10
25,24
4,90
Средняя цена реализации 1 т, тыс. руб.
27,74
30,19
26,65
27,29
23,00

2020 год
Выручка, млрд руб.
474,0
1905,1
2398,2
511,4
84,3
Объем реализации, млн т
24,12
87,40
120,60
24,15
4,40
Средняя цена реализации 1 т, тыс. руб.
19,65
21,80
19,89
21,18
19,16

2021 год
Выручка, млрд руб.
860,6
3558,9
4064,9
904,8
127,5
Объем реализации, млн т
25,35
95,80
117,10
25,37
3,90
Средняя цена реализации 1 т, тыс. руб.
33,95
37,15
34,71
35,67
32,70

Газ

2019 год
Выручка, млрд руб.
4528,5
260,5
258,7
56,2
278,7
Объем реализации, млрд м3
506,9
28,7
61,77
13,53
78,5
Средняя цена реализации 1000 м3, руб.
8933,8
9076,4
4188,2
4153,3
3550,0

2020 год
Выручка, млрд руб.
3517,0
162,5
230,6
56,0
266,2
Объем реализации, млрд м3
475,3
24,1
56,43
13,37
75,62
Средняя цена реализации 1000 м3, руб.
7399,6
6741,1
4086,7
4186,1
3520,0

2021 год
Выручка, млрд руб.
6805,6
246,7
282,6
75,7
285,0
Объем реализации, млрд м3
508,20
27,50
62,62
17,29
75,80
Средняя цена реализации 1000 м3, руб.
13391,6
8972,2
4512,3
4380,2
3760,0
Источники: составлено авторами по данным годовых отчётов компаний.

Пояснения к данным таблицы 5. 1. Весовая доля (удельный вес) выручки от реализации нефти (ведущая компания - Роснефть) и газа (Газпром) по годам колеблется в пределах от 73,3% (2019 год, Роснефть) до 74,9% (2021 год, Газпром) в выручке по отчетам этих компаний. Это говорит о том, что репрезентативность данных о выручке компаний в таблице 5 очевидна.

2. Объемы реализации сырой нефти и газа - это суммарные объемы продаж по сегментам соответствующих рынков: а) Россия; б) страны дальнего зарубежья; в) страны бывшего Советского Союза (БСС) или страны Содружества независимых государств (СНГ). Большая часть сырой нефти реализуется в страны дальнего зарубежья.

3. Средние цены на реализуемые углеводороды рассчитаны как средневзвешенные по сегментам соответствующих рынков с учетом условий поставок.

Результаты факторного анализа выручки представлены в таблице 6.

Из данных таблицы 6 следует, что изменение выручки в основном вызвано изменением цены реализации единицы углеводородов. В 2020 году по сравнению с 2019 годом уменьшение выручки от продажи нефти, например, в Газпроме на 64,7% определяется снижением цены реализации 1 т сырой нефти на 8,1 тыс. руб. (на 29,2%), а уменьшение выручки от реализации газа на 72,1% - снижением цены реализации 1000 м3 на 1534,18 руб. (на 17,2%).

Таблица 6

Результаты факторного анализа выручки в крупнейших нефтегазовых компаниях России

Компания
ПАО «Газпром»
ПАО «НК «Лукойл»
ПАО «НК «Роснефть»
ПАО «Газпром нефть»
ПАО «Новатэк»
2020 год к 2019 году

Сырая нефть
Изменение выручки, млрд руб.
-278,1
-800,1
-3706,9
-187,6
-36,1
в том числе из-за изменения:





объема реализации
-98,2
5125,8
21524,4
-66,6
-76,9
средней цены реализации 1 т
-179,9
-5925,9
-25231,3
-121,0
40,8

Газ
Изменение выручки, млрд руб.
-1011,5
-98,0
-28,1
-0,2
-12,5
в том числе из-за изменения:





объема реализации
-282,3
-41,8
-22,4
-0,7
-10,2
средней цены реализации 1000 м3
-729,2
-56,3
-5,7
0,4
-2,3

2021 год к 2020 году

Сырая нефть
Изменение выручки, млрд руб.
386,6
1653,8
1666,8
416,3
65,2
в том числе из-за изменения:





объема реализации
24,2
183,1
-69,6
24,7
-7,1
средней цены реализации 1 т
362,4
1470,7
1736,3
391,6
72,3

Газ
Изменение выручки, млрд руб.
3288,6
84,3
51,9
19,8
18,8
в том числе из-за изменения:





объема реализации
243,4
22,9
25,3
16,4
0,6
средней цены реализации 1000 м3
3045,1
61,4
26,7
3,4
18,2
Источники: составлено авторами по данным таблицы 5.

В 2021 году по сравнению с 2020 годом увеличение выручки от продажи нефти, к примеру, в Лукойле на 88,9% достигнуто благодаря росту цены реализации 1 т сырой нефти на 14,3 тыс. руб. (на 72,8%), а увеличение выручки от реализации газа на 72,8% - повышению цены реализации 1000 м3 на 5992,01 руб. (на 81,0%).

В подобной ситуации, когда цены либо снижаются, либо повышаются в разы при незначительном изменении объемов реализации в натуральном выражении, не представляется возможным объективно оценить влияние пандемии Covid-19 на производительность труда в крупнейших нефтегазодобывающих компаниях нашей страны. Можно оценить это влияние как незначительное, а использую терминологию статистики, можно говорить только о следах такого влияния. В 1-м квартале 2022 года в России наблюдался очень высокий уровень заболеваемости Covid-19. Например, за период с 01.01.2022 по 28.02.2022 года количество случаев заболевания колебалось в пределах от 19751 сл. (на 01.01.2022 года) до 203766 сл. (на 02.02.2022 года). Одновременно цена 1т сырой нефти марки Urals для стран дальнего зарубежья в 1-м квартале 2022 года по сравнению 1-м кварталом 2021 года выросла в среднем на 33,0%, цена 1000 м3 газа – более, чем в 5 раз.

В этих условиях даже кратное увеличение числа заболевших Covid-19 в компаниях не окажет существенного влияния на их выручку и производительность труда в 2022 году.

Заключение

Под производительностью (производственной эффективностью) труда понимается категория, характеризующая способность труда генерировать производственный эффект с использованием определенного количества трудовых ресурсов или затрат в конкретных границах пространства и времени. Единственным критерием такой эффективности является максимизация производственного эффекта.

Показаны многочисленные недостатки методик расчета производительности труда на предприятии, разработанных МЭР РФ. При исчислении производительности труда предлагается рассчитывать ВДС распределительным методом как сумму затраты на оплату труда, начисленных налогов, процентов за кредит и других выплат, амортизации, прибыли от продаж, прироста незавершенного производства и других элементов выпуска по данным финансовой (бухгалтерской) отчетности предприятия.

Сравнительным анализом выявлены противоположные тренды годовой производительности труда и количества заболеваний Covid-19 в крупнейших российских нефтегазовых компаниях. С ростом количества заболеваний Covid-19 в 2020 году по сравнению с 2019 годом наблюдается снижение годовой производительности труда от 18,1% (Газпром) до 38,9% (Роснефть). С ростом количества заболеваний Covid-19 в 2021 году по сравнению с 2020 годом наблюдается повышение годовой производительности труда от 48,5% (Новатэк) до 98,9% (Сургутнефтегаз).

Построенная эконометрическая модель свидетельствует о снижении годовой производительности труда во всех компаниях в среднем на 0,0061 руб. при увеличении количества заболеваний Covid-19 на один случай. Установлено, что вариация годовой производительности труда только на 23,2% объясняется количеством заболеваний Covid-19. Факторным анализом выявлено определяющее влияние выручки на годовую производительность труда в крупнейших нефтегазодобывающих компаниях России. Доказано, что рост (уменьшение) выручки на 70-81%% зависит от повышения (снижения) цены реализации единицы соответствующего вида углеводорода. Влияние пандемии Covid-19 на производительность труда в этих компаниях нивелируется кратным повышением (снижением) цен на углеводороды.

Таким образом, нет никаких оснований для оценки влияния пандемии Covid-19 на годовую производительность труда в крупнейших нефтегазодобывающих компаниях России как существенного фактора и повышения значимости его влияния в 2022 году.

[1] Уровень производительности труда. Официальный сайт ОЭСР. [Электронный ресурс]. URL: https://stats.oecd.org/index.aspx?r=269440&errorCode=403&lastaction=login_submit (дата обращения: 06.09.2022).

[2] «Лучшие из лучших: топ-100 промышленных компаний России по производительности труда- 2021» ООО «ПОРТАЛ «УПРАВЛЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВОМ». [Электронный ресурс]. URL: https://up-pro.ru/library/production_management/productivity/top-100-kompaniy-rossii-2020/) (дата обращения 06.09.2022).

[3] Актуальная эпидемическая ситуация в России и мире. Роспотребнадзор. [Электронный ресурс]. (URL: https://www.rospotrebnadzor.ru/region/korono_virus/epid.php) (дата обращения 06.09.2022).


Источники:

1. Бурцева Т.А., Френкель А.А., Тихомиров Б.И., Сурков А.А. Интегральный индекс - инструмент измерения производительности труда // Экономика труда. – 2020. – № 11. – c. 1085-1102. – doi: 10.18334/et.7.11.111086.
2. Бурцева Т.А., Френкель А.А., Сурков А.А. Статистическое моделирование региональной производительности труда // Вопросы статистики. – 2022. – № 4. – c. 62-70.
3. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Назаренко В.С., Манасян С.М. Влияние пандемии COVID-19 на реальный сектор экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2135-2150. – doi: 10.18334/epp.10.8.110790.
4. Дробот Е.В. Влияние пандемии COVID-19 на рынок труда США // Экономика труда. – 2020. – № 7. – c. 577-588. – doi: 10.18334/et.7.7.110715.
5. Васильева А.В. Возможности оценки экономической эффективности труда в различных видах экономической деятельности // Креативная экономика. – 2022. – № 2. – c. 833-848. – doi: 10.18334/ce.16.2.114198.
6. Ерженин Р.В., Массель Л.В. Онтологический подход к представлению знаний о методологии моделирования сложной системы управления // Онтология проектирования. – 2020. – № 4(38). – c. 463-476.
7. Ермаков А.Г. Методики расчета производительности труда на предприятии // Наука и образование в наши дни: фундаментальные и прикладные исследования: Материалы XLIII Всероссийской научно-практической конференции. В 2-х частях. Ростов-на-Дону, 2021. – c. 641-643.
8. Ермаков А.Г. Официальные методики расчета производительности труда в России // Научные исследования и разработки: новое и актуальное: Материалы X Международной научно-практической конференции. В 2-х частях. Ростов-на-Дону, 2021. – c. 591-594.
9. Ермаков А.Г. По существу, о показателях эффективности труда // Современные научные взгляды в эпоху глобальных трансформаций: проблемы, новые векторы развития: Материалы XLII Всероссийской научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, 2021. – c. 963-966.
10. Ермаков А.Г., Краснова О.Г., Бекмулин А.И., Шмыков А.Ю. Аналитический обзор литературы по проблемам эффективности труда // Экономика и предпринимательство. – 2021. – № 11(136). – c. 1405-1417.
11. Ермаков А.Г., Краснова О.Г., Бекмулин А.И., Шмыков А.Ю., Хвацкая А.В. Понятие эффекта, его виды и показатели // Экономика и предпринимательство. – 2022. – № 5 (142). – c. 194-204.
12. Ермаков А.Г., Хвацкая А.В. По существу, о показателях эффективности труда // Фундаментальные и прикладные исследования: концепты, методики, новации: Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, 2022. – c. 343-346.
13. Ермаков А.Г., Хвацкая А.В. Современное понимание сущности производительности труда // Научные дискуссии в условиях мирового кризиса: новые вызовы, взгляд в будущее: Материалы V международной научно-практической конференции. В 2-х частях. Ростов-на-Дону, 2022. – c. 292-295.
14. Ермаков Г.П., Котельникова Н.В., Труничкина Е.И., Ганиева Й.Н. Проблемы расчета производительности труда на микроуровне // Экономика труда. – 2021. – № 7. – c. 733-752. – doi: 10.18334/et.8.7.112458.
15. Ермаков Г.П., Труничкина Е.И., Труничкина М.Н. Производительность труда в России и в мире на начальной стадии пандемии СOVID-19 в 2020 году // Экономика труда. – 2022. – № 3. – c. 533-554.
16. Ермаков Г.П., Котельникова Н.В., Труничкина Е.И., Ганиева Й.Н. Эффективность труда и вознаграждение за его результаты: теория и практика // Экономика труда. – 2021. – № 8. – c. 841-864. – doi: 10.18334/et.8.8.113240.
17. Ивушкина О.В. Система критериев оценки деятельности подразделений по выявлению, пресечению преступлений, возбуждению и расследованию уголовных дел органами внутренних дел на транспорте // Научный дайджест Восточно-Сибирского института МВД России. – 2022. – № 2 (16). – c. 51-58.
18. Король С.П., Король Р.А. Национальный проект «Производительность труда» как направление развития отраслевой экономики // Экономика труда. – 2022. – № 5. – c. 893-908. – doi: 10.18334/et.9.5.114773.
19. Потапенко А.В., Шперлинь А.В. Взаимосвязь эффективности труда, профессиональных способностей и моделей преодолевающего поведения у сотрудников торговли // Смальта. – 2020. – № 1. – c. 53-62.
20. Симонова М.В. Позиционирование производительности труда в системе управления // Вестник Самарского государственного экономического университета. – 2022. – № 5(211). – c. 71-80.
21. Чугайнов Н.М., Пачин М.А. Подходы к построению показателя производительности труда, их свойства и границы применения // Экономика труда. – 2022. – № 6. – c. 1043-1056. – doi: 10.18334/et.9.6.114831.
22. Янченко Е.В. Производительность труда в условиях COVID-кризиса: тенденции и детерминанты // Экономика труда. – 2022. – № 7. – c. 1181-1196. – doi: 10.18334/et.9.7.114999.

Страница обновлена: 03.12.2022 в 21:16:24