Глобализация экономических процессов – одна из ключевых детерминант развития региональной экономики

Кошкарев М.В.1
1 Институт деловой карьеры

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2021)

Цитировать:
Кошкарев М.В. Глобализация экономических процессов – одна из ключевых детерминант развития региональной экономики // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 2. – doi: 10.18334/eo.11.2.112069.

Аннотация:
В настоящей работе рассмотрена проблема глобализации экономических процессов в результате ведения хозяйственной деятельности крупными хозяйствующими субьектами – регионами в процессе интеграции в систему мировой экономики и международных экономических отношений. Новаторством данного исследования являются предложенные автором новые направления и модели формирования региональной конкурентоспособности и региональных кластеров, как основы экономической глобализации. Данная работа будет полезна специалистам в области пространственной экономики, студентам и магистрантам изучающим вопросы региональной экономики, практикующим экономистам и менеджерам, занимающимся вопросами стратегического планирования.

Ключевые слова: региональная экономика, интеграция, конкурентоспособность региона, экономический кластер

JEL-классификация: F01, F15, F62, F63



Введение

Перманентные кризисные ситуации, которые, по сути, являются характерной чертой современности, внесли свои корректировки и кардинальные трансформации как в функционирование мировой экономической системы, так и в экономическое развитие определенных хозяйственных образований, в том числе и регионов. Кризисы стали закономерностью и особенностью нынешнего экономического ландшафта. Как правило, их возникновение происходит внезапно. К примеру, мировой финансовый кризис в начале 2007–2008 гг. проявил себя вначале в виде ухудшения ключевых экономических индикаторов в большинстве стран мира, и уже в конце 2008 года страны столкнулись с глобальной рецессией [1] (Rehman Asim, 2019).

Колебания экономических фаз (повышение, понижение) сопровождаются существенными изменениями в структуре региональной экономики, динамике цен, объемах производства, соотношении производительности труда и доходов, накоплении и потреблении. При этом национальные особенности проявления нестабильности зависят от структуры и состояния экономических систем на национальном и региональном уровне, а также от степени их интегрированности в мировое хозяйство, особенностей промышленного потенциала и финансовой мощности на момент развертывания кризисных явлений и т.д. Значительно больше подвержены удару те регионы, хозяйство которых базируется на одной-двух областях, а функционирующие в их рамках предприятия являются сырьевыми или производят промежуточную продукцию.

Не подлежит сомнению тот факт, что в настоящее время явления нестабильности и турбулентности усугубляются непредсказуемым и спонтанным развитием процессов глобализации, что выводит на первый план ряд проблем, которые связаны с адаптивностью и гибкостью региональных экономических систем. В таких условиях в результате существенных отличий в экономическом и финансовом потенциалах взаимодействие между регионами как в рамках конкретного государства, так и на транснациональном уровне приобретает все более асимметричный характер.

В свете вышеизложенного необходимо обратить внимание на тот факт, что проблемы стабилизации экономических систем вне зависимости от их масштаба (государство, регион) уже не представляется возможным решить благодаря использованию классических теоретических моделей. Как отмечает Томас Хубер и Алан Анквитил, экономическая теория, находясь в настоящее время в состоянии кризиса, пока не в состоянии сгенерировать эффективное решение актуальных проблем, инициированных нестабильностью, и демонстрирует некую изолированность от эмпирических закономерностей интеграционных и глобализационных процессов [2] (Hoerber, Anquetil, 2019).

Автор полагает и выдвигает научную гипотезу в данных обстоятельствах, что эффективное развитие региональной экономической системы в контексте активизации детерминант глобализационного и интеграционного состояния предполагает необходимость последовательного использования разнообразных методов и инструментов экономического регулирования, проведения глубоких исследований условий развития и выявления предпосылок повышения уровня конкурентоспособности региона в период нестабильности и кризисных явлений.

Изучение и анализ моделей формирования региональной конкурентоспособности и являются основной целью настоящего исследования.

Основная часть

По мнению автора, учитывая сложившуюся ситуацию, наиболее приемлемой с точки зрения использования возможностей и преимуществ глобализации для роста конкурентоспособности регионов в условиях кризиса является концепция «глокальности». В основе этой концепции находятся парадигма соотношения локальных и глобальных и экономических интересов. В соответствии с данной концепцией возможности любого региона трансформировать свои традиционные экономические ресурсы в глобальные преимущества и создать уникальные конкурентные ценности местного характера определяют его способность адекватно реагировать и отвечать на современные вызовы экономической нестабильности [3] (Roudometof, 2016).

Выдвинутое предположение подтверждает тот факт, что ведущие международные учреждения и организации, которые проводят оценку конкурентоспособности стран, включают в свои рейтинги отдельные национальные регионы определенных государств. Так, к примеру, представители ОЭСР акцентируют внимание на том, что поддержка положительной региональной динамики приобрела статус ключевой проблемы экономической политики стран – членов ОЭСР на протяжении последнего десятилетия. Этот факт объясняется тем, что только в 10% регионов было создано больше половины рабочих мест за период 1996–2018 гг. Данное положение вещей позволяет утверждать, что общее благосостояние страны формируется ограниченным кругом национальных регионов [4] (Rietveld, Shefer, 2020).

На практике использование данной концепции предполагает разработку модели региональной экономической политики, которая будет основана не на традиционных рычагах управления только имеющимися в распоряжении ресурсами, а на максимальном использовании тех возможностей, которые предоставляет геоэкономическая среда его функционирования и географическое положение. Другими словами, ключевым механизмом развития является управление рыночными возможностями, которые предполагают включение региона и его экономических субъектов во внешние производственные цепочки и цепочки создания стоимости, в результате чего масштабы управления регионом расширяются за пределы его административно-территориальных границ. Это, в свою очередь, предусматривает создание принципиально нового типа региональной экономической политики, которая ориентирована, с одной стороны, на лидерские конкурентные позиции, а с другой, на уход от конкуренции в ее классическом понимании. Данная политика предполагает развитие уникальных черт региона, организацию производства новых продуктов с созданием под них новых рынков, а также сосредоточение в регионе логистических потоков благодаря его включению в глобальную систему отношений.

Классическая модель формирования конкурентоспособности региона по мнению автора, в том числе и в условиях кризиса, которая не предполагает использования возможностей и преимуществ глобализации, имеет следующий вид (рис. 1).

Рисунок 1. Модель формирования региональной конкурентоспособности

Figure 1. The model of regional competitiveness formation

Источник: составлено автором.

Как свидетельствует рисунок 1, модель конкурентоспособности региона формируется из двух групп факторов, одна из которых условно называется «унаследованная», другая – «создаваемая». Первая группа образуются на уровне государства и реализуются с помощью государственной политики, вторая формируется в регионе.

Очевидно, что в традиционной модели основой региональной конкурентоспособности является государственная экономическая и социальная политика. С помощью налогов, норм амортизации, преференций, регулирования оплаты труда устанавливаются базовые условия для эффективного хозяйствования [5] (Tretiakova, Glotov, 2019). Государственная политика, за исключением отдельных преференций депрессивным территориям, создает равные условия для всех территорий и может восприниматься как константа (на определенном отрезке времени).

Несмотря на всю важность государственной политики, необходимо отметить, что не менее значимые действия должны быть совершены на региональном уровне. Заслуга региональной общины и власти заключается в эффективном использовании имеющихся в их распоряжении ресурсов и факторов, умении воспользоваться, например, транзитивным или пограничным размещением территории, агломерационными эффектами. От активности региональных властей, предпринимательской и общественной элит зависит уровень конкурентоспособности территории. Это в определенной степени объясняет неравномерность развития регионов.

Если регион использует возможности и инструменты глобализованного экономического пространства, тогда модель его конкурентоспособности имеет следующий вид (рис. 2).

Рисунок 2. Модель формирования региональной конкурентоспособности с использованием возможностей глобализации

Figure 2. The model of regional competitiveness formation using the opportunities of globalization

Источник: составлено автором.

Модель, представленная на рисунке 2, отличается от традиционной (рис. 1) наличием еще одной группы факторов, влияющих на конкурентоспособность региона. Это факторы, связанные с глобальной деловой средой, что, как уже отмечалось ранее, создает дополнительные возможности и дополнительные угрозы региональной конкурентоспособности.

Возможности укрепления конкурентоспособности заключаются в усилении инвестиционного обеспечения конкурентных позиций за счет поступления иностранного капитала и, прежде всего, прямых иностранных инвестиций, укрепления технологической составляющей – «технологической конкурентоспособности», заимствования организационных инноваций, осуществления международной промышленной кооперации и т. п. [6] (Udovichenko, 2019).

Указанными возможностями широко пользуются глобализированные регионы. Они фактически запускают акселерационный механизм наращивания своей конкурентоспособности. Выход на мировые рынки дает возможность привлекать внешние ресурсы, не только финансовые, для укрепления своих конкурентных позиций, а это, в свою очередь, позволяет использовать их во всевозрастающих объемах, что влечет за собой рост конкурентоспособности.

В то же время вместе с новыми возможностями появляются и новые угрозы для конкурентоспособности регионов. На рисунке 2 они обозначены как «глобальные деструкции». Речь идет фактически о внешнеэкономических угрозах. Поэтому обязательной составляющей использования преимуществ и возможностей глобализации в процессе выбора и реализации мероприятий по преодолению кризиса является противодействие глобальным деструкциям. Соответствующий комплекс мер должен быть включен в состав мероприятий, предусмотренных в рамках политики формирования и укрепления конкурентоспособности региона.

Итак, рассмотрим более подробно конкретные инструменты глобализации, которые позволят повысить конкурентоспособность регионов в условиях кризиса.

1. Различные организационные формы территориального сотрудничества, а именно: «трансграничные партнерства», «региональные кластеры» и «промышленные зоны», «межрегиональные и трансграничные инновационные проекты», «клондайкинг», «трансграничные регионы знаний» и другие. В условия экономического кризиса и спада деловой активности такие организационные формы сотрудничества становятся теми «полюсами роста» в регионах, которые позволяют им уверенно конкурировать с лидерами. Кроме того, данные организационные формы являются одной из ключевых институциональных составляющих инновационно-инвестиционной модели развития региональной экономики. Их внедрение позволяет кардинально улучшить ситуацию по привлечению инвестиций в условиях кризиса.

Как известно, наиболее широкое распространение региональные кластеры получили в Европе, о чем наглядно свидетельствует рисунок 3. Эта форма взаимодействия в значительной степени способствует экономическому развитию территорий, стимулирует их инновационно-инвестиционное развитие, обеспечивает эффективное использование ресурсов, позволяет создавать рабочие места.

Рисунок 3. Карта региональных кластеров в разных странах мира

Figure 3. Map of regional clasters in different countries of the world

Источник: [7].

На территории 90 крупнейших бизнес-парков и промышленных зон Австрии на протяжении последних нескольких лет сосредоточено свыше 1850 компаний, и их количество продолжает постоянно увеличиваться [8] (Möbius Patrick, 2020).

В трансграничном промышленном парке Хайлигенкройц-Сентготтхард (Австрия, Венгрия) на площади 30 га размещены более 30 предприятий строительной, пищевой, машиностроительной промышленности, логистики, консалтинга, транспорта и др. [9]

Промышленный Парк Access Гмюнд-Чешское Веленице (Австрия, Чехия) – первый европейский трансграничный бизнес-парк с комплексным инкубатором и центром обслуживания, где более 40 высокотехнологичных фирм размещены на 83 га (из них 33 на австрийской стороне и 50 – на чешской) [10] (Varum Celeste, 2020).

2. Повышение результативности использования потенциала зон свободной торговли. Одной из ключевых составляющих преодоления экономической турбулентности для регионов является активная позиция в создании и использовании всех преимуществ зон свободной торговли с ведущими торговыми партнерами.

Для реализации потенциала данного глобального инструмента в условиях кризиса и с целью ускорения его использования на пользу хозяйственной системе региона необходимо:

- существенно интенсифицировать и установить временные «маяки» окончательной практической адаптации всех технических регламентов и документов;

- завершить гармонизацию национальных санитарных и фитосанитарных мер с международными стандартами и обеспечить их внедрение на всех уровнях системной иерархии управления региональной экономикой;

- разработать систему мероприятий по содействию региональным производителям в сертификации продукции для экспорта потенциально конкурентоспособных товаров;

- разработать план мероприятий по содействию налаживанию контактов с потенциальными импортерами продукции, прежде всего той, которая подпадает под тарифные квоты, и созданию информационной базы таких импортеров.

3. Привлечение в регион и поддержка функционирования интегрированных хозяйственных субъектов. В данном случае речь идет о транснациональных корпорациях (ТНК), многонациональных корпорациях (МНК), альянсах и других группах предприятий сетевого характера. Интегрированные хозяйственные структуры имеют неоспоримые преимущества по сравнению с индивидуальными предприятиями. Это связано с большим потенциалом привлечения внешнего финансирования, широкими возможностями комбинации ресурсов, использованием значительных массивов информации и т. п. Американские исследователи Марк Дж. Мелиц, М. Обстфельд, П. Кругман отмечают факт существования эффекта масштаба при географической концентрации субъектов хозяйствования. Они выделяют внешнюю и внутреннюю экономию на масштабе. Первая является результатом концентрации предприятий (даже малых) в определенном регионе. Их взаимодействие и сотрудничество также способны снизить средние расходы. Вторая возникает непосредственно на уровне самого субъекта хозяйствования: фирмы: чем больше его размеры, тем меньше средние издержки. Благодаря таким условиям формируется конкурентное преимущество региона. Можно согласиться с мнением, что «в условиях глобализации в мировой экономике конкурируют не децентрализованные предприятия, а промышленные кластеры, группы предприятий, организованных по типу сети» [11] (Krugman, Obstfeld, Melitz, 2019).

4. Развитие и усовершенствование логистической инфраструктуры внешнеэкономической деятельности региона. В условиях кризиса, когда приостанавливаются или разрушаются традиционные торговые и хозяйственные связи, замедляются и замирают потоки сырья, ресурсов, материалов, значительный потенциал эффективности имеет активизация в создание новых логистических маршрутов как для перевозки отечественных товаров, так и для импорта необходимого для их производства сырья.

В данном контексте особый акцент необходимо сделать на целесообразности создания торгово-логистических центров как инструмента эффективного использования экономико-географического потенциала региона. Особенностями функционирования таких центров являются следующие:

- инфраструктура, которая возникает непосредственно в центре дистрибуции и вокруг него (автозаправочные станции, кафе, хостелы, отели, центры офисного обслуживания, банки, пункты обмена валюты), активирует занятость и позволяет повысить уровень жизни местного населения;

- высокие стандарты презентации широкого ассортимента товаров и условий продажи создают конкурентное преимущество торгово-логистических центров в сравнении с мелкими торговыми предприятиями и продавцами контрабандной продукции;

- выставочные площади для профессиональной презентации продукции региона, а также условия для реализации крупных контрактов активизируют предпринимательскую, инвестиционную инициативу.

5. Расширение практик совместной (с международными партнерами) реализации проектов создания промышленных территориально-отраслевых производственных систем и обеспечения таким образом синергетического эффекта в виде усиления инновационной составляющей конкурентоспособности и повышения эффективности местного производства, увеличения количества инновационно активных субъектов хозяйствования. Составными элементами таких систем являются крупные, средние и мелкие предприятия, университеты, научно-исследовательские учреждения. Крупные предприятия будут осуществлять мониторинг эффективности, стратегическое планирование, выпуск стандартной массовой продукции, полуфабрикатов и особенно сложной техники. Основной целью средних и малых субъектов хозяйствования, обладающих гибкостью и мобильностью, является выпуск товаров, требующих постоянного приспособления к быстро меняющемуся трансграничному рынку, то есть таких товаров, которые имеют инновационный характер. Вузы представляют собой источник квалифицированной рабочей силы, благодаря им научные знания будут трансформироваться в квалификацию. Научно-исследовательские учреждения призваны осуществлять непрерывный инновационный процесс, а также обеспечивать воспроизведение технологических инноваций.

6. Использование широкого спектра трансграничных инструментов финансирования, таких как техническая помощь, бюджетная поддержка, макрофинансовая помощь, финансирование отдельных проектов. Глобализация и интеграция финансовых систем открывает широкие возможности для регионов привлекать в период кризиса финансовые ресурсы из международных структурных фондов, например ЕС. Такие кредиты в основном направляются для реализации совместных проектов зарубежных доноров и местных общин, что является общим механизмом решения проблем и способствует повышению конкурентоспособности регионов. При этом следует отметить, что такое финансирование является целевым и предусматривает привлечение собственных ресурсов в размере от 10%. Поэтому данные инструменты трансграничного сотрудничества следует рассматривать как механизм, который при аккумулировании сравнительно небольшой доли собственных средств дает возможность привлечь внешние финансовые ресурсы и получить значительный социально-экономический эффект в регионе.

Рассмотрим более подробно эти инструменты.

Техническая помощь. Проекты международной технической помощи (МТП) отличаются от других форм поддержки прежде всего тем, что они, как правило, не предусматривают предоставления непосредственно финансовой или материальной помощи получателям [12] (Bazbauers Adrian Robert, 2019). Но в то же время в рамках МТП оплачиваются услуги специалистов, оказывающих экспертную поддержку работе государственного органа или иной организации. Такие услуги могут включать среди прочих помощь в разработке программных документов, регуляторных актов, внутренних процедур и политик, подготовку аналитики и исследований. Направления поддержки, прежде всего, определяются потребностями бенефициара с учетом приоритетов донора и бюджетных ограничений. Техническая помощь почти всегда предоставляется на грантовой основе. Проекты технической помощи являются более «простыми» для бенефициаров, чем другие виды помощи, поскольку донор полностью или практически полностью отвечает за финансовую и материальную часть проекта. Это представляется очень важным для регионов, особенно в период кризиса, поскольку даже в условиях стабильности, не говоря уже о времени экономических потрясений, местным органам власти часто не хватает способности, ресурсов, умений, квалификации для воплощения в жизнь необходимых изменений, кроме того, они не имеют возможности привлекать профессиональных внешних экспертов за счет бюджетного финансирования. Кроме того, отсутствие среднесрочного бюджетного планирования резко затрудняет выполнение многолетних проектов за государственные средства.

В качестве успешного примера использования регионами технической помощи международных доноров можно привести проекты, реализуемые ЕС в Украине. Так, Евросоюз с началом экономического кризиса, вызванного событиями на Востоке Украины, в 2014 году одобрил три широкие программы технического регионального сотрудничества в рамках Специальных мероприятий (Special measures): по одной для каждого года в 2015–2017 годах на общую сумму более 75 млн евро [13]. Каждая из них имеет срок введения 5 лет, и вместе они предусматривают оказание технической помощи для достижения 26 целей в различных сферах, от энергетики до финансовых услуг [14].

Макрофинансовая помощь. Макрофинансовая помощь является исключительным финансовым инструментом для стабилизации финансово-экономической системы, если регионы сталкиваются с проблемами дефицита финансирования, как правило, такие проекты имеют поддержку со стороны Международного валютного фонда (МВФ). Макрофинансовая помощь предоставляется в форме грантов или кредитов сроком до 15 лет.

Например, в Кыргызстане и Молдове макрофинансовая помощь регионам со стороны ЕС предоставляется в рамках следующих программ:

- управление местными финансами: улучшение внешнего аудита; увеличение прозрачности процедуры государственных закупок и использование электронных платформ при закупках;

- реформа государственных предприятий (подготовка к приватизации, обновление и внедрение нового оборудования);

- внедрение энергосберегающих технологий в коммунальном секторе;

- защита уязвимых слоев населения от влияния повышения жилищно-коммунальных тарифов;

- помощь в соблюдении обязательств в рамках ВТО, повышение конкурентоспособности региональных товаров.

Бюджетная поддержка. Этот инструмент призван способствовать преодолению бедности, особенно в депрессивных регионах, и уменьшению неравенства, достижению устойчивого экономического развития промышленного сектора на местном уровне. В целом бюджетная поддержка служит для страны «вектором изменений», в частности, по следующим направлениям:

- улучшение управления государственными финансами в условиях кризиса, макроэкономическая стабильность, устойчивый и инклюзивный рост, борьба с коррупцией и мошенничеством;

- продвижение отраслевых реформ и повышение качества предоставления отраслевых услуг;

- повышение способности правительства к мобилизации бюджетных доходов и снижению зависимости от внешней помощи.

В целом в международной практике выделяют три основных типа программ бюджетной поддержки – соглашения по обеспечению надлежащего управления и развития, секторальные соглашения и соглашения по развитию местного самоуправления [15]. Бюджетная поддержка предоставляется на безвозвратной основе, но средства, как правило, выделяются на конкретные проекты в определенной сфере, а не для общих бюджетных целей.

7. Включение региональных производств и предприятий в глобальные цепочки создания стоимости. Интенсификация развития цепочек создания добавленной стоимости в значительной степени связана с ускоряющимися процессами глобализации, в результате чего процесс производства становится все более фрагментированным; он переходит через границы в соответствии с факторами конкурентоспособности. Для регионов и их предприятий включение в глобальные производственные сети или глобальные цепочки добавленной стоимости открывает значительные возможности войти в мировую экономику, овладеть знаниями и технологиями и повысить добавленную стоимость продукции.

Включение регионов в цепочки добавленной стоимости способствует структурным преобразованиям, так необходимым в период кризиса. Промышленное развитие, осуществляемое в рамках производственных сетей, предполагает диверсификацию национального производства, а также изменение факторов производительности, например, позволяет перейти от традиционного сельского хозяйства к современному агропродовольственному комплексу, промышленному производству и услугам.

Кроме того, цепочки добавленной стоимости позволяют реализовывать различные стратегии и программы не только в промышленном комплексе. Некоторые из них фокусируются на развитии рынков, некоторые – на совершенствовании организации и повышении производительности; другие сосредотачиваются на связях, иностранных инвестициях, передаче технологий и повышении квалификации [16] (Susanu, 2020).

В мировой практике накоплено несколько стратегий включения регионов и их производств в цепочки добавленной стоимости:

1. Основные покупатели, контролирующие доступ к потребительским рынкам через брендинг, дизайн и привилегированный доступ, помогают региональным поставщикам применять технологии, необходимые для производства основной и промежуточной продукции с надлежащим качеством и объемами. В зависимости от позиции основного покупателя, введение технологии может субсидировать либо он сам, либо пропорционально разделить издержки с производителем.

2. Ведущие покупатели устанавливают критерии и стандарты качества, которым должны следовать региональные поставщики. Инвестиции на достижение соответствия требованиям на уровне региона осуществляют непосредственно производители, которые в условиях кризиса могут получать поддержку со стороны органов власти различного уровня и (или) агентств развития. Когда ведущие покупатели сталкиваются с трудностями в поиске продукции, они могут субсидировать поддержку обеспечения соответствия.

3. Правительственные органы и агентства в области развития помогают производителям в регионах, переживающих кризис и экономические затруднения, импортировать и внедрять новейшие знания и технологии, позволяющие им поддержать производство и соблюдать условия со стороны ведущего покупателя. Поддержка часто обеспечивается с целью выбора наиболее приемлемых производителей и установления контактов с ними. Дальнейшими мерами, направленными на поддержку региональной экономики, является снижение зависимости от одного покупателя, что достигается путем ведения общего маркетинга через экспортные консорциумы.

4. Предприятия в сотрудничестве с институтами и высшими учебными заведениями в регионах занимаются исследованиями и разработками (и копируют их) с целью создания новых и (или) усовершенствованных продуктов с использованием наиболее эффективных методов (с помощью новых процессов). Включение в цепочки создания стоимости в данном случае позволяет производителям, пребывающим в кризисном состоянии из-за зависимости от ограниченного круга покупателей, выходить на новые рынки с более диверсифицированным портфелем, уменьшать уязвимость, провоцирующую углубление кризиса и нестабильность. Данная стратегия является достаточно затратной и требует мобилизации инновационного потенциала на местном уровне.

5. Иностранные инвесторы (часто связанные с ведущими покупателями или конкурентами за рубежом) непосредственно вкладывают средства в создание производства в регионе. Для местных предприятий это может означать увеличение доли рынка в поставках первичных и промежуточных продуктов или даже функциональную модернизацию, а также включение в сегменты с высокой добавленной стоимостью.

Не подлежит сомнению тот факт, что в условиях перманентно возникающих и все более углубляющихся экономических кризисов значение глобальных цепочек создания стоимости для поддержки региональной экономики постоянно растет, и вопрос уже заключается не в том, необходимо ли регионам и предприятиям участвовать в них, а в том, как это сделать, а также как эффективно воспользоваться имеющимися возможностями и преодолеть возникающие проблемы.

Заключение

Итак, в результате анализа широкого спектра теоретических и аналитических источников информации по проблематике определения факторов укрепления конкурентоспособности региона в условиях кризиса за счет использования преимуществ и возможностей глобализации можно сделать следующие выводы.

Глобализация актуализирует для регионов необходимость определения и развития их устойчивых конкурентных преимуществ в качестве критерия жизнеспособности при наступлении экономической нестабильности и участившихся кризисов. Преобразование регионов в стратегических игроков глобальных рынков обуславливает необходимость четкой идентификации детерминант конкурентоспособности, которые позволят им преодолеть периоды экономической турбулентности.

Не подлежит сомнению тот факт, что регионы, столкнувшись с экономическими проблемами, должны уделять внимание не только блоку межрегионального сотрудничества, но и развитию отраслей и секторов экономики с учетом их международной конкурентоспособности и пригодности к интеграционной синергии. Основой успешного использования глобальных преимуществ является как конкурентоспособность отдельных отраслей промышленности в региональном измерении, что позволит реализовать современные формы сотрудничества (кластер или технопарк), так и взаимодополняемость хозяйственных структур регионов разных стран мира.

В процессе исследования автором формализована модель традиционной конкурентоспособности региона, которая базируется на двух группах факторов – те, которые образуются на уровне государства и реализуются с помощью государственной политики, и те, что формируются непосредственно в регионе. Также представлена модель конкурентоспособности глобализирующегося региона, основу которой составляет блок традиционных групп факторов, дополненный возможностями, продуцируемыми глобальной бизнес-средой.

В качестве ключевых детерминант глобальных трансформаций, которые региональные органы власти, предприниматели и бизнес-структуры могут использовать для поддержки и стимулирования выхода экономики из кризиса, автором выделены следующие:

1. Реализация различных организационных форм территориального сотрудничества.

2. Повышение результативности использования потенциала зон свободной торговли.

3. Привлечение в регион и поддержка функционирования интегрированных хозяйственных субъектов.

4. Развитие и усовершенствование логистической инфраструктуры внешнеэкономической деятельности.

5. Расширение практик совместной с международными партнерами реализации проектов создания промышленных территориально-отраслевых производственных систем.

6. Использование трансграничных инструментов финансирования.

7. Включение региональных производств и предприятий в глобальные цепочки создания стоимости.


Источники:

1. Rehman Asim Transmission of a global financial crisis shock to an emerging economy // International Journal of Finance & Economics. – 2019. – № 2. – p. 740-760. – doi: 10.1002/ijfe.1689.
2. Thomas Hoerber, Alain Anquetil Economic Theory and Globalization. - Cham: Palgrave Macmillan, 2019. – 262 p.
3. Victor Roudometof Glocalization: a critical introduction. - London: Routledge, 2016. – 387 p.
4. Piet Rietveld, Daniel Shefer Regional development in an age of structural economic change. , 2020. – 267 p.
5. Третьякова Л.А., Глотов Д.С. Программа повышения конкурентоспособности как инструмент реализации региональной социально-экономической политики // Менеджмент в России и за рубежом. – 2019. – № 2. – c. 42-48.
6. Удовиченко А.И. Аспекты повышения конкурентоспособности региональных экономических систем // Современная экономика: проблемы и решения. – 2019. – № 3(111). – c. 169-176. – doi: 10.17308/meps.2019.3/2072 .
7. European Cluster Collaboration Platform. [Электронный ресурс]. URL: https://www.clustercollaboration.eu/cluster-mapping (дата обращения: 14.04.2021).
8. Möbius Patrick Sustainable competitiveness: a spatial econometric analysis of European regions // Journal of Environmental Planning and Management. – 2020. – № 3. – p. 453-480.
9. European entrepreneurial regions: regional ecosystem mapping: region of Île-de-France. - Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2020. – 50 p.
10. Varum Celeste Industrial dynamics in the context of a region's international competitiveness // Local Economy. – 2020. – № 3. – p. 209-229.
11. Paul R. Krugman, Maurice Obstfeld, Marc J. Melitz International economics: theories of trade. - Harlow: Pearson Education Limited, 2019. – 523 p.
12. Bazbauers Adrian Robert World Bank technical assistance: Locating and cultivating sympathetic interlocutors // Development Policy Review. – 2019. – № 5. – p. 638-656. – doi: 10.1111/dpr.12377.
13. Eastern Partnership Technical Assistance Trust Fund: EPTATF annual report 2018. - Luxembourg: EIB, 2019. – 376 p.
14. Capacity building of local and regional public administration in Eastern Partnership countries. - Brussels: CoR, 2019. – 198 p.
15. Susan P. Murphy Responsibility in an interconnected world: international assistance, duty, and action. - Cham: Springer, 2016. – 173 p.
16. Сусану И.А. Факторы, способствующие формированию цепочек добавленной стоимости в зонах свободной торговли // Вестник Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. Вступление. Путь в науку. – 2020. – № 1(29). – c. 26-35.

Страница обновлена: 06.05.2021 в 22:35:42