Исследование деструктивной динамики экономической политики США в мировом хозяйстве

Иванов А.Л.1, Шустова И.С.1
1 Российский университет дружбы народов

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2021)

Цитировать:
Иванов А.Л., Шустова И.С. Исследование деструктивной динамики экономической политики США в мировом хозяйстве // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 2. – doi: 10.18334/eo.11.2.112021.

Аннотация:
В работе исследованы и раскрыты две актуальные проблемы. Первая связана с тем, что экономическая политика США на протяжении 45 лет имеет деструктивный характер. Вторая заключается в том, что в результате деструктивной динамики экономической политики США мировое хозяйство находится в кризисном состоянии, которое выражается в том, что фиатные деньги потеряли форму материального товара, превратились в «виртуальный товар» - деривативы, позволяющие спекулировать огромной массой несуществующих денег. В 2021 году вышеуказанные проблемы привели глобальную экономику к рекордным значениям мирового долга. В статье выявлены предпосылки возникновения деструктивной динамики экономической политики США в мировом хозяйстве. Произведена оценка ее современного состояния, что, в свою очередь, позволило определить и обосновать последствия для мирового хозяйства из-за деструктивной динамики экономической политики США.

Ключевые слова: экономическая политика США, мировое хозяйство, проблемы мирового хозяйства

JEL-классификация: F02, F33, F34, F62



Введение

Мировое хозяйство в 2021 г. оказалось в беспрецедентной точке развития как с экономического, так и с идеологического вектора. Более того, некоторые исследователи характеризуют данный период как «самый непредсказуемый в XXI веке» [9] (Kostin, Khomchenko, 2020). Например, Е.В. Дробот утверждает, что «COVID-19, распространившийся более чем в 200 странах, имеет огромные последствия для экономики как отдельных стран, так и всего мира». [4] (Drobot, 2020). Кризис, связанный с пандемией COVID-19, несомненно, стал центральным экономическим и политическим событием в глобальном масштабе. Однако авторы в данной статье обращают особенное внимание на то, что пандемия COVID-19 не должна являться «дымовой завесой», ведь в мировом хозяйстве присутствуют фундаментальные экономические проблемы, которые в один день могут привести к очередному экономическому потрясению.

Актуальность и проблематика работы обуславливается тем, что на протяжении 45 лет главная цель экономической политики США – государства, которое является локомотивом, определяющим вектор развития мирового хозяйства, заключается исключительно в накоплении и преумножении богатства, то есть хрематистике в глобальных масштабах.

Как следствие деструктивной динамики экономической политики США возникла еще одна фундаментальная проблема мирового хозяйства, заключающаяся в том, что мировые (фиатные) деньги потеряли форму материального товара, превратились в «виртуальный товар» – деривативы, позволяющие спекулировать огромной массой несуществующих и никем не заработанных денег, что в 2021 г. привело мировое хозяйство и его участников к рекордным значениям мирового долга, по которым страны уже не в состоянии расплатиться.

В работе исследуется деструктивная сторона экономической политики США. Еще в IV веке до Н. Э. Аристотель впервые обратил внимание на иррациональную сторону – зазеркалье экономической деятельности государства. Исследование проблем мировой экономики, а также кризисного, деструктивного состояния экономической политики США имеет место как в отечественных, так и в зарубежных научных трудах [1, 3, 4, 10, 13] (Grishchenko, 2019; Drobot,2020; Lebedeva, 2020; Carter, Mendes).

Авторами выдвигается гипотеза, заключающаяся в том, что экономическая политика США на протяжении 45 лет имеет деструктивный характер, который в 2021 г. выражается в исторически негативных и деструктивных значениях платежного баланса, показателях государственного долга, дефицита бюджета, уровне ключевой ставки, проценте безработицы.

Цель работы состоит в доказательстве того, что экономическая политика США имеет деструктивную динамику, а также в выявлении предпосылок ее возникновения, оценке современного состояния, а также определении последствий для мирового хозяйства в рамках имплементации США деструктивной экономической политики.

Научная новизна исследования состоит в том, что с помощью исследования внутренней и внешней долговой нагрузки развитых и развивающихся стран, авторами впервые выявлен парадокс мирового хозяйства, в рамках которого государства с развитой экономикой имеют долговую нагрузку больше, чем страны с развивающейся или переходной экономикой.

Предпосылки возникновения деструктивной динамики экономической политики США в мировом хозяйстве

Вопрос возникновения и определения предпосылок деструктивной динамики экономической политики США тесно связан с изменением мировых финансовых систем – базиса мировой экономки. Основываясь на проведенном ранее авторами исследовании [6] (Ivanov, Shustova, 2020), можно сделать вывод, что США на протяжении эволюции четырех финансовых систем занимали ключевую роль в рамках перехода от одной модели к другой. Более того, главная задача для США заключалась в том, чтобы стать «мировым финансовым центром».

Важным моментом для формирования деструктивной экономической политики, по мнению авторов, являлся 1971 год, когда Р. Никсон фактически объявил США «золотым банкротом» [11] (Rimini, 2020). Другими словами, связка «доллар-золото», являющаяся главным механизмом Бреттон-Вудской системы оказалась неактуальна, а, главное, экономически и стратегически нецелесообразна для США [8] (Katasonov, 2014). Именно поэтому в течение 5 лет (с 1971 по 1976 г.) США подготавливали новую мировую финансовую систему, которая в итоге позволила снять «золотой тормоз», то есть отказаться от золотого обеспечения.

Рисунок 1, на котором представлена динамика ВВП США с 1870 по 2020 гг. в трлн долларов, а также этапы эволюции мировой финансовой системы, доказывает, что 1976 г. явился переломным как для США, так и для мирового хозяйства в целом, поскольку именно в этот год началось формирование деструктивной экономической политики США.

Рисунок 1. Динамика ВВП США c 1870 г. по 2020 г. в трлн долларов

Источник: Federal Reserve Bank of St. Louis и The OECD Development Centre. The World Economy. Edition1: A Millennial Perspective and Edition 2: Historical Statistics. Paperback by Angus Maddison.

С помощью данных рисунка 1 можно проследить экспоненциальный рост ВВП с 2 трлн долларов в 1976 г. до 24 трлн долларов в 2020 году. В 1976 г. США официально «сняли золотой тормоз», отказавшись от золотого обеспечения в рамках хозяйственных отношений в пользу фиатных денег и доллара в качестве мировой валюты платежа. Примечательно, что слово «fiat» c латинского переводится, как «пусть будет так» [1]. Однако с 1976 г. США изменили курс от собственных производственных мощностей, начав печатать необеспеченные фиатные деньги, исходя из любых экономических обстоятельств, что стало негативно сказываться на ключевых экономических индикаторах данного государства.

На рисунке 2 представлена динамика платежного баланса США, который с 1976 г. имеет отрицательные значения, а в 2020 г. негативное значение платежного баланса США достигло 679,950 млрд долларов. Данные рисунка 2 еще раз подтверждают заявленную авторами гипотезу, что экономическая политика США начиная с 1976 г. имеет деструктивную динамику.

Рисунок 2. Динамика значения платежного баланса США с 1960 по 2020 гг., млрд долларов

Источник: Bureau of Economic Analysis of U.S Department of Commerce.

На рисунке 3 продемонстрирована динамика ВВП США в %, которая позволяет исследовать динамику ключевых хозяйственных событий США.

Рисунок 3. Динамика ВВП США с 1930 по 2020 гг. в %

Источник: Federal Reserve Bank of St. Louis.

Исходя из данных рисунка 3 можно отметить, что в период «Великой депрессии» в 1932 г. ВВП США упал на рекордное значение – 23,1 %. Следует определить, что причиной «Великой депрессии» стали «ревущие двадцатые» (период 1920-х гг. в США), а главной причиной данного кризиса была экономическая политика Федеральной резервной системы (ФРС). «В течение 20-х годов денежная эмиссия в США увеличилась на 60 %, а ФРС отпустила педаль «золотого тормоза», понижая процент покрытия денежной эмиссии золотом. Деньги банков стали дешевыми и их становилось все больше, но сами деньги шли не на экспансию производства, а на спекуляции с биржевыми инструментами» [7] (Katasonov, 2013).

Примечательно, что за несколько дней до краха экономики США, экономист И. Фишер сказал: «США маршируют по высокогорному плато процветания» [2] (Guriev, 2020). Иными словами, деструктивная экономическая политика США с 1929 по 1933 гг. имела оттенки текущей экономической политики – «власти денег», а главную роль в «Великой депрессии» сыграла ФРС. Однако в вышеуказанный период у США было ограничение, связанное с «золотым тормозом», которого на 2021 г. попросту нет.

Следующим фундаментальным кризисом экономики США, а как результат всего мирового хозяйства стал ипотечный кризис, который в 2008 г. обвалил экономику США на 2,5 %. Кроме того, ипотечный кризис, начавшийся в 2007 г., вывел деструктивную экономическую политику, утвержденную США в 1976 г., на беспрецедентный уровень за счет имплементации новых инструментов и деструктивных экономических программ – количественных смягчений, которые будут рассмотрены в следующем разделе.

Оценка современного состояния деструктивной динамики экономической политики США в мировом хозяйстве

«Мировая экономика представляет собой динамичный механизм» [5] (Drobot, Losinkova, 2018). Однако также стоит оценивать характер данной динамики для мирового хозяйства.

В начале кризиса 2008 г. руководитель ФРС Б. Бернанке заявил: «Если у США появятся проблемы с денежной массой, то ФРС может разбросать доллары с вертолетов» [14] (Dimitri, Papadimitriou, Michalis Nikiforos, Zezza, 2020). Именно поэтому количественные смягчения называют «вертолетными деньгами» [13]. В результате ипотечного краха во множестве банков в США образовались «дыры» с «плохими ипотечными облигациями», так как американцы брали ипотеку под плавающую ставку под залог своего дома. Кроме того, три главных рейтинговых агентства в США намеренно завышали оценки ипотечных бумаг, тем самым покрывая громадный финансовый пузырь. Существовала синергия банков и рейтинговых агентств. В результате, из-за неплатежеспособности граждан, банки оказались с «пустыми домами» по всей территории США, которые они не могли записать себе в активы с учетом наступающего экономического коллапса, а спрос на дома отсутствовал.

Вот почему были придуманы четыре специальные программы количественных смягчений. В рамках этих программ печатается огромное количество необеспеченной денежной массы, которая создает дополнительные резервы для банковской системы. Министерство финансов США попросту продает казначейские долговые обязательства – облигации на мировых рынках через аукционы для всех желающих, в том числе для страховых компаний, фондов, иностранных государств и т. д. На рисунке 4 представлены программы количественных смягчений – КС 1 (конец 2008 г. – март 2010 г.), КС 2 (3 ноября 2010 г. – июнь 2011 г.), КС 3 (сентябрь 2012 г. – 29 октября 2014 г.) и КС 4 (15 марта 2020 г.- ноябрь 2020 г.).

Рисунок 4. Динамика выпуска казначейских облигаций США и динамика роста государственного долга США в трлн долларов с 1992 по 2020 г.

Источник: Official website of the USA government и Bureau of the USA Fiscal Service.

Исходя из данных рисунка 4, можно сделать вывод, что динамика объема выпуска казначейских облигаций обуславливается ростом государственного долга США, так как на графике видно, что значения с 1992 до 2020 гг. практически одинаковые. Кроме того, в период четырех программ КС объем выпуска казначейских облигаций увеличивался, как и рост государственного долга США, который в 2020 г. достиг 30 трлн долларов. Таким образом, бюджетные дыры государственного долга «закрываются» выпуском и продажей казначейских облигаций на мировых рынках через аукционы.

Еще одним параметром деструктивной динамики экономической политики США является то, что ключевой постулат об управлении экономикой с помощью ключевой ставки – делать деньги «дешевыми и «дорогими» – фактически исчерпал себя. В условиях, когда денежная масса насчитывает триллионы долларов, денег появилось столько, что ключевая ставка ФРС оказались на нулевом уровне (рис. 5).

Рисунок 5. Динамика уровня ключевой ставки ФРС с 1934 по 2020 г. в %

Источник: Federal Reserve Bank of St. Louis.

Исходя из данных на рисунке 5, можно сделать вывод, что с отказом от «золотого тормоза» в 1976 г., уровень ключевой ставки ФРС начал снижение с 10,5 % в 1980 г. до практически отрицательных значений при введении Программы количественных смягчений 1 в 2008 г. Кроме того, отрицательная ключевая ставка – это еще один признак деструктивной динамики экономической политики США, ведь переход на отрицательные ставки (практически бесплатные деньги), прежде всего, противоречит фундаментальным принципам капитализма с понятиями ссудного процента и денежного капитала.

На рисунке 6 представлена динамика бюджета США в трлн долларов с 1901 по 2020 г.

Рисунок 6. Динамика бюджета США с 1901 по 2020 гг. в трлн долларов

Источник: Federal Reserve Bank of St. Louis.

Из данных рисунка 6 видно, что с отказом от золотого обеспечения в 1976 г. США фактически «развязали себе руки», взяв на себя огромное количество обязательств, как результат дефицит бюджета США имеет отрицательные значения на протяжении 45 лет, что в 2020 г. привело к рекордному за 120 лет дефициту бюджета США в 3,1 трлн долларов.

Еще один важный параметр, который позволит определить современное состояние экономики США — это уровень безработицы (рис. 7).

Рисунок 7. Динамика уровня безработицы в США с 1948 по 2020 гг. в %

Источник: Reserve Bank of St. Louis.

Исходя из данных рисунка 7 можно сделать вывод, о том, что в результате пандемии уровень безработицы в США в 2020 г. составил 9,8 %. Однако значение безработицы 2020 г. близко к структурной по причине того, что множество предприятий малого и среднего бизнеса попросту закрылись в результате «локдаунов» и сложно предугадать, смогут ли данные предприятия возобновить деловую активность. В углубленном исследовании о рынке труда США, утверждается, что «вспышка COVID-19 в Соединенных Штатах оказала беспрецедентное воздействие на рынок труда в краткосрочном периоде» [3].

После исследования иррациональной – деструктивной стороны экономической политики США, следует определить природу экспоненциального ВВП США (рис. 8).

Рисунок 8. Сравнение Динамики ВВП США и динамики объемов агрегата денежной массы M3 c 1960 по 2020 гг. в США, трлн долларов

Источник: Federal Reserve Bank of St. Louis, The OECD Development Centre.

Исходя из данных рисунка 8, можно сделать вывод, что экспоненциальный рост ВВП США в результате утверждения Ямайской мировой финансовой системы в 1976 г., обусловлен не ростом производства, а исключительно за счет эмиссии и последующих спекуляций огромного количества необеспеченных «вертолетных и кредитных» денег в рамках четырех программ количественных смягчений, а также выпуска казначейских облигаций Министерством финансов США (агрегат денежной массы М3 – крупные и долгосрочные депозиты, облигации государственного займа), которые затем скупают фонды, страховые компании, иностранные государства, а также ФРС, которая монетизирует долги правительства США.

Принимая во внимание тот факт, что ВВП – сумма произведенных, но не проданных еще товаров и услуг, значение ВВП США в действительности в два раза меньше, чем агрегат денежной массы M3, что еще раз доказывает о том, что экспоненциальный рост ВВП США – это «красивая обертка», за которой скрывается деструктивная и иррациональная экономическая политика.

Последствия деструктивной динамики экономики США для мирового хозяйства

«США – государство, которое является локомотивом, определяющим вектор развития и состояния мирового хозяйства». [10] (Lebedeva, 2020). Кроме того, как было выявлено ранее, США сыграли центральную роль при утверждении четырех мировых финансовых систем – базиса мирового хозяйства. В рамках статьи авторы обосновали, что экономическая политика США имеет деструктивную динамику на протяжении 45 лет. Возникает вопрос, а в каком же состоянии находится мировая экономика, принимая во внимание тот факт, что ее главный локомотив – США, фактически «буксует»?

Авторы полагают, что в результате деструктивной динамики экономической политики США и перехода в 1976 г. к фиатным деньгам, возникла еще одна фундаментальная проблема мирового хозяйства, заключающаяся в том, что мировые деньги потеряли форму материального товара, превратились в «виртуальный товар» – деривативы, позволяющие спекулировать огромной массой несуществующих и никем не заработанных денег. Данный тезис был успешно подтвержден в предыдущем исследовании авторов, где было выявлено, что сегодня «происходит беспрецедентный и безудержный рост денежной массы, в частности, деривативов – несуществующих денег, объемы которых в мировой экономике в 2020 г. cоставили 650 млрд долларов, что в 6,5 раз превышает объем мирового ВВП, который в 2020 г. равнялся 87 млрд долларов» [6] (Ivanov, Shustova, 2020). Однако даже такого количества необеспеченной денежной массы не хватает для покрытия глобальных долгов (рис. 9).

Рисунок 9. Динамика роста мирового долга с 2011 по 2020 гг. в млрд долларов

Источник: Institute of International Economy.

Исходя из данных рисунка 9, можно сделать вывод, что рост мирового долга растет экспоненциальными темпами, что сопровождается рекордными значениями в 260 млрд долларов в 2020 г. или 331 % от мирового ВВП. Получается, что сегодня мировая экономика и ее участники занимают у себя и будущих поколений, ведь долг – это материальные блага, которые не дополучат будущие поколения (рис. 10).

Рисунок 10. Структура мирового долга в 2020 году в млрд долларов

Источник: Institute of International Economy.

Согласно данным института международной экономики, 185,4 млрд из 258 млрд долларов мирового долга в 2020 г. приходятся на развитые страны в то время, как на долю развивающихся относится только 72,6 млрд долларов. Далее исследуем внутреннюю и внешнюю долговую нагрузки ведущих стран мирового хозяйства по состоянию на март 2021 г. (табл.).

Таблица

Анализ внутренней и внешней долговой нагрузки ведущих стран по состоянию на апрель 2021 г.

Страна
ВВП в трлн долларов
Государственный долг в трлн долларов
Уровень государственного долга к ВВП в %
Уровень внешнего долга к ВВП в %
США
21, 466 831
27, 893 981
131,2
128,7
Япония
5, 394 758
14, 595 378
270,5
78,9
Германия
3, 795 507
3, 193 512
84,1
168,7
Великобритания
3, 284 076
3, 601 100
108,9
312,3
Франция
2, 703 040
3, 165 720
117,2
249,7
Индия
3, 097 714
2, 511 414
81,1
20,2
Китай
14, 817 143
7, 962 401
53,3
12,8
Россия
1, 667 830
305, 756
18,3
38,4
Саудовская Аравия
843, 486
160, 873
19,1
29,8
Южная Корея
1, 760 985
784, 177
44,6
27,1
Источник: составлено авторами и на основе World Debt Clock и Global Economic Data, Indicators and Charts (CEIC).

Исходя из данных таблицы 1, можно сделать вывод, что все развитые страны имеют огромную долговую внутреннюю и внешнюю нагрузку. Ситуация с внешним долгом образуется, когда деньги взяты в долг и истрачены, но эквивалент истраченных денег не создан, то есть все ресурсы истрачены безвозвратно. Долг, в том числе внешний, то, что тратится без всякого эквивалента. Вышеуказанные значения по проценту внешнего долга стран-лидеров мирового хозяйства приводят к тому, что, если кто-то из них «споткнется» об очередной финансовый кризис, то случится эффект домино наподобие всемирного экономического кризиса 2008 г. Более того, исследования утверждают, что если внешней долг страны превышает 80 %, то данное значение является критическим (рис. 11), что еще раз говорит о кризисном состоянии мирового хозяйства, и его локомотива США.

Рисунок 11. Уровень риска экономики страны, связанный с критическими значениями по внешнему долгу в %

Источник: Institute of International Economy.

Исходя из данных таблицы и рисунка 10, можно выявить парадокс мирового хозяйства, заключающийся в том, что развитые страны, которые в экономической теории должны быть локомотивом процветания мирового хозяйства, имеют долговую нагрузку больше, чем страны с развивающейся или переходной экономикой. Более того, долговая нагрузка развитых стран, в особенности США, находится на критических значениях.

Еще одним последствием деструктивной динамики экономической политики США является то, что ключевой постулат «управление экономикой с помощью ключевой ставки, делая деньги дешевыми и дорогими» фактически исчерпал себя. В условиях, когда денежная масса насчитывает триллионы долларов, денег появилось столько, что ключевые ставки большинства развитых стран оказались на нулевом уровне (рис. 12).

Рисунок 12. Уровень ключевой ставки в развитых странах с 2016 по 2020 гг. в %

Источник: European Central Bank statistics и Federal Reserve Bank of St. Loui.

Отрицательный уровень ключевой ставки – еще один признак кризиса и «перепроизводства денег» в рамках деструктивной динамики экономической политики США в мировом хозяйстве, ведь введение отрицательной ключевой ставки, прежде всего, противоречит фундаментальным принципам капитализма с понятиями ссудного процента и денежного капитала.

Наконец, переход в 1976 г. к необеспеченным фиатным деньгам, несмотря на экспоненциальный рост мирового ВВП, стал провоцировать неопределенность экономических отношений (рис. 13).

Рисунок 13. Динамика мирового ВВП с 1990 по 2019 гг. в %

Источник: World bank indicators (2021) & The world economy by OECD and A. Maddison (2007).

Исходя из данных рисунка 13, можно сделать вывод, что Ямайская мировая финансовая модель, локомотивом и идеологом которой является США, нестабильна, провоцирует кризисы, создает беспрецедентный уровень долговой нагрузки, способствует «перепроизводству денег» и приводит к сильной взаимозависимости стран участниц, что создает эффект домино при малейшем экономическом дисбалансе.

Заключение

В рамках исследования выявлены предпосылки возникновения деструктивной динамики экономической политики США – государства, которое является локомотивом, определяющим вектор развития мирового хозяйства. Следом, произведена оценка ее современного состояния, что, в свою очередь, позволило определить и обосновать последствия для мирового хозяйства из-за деструктивной динамики экономической политики США.

Таким образом, с помощью анализа динамики ключевых хозяйственных индикаторов США гипотеза, выдвинутая в рамках исследования успешно подтверждена, было выявлено и доказано, что экономическая политика США на протяжении 45 лет имеет деструктивный характер. Более того, авторы также обосновали, что в результате деструктивной динамики экономической политики США возникла еще одна фундаментальная проблема, заключающаяся в том, что мировые (фиатные) деньги потеряли форму материального товара, превратились в «виртуальный товар» – деривативы, позволяющие спекулировать огромной массой несуществующих и никем не заработанных денег, что в 2021 году привело мировое хозяйство и его участников к рекордным значениям мирового долга.

Выявлен парадокс мирового хозяйства, заключающийся в том, что развитые страны, которые в экономической теории должны быть локомотивом процветания мирового хозяйства, имеют долговую нагрузку больше, чем страны с развивающейся или переходной экономикой. Сделан вывод, что Ямайская мировая финансовая модель, локомотивом и идеологом которой является США, нестабильна, провоцирует кризисы, создает беспрецедентный уровень долговой нагрузки, способствует «перепроизводству денег» и приводит к сильной взаимозависимости стран-участниц, что создает эффект домино при малейшем экономическом дисбалансе.

БЛАГОДАРНОСТИ:
Авторы выражают особую благодарность Благотворительному Фонду Владимира Потанина, в частности, именной стипендиальной программе Фонда за оказанную финансовую поддержку при написании настоящей статьи.

Источники:

1. Грищенко В. Фиатные деньги. Аналитическая записка. , 2019. – 21 c.
2. Гуриев С.М. Мифы экономики. Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики. - М.: Манн, Иванов и Фербер, 2020. – 86 c.
3. Дробот Е.В. Влияние пандемии COVID-19 на рынок труда США // Экономика труда. – 2020. – № 7. – c. 577-588. – doi: 10.18334/et.7.7.110715.
4. Дробот Е.В. Мировая экономика в условиях пандемии COVID-19: итоги 2020 года и перспективы восстановления // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 937-960. – doi: 10.18334/eo.10.4.111375.
5. Дробот Е.В., Лосинкова В.А., Поспелова А.Л., Утябаева Э.Р., Федаш К.А. Обзор ключевых подходов к классификации стран мира и сравнительный анализ основных макроэкономических показателей ведущих мировых экономик // Экономические отношения. – 2018. – № 2. – c. 105-138. – doi: 10.18334/eo.8.2.39014.
6. Иванов А.Л., Шустова И.С. Кризис текущей мировой финансовой системы и цифровые деньги как необходимый переход к новой глобальной финансовой модели // Креативная экономика. – 2020. – № 11. – c. 2713-2730. – doi: 10.18334/ce.14.11.111148.
7. Катасонов В.Ю. Хозяева денег. 100 – летняя история ФРС. - М.: Алистрорус, 2013. – 76 c.
8. Катасонов В.Ю. Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой истории. - М.: Кислород, 2014. – 43 c.
9. Костин К.Б., Хомченко Е.А. Влияние пандемии COVID-19 на мировую экономику // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 961-980. – doi: 10.18334/eo.10.4.111372.
10. Лебедева Л.Ф. США: экономический аспект политики «национального эгоизма» в условиях пандемии // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. – 2020. – № 5. – c. 145-157. – doi: 10.23932/2542-0240-2020-13-5-9.
11. Римини Р. Краткая история США. - М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2020. – 167 c.
12. Bureau of Economic Analysis of U.S Department of Commerce. U.S trade in goods and services historical data. Bea.gov. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bea.gov/data/intl-trade-investment/international-trade-goods-and-services (дата обращения: 12.04.2021).
13. Carter Thomas J., Mendes Rhys R. The power of helicopter money revisited: A new Keynesian perspective, Bank of Canada Staff Discussion Paper, No. 2020-1, Bank of Canada, Ottawa. - 2020
14. Dimitri B., Papadimitriou, Michalis Nikiforos, Gennaro Zezza Levy Economics Institute. Prospects and challenges for the USA economy: 2020 and Beyond. Levyinstitute.org. [Электронный ресурс]. URL: http://www.levyinstitute.org/pubs/sa_jan_20.pdf (дата обращения: 07.04.2021).
15. European Central Bank Statistics. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ecb.europa.eu/stats/financial_markets_and_interest_rates/long_term_interest_rates/html/index.en.html (дата обращения: 09.04.2021).
16. Federal Reserve Bank of ST. Louis (FRED). Economic Data. [Электронный ресурс]. URL: https://fred.stlouisfed.org/searchresults?st=GDP+USA (дата обращения: 07.04.2021).
17. Global Sovereign Debt Monitor. Erlassjahr.de. [Электронный ресурс]. URL: https://erlassjahr.de/wordpress/wp-content/uploads/2020/05/Global-Sovereign-Debt-Monitor_2020.pdf (дата обращения: 09.04.2021).
18. USA Gold Reserves. Global Economic Data, Indicators and Charts (CEIC). [Электронный ресурс]. URL: https://www.ceicdata.com/en/indicators (дата обращения: 17.04.2021).
19. Official Web Site of the U.S Government. Fiscal Data. [Электронный ресурс]. URL: https://fiscaldata.treasury.gov/datasets/historical-debt-outstanding/historical-debt-outstanding (дата обращения: 16.04.2021).
20. Official Web Site of the U.S Government. [Электронный ресурс]. URL: https://fiscaldata.treasury.gov/datasets/historical-debt-outstanding/historical-debt-outstanding (дата обращения: 16.04.2021).
21. OECD Development Centre. The World Economy. Volume 1: A Millennial Perspective and Volume 2: Historical Statistics. Paperback by Angus Maddison. - 2007
22. World Bank Data. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.PP.KD (дата обращения: 12.04.2021).
23. World Debt Clock. [Электронный ресурс]. URL: https://usdebtclock.org/world-debt-clock.html (дата обращения: 16.04.2021).

Страница обновлена: 27.04.2021 в 12:46:40