Цифровизация промышленности Казахстана: факторы, тенденции, перспективы

Аубакирова Г.М.1, Исатаева Ф.М.1
1 Карагандинский технический университет

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 1 (Январь 2021)

Цитировать:
Аубакирова Г.М., Исатаева Ф.М. Цифровизация промышленности Казахстана: факторы, тенденции, перспективы // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 51-68. – doi: 10.18334/epp.11.1.111527.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44741515

Аннотация:
Следуя мировым трендам, Казахстан активизирует цифровизацию экономики. В настоящей статье анализируются объективные факторы, сложившиеся тенденции и трудности, определяющие указанный процесс в промышленности Казахстана, оценивается их роль в цифровой модернизации промышленных предприятий. Показано, что для цифровой трансформации предприятия нуждаются в государственном содействии, развитии цифровой инфраструктуры, усилении стимулов внедрения цифровых решений, повышении заинтересованности персонала. Обозначены перспективы цифровизации в среднесрочном периоде с акцентом на государственном регулировании и повышении обоснованности принимаемых предприятиями управленческих решений

Ключевые слова: Казахстан, цифровизация, государственное регулирование, промышленность, предприятие

JEL-классификация: О14, О33, О38



Введение

В 2018 году в Казахстане стартовал третий этап индустриализации, предполагающий становление промышленности «цифровой эпохи», означающий все большую автоматизацию производственных процессов, освоение новейших технологий. Это будет способствовать уменьшению воздействия на экономику факторов незначительного внутреннего рынка и недостатка квалифицированного персонала [1–3].

Со времени первого упоминания термина «цифровое предприятие», изложения концептуальных положений касательно цифровой экономики и до практического воплощения обозначенной идеи благодаря новым технологиям прошло немало времени [4–6] (Negroponte, 1995; Carlsson, 2004). В дальнейшем благодаря углублению концепции цифровой экономики уже как важнейшей компоненты системы взаимодействия различного рода технологий в деятельности хозяйствующего субъекта, улучшающих его бизнес-модели, подходы к пониманию значимости новейших промышленных технологий претерпели изменения [7, 8] (Skilton, 2015; Matkovskaya, 2020). Внимание обращено на первоначальное применение новых технологий в решении накопившихся задач промышленности с последующим созданием более прогрессивных процессов и продуктов [9] (Neysbit Dzhon, 2003). На текущий момент тенденции глобальной экономики таковы, что готовые изделия, сохраняя лидерство в мировой торговле по объемам, уступают торговле услугами, особенно деловыми, компьютерными и информационными [10, 11] (Schwab, 2016; Goldfarb, Greestein, Tucker, 2015).

Движущей силой цифровизации Казахстана является государственный сектор [12] (Aubakirova, 2020). Речь идет о создании государством благоприятной среды для всемерного освоения новшеств, финансировании развития цифровой инфраструктуры, обеспечении правовой базы для цифровизации предпринимательской среды и адаптации промышленных предприятий к новейшим технологиям. В развитии новой технологической платформы важное место отведено формированию перспективных национальных кластеров, что ускорит развитие современных бизнес-компетенций, переход к генерации собственных знаний и технологий [13, 14] (Kolchinskaya, Limonov, Stepanova, 2019).

К 2022 г. за счет цифровизации ожидают рост производительности труда в горнодобывающей промышленности на 38,9%, в обрабатывающей – на 49,8%. Всего из бюджета на реализацию программы «Цифровой Казахстан» планируется более 141 млрд тенге, не считая инвестиций из частного сектора [1].

Цифровая трансформация является ключевым направлением технологического развития промышленности, это глобальный тренд конкурентоспособности промышленных предприятий и важнейший драйвер их развития. Во многом благодаря применению цифровых технологий предприятия повышают производительность, снижают инвестиционные и эксплуатационные затраты, наращивают конкурентоспособность и приближаются к устойчивому развитию.

В действительности множество процессов, включающих проектирование, проверку и управление технологическим процессом, реализуются с использованием цифровой инфраструктуры.

Вопреки сказанному трансформационные преобразования Казахстана остаются на раннем этапе, адаптация цифровых нововведений с позиции использования бизнес-ресурсов в промышленности крайне низкая.

Авторы ставили цель, исходя из текущего состояния цифровизации промышленности Казахстана и выявления факторов, тормозящих этот процесс, показать возможные проблемы и пути их решения в среднесрочном периоде.

Научная гипотеза данного исследования заключается в предположении, что к значимым признакам технологического прогресса промышленности Казахстана в цифровую эпоху можно отнести необходимость применения комплексного подхода к цифровизации субъектов с концентрацией внимания на совершенствовании механизма его государственного регулирования.

Практическая значимость исследования состоит в возможности его применения в виде внутренней аналитической работы предприятия для мониторинга цифровизации, а также для сравнительного анализа с реальными и потенциальными конкурентами.

Текущее состояние цифровизации промышленных предприятий Соответствуя мировыми тенденциям, Казахстан усиливает работу по цифровой трансформации промышленных субъектов, поддерживая их в освоении нововведений, оказывающих влияние на экономическую производственную результативность (производительность, эксплуатационные расходы), надежность (операционная завершенность), защищенность, согласованность с законодательными экологическими нормами и т.д.

В 2017 г. для цифровизации промышленности, создания «модельных цифровых фабрик», на площадках которых планировалось в дальнейшем внедрять цифровые технологии посредством экспресс-диагностики и специального анкетирования, были выбраны 7 пилотных предприятий. В 2018 г. проведена идентификация требуемых для них технологий в рамках технологического аудита и в 2018–2020 годах для продвижения проектов им была оказана государственная поддержка.

За 2017–2020 годы благодаря сотрудничеству Казахстана с компанией Honeywell, участвующей в ключевых проектах нефтегазовой, химической и металлургической промышленности, внедрены новейшие решения, связанные с кибербезопасностью, оцифровкой и промышленной автоматизацией. Для создания единой информационной среды и адаптации передовых цифровых решений предприятия контактируют с мировыми лидерами – Dassault Systemes, Micromine, Wencomine, Sight Power, вендорами Microsoft, Wonderware.

Для приобретения навыков надежной защиты информации, контроля и управления данными производственных систем, имеющими повышенные требования по безопасности, предприятия ориентированы на лучшие мировые практики, такие как Cobit и ITIL, руководствуются международными стандартами ISO 27001-27005.

Анкетирование (по методологии Института им. Фраунгофера) свыше 600 промышленных предприятий для анализа их подготовленности к цифровизации установило, что свыше 80% субъектов обрабатывающей и 60% добывающей промышленности соответствуют уровню «Индустрия 2.0» либо находятся на переходной стадии к автоматизированному производству. Всего 3% в обрабатывающей и 21% в горнорудной промышленности соответствуют уровню Индустрии 3.0 [2].

Обрабатывающая промышленность представлена тремя отраслевыми группами, определенными их технологической сложностью, включающей интенсивность производственного применения технологий. Наивысший удельный вес принадлежит среднетехнологичным отраслям (47,9%), далее – низкотехнологичным (41,2%), значительно уступают высокотехнологичные отрасли (10,9%). Казахстан значительно отстает от развитых стран ОЭСР, где базу наилучшей технологической структуры формируют высокотехнологичные и среднетехнологичные производства (около 48%), при этом высокотехнологичным производствам отведено около 20% [15].

Среди высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности впереди изготовление изделий химической промышленности (3,7% от общего объема обрабатывающей промышленности) и основных фармацевтических продуктов (2%). Внутри среднетехнологичных отраслей лидируют металлургия (44,7%) и изготовление прочего неметаллического минерального продукта (5,8%). Из низкотехнологичных отраслей выделяют изготовление продуктов питания (14,9%), кокса и нефтеперерабатывающих продуктов (8,4%) [2].

На данный момент предприятия внедрили цифровые технологии в различные процессы, однако в большей мере модернизационному процессу свойственна частичная цифровизация (табл. 1 и 2). Техническая готовность предприятий Казахстана к переходу на цифровые технологии во многом определяется базовым уровнем автоматизации производства и, в частности, наличием АСУ ТП (автоматическая система управления технологическими процессами), систем PDM и ERP (система управления ресурсами предприятия), АСКУЭ (автоматизированная система коммерческого учета энергоресурсов), MES (система управления производством), ТОиР (техническое обслуживание и ремонты), электронного документооборота, где наблюдается отраслевое различие.

Уровень цифровизации на предприятиях остается низким: лишь на 20 он оказался выше среднего (19% из обследованных предприятий, лидирует горно-металлургический комплекс), на 24 предприятиях – средний (22%), на 63 предприятиях – низкий (59%).

Таблица 1

Показатели цифровизации предприятий в 2019 году

Показатель
Отрасль/число обследованных предприятий
Горнодобывающая промышленность/13
Машиностроение /27
Металлургия/9
Нефтегазовая промышленность/13
Энергетика /4
Химическая пром ышленность/5
Число автоматизированных бизнес-процессов
24
21
6
23
8
13
Число предприятий, где есть служба, отвечающая за автоматизацию
10
13
6
7
2
2
Число внедренных систем/ПО
15
19
11
17
6
6
Число предприятий, предусматривающих затраты на
подготовку работников в сфере цифровизации
7
11
3
5
0
3
Источник: Рекомендации по решению проблем с применением цифровых проектов (решений ) и по повышению эффективности работы предприятий. АО «Казахстанский центр индустрии и экспорта «Qazindustry», Нур-Султан, 2020. – 67с.

Таблица 2

Внедренные предприятиями информационные системы

Отрасль
АСУ ТП
АСКУЭ
ERP
MES
ТОиР
Горнодобывающая промышленность
7
5
5
-
3
Машиностроение
1
1
7
1
1
Металлургия
7
8
6
2
2
Источник: Рекомендации по решению проблем с применением цифровых проектов (решений ) и по повышению эффективности работы предприятий. АО «Казахстанский центр индустрии и экспорта «Qazindustry», Нур-Султан, 2020. - 67с.

Барьеры, препятствующие цифровой трансформации предприятий,

вызваны ограниченной кибербезопасностью, несанкционированным доступом, утечкой данных; трудностями в необходимости соответствия цифровым стандартам, нормам; ограниченностью поставщиков решений по новым технологиям; низкой компетентностью работников в сфере IT; проблемами с финансовыми ресурсами для инвестирования в цифровизацию, достаточной инфраструктуры для цифровизации, четкого представления выгоды от ее освоения. Для предприятия нужен специалист-аналитик, который знает, как работает производство, какие есть проблемы и как по ним правильно сформировать задачу для коллег из IT. На скорость цифровизации влияют масштабы и специфика производства, отраслевая принадлежность, работа отдельных структурных подразделений и слаженность их взаимодействия.

В значительной мере благодаря автоматизации, продвижению цифровых технологий и обусловленных ими бизнес-процессов большую эксплуатационную готовность и производительность оборудования, меньшие эксплуатационные затраты имеют металлургические предприятия.

В металлургии наиболее показательны результаты в цифровизации, особенно в части освоения технологических инноваций и зеленых источников энергии. Для этих предприятий актуальна проблема последних лет, касающаяся значительного роста операционных затрат, существенная часть которых обусловлена их обслуживанием, что отражается негативно на стоимости и доходности конечной продукции. С учетом сохраняющегося высокого физического и морального износа применяемого оборудования предприятие сосредоточено на поддержании его в рабочем состоянии, меньше заботясь о минимизации временных и финансовых затрат на его сервис. Невзирая на принятые меры по наращиванию энергоэффективности, энергопотребление в отрасли остается значительным, в частности это касается процессов обогащения руды и выщелачивания.

АО «Алтыналмас» внедрена модель проекта «Цифровой рудник», охватывающая 6 уровней систем с разным функциональным наполнением, ведется работа по росту компетенций персонала для работы с системами автоматизации, формируется методическая база для создания Центра компетенции в горно-металлургическом комплексе. Внедряемый АО «НАК «Казатомпром» проект «Цифровой рудник» с помощью умных датчиков позволяет контролировать объемы и скорость добычи, следить за рациональным использованием оборудования, объединять исходные данные в объединенный справочный центр, минимизируя человеческий фактор и обеспечивая производственный онлайн-контроль.

В рамках проекта «Создание семи модельных цифровых фабрик», которым отведена роль платформ, демонстрирующих потенциал цифровых технологий к 2025 г., запланированы 40 проектов, из них уже внедрены 14. Внедренные на 7 месторождениях АО «НК «КазМунайГаз» технологии «Интеллектуального месторождения» позволяют оптимизировать расходы по энергопотреблению до 10%, стабилизировать степень добычи до 2%.

Совокупный эффект трансформации топливно-энергетического, промышленного и сельскохозяйственного сегментов достиг 92,4 млрд тенге. В топливно-энергетическом секторе ключевым проектом стал «Переход на увеличенный межремонтный период на нефтеперерабатывающих заводах», благодаря которому два завода освоили 3-летний межремонтный эксплуатационный период, позволивший нарастить среднегодовые объемы переработки на 300 тыс. тонн за счет уменьшения остановок и перерывов на капитальный ремонт.

За счет цифровизации агропромышленного комплекса, затронувшей 4 полигона и 9 экспериментальных подразделений, произведено разграниченное внесение семян, проведена агрохимическая оценка почвы с использованием электронных карт полей, открыты 15 агрометеостанций. Созданный агрометеосервис для 5 регионов с прогнозным трехдневным оцениванием по 10 метеоиндикаторам позволил уменьшить расходы фермеров на 20%. Благодаря электронным картам полей оцифровано 26 млн га сменных участков, или 100% от совокупного посевного участка, и 56,5 млн га пастбищных участков, или 78,5%. В рамках проекта по цифровизации земельных отношений, целью которого является онлайн-предоставление аграрных земель, создан Единый государственный кадастр, объединяющий Земельный кадастр, Регистр недвижимого имущества и территориальные геопорталы. В 2020 г. в пилотном режиме осуществлялась онлайн-выдача земельных участков в нескольких городах. Перспективный проект компании «Масло-Дел» по строительству маслоэкстракционного предприятия по обработке масличных культур в г. Петропавловске с созданием 130 рабочих мест, увеличением экспорта продукции в ближнее и дальнее зарубежье за счет повышения объемов производства и проект строительства автоматического рыбного хозяйства по технологии изолированного водообеспечения, реализуемого ТОО «Аква Фактория».

В целях трансформации транспорта и логистики реализован проект «Интеллектуальная транспортная система», предполагающий систематизацию сведений об автодорогах, транспорте, проезде по коммерческим автодорогам, пассажирах междугородных автобусов, регистрации билетов. Для автоматизации транспортных проверок установлены 12 автоматизированных измерительных средств на оплачиваемых сегментах, позволивших установить 82 сбоя в весовых нормах, получить 8,6 млн тенге штрафов. Элементом интеллектуальной транспортной системы стала система взимания платы, подготовки и подачи сведений о ситуации на дорогах, уже функционирующая на трех участках протяженностью 471 км с ежегодным сбором 3,4 млрд тенге и созданными 1689 новыми рабочими местами.

Инвестиционный проект компании Computer Vision Technologies предполагает внедрение компонентов системы взимания платы на автомобильных дорогах республиканской значимости протяженностью 11 тыс. км. Проект основан на применении казахстанской фото-, видеофиксации «Сергек» для адаптации аппаратно-программного комплекса под новые требования.

Касательно того, куда нацелена подавляющая доля финансов, заметим, что активизируются шаги по формированию большого количества новых инновационных субъектов и стартапов, выступающих посредниками распространения новых технологий. Важнейшее задание касается объединения и координирования организаций, содействующих стартапам и инновационным проектам для мобилизации предполагаемых инвесторов. К примеру, в Astana Hub разработаны правила для предоставления налоговых, трудовых и визовых привилегий, подготовлены программы продвижения стартапов. В совокупности технопарк задействовал 163 IT-компании, 700 стартапов, 17 R&D центров местных и иностранных IT-компаний (CISCO, NOKIA, Microsoft и др.).

Благодаря подписанным в 2019 г. с 25 международными организациями меморандумам по углублению инновационного бизнес-партнерства в местные стартап-проекты мобилизованы свыше 18 млрд тенге вложений, на текущий момент инновационная IT-экосистема страны пополнилась 32,4 млрд тенге инвестиций.

Поставлена задача – мобилизовать в экосистему Astana Hub местные объекты инновационной инфраструктуры, что должно ускорить реализацию инновационных проектов на стадии pre-seed в регионах для последующего подключения в проекты Astana Hub на республиканском уровне и совместной деятельности с иностранными партнерами.

Мобилизация венчурных вложений рассматривается важнейшей задачей. В технопарке IT-стартапов Astana Hub задействованы 17 научно-исследовательских лабораторий и иностранных IT-компаний. Разработаны свыше 90 стартапов и налажено 1000 рабочих мест. Благодаря вышеуказанным действиям мобилизованы инвестиции в стартапы на 18,8 млрд тенге.

В 2020 г. при участии национальных компаний и 2 технопарков планировалось привлечь порядка 15 млрд тенге инвестиций. Из республиканского бюджета за 2018–2019 годы израсходовано 35 млрд тенге. Экономический результат составил 803 млрд тенге. С учетом прилегающих отраслей организовано 120 тысяч рабочих мест, из них 78 тыс. – в 2019 г.

Подводя итог, отметим, что предприятия отдавали предпочтения проектам, реально ценным для бизнеса, сравнительно простым для внедрения и легко масштабируемым в последующем; использующим уже имеющуюся инфраструктуру и дополняющим ее возможности.

Информационные технологии используются предприятиями как в долгосрочном, так и в краткосрочном планировании при построении целевой IT-архитектуры, разработке методологии построения бизнес-процессов, определении областей, требующих автоматизации, изучении решений и опыта других предприятий в области цифровизации. Внедряются технологии, предполагающие сквозную автоматизацию и интегрирование в информационную систему производственно-управленческих процессов.

Одной из целевых установок использования цифровизации является увеличение операционной эффективности до 15% и выстраивание аналитики, позволяющей быстро находить причины отклонений и отслеживать, как происходит их устранение.

Наибольший результат от корректировок, вызванных цифровыми преобразованиями, предприятия получали, лишь когда результативное внедрение технологий сочеталось с переменами трудовых и производственных процессов. Наряду с достижением безопасности предприятия стремились к производственной результативности.

Можно выделить несколько важнейших аспектов цифровых преобразований субъектов: новое поколение работающих, образование цифровой снабженческой цепочки, корректировка правил управления операционной результативностью. За счет цифровых технологий расширяются возможности уже занятых работников и устраняются трудности, обусловленные недостатком квалифицированных специалистов. Новые технологии позволяют спрогнозировать остановку в работе техники, что усиливает безопасность и надежность ее применения. Визуализация аналитических данных дает возможность рассматривать ситуации в реальном временном режиме, расчет прозрачность процессов, закладывается база основа для оптимизации и ликвидации «узких мест», тормозящих рост результативности работы предприятия.

Факторы, сдерживающие цифровизацию предприятий. Несмотря на то, что технологии цифровизации осваиваются активно Казахстаном в последние нескольких лет, результат незначителен. В рейтинге, измеряющем степень формирования цифровой экономики, к примеру, Индекс цифровизации DiGiX 2020, Казахстан оказался только на 52-й позиции из 99 участников. В 2017 году в рейтинге Индекс развития информационно-коммуникационных технологий (ICT Development Index-IDI), созданном на основе трех субиндексов: ИКТ-доступ, ИКТ-использование, IT-навыки Казахстану отведена 52-я позиция из 176 участников. По данным Global Finance, в рейтинге наиболее технологически прогрессивных стран в 2019 Казахстану отведена 36-я позиция из 67 стран, что обусловлено улучшением качества технологичной инфраструктуры.

Для предприятий важно просчитать рискованность цифровых преобразований, обосновать эффективность реализуемых проектов, безопасность внедряемых инструментов.

Нельзя забывать, что цели цифровизации заключаются не только в непосредственном наращивании дохода, но и в предоставлении всей необходимой, правильно структурированной, оперативной, полной и достоверной информации всем основным заинтересованным участникам процесса [16, 17].

Препятствуют цифровизации отсутствие у предприятия конкретно обозначенной стратегии цифровых преобразований, содействия руководства и требуемых для персонала технических навыков, низкий производственно-технический уровень, недостаток компетентных кадров и отраслевых компетенций. Одними из самых значимых преград являются решение организационных вопросов, налаживание слаженной работы IT-служб и производственных подразделений. Поэтому предприятиям следует заранее создать в сотрудничестве со специалистами разных служб дорожную карту, по которой будут разрабатываться планы новых технологий и корректировка рабочих процессов, анализироваться итоги каждого этапа; обосновываться целесообразность инвестирования в персонал и корректировка производственных процессов.

Факторы, воздействующие на быстроту реализации цифровых технологий, подразделяются на внутренние возможности субъекта и заинтересованность.

Внутренние возможности предприятия:

- существование стратегического заключения и наличие реальных ресурсов его воплощения, что характеризуется навыками менеджмента и качеством управленческих процессов;

- компетенции персонала (не только IT-специалистов, но прочих специалистов), требуемые для цифровых преобразований, и эффективное распределение трудового ресурса с учетом умений и знаний.

Стимулы для внедрения цифровизации:

- уровень конкуренции в отрасли, мотивирующий менеджмент предприятий наращивать производительность труда;

- доступ к цифровым технологиям, доступность рынка, простота кредитования для вложений; понимание экономических выгод от цифровизации;

- возможность достижения гибкости входа и выхода из проектов с учетом рискованности вложений в новые технологии;

- гибкость трудового законодательства с позиции перераспределения ресурсов, наличие добавочных налоговых и регуляторных привилегий.

Государство, работая с указанными факторами, может управлять предприятиями, укрепляя их конкурентоспособность за счет цифровизации.

Внутрипроизводственные возможности и дополнительная заинтересованность в цифровизации открывают возможность поступательного движения к трансформации. Вместе с тем даже в ситуации с наличием требуемых ресурсов предприятия сталкиваются с внутренней сопротивляемостью, отсутствием стремления к корректировке бизнес-процессов, проблемами в объединении новых технологий с уже наработанными решениями. Многие руководители уверены, что цифровизация создаст добавочные рабочие места, а не уменьшит их число, они не видят расширение своих возможностей, которые дают новые технологии.

Технологический рывок достижим только в тандеме государства и бизнеса.

Малое и среднее предпринимательство значительно уступает крупнейшим предприятиям как по освоению цифровых технологий, так и с позиции простой автоматизации производственных процессов. Это обусловлено главным образом различием в доступе к финансовым средствам, отсутствием опыта внедрения передовых технологий и компетентных специалистов [18] (Aubakirova, Isataeva, Kuatova, 2020).

Потенциал цифровизации промышленных субъектов с позиции роста их конкурентоспособности реализован незначительно. Положительный вклад в технологическую модернизацию был обеспечен чаще всего относительно низкозатратными и типовыми решениями (облачные технологии, сервисы, информационные системы, автоматизированные системы планирования и управления внутрипроизводственными ресурсами).

Важнейшие проблемы, препятствующие цифровизации, состоят в недостаточности у предприятий необходимых для этого ресурсов: кадровых (дефицит специалистов требуемой квалификации) и финансовых (отсутствие необходимых средств, трудности с привлечением внешнего финансирования). Нельзя игнорировать тот факт, что у многих предприятий отсутствуют внутренние мотивации к освоению цифровых технологий, что характеризует недостатки в системе корпоративного управления.

Предприятия нуждаются во всесторонней поддержке: от информационного и аналитического оснащения, поощрения инновационной бизнес-инициативы, методологического и финансового содействия до вывода изделий как на локальный, так и на иностранный рынок.

В Республике Казахстан есть проекты, приспособленные под определенные технологические потребности конкретных предприятий. Они нуждаются в независимой экспертизе как на стадии инициации, так и на стадии осуществления проекта. Поэтому важный сдерживающий фактор – отсутствие системного, методического подхода и условий для установления уровня инновационности проектов, автономного внешнего анализа их технического качества, позволяющего определять степень его инновационной составляющей, организовать экспертное оценивание технологичности проектов.

Среднесрочные перспективы цифровизации. В среднесрочном периоде запланировано: повысить уровень производительности труда в экономике до уровня ведущих 30 стран мира; создать конкурентоспособные экспортные производства в наиважнейших отраслях; увеличить объем местной электронной торговли и уменьшить долю теневой экономики; для выхода крупнейших предприятий Казахстана на принципиально новый уровень осуществить их капитализацию. Набирающая темпы новая индустриальная политика Казахстана логически продолжит модернизационные процессы с акцентом на промышленной сфере и ее безопасности [19, 20] (Bell, 1999; Drobot, Gudovich, Makarov, Bakhmutskaya, 2019).

Технологические преобразования обрабатывающей промышленности являются приоритетными задачами в обозначенном периоде (табл. 3).

Таблица 3

Показатели предприятий обрабатывающей промышленности (в процентах)

Показатели
Факт
Прогноз по годам
2018
2019
2020
2021
2022
2023
2024
2025
Доля крупных и средних предприятий, применяющих цифровые технологии
-
3
5
7
11
15
19
23
Доля инновационно активных предприятий
15,8
17,0
18,3
19,5
20,7
21,9
23,2
25,6
Источник: Стратегический план развития Республики Казахстан до 2025 года. Утвержден Указом Президента Республики Казахстан от 15 февраля 2018 года № 636.

Предприятиям следует обратить внимание на такие ключевые трансформационные аспекты, как возникновение нового поколения работников, создание цифровой цепочки поставок и корректировка принципов управления их операционной результативностью [21, 22] (Zemtsov, Chernov, 2019; Mirolyubova, Karlina, Nikolaev, 2020). За счет обновленных цифровых технологий возрастают возможности работников и быстрее разрешаются проблемы недостатка компетентных специалистов. Благодаря прогнозным оценкам сбоев в функционировании техники усиливается безопасность и устойчивость промышленных активов. Выгодная визуализация накопленной аналитической базы повышает обоснованность принимаемых решений в регламенте реального времени. Процессы, охватывающие все сферы деятельности промышленного субъекта, становятся более прозрачными, создают основу роста эффективности и ликвидации «слабых мест», уменьшающих его общую результативность.

Роль цифровых технологий и цифрового взаимодействия с клиентами особенно возросла как в период распространения пандемии COVID-19, так и во время восстановления работы предприятий, ведь в период карантина возросла значимость цифровизации как для организации удаленной деятельности, так и расширения цифровых каналов в целях удовлетворения возросших клиентских заказов. Наряду с масштабными социально-экономическими изменениями кризис кардинально откорректировал деловую среду, ускорив цифровые преобразования. Для своевременного реагирования на кризисные явления и изменения в поведении клиентов, ускорения выхода на новые рынки или привлечения новых заказчиков предприятия должны формировать другие курсы за пределами ключевого бизнеса [2].

В будущем затраты на новые технологии возрастут с учетом того, что требуется создание ценности, обеспечение гибкости, кибербезопасности и устойчивости. Потребуется не просто модернизировать устаревшие системы, разрабатывать архитектуры микросервисов, обновлять инструменты для цифровизации своего бизнеса, но и создавать технологические комплексы для развития, к примеру, нового бизнеса, продвижения инфраструктуры [23, 24] (Rakhmetulina, Karipova, 2019; Shchepakin, 2020).

Активно продолжат внедрять новые технологии подразделения с уже имеющимся достаточно высоким уровнем базисной автоматизации и сектора, добившиеся высоких темпов роста и устойчивости финансового состояния в последние годы. Важнейшими индикаторами цифровых решений в обозримом будущем останутся предприятия горнодобывающей, металлургической, машиностроительной, нефтегазовой и химической промышленности.

В среднесрочном периоде для стимулирования освоения промышленных цифровых технологий будет совершенствоваться цифровая инфраструктура. В частности, планируется улучшить правовые условия и мониторинговое регулирование цифровых процессов; актуализировать действующие и разработать новые финансовые инструменты государственного стимулирования освоения промышленных технологий Индустрии 4.0; проработать задания по совершенствованию требований к инвестиционным проектам технологической модернизации по вводу компонентов Индустрии 4.0 касательно собственного материального содействия и уменьшения нормы финансирования.

Для цифровизации необходимы вложения, вследствие чего предприятиям следует сформулировать тактические и долгосрочные цели как краткосрочного, так и долгосрочного характера, сформировать дорожную карту и бизнес-кейс для увеличения требуемых цифровых знаний. В рамках пилотных проектов или внедрения решений на основе машинного обучения и искусственного интеллекта на небольшом процессном периметре, используя аналитику больших данных, предприятия должны апробировать технологию и рассчитать экономический эффект. Для решения обозначенных задач требуется привлечение зарубежной консультации поставщиков техники, IT-компаний и консультантов.

Касательно ввода цифровых проектов системообразующих субъектов горнодобывающей промышленности подчеркнем, что до 2025 года должны вывести на проектную мощность 18 проектов. К 2022 г. на 102 крупных и средних промышленных субъектах запланирован ввод цифровых технологий, среди которых проект «Модельные цифровые фабрики».

Перед предприятиями стоят задачи:

- четко согласовывать стратегии и операции с инновациями, создавать целенаправленные стратегии, включающие цифровые технологии, приведенные в соответствие с бизнес-моделью, процессами и организацией, стимулирующие заинтересованность персонала в цифровизации; предполагающие принципиальные изменения в создании нового продукта, управленческих приемах, внешнего коммуницирования; перед проведением цифровой трансформации необходима обстоятельная оценка размера потенциальных рисков;

- расширить сотрудничество за границами своей доли цепочки создания стоимости с целью извлечения дополнительной ценности (например, присоединение к новым рынкам и проектам с клиентами). Создавать новое партнерство и укреплять действующие партнерские отношения как основу для цифрового объединения, устойчивого контакта с местными органами, освоения новых эксплуатационных моделей, обладания активами в горнодобывающей и металлургической сферах;

- для создания эффективной цифровой стандартизации и регулирования определить перечень стандартов владения сведениями и исправления, способствующие взаимообмену сведениями между элементами цифровой экосистемы, поддерживая при этом сохранность требуемой степени конфиденциальности и защищенности;

- используя цифровые площадки для мониторинга и рокировки сведениями по снабжению, изготовлению, внешней среде и сотрудничестве с территориальными сообществами, повышать прозрачность и прослеживаемость. В обозримом будущем, несмотря на высокую неопределенность предстоящих событий, не вызывает сомнения, что роль цифровизации в бизнес-моделировании предприятий возрастет. Причем это затронет как внутрипроизводственный бизнес, так найдет отражение в освоении актуальных в будущем сфер деятельности;

- проблема недостатка компетентных IT-специалистов может быть решена посредством мобилизации зарубежных консультантов через аутсорсинг и (или) созданием специальных операторских пунктов в ведущих городах для управления удаленными активами. Облачный сервис и скоростные каналы предоставления сведений облегчают освоение технологий виртуальной и добавленной действительности, создают возможность внедрения симуляторов с эффектом погружения, что увеличивает скорость и сохраняемость обучения новейшим знаниям.

С учетом того, что цифровая трансформация проект долгосрочный, при выборе стратегии цифровизации субъектом следует использовать комплексный подход для ввода конкретного цифрового инструмента, подключать к проектам опытных участников и учитывать практику передовых стран. Учитывать следует рекомендации ОЭСР о создании последовательной для всех стран политики, затрагивающей сферу становления цифровой экономики с учетом сложившегося под воздействием новых технологий в ряде стран крена работающих в обрабатывающей промышленности в сферу сервиса [25, 26]. Оцифровка стартует с решений, дающих результат, который в будущем приблизит к более масштабной и действенной цифровизации с подключением бизнес-процессов, техники и работников. Только в указанной ситуации новые технологии окажутся предельно продуктивны [27–29] (Asanova, Khmeleva, 2019; Idrisov, 2015). Помимо сказанного, безусловно, принимая цифровые решения, требуются обоснованные заключения для кибербезопасности.

Заключение

Перемены, обусловленные цифровыми преобразованиями, значительны, и в большинстве случаев прогрессируют предприятия технологически и организационно уже готовые к ней, разработавшие стратегии развития с учетом целого ряда вопросов, таких, например, как минимизирование промышленных расходов, конкурентное обозначение посредством принятия цифровых решений, сумевшие развить собственные компетенции в области киберзащиты. Важно понимание того, что цифровизация не ограничивается освоением каких-либо самостоятельных итоговых решений или технологий, ее ключевой целевой ориентир – масштабный рост эффективности производства и бизнеса.

В целом руководство предприятий демонстрирует готовность финансировать технологии, нацеленные на рост операционной результативности, и обоснованные бюджетные затраты. Такой подход усилит признание решений, базирующихся на технологиях IIoT и аналитике большого массива данных. Однако не все предприятия подробно информированы о перспективах цифровых инструментов, их взаимосвязи со стратегической трансформацией их бизнеса, отсутствуют единые методические рекомендации по реализации стратегий цифровых преобразований с учетом отраслевой специфики и размера предприятия, включая корпоративные технологии, что сдерживает прогресс и ухудшает конкурентные позиции.

Для активизации цифровой модификации промышленности Казахстана только точечных мер, содействующих конкретным предприятиям или проектам, инструктивного принуждения предприятий недостаточно, поскольку это будет способствовать имитации желаемых изменений. Необходимы системные действия, обеспечивающие использование актуальных цифровых технологий: формирование благоприятного бизнес-климата, налоговых стимулов к повышению эффективности технологической модернизации и качественного корпоративного управления, наращиванию инвестиций в рост компетенций персонала.


Источники:

1. Государственная Программа «Цифровой Казахстан». Утверждена
постановлением Правительства Республики Казахстан от 12 декабря 2017 года № 827. [Электронный ресурс]. URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/P1700000827 (дата обращения: 13.06.2018).
2. Об утверждении Государственной программы индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2020 – 2025 годы. Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 декабря 2019 года № 1050. [Электронный ресурс]. URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/P1900001050 (дата обращения 05.03.2020).
3. О дальнейших мерах по стабилизации экономики. Указ Президента Республики Казахстан от 16 марта 2020 года № 287.
4. Negroponte N. Being Digital. NY: Knopf, 1995. 243 p.
5. Carlsson B. The Digital Economy: what is new and what is not? // Structural Change and Economic Dynamics. Volume 15, Issue 3. 2004. pp. 245-264.
6. Understanding the Digital Economy: Data, Tools, and Research. Edited by Erik Brynjolfsson and Brian Kahin. The MIT Press, Cambridge, Massachusetts, and London, England, 2000. 408 p.
7. Skilton M. Building the Digital Enterprise: A Guide to Constructing Monetization Models Using Digital Technologies. Springer, 2015. - 230 p.
8. Матковская Я.С. Цифровая экономика как экономика возможностей // Маркетинг и маркетинговые исследования. – 2020. – № 2. – С. 82–90.
9. Нейсбит Джон. Мегатренды. М. : АСТ, 2003.- 384 с.
10. Schwab K. (2016). The Fourth industrial revolution. World Economic Forum, 12. [Электронный ресурс]: https://www.weforum.org/about/the-fourth-industrial-revolution-by-klaus-schwab (дата обращения: 12.11.2019)
11. Goldfarb A., Greestein S.M., Tucker C.E. (eds.) (2015) Economic Analysis of Digital Economy. Chicago: University of Chicago Press.
12. Аубакирова Г.М. Трансформационные преобразования экономики Казахстана// Проблемы прогнозирования. - №1.- 2020. - С.155 - 163.
13. Об утверждении Концепции формирования перспективных национальных кластеров Республики Казахстан до 2020 года. Постановление Правительства Республики Казахстан от 11 октября 2013 года № 1092 http://adilet.zan.kz/rus/docs/P1300001092 (дата обращения 04.12.2019).
14. Колчинская Е.С., Лимонов Л.Э., Степанова Е.С. Являются ли кластеры эффективными для развития промышленных предприятий в странах с бывшей плановой экономикой?//Пространственная экономика. - 2019. - Т.15. - №4. - С.126-148. - doi: org/10.14530/se.2019.4.126-148.
15. UNIDO. Классификация отраслей обрабатывающей промышленности. https://stat.unido.org/content/focus/classification-of-manufacturing-sectors-by-technological-intensity (дата обращения: 26.10.2019).
16. Закон Республики Казахстан от 15 апреля 2013 года № 88-V «О государственных услугах» (с изменениями дополнениями по состоянию на 25.11.2019 г.). http://adilet.zan.kz/rus/docs/Z1300000088 (дата обращения: 03.10.2020).
17. Концепция повышения финансовой грамотности на 2020-2024 годы Постановление Правительства РК от 30 мая 2020 года № 338. http://adilet.zan.kz/rus/docs/P2000000338 (дата обращения 18.08.2020).
18. Аубакирова Г.М., Исатаева Ф.М., Куатова А.С Цифровизация промышленных предприятий Казахстана: потенциальные возможности и перспективы// Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 2251-2268. doi: 10.18334/vinec.10.4.111211
19. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. М.: Academia, 1999. 352 с.
20. Дробот Е.В., Гудович Г.К., Макаров И.Н., Бахмутская В.С. Экономическая безопасность России и Евразийского экономического союза условиях санкций. // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – С. 1671–1682. – doi: 10.18334/eo.9.3.41004.
21. Земцов С.П., Чернов А.В. Какие высокотехнологичные компании в России растут быстрее и почему//Журнал НЭА, №1(41). – 2019.- С.68 - 99.
22. Миролюбова Т. В., Карлина Т. В., Николаев Р. С. Цифровая экономика: проблемы идентификации и измерений в региональной экономике // Экономика региона. — 2020. — Т.16, вып.2. — С. 377-390.
23. Рахметулина Ж.Б., Карипова А.Т. Перспективы сотрудничества между Казахстаном и Китаем в процессе развития транспортного коридора Евразии // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 3. – С. 1615-1628. – doi: 10.18334/eo.9.3.40816.
24. Щепакин М.Б. Управление структурной модернизацией промышленности в региональной экономике в условиях ее инновационного развития // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 2. – С. 411-434. – doi: 10.18334/epp.10.2.41470.
25. Going Digital: Shaping Policies, Improving Lives / OECD, iLibruary, 2019. – 168 c. – ISBN: 978-92-64-31201-2.
26. OECD. (2017). OECD Employment Outlook 2017. Paris: OECD Publishing, 220. DOI: https://doi.org/10.1787/empl_ outlook-2017-en.
27. Асанова С.С., Хмелева Г.Н. Стратегии импортозамещающих промышленных производств и механизмы их реализации в условиях цифровизации // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 3. – С. 1891-1904. – doi: 10.18334/eo.9.3.40939
28. Digitization, digitalization and digital transformation: the differences / I-Scoop, 2018. – URL: https://www.i-scoop.eu/digitization-digitalization-digital-transformation-disruption/ (дата обращения: 23.01.2019).
29. Идрисов М.М. Программа индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2015-2019 гг. // Экономика, предпринимательство и право. – 2015. – Том 5. – № 4. – С. 253-272. – doi: 10.18334/epp.5.4.2111

Страница обновлена: 05.05.2021 в 15:44:49