Некоторые пути повышения эффективности сервисной функции региональных технопарков

Кушников Е.И.1
1 Югорский государственный университет

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Кушников Е.И. Некоторые пути повышения эффективности сервисной функции региональных технопарков // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 2055-2068. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111348.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44491703

Аннотация:
В работе рассматривается проблематика реализации инновационной политики в регионах. При этом за основу взяты регионы с невысокой конкуренцией и, соответственно, низкой плотностью инновационных проектов. Авторами выдвинута гипотеза о несоответствии сервисов региональных технопарков потребностям их резидентов. Не смотря на это выявленную проблематику, региональные особенности рассматриваются не только как отрицательные стороны, но и как возможности, например, для внедрения более продуктивных моделей реализации инновационных проектов, применение которых в регионах с высокой плотностью инновационных проектов невозможно. Так сложившиеся модели поддержки инновационной активности на местах требуют высоких затрат, что не оправдано при низкой плотности проектов. В связи с этим предлагается авторская модель персонифицированного управления инновационными проектами в масштабе региона, которая позволит сократить затраты на строительство слабо востребованных субъектов инфраструктуры без потери в функционале, а также повысить проектную реализуемость. При этом несомненно в данной модели есть и слабые места, которые станут предметом дальнейших исследований.

Ключевые слова: технопарк, инновационная инфраструктура, куратор проекта, персонифицированное управление, региональная инновационная система

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

Создание национальной инновационной системы в России обычно не датируется определенной датой, так как часть ее элементов, пусть и трансформируясь, досталась от прежних времен. Но говоря об инновационной инфраструктуре, новым веянием в девяностые годы прошлого века стало создание технопарков. Прошло уже тридцать лет, но технопарки, несмотря на спады и подъемы в своем развитии, до сих пор актуальны и активно работают. Это подтверждает и целевой вектор долгосрочного развития страны, заключающийся в переходе от сырьевой модели экономики к инновационной.

Исследования инновационной инфраструктуры РФ имеют длительную историю. При этом если раньше такие исследования территориально были привязаны к инновационно активным регионам, например Томской области [1] (Zinchenko, Manakova, 2005), то с территориальным распространением инновационной инфраструктуры, которая в отличие от вузовской науки не требует длительного периода зарождения на местах, география статей значительно расширилась. Поэтому в настоящее время ведется практика сужения тем исследований. Так, Яновская О.Р. и Булатов А.Б. [2] (Yanovskaya, Bulatov, 2018), рассматривая перспективы развития технопарков, отметили их положительное влияние на экономику региона и пришли к выводу, что технопарки и дальше будут нести функцию обеспечения конкурентоспособности государства в новых отраслях промышленности, что особенно актуально в период импортозамещения. Высокая роль технопарков в инновационном развитии регионов отмечена в работе Кузнецова С.В. и Смирновой Е.А. [3] (Kuznetsov, Smirnova, 2019), причем здесь доказана связь между увеличением количества резидентов и снижением риска уменьшения доли инновационной продукции и услуг. Павель Е.В. и Кудряшова Т.В., изучая университетские технопарки, пришли к выводу [4] (Pavel, Kudryashova, 2018), что они являются необходимыми элементами для формирования в регионе тройной спирали взаимодействия науки, бизнеса и власти. Наумовой Е.В. при исследовании возможностей совершенствования деятельности технопарков для развития инновационной среды [5] (Naumova, 2019) предложен способ активизации деятельности управляющих компаний технопарков путем организации конкурса проектов их деятельности, а также отмечена необходимость совершенствования институциональной модели формирования и развития технопарков в России. При этом основными причинами неэффективной деятельности технопарков, например в работе Зыряновой И.И. [6] (Zyryanova, 2017), закономерно отмечаются как внешние, так и внутренние факторы.

В данном ключе целью исследования становится проведение анализа востребованности сервисных услуг, предоставляемых региональными технопарками, с последующей формулировкой предложений по повышению эффективности их деятельности. И важным элементом исследования здесь является выявление проблематики через изучение удовлетворенности услугами технопарка его клиентов – инновационных компаний. Это определяет и научную новизну исследования, связанную с использованием клиентоориентированного подхода в государственных учреждениях (какими и являются в большинстве случаев региональные технопарки) и выходом на модель персонифицированного управления инновационными проектами в регионе.

Гипотеза исследования заключается в том, что восприятие роли технопарков в регионах деформировано как для органов власти, так и для потребителей услуг – инновационных компаний, что не позволяет технопаркам развиваться. Для подтверждения гипотезы в исследовании использованы метод анкетирования, аналитический метод, метод экспертных оценок, метод синтеза и первичного моделирования.

Проблематика

Развивая тему востребованности сервисов технопарков среди резидентов, необходимо отметить, что примерный перечень услуг для резидентов технопарка закреплен в ГОСТе Р 56425-2015 «Технопарки. Требования» [7]. Перечень включает 41 наименование. При этом на практике технопарками оказывается значительно меньшая доля услуг, а если говорить о востребованности со стороны резидентов, то и она чаще всего не совпадает с ГОСТом, а иногда и с тем, что предлагают технопарки.

Так, согласно исследованию К. Волконицкой [8] (Volkonitskaya, 2016), проведенному относительно 12 технопарков Москвы, высокая востребованность (более 50%) отмечается лишь в таких сервисах, как консалтинг, питание, выставки, почтовые услуги. Интересно, что данная тенденция отнюдь не является узкой проблемой центрального региона, а находит свое подтверждение и в регионах. Так, исследование было проведено на территории Тюменской области (с автономными округами) еще в 2013 году [9] (Kushnikov, 2014). Объектами исследования выступили три технопарка, созданные по инициативе регионов: ГБУ ТО «Западно-Сибирский Инновационный Центр» (г. Тюмень); АУ ХМАО – Югры «Технопарк высоких технологий» (г. Ханты-Мансийск); АУ ЯНАО «Окружной технологический парк «Ямал» (г. Новый Уренгой). Перечисленные технопарки оказывают услуги инновационным компаниям, перечень и объем которых утвержден региональным правительством (установлен государственным заданием). По результатам проведенного опроса, в ходе которого было опрошено 40% всех инновационных компаний – резидентов, выяснилось, что перечень предоставляемых услуг слабо отвечает их потребностям. Это связано и с количественной ограниченностью услуг, и непосредственно с их перечнем, то есть несоответствием потребностям. Но наибольший интерес в проведенном опросе вызвали мнения относительно тех услуг, которые не удовлетворяются в стенах технопарка. Большая часть данных услуг (например, маркетинговые исследования или привлечение инвестиций) и не должна реализовываться внутри технопарка по определению, так как технопарк является примером производственно-технологической инфраструктуры, а ожидания резидентов связаны с деформацией его роли как единственного оператора услуг для инновационных компаний в регионе.

В 2020 году данные рассмотренного исследования были актуализированы. При этом за прошедшие годы ямальский технопарк был ликвидирован, а югорский технопарк, изменив модели и подходы к работе, сократив число инновационных компаний со 147 в 2017 году до 53 в 2020 году, значительно изменил и перечень предоставляемых услуг. Так, по результатам анкетирования 14 инновационных компаний-резидентов АУ «Технопарк высоких технологий» (26% от общего числа), отобранных случайным образом, выяснилось, что наиболее востребованной услугой технопарка является отнюдь не аренда помещений (функция производственно-технологической инфраструктуры), а поиск бизнес-партнеров, организация выставочной деятельности (функции сбытовой инфраструктуры) и содействие в привлечении инвестиций (функция финансовой инфраструктуры).

Рисунок 1. Изменение востребованности некоторых услуг, предоставляемых технопарками, со стороны резидентов в сопоставлении 2013 и 2020 годов

Источник: составлено по результатам проведенных автором опросов.

Таким образом, можно сделать вывод, что в условиях высококонкурентной среды с развитой сетью различных институтов, обладающих специфическим функционалом, потребности в сервисах со стороны резидентов носят в большей степени будничный характер, обеспечивающий их возможностью удовлетворения базовых потребностей бизнеса. Но данная схема значительно деформируется в регионах, где в отсутствие (неразвитости) специфических институтов, например финансовой инфраструктуры, резиденты требуют выполнения ее функционала от технопарка – структуры, которая, по их мнению, на региональном уровне отвечает за все, что связано с инновациями.

По правде говоря, мнение региональных инноваторов – резидентов технопарков недалеко от истины, ведь основополагающим инструментом развития инновационных процессов, реализующим государственную политику на местах, является инновационная инфраструктура, в том числе технопарки. Это отмечается и научным сообществом (например, Ф. Кук в работе «Стратегии развития региональных инновационных систем», говоря о составляющих успешных моделей, выделяет «плотную инфраструктуру вспомогательных учреждений и организаций» [10] (Bondarenko, Dubovik, Gubarev, 2018)), и властью (например, в определении инновационной деятельности, которая в том числе должна быть направлена на «создание инновационной инфраструктуры и обеспечение ее деятельности» [11]).

Не ставя это под сомнение, необходимо задать вопрос: в каком виде эта инфраструктура должна быть сформирована и в каком формате должна функционировать?

В данном случае, анализируя опыт развития инновационных процессов, можно отметить:

1. Очевидно, что не существует универсальной модели, безупречно выполняющей сервисные функции для инноваторов в любом месте и время. Поэтому модели должны обладать заложенной в них адаптивностью или быть искусственно адаптированы к среде при внедрении.

2. Говоря о тенденциях в эволюции моделей развития инновационных процессов, можно с уверенностью отметить, что начиная с четвертого поколения (4G по Р. Росвеллу) [12] (Tebekina, Vereshchagin, 2015), сокращение затрат и экономия ресурсов стоят на первых местах в целеполагании процессов создания и внедрения новых моделей.

Поэтому результативность создания и функционирования инновационной инфраструктуры, в особенности в регионах, отдаленных от федерального центра, должна сопровождаться адаптационными мероприятиями и приносить экономический эффект. В реальных же условиях при планировании формирования инфраструктурного пояса данные критерии не учитываются, иначе как можно объяснить идентичность предлагаемого инфраструктурного функционала в центре и в регионах, а также процессов финансирования строительства/реконструкции/выкупа крупных комплексов (под технопарки, индустриальные парки, венчурные фонды и т.д.) в территориях, не обладающих плотностью инновационных проектов, сопоставимой с регионами-лидерами.

Реализация федеральных инициатив на местах строится на лучшем опыте, который свидетельствует о необходимости крупных капитальных вложений, которые и аргументируются перед властью или частными инвесторами именно опытом лидеров. Но регионы-лидеры в лице главных городов (Москва, Новосибирск, Казань и другие) отличаются от большей части регионов страны развитостью образования и науки (источник инновационных идей), высокой плотностью инновационных проектов (потребитель сервисных услуг), конкурентной средой, в которой востребованы инновационные продукты и решения (спрос на инновации), поэтому здесь современная модель формирования инновационной инфраструктуры эффективно функционирует, но при переносе в региональные условия – дает сбой (пример с венчурными фондами, технопарками, центрами трансфера технологий и т.д.).

Решения

Одним из решений в данной ситуации видится использование современных для России методов эффективного администрирования, таких как проектное управление и использование цифровых технологий, что впоследствии сможет привести к переходу к виртуальной инфраструктуре с бесшовными формами поддержки.

Так, на примере Томской области [13] (Kushnikov, 2014) была доказана связь между созданием инновационной инфраструктуры и ростом числа инновационных компаний с временным лагом примерно в год. Но при более глубоком анализе можно сделать вывод, что связь строится не между появлением зданий и сооружений, а благодаря новым и (или) востребованным формам поддержки инновационного бизнеса, возможность воспользоваться которыми отсутствовала ранее, а также повышающейся роли институтов, стимулирующих их инновационное поведение [14] (Islamutdinov, 2017). Поэтому в основе такой модели лежит мысль, что инноваторам не столько нужна инновационная инфраструктура, сколько реализуемые ею функции. Так, среди множества сервисных функций, заложенных в элементы инновационной инфраструктуры (табл. 1), лишь несколько действительно востребованы инноваторами. Так, инноватор идет в индустриальный парк не потому, что он создан для инноваторов, а потому, что там дешевле, чем в среднем по рынку арендовать производственные помещения. Эти сниженные ставки обеспечиваются государством (через строительство подконтрольных комплексов и (или) грантовую поддержку), а значит, государство может обеспечивать данные льготы (иначе их и не назвать) инноваторам и при аренде производственных помещений в любых иных помещениях путем возмещения разницы между рыночной ценой и размером арендной платы для инноваторов. Такое «сожительство» пойдет только на пользу бизнесу, так как появится возможность создания партнерских кооперационных связей и привлечения клиентов, а также может послужить стимулом к развитию для неинновационных бизнесов. Финансирование данного решения возможно за счет перераспределения средств, направленных на создание инновационной инфраструктуры и поддержку процессов обеспечения ее деятельности (на примере Югры это могли бы быть, например, 1157,2 млн рублей в 2017 году и более 88 млн рублей ежегодно [15]).

Таблица 1

Функционал инновационной инфраструктуры

Наименование составляющей инфраструктуры
Пример субъекта
Основная сервисная услуга
Производственно-технологическая
Технопарки, индустриальные парки
Аренда помещений
Финансовая
Фонды, частные инвесторы
Финансовые вложения
Кадровая
Вузы, образовательные организации
Обеспечение кадрами, переподготовка
Экспертно-консалтинговая
Юридические фирмы, патентные бюро, экспертные советы
Консультирование, защита интеллектуальной собственности, экспертиза проекта
Информационная
Аналитические центры
Анализ рынка
Сбытовая
Посреднические фирмы, выставочные центры
Выход на покупателя, обеспечение сделки, продажа
Источник: составлено автором с использованием [16] (Shepelev, 2005).

Следующая часть предложения связана с внедрением проектного управления в масштабе региона. В данном случае речь идет о том, что каждый реализуемый на территории региона инновационный проект, претендующий на поддержку государства, должен курироваться. Под куратором здесь и далее должно пониматься физическое или юридическое лицо, наделенное полномочиями участия в реализации инновационных проектов в регионе. Роль куратора в масштабах региона должна трансформироваться в связующее звено между инфраструктурой поддержки (либо иными учреждениями и организациями, обладающими таким функционалом), он должен обладать достаточным уровнем прав, чтобы воздействовать на обе стороны, а также интересом к реализации курируемой проектной инициативы. Инновационная инфраструктура современности должна строиться именно на таких кадрах. Схожая ситуация описана в работе [17] (Roxas, Piroli, Sorrentino, 2011) на примере трансфера технологий, где в ходе опроса посредников выяснилось, что они могут усилить свое влияние на результат проекта и улучшить свои показатели за счет индивидуального подхода к технологии и долгосрочных отношений с клиентами. По сути, такая модель сейчас заложена в акселераторах и менторстве, которые в большей степени не связаны с государственными структурами и не могут обеспечить выход на предоставление широкого перечня государственных услуг (достаточно подробно для Югры рассмотрены в [18] (Ptitsyna, 2019)), которые предоставляются компаниям безвозмездно и позволяют значительно экономить средства на ранних этапах реализации проектов. Примеры такой экономии раннее уже рассматривались, например при проведении аналитического обзора инновационных процессов в Югре в 2019 году [19] (Kushnikov, 2019).

При этом сам по себе сервисный функционал, востребованный инновационными компаниями, может быть разнесен и реализуем на базе иных институтов поддержки, в том числе созданных для неинновационного бизнеса (рис. 2).

Рисунок 2. Схема персонифицированного управления инновационными проектами

Источник: разработано автором в ходе исследования.

В научной литературе также существует мнение, что излишнее вмешательство в науку может привести к обратному эффекту, когда управляемая научная среда перестанет «плодоносить» идеи и разработки, так как творческие люди погрязнут в бюрократии. С этим нельзя не согласиться, но необходимо четко разделять науку и инновационный бизнес, который в силу высокой конкуренции на рынке, сжимаемости производственных и жизненных циклов во времени и других современных тенденций должен именно «управляться». Важнейшим элементом развития такого взаимодействия станет опережающее планирование развития проекта, которое, с одной стороны, будет отражать основные вехи реализации инновационного проекта, а с другой – ориентиры для куратора, в задачи которого будет входить и заблаговременное согласование и своевременное обеспечение инноватора необходимыми сервисами / доступом к ним / государственной поддержкой, обеспечивая тем самым бесшовную поддержку инновационного бизнеса (рис. 3). Это позволит сделать инновационный бизнес более прозрачным для государства, предсказуемым и контролируемым. А также, если говорить об инфраструктуре, финансируемой из бюджетных средств, то проектное управление позволит в разы увеличить результативность проектов.

Рисунок 3. Взаимодействие ключевых субъектов инновационной системы

Источник: разработано автором в ходе исследования.

Такую модель поддержки предлагается назвать моделью персонифицированного управления инновационными проектами. Конечно, еще внедрение потребует детальной проработки, а типовое проектное управление в таком ключе должно быть усовершенствовано, в том числе в части управленческих взаимодействий для успешного внедрения технологий проектного управления [20] (Groshev, Pelikhov, Zvyagintseva, 2017).

Заключение

Важным гарантом реализации предлагаемой модели и обеспечения эффективности ее реализации должны стать развитые институты региональной экономической системы (причем как формальные, так и неформальные). Наличие работ по данной тематике, описывающих как влияние институтов на развитие инновационной среды в целом, так и на поведение экономических агентов в частности, свидетельствует об актуальности темы для дальнейших исследований. Одним из тонких моментов, требующих рассмотрения, станет поиск институтов, которые смогут регулировать расхождение современного состояния среды с предлагаемым модельным решением, начиная с формирования кооперационных связей и заканчивая нерешаемыми на современном этапе развития экономики задачами, связанными, например, с неповоротливостью бюджетного финансирования при перераспределении средств или «сгорании» их в случае неиспользования в конце текущего года. При этом куратор проекта должен выступать гарантом реализации не столько проекта, сколько взаимодействия ключевых субъектов инновационной системы, каждый из которых по факту отдает большую часть собственных ресурсов для достижения субъективных целей (власть – реализация политики, инфраструктура – развитие среды, бизнес – потенциал рынка), что в целом не совпадает с общим вектором необходимости активизации инновационных процессов на местах и повышения их результативности.


Источники:

1. Зинченко В.И., Манакова Н.И. Коммерциализация научных разработок. Томск : Изд-во НТЛ, 2005. – 484 с.
2. Яновская О.Р., Булатов А.Б. Перспективы развития технопарков в России // Азимут научных исследований: экономика и управление, 2018. – Т.7. – № 4 (25). – С. 361-364.
3. Кузнецов С.В., Смирнова Е.А. Роль инновационных парков в инновационном развитии региона // Инновации, 2019. – № 5 (247) – С.19-27.
4. Павель Е.В., Кудряшова Т.В. Роль технопарковых структур университета в инновационном развитии региона [Электронный ресурс] // Вестник института экономики и управления НовГУ, 2018. – № 4 (29). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-tehnoparkovyh-struktur-universiteta-v-innovatsionnom-razvitii-regiona (дата обращения: 01.11.2020).
5. Наумова Е.В. Возможности совершенствования деятельности технопарков для развития инновационной среды, усиления координации и взаимодействий компаний-резидентов, повышения эффективности их работы // Инновации и инвестиции, 2019. – № 12 – С. 8-13.
6. Зырянова И.И. Механизмы повышения эффективности деятельности технопарков // Менеджмент социальных и экономических систем, 2017. – №4. – С. 38-46.
7. ГОСТ Р 56425-2015 «Технопарки. Требования» Утвержден и введен в действие Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 10 июня 2015 г. № 614-ст.
8. Волконицкая К. Модели функционирования технопарков Москвы [Электронный ресурс] // Высшая школа экономики, 2016. URL: https://www.hse.ru/data/2016/04/19/1129408145/Volkonitskaia_04.04.2016.pdf (дата обращения: 30.03.2019).
9. Кушников Е.И. Востребованность услуг технопарков Тюменской области // Мезоэкономика: взгляд молодёжи. – 2014. – № 2. URL: www.es.rae.ru/mesoeco/220-944 (дата обращения: 01.11.2020).
10. Бондаренко Н.Е., Дубовик М.В., Губарев Р.В. «Тройная спираль» как снова создания инновационных систем // Вестник Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, 2018. - №2(98). – С.3-15.
11. Федеральный закон от 23.08.1996 № 127-ФЗ (ред. от 21.07.2011 N 254-ФЗ) «О науке и государственной научно-технической политике».
12. Тебекина А.А., Верещагин К.В. Модели инновационного процесса: эволюция развития // Успехи в химии и химической технологии, 2015. – Т.XXIX - № 5. – С.79-81.
13. Кушников Е.И. Анализ влияния инновационной инфраструктуры на развитие инновационных процессов на примере Томской области // Траектории реформирования российской экономики: материалы Международного экономического симпозиума, посвященного 50-летию экономического факультета ТГУ. Томск, 16-22 октября 2013 года. – Томск: Издательский дом ТГУ, 2014. – Т.1 – С.305-309.
14. Islamutdinov V.F. Efficiency assessment and development forecast of the institutions stimulating the innovative behavior of economic entities in a resource-extraction region. Journal of applied economic sciences. 2017. 3(49). 12. P. 808-819.
15. Подпрограмма IV «Формирование благоприятной инвестиционной среды и стимулирование инноваций» / Постановление Правительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 09.10.2013 № 419-П «О государственной программе Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Социально-экономическое развитие, инвестиции и инновации Ханты-Мансийского автономного округа – Югры на 2016-2020 годы».
16. Шепелев Г.В. Проблемы развития инновационной инфраструктуры [Электронный ресурс] // Научная электронная библиотека КиберЛенинка. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-razvitiya-innovatsionnoy-infrastruktury-1 (дата обращения: 29.02.2019).
17. Roxas S.A., Piroli G., Sorrentino M. Efficiency and evaluation analysis of a network of Technology Transfer brokers. Technology Analysis & Strategic Managemen. 2011. 23. P. 7-24. doi: 10.1080/09537325.2011.537085
18. Птицына Д.Д. Виды государственной поддержки предпринимательства на примере Ханты-Мансийского автономного округа - Югры [Электронный ресурс] // Управление экономическими системами, 2019. – №6. URL: http://uecs.ru/index.php?option=com_flexicontent&view=items&id=5592 (дата обращения: 03.11.2020).
19. Кушников Е.И. Инновационные процессы в Югре в условиях цифровизации : аналитический обзор [Электронный ресурс]. Ханты-Мансийск: Югорский государственный университет, 2019. 87 с. URL: https://www.ugrasu.ru/ekspertno-analiticheskie-doklady.php?clear_cache=Y (дата обращения: 28.09.2020).
20. Грошев А.Р., Пелихов Н.В., Звягинцева О.П. Проектное управление в университете: шаг за шагом [Электронный ресурс]. // Интеллектуальные ресурсы – региональному развитию, 2017. – №2 – С.142-162. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=32367707 (дата обращения: 07.11.2020).

Страница обновлена: 14.03.2021 в 15:02:22