Возможности и границы применения цифровых технологий в современном обществе

Попов Е.В.1, Семячков К.А.2
1 Уральский институт управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
2 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук Уральский институт управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации,

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Попов Е.В., Семячков К.А. Возможности и границы применения цифровых технологий в современном обществе // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.10.4.110888.

Аннотация:
Цель настоящего исследования заключается в определении возможностей и границ применения новых цифровых коммуникационных технологий в современном обществе. Метод исследования – системный логический анализ библиографических источников на основе ранее полученных результатов. Методологической основой исследования является алгоритм, включающий следующие этапы: выявление особенностей новых цифровых коммуникационных технологий, определение их возможностей, оценка границ их применения, демонстрация применимости цифровых технологий для моделирования умных городов, обсуждение перспектив развития цифровых коммуникационных технологий. В результате проведенного исследования выделены особенности применения новых цифровых коммуникационных технологий, определены возможности применения цифровых технологий в экономике и обществе. В работе систематизированы ограничения применения новых цифровых коммуникационных технологий. Показано, что эволюция социо-технологических драйверов развития цифровой экономики при формировании умных городов состоит их трех этапов: обработка данных; применение технологий; развитие приложений. Научная новизна полученных результатов заключается в систематизации возможностей и границ применения новых цифровых коммуникационных технологий в современном обществе.

Ключевые слова: цифровое общество, возможности, ограничения, приоритеты развития, умные города

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

Стремительное развитие новых цифровых коммуникационных технологий значительным образом изменяет ландшафт отношений в современном обществе. Различные платформенные взаимодействия и социальные сети ускоряют обмен информацией, с одной стороны. А с другой стороны, формируют определенную инфраструктуру отношений между людьми. Как и появление любых других инноваций, внедрение цифровых коммуникационных технологий имеет свои достоинства и недостатки.

В мировой и отечественной экономической литературе накоплен значительный арсенал изучения последствий внедрения новых цифровых коммуникационных технологий. Вместе с тем исследований, систематизирующих возможности и границы применения подобных технологий, мало и недостаточно для формирования четкого представления о перспективах развития цифрового общества. Отсюда ­– целью настоящего исследования является определение возможностей и границ применения новых цифровых коммуникационных технологий в современном обществе. Особенности новых цифровых коммуникационных технологий проявляются, прежде всего, на макроэкономическом уровне. Мировая экономика переживает цифровую трансформацию, последствия которой ощущаются в развивающихся странах. Это связано с тем, что основные фирмы, генерирующие цифровые технологии, по-прежнему сосредоточены в странах с развитой экономикой. Эти процессы свидетельствуют о появлении нового источника глобального экономического неравенства и расширении технологического разрыва. Поэтому в развивающихся странах наблюдается рост интервенционистской цифровой политики для достижения экономических целей и поддержки технологического догоняющего развития. При определенных условиях более интервенционистские подходы могут иметь жизненно важное значение для противодействия структурным вызовам. Проблемы включают в себя мощь цифровых платформ и ограниченную способность использовать цифровизацию для всего населения [1] (Koshevenko, 2018).

В этом случае можно говорить о платформенном капитализме «как экономической системе, в которой экономические агенты осуществляют владение и распоряжение собственностью на основе платформ, перенося процесс организации производства на исполнителя, дистанцируясь от непосредственного участия в процессе производства и получая ренту от накопленных платформой информационных данных и коммуникационных решений» [2] (Stepnov, Kovalchuk, 2018).

Подобные процессы стимулируют интернационализацию бизнеса. В нынешней глобализированной экономике нематериальное управление становится более важным, чем раньше, для получения конкурентных преимуществ в деловом мире. Интернационализация становится выходом из сложной экономической ситуации, в которой малые компании вынуждены преодолевать значительные проблемы на местном рынке [3] (Palant, 2018). Данная деятельность возможна лишь в условиях применения современных цифровых коммуникационных технологий.

Сетевые трансакции привлекательны как система экономического обмена, поскольку они обеспечивают участникам сети большую защиту от оппортунизма и обменных рисков по сравнению с более анонимными рыночными сделками. В то же время сети ограничивают возможности использования эффектов масштаба и других свойств рынков, повышающих эффективность экономической деятельности. В этом случае важно доверие для продвижения сделок между незнакомыми людьми на анонимном рынке. С помощью социальной эволюционной модели можно показать, что отношения взаимного доверия являются основой для выживания на рынке, даже когда существует явная опасность оппортунизма контрагентов и традиционные механизмы повторений и явных контрактов исключены [4] (Reiersen, 2019).

При взаимодействиях компаний в бизнес-сетях происходит формирование и развитие социального капитала [5] (Andersson, Wickstrom, 2017). Во многом на этом фоне происходит формирование долевой экономики, или иначе – экономики совместного создания услуг. Применительно к различным фазам предоставления услуг конкретные формы совместного творчества, такие как создание идей, совместная оценка, совместное проектирование, совместное тестирование и совместный запуск, могут быть классифицированы как генерирующее совместное творчество, в то время как конкретные формы творчества, связанные с совместным производством и совместным потреблением, могут быть признаны как оперативная творческая деятельность. Поставщики услуг и клиенты вовлечены в общий процесс и участвуют в совместном создании услуг, достигая при этом полезных и продуктивных результатов [6] (Kulikova, 2019).

Каковы же особенности применения новых цифровых коммуникационных технологий в различных отраслях хозяйства?

Например, железнодорожный транспорт обладает значительным потенциалом развития и дальнейшее его увеличение будет достигаться не за счет расширения железнодорожной сети, а за счет модернизации и инновационного развития, в том числе за счет применения новых коммуникационных информационных технологий [4] (Reiersen, 2019). В строительстве контроль экономических, социальных и экологических аспектов, связанных со строительством здания, осуществляется на основе цифровой технологии BIM (Building Information Modeling). Данная технология берет на себя роль решающей основы для строительного процесса, поскольку она позволяет собрать технические характеристики простых компонентов и функциональных узлов и в то же время сравнить их с требованиями к производительности строительных изделий и всей системы, составляющей здание [8] (Zanchetta, Borin, Cecchini, Xausa, 2017).

Аналогично, внедрение цифровой технологии блокчейна способно решить проблемы, связанные с договорным измерением страхования рисков стихийных бедствий, которое можно интерпретировать как своего рода смарт-контракт. Технология блокчейна является основой для формирования количественной концепции оптимизации влияния страховых рисков катастроф на устойчивость сообщества: фактически это обеспечивает ключевую синергию для определения предаварийных условий в страховом деле [9] (Pagano, Romagnoli, Vannucci, 2019).

Следует отметить, что культурные традиции оказывают свое влияния на формирование социальных сетей. Так, конфуцианские общества образуют социальные сети (сети Гуаньси), в рамках которых люди рождаются и непрерывно развивают свою социальную деятельность. Затем они влияют на экономическое поведение и деловую практику на рабочем месте. Отсюда социальные сети влияют на внедрение устойчивого управления цепочками поставок. Сети Гуаньси увеличивают поток капитала цепочки поставок и генерируют доверие между игроками, тем самым расширяя возможности для внедрения передовых цифровых коммуникационных технологий [10] (Lu, Potter, Rodrigues, Walker, 2018).

Также социально-экономическая эффективность налогового консалтинга как единство его экономических показателей и социально-экономических эффектов тесно взаимосвязана с инновационностью, основанной на внедрении цифровых коммуникационных технологий. Инновации как определенные изменения в продукте, предоставлении услуг, консалтинге и рыночной деятельности являются фактором эффективности, а возможности их реализации зависят от экономических результатов предпринимательской деятельности при оказании правовой помощи по налогообложению и качества управления инновационной деятельностью [11] (Marchenko, Maryniv, Yarmak, 2018).

К особенностям применения новых цифровых коммуникационных технологий следует отнести и появление криптовалюты как инструмента вненациональных цифровых расчетов. Например, есть возможность интеграции единой цифровой валюты для стран БРИКС как единого эквивалента для всех платежей в виде криптовалюты для расчетов и увеличения объема торгового обмена на международных площадках. Это позволит странам БРИКС стать регуляторными лидерами в сфере цифровых активов. Можно определить право цифровой собственности в виде криптовалюты как ресурса, хранящегося в устройстве или электронной системе, позволяющей конечному пользователю совершать операции с использованием виртуальной валюты и деноминированной в другой платежной единице, в отличие от валют, выпущенных суверенными государствами [12] (Dulatova, Razak, 2020).

Однако криптовалюта, безналичные переводы через платежные интернет-платформы, посылки, не облагаемые налогом на таможне, а также применение других цифровых технологий приводят к появлению цифровой теневой экономики [13] (Gaspareniene, Remeikiene, Ginevicius, Schieg, 2018).

Таким образом, особенностями новых цифровых коммуникационных технологий являются как учет культурных традиций и доверия между пользователями данных технологий, так и целесообразное внедрение новых инструментов коммуникаций между людьми. Отсюда возникает проблема определения возможностей и границ применения новых цифровых коммуникационных технологий в обществе.

Процедура исследования

Объектом настоящего исследования явились новые цифровые коммуникационные технологии. Предмет исследования – экономические отношения в обществе по применению данных технологий. В качестве информационной базы выступили результаты опубликованных научных исследований в 2015–2020 гг. и индексированные в мировой базе данных Web of Science Core Collection. Метод исследования – системный логический анализ.

Алгоритм настоящего исследования включил в себя следующие этапы: выявление особенностей новых цифровых коммуникационных технологий, определение их возможностей, оценка границ их применения, демонстрация применимости цифровых технологий для моделирования умных городов, обсуждение перспектив развития цифровых коммуникационных технологий.

Возможности и границы применения цифровых технологий

Полученные в результате настоящего исследования результаты представлены в таблице 1.

Таблица 1

Возможности и границы применения цифровых коммуникационных технологий

Цифровая технология
Возможности применения
Границы
применения
Цифровые платформы в целом [14] (Gavrilenko, Markeeva, 2020)
Монополизация рынков; колонизация социального пространства;
ограничение деятельности неплатформенных организаций
Разрушение институтов взаимности между бизнесом и населением, между бизнесом и государством
Цифровые платформы для коммуникаций [15] (Adornes, Muniz, 2019)
Развитие продвинутых коммуникаций и игромании (геймификация)
Необходимость обеспечения личностных ценностей: взаимность, альтруизм, эмпатия
Цифровые платформы для транспорта [16] (Frost 2020)
Расширение возможностей владельцев транспортных средств
Необходимость использования локальных социальных сетей
Прямоточные цифровые технологии для минерально-сырьевого сектора [17] (Kupryushin, Lugovskoy, 2019)
Разведка, проектирование, разработка и использование полезных ископаемых
Угроза кибербезопасности, тормозящая развитие технологий
Онлайн-платформы долевой экономики [18] (Querbes, 2018)
Улучшение репутации (использование отзывов пользователей)
Обратная зависимость между свободой принятий решений пользователями и эффективностью платформ
Цифровые платформы для искусства [19] (Chidini, 2019)
Создание систем художественного производства, свободных от ограничений галерейного и музейного пространства
Нарушение институциональных канонов мира искусства
Источник: составлено авторами.

Представленные в таблице 1 результаты демонстрируют широкие возможности применения новых цифровых коммуникационных технологий в обществе: для монополизации рынков, колонизации социального пространства, ограничения деятельности традиционных (неплатформенных) организаций, развитие продвинутых коммуникаций и игромании, расширение возможностей потребителей и улучшение репутации, а также создание систем творчества, свободных от традиционных подходов.

С другой стороны, в таблице 1 систематизированы ограничения применения новых цифровых коммуникационных технологий в обществе. К ним можно отнести: разрушение институтов взаимности между бизнесом и населением, между бизнесом и государством; необходимость обеспечения личностных ценностей (взаимность, альтруизм, эмпатия); необходимость использования локальных социальных сетей; угрозу кибербезопасности, тормозящую развитие технологий; нарушение институциональных канонов традиционной (внецифровой) деятельности.

Однако несмотря на данные ограничения, новые цифровые коммуникационные технологии обеспечивают поступательное инновационное развитие общества. Рассмотрим возможное применение цифровых технологий применительно к развитию умных городов.

Применение новых цифровых технологий в умных городах

На примере развития умных городов наиболее выпукло может быть представлено применение новых цифровых коммуникационных технологий [20] (Popov, Semyachkov, 2020), которые имеют и свои возможности, и свои ограничения. Но границы применения новых цифровых коммуникационных технологий в этом случае учитываются разработчиками при формировании умных городов и позволяют развивать передовые технологии для улучшения повседневной жизни граждан.

Отметим, что к цифровым технологиям здесь мы относим обработку больших данных, облачные технологии, применение цифровых платформ, технологии блокчейна и развитие приложений цифровых технологий в виде краудсорсинга, долевой экономики, «Интернета вещей» и др. Все указанные позиции можно обозначить как социотехнологические драйверы развития цифровой экономики, поскольку внедрение данных цифровых технологий приводит к формированию соответствующих социальных инфраструктур [21] (Popov, Semyachkov, Fayruzova, 2019).

Внедрение социотехнологических драйверов развития цифровой экономики может происходить от общего к частному: прежде всего, это обработка данных, затем – применение различных технологий, и далее –развитие социотехнологических приложений. Таким образом, эволюция социотехнологических драйверов развития цифровой экономики при формировании умных городов состоит их трех этапов: 1) обработка данных – процедура больших данных; 2) применение технологий – облачных технологий, цифровых платформ, блокчейна; 3) развитие приложений – краудсорсинг, долевая экономика, «Интернет вещей» и др.

В таблице 2 представлено экономическое содержание этапов эволюции социотехнологических драйверов развития умных городов, структурированное по различных сферам деятельности.

Отметим, что научная новизна систематизации этапов эволюции социотехнологических драйверов развития цифровой экономики при формировании умных городов заключается в развитии методологии институционально-эволюционного моделирования экономических систем. Приращение знаний полученного результата состоит в формировании иерархии структур развития умных городов.

Таблица 2

Этапы эволюции социотехнологических драйверов умных городов

Драйверы развития
Сферы развития
Социальная
Производственная
Экономическая
Культурная
Обработка данных
Большие данные
Решение социальных проблем на основе больших данных
Сочетание технологий и человеческих способностей
Формирование цифровой экосистемы
Расширение информационного пространства культуры
Применение технологий
Облачные технологии
Обеспечение цифровой безопасности населения
Развитие связанных отраслей на основе облачных технологий
Моделирование пространственного развития
Создание инфраструктуры хранилищ для исследования и преподавания
Цифровые платформы
Формирование полей социальных медиа
Создание цифровых платформ для рабочих мест будущего
Развитие экономических зон и кластеров
Улучшение морального климата в культурной среде
Блокчейн
Спецификация правил пользования информационными ресурсами
Формирование строгого учета децентрализованных ресурсов
Пространственная распределенность учитываемых ресурсов
Доступность информации для пользователей
Развитие приложений
Краудсорсинг
Ускоренное развитие передовых социальных проектов
Мобилизация рабочей силы для конкуренции фирмам
Формирование инвестиций (краудфандинг)
Развитие нематериальных выгод от культурных проектов
Долевая экономика
Предоставление социальных услуг
Предоставление ресурсов и технологий
Проникновение во все сферы традиционной экономики
Формирование виртуальных культурных проектов
«Интернет вещей»
Формирование дистанционного образования на основе «Интернета вещей»



Источник: [22–32] (Veselovsky, Pogodina, Ilyukhina, Sigunova, Kuzovleva, 2018; Komarnitskaya, 2020; Scuotto, Giudice, Garayannis, 2017; Routsalainen, Heinonen, 2015; Khitskov, Veretekhina, Medvedeva, Mnatsakanyan, Shmakova, Kotenev, 2017; Romanova, 2018; Zaytseva, Kropivka, 2020; Burchakova, Danilin, 2019; Smirnov, 2020; Beliz, Basco, Azevedo, 2019; Gareev, 2018)

Следует отметить, что ряд городов достигли высоких этапов эволюции социотехнологических драйверов развития цифрового общества. Так, в Копенгагене существует открытая городская база обмена данными, успешно действуют датчики загрязнения воздуха и оценки пробок на дорогах (I этап – процедура больших данных). В Екатеринбурге активно действует портал государственных услуг, введен электронный документооборот и существуют сервисы информирования граждан; в Сингапуре в процессе регулирования автомобильных заторов задействованы светофоры и датчики плотности потоков движения (II этап – применение технологий). III этап – развитие приложений – реализован в ряде городов. В Лондоне действует цифровая система платежей за перегруженность транспортом, а также смарт-управление автобусами. В Барселоне действуют умные парковки, на основе цифровых технологий осуществляются управление уличным освещением и мониторинг качества воздуха и уровня шума. В Москве существуют единая медицинская система и сплошное покрытие сетями Wi-Fi, а также используются активные транспортные карты.

Конечно, в реальной действительности этапы эволюции социотехнологических драйверов развития цифровой экономики определяются решением конкретных социально-экономических задач и обусловлены потребностями развития того или иного города. Однако внедрение социотехнологических драйверов развития цифровой экономики может опираться на принципы и идеи экономического моделирования.

Таким образом, несмотря на возможности и ограничения, современные цифровые коммуникационные технологии обеспечивают развитие современного общества.

Заключение

В настоящем исследовании с целью определения возможностей и границ применения новых цифровых коммуникационных технологий в современном обществе получены следующие результаты.

Во-первых, выделены особенности применения новых цифровых коммуникационных технологий, к которым отнесены как учет культурных традиций и доверия между пользователями данных технологий, так и целесообразное внедрение новых инструментов коммуникаций между людьми.

Во-вторых, определены широкие возможности применения новых цифровых коммуникационных технологий в обществе: для монополизации рынков, колонизации социального пространства, ограничения деятельности традиционных (неплатформенных) организаций, развитие продвинутых коммуникаций и игромании, расширение возможностей потребителей и улучшение репутации, а также создание систем творчества, свободных от традиционных подходов.

В-третьих, систематизированы ограничения применения новых цифровых коммуникационных технологий в обществе. К ним можно отнести: разрушение институтов взаимности между бизнесом и населением, между бизнесом и государством; необходимость обеспечения личностных ценностей (взаимность, альтруизм, эмпатия); необходимость использования локальных социальных сетей; угрозу кибербезопасности, тормозящую развитие технологий; нарушение институциональных канонов традиционной (внецифровой) деятельности.

В-четвертых, показано, что эволюция социотехнологических драйверов развития цифровой экономики при формировании умных городов состоит их трех этапов: 1) обработка данных – процедура больших данных; 2) применение технологий – облачных технологий, цифровых платформ, блокчейна; 3) развитие приложений – краудсорсинг, долевая экономика, «Интернет вещей» и др.

Теоретическая значимость полученных результатов заключается в систематизации возможностей и ограничений применения цифровых коммуникационных технологий в современном обществе. Научная новизна полученных результатов заключается в систематизации возможностей и границ применения новых цифровых коммуникационных технологий в современном обществе. Практическая значимость результатов состоит в разработке прикладного аппарата оценки применимости новых цифровых технологий для коммуникационных взаимодействий между людьми. Настоящее исследование выступает теоретической основой для реализации дальнейших, более практических работ в области количественных оценок вариантов возможностей и границ применения цифровых технологий.


Источники:

1. Кошевенко С.В. Цифровизация трансформации мировой экономики // Экономический журнал. 2018. № 3 (51). С. 77-91.
2. Степнов И.М., Ковальчук Ю.А. Платформенный капитализм как источник формирования сверхприбыли цифровыми рантье //Вестник МГИМО-Университета, 2018, № 4 (61), С. 107-124.
3. Палант А.Я. Цифровая трансформация мировой экономики: вызовы, угрозы и перспективы // Финансовая экономика. 2018. № 8. С. 87-91.
4. Reiersen J. Exchange Networks, Markets and Trust //Economic Research – Ekonomska Istrazivanja, 2019, vol. 32, No. 1, pp. 3918-3934.
5. Andersson S., Wickstrom N. Why and how are social media used in a B2B context, and which stakeholders are involved? //Journal of Business and Industrial Marketing, 2017, Vol. 32, Iss. 8, pp. 1098-1108.
6. Куликова Е.И. Модернизация бизнеса компании под влиянием цифровых технологий // Вестник Бурятского государственного университета. Экономика и менеджмент. 2019. № 2. С. 24-30.
7. Kravchenko O. Public-Private Partnership as a Mechanism for Financing Infrastructure Modernization //Baltic Journal of Economic Studies, 2019, Vol. 5, No. 1, pp. 112-117.
8. Zanchetta C., Borin P., Cecchini C., Xausa G. Computational Design and Classification Systems to Support Predictive Checking of Performance of Building Systems // Techne, 2017, Vol. 13, pp. 329-336.
9. Pagano A.J., Romagnoli F., Vannucci E. Implementation of Blockchain Technology in Insurance Contracts Against Natural Hazards: a Methodological Multi-Disciplinary Approach //Environmental and Climate Technologies, 2019, Vol. 23, No. 3, pp. 211-229.
10. Lu H., Potter A.T., Rodrigues S., Walker H.L. Exploring Sustainable Supply Chain Management: a Social Network Perspective //Supply Chain Management, 2018, Vol. 23, No. 4, pp. 257-277.
11. Marchenko O., Maryniv N., Yarmak O. Innovation as a Factor of the Socio-Economic Efficiency of Tax Consulting //Baltic Journal of Economic Studies, 2018, Vol. 4, No. 4, pp. 238-243.
12. Dulatova N., Razak A.H.A. The Ecosystem of Cryptocurrency as an Object of Civil Rights in BRICS Countries // BRICS Law Journal, 2020, Vol. 7, Iss. 2, pp. 37-65.
13. Gaspareniene L., Remeikiene R., Ginevicius R., Schieg M. Adoption of Mimic Model for Estimation of Digital Shadow Economy //Technological and Economic Development of Economy, 2018, Vol. 24, Iss. 4, pp. 1453-1465.
14. Gavrilenko O.V., Markeeva A.V. Digital Colonization: Development of Digital Platforms in the Context of Pandemic //Postmodern Openings, 2020, Vol. 11, Iss. 1, Supl. 2, pp. 65-73.
15. Adornes G.S., Muniz R.J. Collaborative Technology and Motivations: Utilization, Value and Gamification //Innovations & Management Review, 2019, Vol. 16, No. 3, pp. 280-294.
16. Frost S.L. Platforms as if People Mattered //Economic Anthropology, 2020, Vol. 7, pp. 134-146.
17. Купрюшин А.П., Луговской А.М. Рациональное природопользование в контексте цифровой экономики // Вестник Воронежского института экономики и социального управления. 2019. № 1. С. 14-16.
18. Querbes A. Banned From the Sharing Economy: an Agent-Based Model for a Peer-to-peer Marketplace for Consumer Goods and Services //Journal of Evolutionary Economics, 2018, Vol. 28, pp. 633-665.
19. Chidini M. Curating on the Web: The Evolution of Platforms as Spaces for Producing and Disseminating Web-Based Art //Arts, 2019, Vol. 8, No. 78, pp 1-27.
20. Попов Е.В., Семячков К.А. Умные города: монография. Москва: Издательство Юрайт, 2020. 346 с.
21. Попов Е.В., Семячков К.А., Файрузова Д.Ю. Социо-технологические драйверы развития цифровой экономики //Вестник УрФУ. Экономика и управление. 2019. Т. 18. № 1. С. 8-26.
22. Veselovsky M.Y., Pogodina T.V., Ilyukhina R.V., Sigunova T.A., Kuzovleva N.F. Financial and economic mechanisms of promoting activity in the context of the digital economy formation //Entrepreneurship and Sustainability Issues. 2018, Vol. 5, No. 3, p. 672-681.
23. Комарницкая И.В. Тенденции развития цифровой экономики на современном этапе // Аллея науки. 2020. Т. 2. № 1 (40). С. 238-241.
24. Scuotto V., Giudice M.D., Garayannis E.G. The effect of social networking sites and absorptive capacity in SMES innovation performance //Journal of Technological Transfer. 2017. Vol. 42, p. 409-424.
25. Routsalainen J., Heinonen S. Media ecology and the future ecosystemic society //European Journal of Futures Researches. 2015. Vol. 3, 9 p.
26. Khitskov E.A., Veretekhina S.V., Medvedeva A.V., Mnatsakanyan O.L., Shmakova E.G., Kotenev A. Digital transformation of society: problems entering in the digital economy //Eurasian Journal of Analytical Chemistry. 2017. Vol. 12, No. 5b, p. 855-873.
27. Романова О. А. Приоритеты промышленной политики России в контексте вызовов четвертой промышленной революции. Ч. 2. // Экономика региона. – 2018. – Т. 14, вып. 3. – С. 806-819
doi 10.17059/2018-3-9
28. Зайцева Т.Г., Кропивка Н.В. Цифровизация как фактор трансформации экономики // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. 2020. № 3 (82). С. 166-174.
29. Бурчакова М.А., Данилин Д.И. Преимущества и риски перехода к цифровой экономике // Научное обозрение. Серия 1: Экономика и право. 2019. № 3-4. С. 116-133.
30. Смирнов Е.Н. Глобальные цифровые платформы в экономике совместного использования // Экономика и предпринимательство. 2020. № 4 (117). С. 954-958.
31. Beliz G., Basco A.I., Azevedo B. Harnessing the Opportunities of Inclusive Technologies in a Global Economy //Economics, the Open-Access E-Journal. 2019. Vol. 13, No.2019-6, 15p.
32. Гареев Т.Р. Платформенные рынки: место в теории развития мезоэкономических систем и вызов пространственным исследованиям //Балтийский регион. 2018. Т. 10. № 2. С. 26-38.

Страница обновлена: 30.09.2020 в 14:14:28