Становление и идентификация социального предпринимательства в мировой практике

Кадол Н.Ф.1
1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Статья в журнале

Лидерство и менеджмент
Том 7, Номер 2 (Апрель-июнь 2020)

Цитировать:
Кадол Н.Ф. Становление и идентификация социального предпринимательства в мировой практике // Лидерство и менеджмент. – 2020. – Том 7. – № 2. – С. 343-354. – doi: 10.18334/lim.7.2.110501.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=43814704

Аннотация:
Социальное предпринимательство как явление сравнительно новое и рассматривается как один из социально-экономических институтов, который способен эффективно справиться с решением многих общественных проблем, работать и взаимодействовать с государственным, частным и некоммерческим секторами. В связи с этим в статье рассматриваются предпосылки становления социального предпринимательства. Также уделено внимание изучению вопросов идентификации социального предпринимательства в мировой практике. Было выявлено, что в странах с высоким уровнем экономического благосостояния и институционального развития наблюдается наибольший уровень активности в сфере социального предпринимательства.

Ключевые слова: предпринимательство, социальное предпринимательство, социальные предприниматель социальная ответственность, экономическое развитие, социальная сфера

JEL-классификация: L26, L31, M21



Введение

На современном этапе развития общества социальное предпринимательство является важной и неотъемлемой частью экономической и социальной сферы каждой развитой страны. Основной целью деятельности социального предпринимательства является решение наиболее важных и значимых социальных проблем. Как уже было отмечено автором ранее, деятельность социального предпринимательства «активно развивается и функционирует во многих общественно полезных областях, способствует эффективному взаимодействию всех сфер экономики в решении социально значимых вопросов, широко использует самые разные организационные и юридические формы, которые предусмотрены национальным законодательством. Развитие социального предпринимательства способствует эволюции этических норм рыночного поведения, а также повышению корпоративной ответственности предпринимательской среды перeд обществом» [1, с. 129] (Kadol, 2018, р. 129). Социальное предпринимательство способствует улучшению государственной системы предоставления услуг населению. Благодаря ему наблюдается рoст номенклатуры услуг и спoсобoв их предoставления населению.

В связи с этим целью статьи является изучение процесса становления и вопросов идентификации социального предпринимательства в условиях общемировой практики.

Предпосылки развития социального предпринимательства

Социальное предпринимательство является эффективным инструментом решения социальных проблем и способствует нивелированию недостатков государственного управления рыночной экономикой. Оно выступает связующим мостом между общественным и частным секторами, тесно сотрудничая с обоими. Социальное предпринимательство является достаточно гибким и способно оперативно реагировать на изменение конъюнктуры рынка, в том числе под воздействием кризисных процессов. Так, по мнению Европейской комиссии, импульс процессу развития социального предпринимательства в Европе придал глобальный экономический кризис 2009 года, вызвавший рост интереса к системам, в которых задействовано большое количество разнообразных и равноправных участников, включая социальный бизнес [3].

Социальное предпринимательство обладает качествами всех секторов экономики, а именно, использует рыночные инструменты при осуществлении своих проектов, сглаживает социальную напряженность путем решения определенных социальных проблем, содействует устранению провалов рынка в производстве общественных благ. Неслучайно профессор Лестер Саламона отмечает, что «в период между 1977 и 1989 годом около 40% роста доходов организаций социального обслуживания обеспечивалось за счет платных услуг и другой коммерческой деятельности» [3].

Важным аспектом в процессе становления и развития социального предпринимательства играет социально-предпринимательская практика, которая демонстрирует, что проявление отдельных элементов данного феномена прослеживается на протяжении всей истории человечества. Так, предпосылкой зарождения социального предпринимательства в США, а также Канаде послужило функционирование и развитие общественных самоорганизаций XVIII века. Местное население было задействовано в деятельности добровольных гражданских организациях, так как сложившейся социальной системы еще не существовало. Это способствовало активному развитию гражданской самоорганизации и формированию некоммерческих, неправительственных и других добровольных организаций в различных сегментах социальной сферы. Данная гражданская активность и самоответственность послужили появлению и развитию социального предпринимательства в США.

Таким образом, первые проявления социального предпринимательства в этой стране отражались в деятельности организаций, которые занимались решением общественных и социальных проблем местного общества. К ним можно отнести церкви, общины, этнические сообщества, сельскохозяйственные организации, торговые ассоциации, гражданские и молодежные организации, профессиональные общества, экологические сообщества. Основными источниками финансирования данных организаций были различные мероприятия по сбору добровольных пожертвований, также проводились ярмарки для продажи собственной продукции малоимущих граждан.

Одним из примеров раннего проявления социального предпринимательства является Hull House. Данная организация была основана в 1884 году в Чикаго. Основной сферой ее деятельности являлось предоставление социальной помощи и поддержки иммигрантам и их семьям. В этом учреждении работала вечерняя школа, в которой предоставлялись образовательные услуги, проводились специализированные образовательные курсы. Также на базе Hull House предоставлялось бесплатное питание для людей, оказавшихся в трудном социальном положении. В процессе своей эволюции данная организация разрослась в крупную сеть учреждений, оказывающих социальную поддержку. Выходцы Hull House впоследствии стали работать в социально ориентированных сферах.

Развитию общественных организаций содействовала государственная поддержка. Ярким примером поддержки государством общественного сектора и некоммерческих организаций является реализация государственной программы «Великое общество», которая была разработана 1960-х годах. В рамках данной программы со стороны правительства выделялись миллиарды долларов. Финансирование процесса выполнения программы было направлено на проблемы преодоления бедности, развитие социальных услуг в области образования, здравоохранения, охраны окружающей среды, решения транспортных проблем, вопросов расовой дискриминации и др. [9].

Однако в развитии социального предпринимательства не все проходит гладко и безоблачно. Так, в связи с кризисными явлениями и экономическим спадом в 1970-е годы в США произошло резкое снижение финансовых ассигнований для некоммерческого сектора. Общественные объединения и организации вынуждены были искать новые источники и способы финансирования своей деятельности. Некоммерческие организации стали реализовывать свою миссию за счет коммерческой деятельности, что послужило мощным толчком в развитии социального предпринимательства.

Также следы проявления социального предпринимательства прослеживались и в европейских странах в XIX столетии. Прототипом такой деятельности стала работа основателя ордена францисканцев Святого Франциска Ассизского, основателя кооперативного движения Роберта Оуэна, Флоренс Найтингейл, которая в результате своей общественной активности в 1860 году организовала первую в мире школу сестер милосердия. Вскоре выпускницы этой школы начали создавать аналогичные учреждения при других больницах.

Историческое развитие кооперативных традиций, а также некоммерческого сектора стало предпосылкой развития социального предпринимательства в европейских странах. Организации данного сектора вносили значительный вклад в социальную сферу еще до Второй мировой войны. Политика европейских стран, направленная на борьбу с бедностью, равноправие во всех сферах жизни, решение жилищных проблем, способствовала развитию некоммерческого сектора и кооперативного движения.

Организации данного сектора создавались для решения актуальных социальных проблем. Они способствовали созданию новых рабочих мест, занимались вопросами трудоустройства и социальной адаптации и интеграции в общество людей с ограниченными возможностями, оказывали помощь предприятиям, испытывающим определенные трудности. Такая направленность деятельности некоммерческого сектора способствовала развитию экономики на локальном уровне за счет предоставления населению равных возможностей, прав и обязанностей соотносить свою трудовую деятельность с личными и общественными интересами [1, с. 129] (Kadol, 2018, р. 129).

Кризис системы социального обеспечения европейских стран в 70-х годах ХХ века, сокращение финансирования социальных служб привели к активизации деятельности некоммерческого сектора и кооперативного движения в решении социальных проблем. Это послужило предпосылкой развития социального предпринимательства в европейских странах.

Таким образом, социальное предпринимательство как практическая деятельность, которая синтезирует процесс получения экономической и социальной выгоды, стало активно себя проявлять во второй половине XX века.

Широкое распространение в современной мировой практике социальное предпринимательство получило в 80-х годах XX столетия благодаря возникновению фонда «Ашока». Данный фонд был создан Биллом Дрейтоном в 1980 году. Деятельность фонда направлена на поддержку социального предпринимательства. Именно фонд «Ашока» предоставляет финансовую помощь, содействует созданию необходимой инфраструктуры и различных финансовых механизмов для развития социального предпринимательства.

Билл Дрейтон охарактеризовал социальное предпринимательство как практичные и ориентированные на результат методы бизнес-деятельности с целью получения социального эффекта. Он считает, что социальными предпринимателями являются люди, которые видят наиболее значимые социальные вопросы и проблемы, знают, как их решить, и способны осуществить задуманное. При этом он считал, что «не каждый социальный и деловой лидер по своей сути является предпринимателем. Это связано с тем, что не каждый человек обладает требуемыми личностными склонностями для осуществления предпринимательской деятельности в социальных или экономических целях» [4]. Для успешной реализации своих проектов Билл Дрейтон считает, что социальные предприниматели должны обладать предпринимательскими качествами, быть креативными, являться морально устойчивыми, понимать социальную значимость идеи.

Продолжая тенденцию, начатую Ашокой, в США также были созданы фонды и благотворительные организации, которые занимались поддержкой «социальных предпринимателей», у которых есть идеи для решения различных социальных проблем общества. Примерами таких организаций являются организация «Эхо Грин» и Фонд социальных предпринимателей на Службе молодежи Америки. Организация «Эхо Грин» была создана в 1989 г. при поддержке фирмы «Дженерал Атлантик» и относящейся к ней организации «Филантропы Атлантики». Данная организация использовала венчурный капитал в сфере благотворительности и оказывала поддержку молодым предпринимателям-лидерам, ориентированным на решение общественных проблем. Такая категория людей позже была описана как «социальные предприниматели».

В современных европейских странах новый толчок в своем развитии социальное предпринимательство получило в 1990-х годах. Так, в 1996 году в Бельгии была организована европейская сеть исследователей European Research Network. В европейскую сеть исследователей входят как институты и центры, занимающиеся вопросами изучения сферы социального предпринимательства, так и индивидуальные исследователи из разных стран, которые также занимаются разработкой данной темы [2, с. 173] (Kadol, 2013, р. 173). В 1997 году была открыта первая «Школа социальных предпринимателей» в Лондоне. Все это послужило активному развитию социального предпринимательства в мировой практике.

Идентификация социального предпринимательства в мировой практике

Касаясь вопросов идентификации роли социального предпринимательства, следует отметить, что существуют значительные трудности его количественной оценки в экономике и обществе: измерении масштабов социального предпринимательства, международном сопоставлении, оценке вклада в национальные экономики, экономики регионов и экономических союзов. Основной причиной этого является то, что в законодательстве многих стран не существует юридически закрепленного определения социального предпринимательства и оно может реализовываться в различных организационно-правовых формах. В связи с этим в качестве одного из методических подходов используется его идентификация с позиции третьего сектора.

Исследовательские работы, связанные с процессом становления и развития социального предпринимательства, стали появляться с конца XX века. Одним из первых исследовательских проектов количественной оценки работы третьего сектора стал Сравнительный проект некоммерческого сектора Центра изучения гражданского общества имени Джона Хопкинса [6]. Центр изучения гражданского общества имени Джона Хопкинса является ведущим институтом, осуществляющим исследования в таких сферах, как некоммерческий сектор, социальные инвестиции и инструменты государственного управления, который был осуществлен в 1991 году. Данный Центр сотрудничает с международными организациями, правительствами разных стран.

В работе над данным проектом Центра изучения гражданского общества имени Джона Хопкинса были задействованы исследователи из разных стран мира. Данный проект позволил собрать множество сравнительных международных данных и составить систематизированный отчет о деятельности некоммерческих организаций, сферы благотворительности и волонтерства по 35 странам. В результате были выделены признаки, присущие некоммерческим организациям, а именно: присутствие неформальной организационной структуры; независимость от государства (при этом некоммерческие организации имеют право на получение финансирования из государственных источников); особенность процесса распределения прибыли (прибыль, полученная в результате коммерческой деятельности, направляется на реализацию уставных целей); принцип добровольности и самоуправления. Кроме того, на основании данных исследования было отмечено, что вклад некоммерческого сектора составил 5,5% совокупного ВВП. В данном секторе было задействовано порядка 40 млн человек, что составило 4,5% экономически активного населения исследуемых стран. Половина сотрудников подобных организаций являлись волонтерами [6].

Одновременно с реализацией данного проекта Центром изучения гражданского общества при университете Джона Хопкинса совместно с Департаментом экономических и социальных отношений ООН, Евростатом и статистическим подразделением ОСЭР вышла книга «Handbook on Non-profit Institutions in the System of National Accounts» («Настольная книга института некоммерческих организаций в системе национальных счетов»), в которой были сформулированы базовые показатели учета вклада некоммерческого сектора в систему национальных счетов. К ним относятся следующие показатели:

‑ количество организаций по направлениям деятельности;

‑ количество работников и их структура (доля наемных работников и волонтеров);

‑ добавленная стоимость, создаваемая некоммерческими организациями;

‑ операционные издержки некоммерческих организаций;

‑ источники финансирования некоммерческих организаций;

‑ объем и распределение предоставляемых грантов, денежная оценка вклада волонтеров.

Согласно исследованиям Бостонской консалтинговой группы о повышении эффективности государственных инвестиций в сектор социально ориентированных некоммерческих организаций (2016 г.), доля вклада НКО в ВВП развитых стран составила 6,5%, а доля социально ориентированных НКО от общего числа некоммерческого сектора составила порядка 60–70%. В организациях некоммерческого сектора трудоустроено около 7% трудоспособного населения развитых стран [14].

В Европейском союзе в 2010 г. благодаря развитию социальной экономики были обеспечены рабочими местами 14,5 млн европейцев. Согласно последним данным, ее доля в общей занятости и в ВВП Евросоюза составляет соответственно 10 и 8%. Численность предприятий социальной экономики Европы составила 2 млн единиц, что в долевом отношении в общем количестве коммерческих предприятий ЕС составляет 10%. В данном секторе наблюдается устойчивый рост количества работников с 11 млн в 2002–2003 гг. до 14,5 млн в 2009–2010 гг. [8].

Определенное представление о развитии социального предпринимательства в мировой практике дают данные исследования, проведенного в рамках «Глобального мониторинга предпринимательства» в 2009 и 2015 годах. В рамках этого мониторинга были проанализированы данные о социальной предпринимательской активности регионов мира, которые представлены в следующей таблице.

Таблица 1

Социально-предпринимательская активность по регионам мира на разных стадиях осуществления деятельности в 2009 г. и 2015 г., %

Регион мира
Уровень социально-предпринимательской активности, %
2009 г.
2015 г.
США
4,2
5,2
Африка
2,7
4,6
Латинская Америка и страны Карибского бассейна
3
3,8
Ближний Восток и Северная Африка
1,4
3,2
Восточная Европа
1,7
3
Западная Европа
1,8
2,9
Юго-Восточная Азия
1,1
2,6
Источник: составлено автором на основе данных the Global Entrepreneurship Monitor social entrepreneurship study [5, 10] (Bosma, Schott, Terjesen, Kew, 2016; Lepoutre, Justo, Terjesen, Bosma, 2013).

Согласно данным проведенного исследования, среднее значение такого показателя, как показатель социальной предпринимательской активности, в 2009 году составило 2,27%, с предельными значениями в зависимости от региона мира от 1,1% (страны Юго-Восточной Азии) до 4,2% (США) [10] (Lepoutre, Justo, Terjesen, Bosma, 2013). В 2015 году данный показатель увеличился более чем на 30% и составил 3,61%. В зависимости от региона мира, минимальное его значение составило 2,6%, а максимальное значение – 5,2%. Самый высокий уровень активности социального предпринимательства среди всех регионов был зафиксирован в США за указанные периоды исследования. Прирост значения данного показателя составил чуть менее 25%. Несмотря на то, что в странах Ближнего Востока и Северной Африки, а также в Юго-Восточной Азии наблюдался наиболее низкий уровень показателя социально-предпринимательской активности в сравнении с другими регионами мира, они демонстрируют наибольший его прирост. Так, в странах Юго-Восточной Азии он вырос на 136%, а в странах Ближнего Востока и Северной Африки – на 128%.

В 2016 году Международным агентством новостей Thomson Reuters Foundation совместно с Британским агентством и организацией Global Social Entrepreneurship Network был проведен первый опрос ведущих мировых экспертов, касающийся условий для развития социального предпринимательства в разных странах мира.

На основании данного опроса был составлен рейтинг стран по условиям развития для социального предпринимательства. При составлении рейтинга рассматривались данные об условиях развития социального предпринимательства в 44 странах мира. При расчете индекса условий развития социального предпринимательства для каждой страны основными критериями оценки стали оценка уровня государственной поддержки, возможность привлечения и использования квалифицированной рабочей силы, осведомленность в обществе о деятельности социального предпринимательства, рентабельность деятельности, темпы развития социального предпринимательства в стране, доступ к инвестициям [12].

Таблица 1

Рейтинг стран по условиям для развития социального предпринимательства в разных странах мира

Период
2016 г.
2019 г.
№ в рейтинге
Страна
Индекс
Страна
Индекс
№ в рейтинге
1
США
65,9
Канада
71,87
1
2
Канада
65,3
Австралия
64,5
2
3
Великобритания
60,6
Франция
58
3
4
Сингапур
59,9
Бельгия
61,7
4
5
Израиль
59,4
Сингапур
59,72
5
6
Чили
59,2
Дания
59,57
6
7
Южная Корея
58,9
Нидерланды
58,96
7
8
Гон Конг
58,5
Финляндия
58,6
8
9
Малайзия
58,3
Индонезия
57,58
9
10
Франция
56,4
Чили
57,12
10
31
Россия
48,1
Россия
52,07
23
Источник: составлено автором на основе данных исследования Thomson Reuters Foundation [12, 13].

Согласно данным исследования, проведенного в 2019 году, лучшими странами по условиям развития для социального предпринимательства были признаны: Канада, Австралия, Франция. При сравнении результатов за 2016 год и 2019 год наблюдается значительный рост позиций в рейтинге таких стран, как Австралия (26-е место в рейтинге 2016 года), Бельгия (16-е – 2016 г.), Дания (21-е место в рейтинге 2016 года), Нидерланды и Финляндия (25-е и 24-е места в рейтинге 2016 года соответственно).

Россия улучшила показатель индекса условий развития социального предпринимательства и в рейтинге поднялась на 8 пунктов, заняв 23-е место. Что касается США, то в рейтинге 2019 года они заняли лишь 32-е место, уступив по многим критериям составления рейтинга, в то время как в 2016 году США занимали лидирующие позиции. Эта тенденция, прежде всего, связана со значительным сокращением объема государственной поддержки данной сферы деятельности.

Заключение

Рассмотрев вопросы процесса становления и идентификации социального предпринимательства в мировой практике, были сделаны следующие выводы.

Во-первых, общемировые тенденции развития социального предпринимательства демонстрируют, что сектор социального предпринимательства является неотъемлемым элементом современного общества. Его деятельность охватила все регионы мира.

Во-вторых, предпосылкой становления и развития данного явления послужила исторически сложившаяся социально-предпринимательская практика в этих странах, которая связана с функционированием и развитием общественных самоорганизаций, кооперативного движения и некоммерческого сектора.

В-третьих, следует отметить, что страны с развитой рыночной экономикой демонстрируют наибольший уровень активности в сфере социального предпринимательства.

В-четвертых, отсутствие легитимизации данного явления во многих странах мира затрудняет осуществление мониторинга данного вида деятельности, так как оно может реализовываться в различных организационно-правовых формах.


Источники:

1. Кадол, Н.Ф. Процесс развития социального предпринимательства на примере Бельгии / Н.Ф. Кадол // Известия Гомельского государственного университета имени Ф.Скорины. – 2018. – № 5. – С. 128-133.
2. Кадол, Н.Ф. Социальное предпринимательство в контексте опыта организации в странах Западной Европы / Н. Ф. Кадол // Вестн. экон. интеграции. – 2013. – № 8. – С. 172–179.
3. Карта социального бизнеса Европы [Электронный ресурс]. URL: http://nb-forum.ru/interview/experts/karta-sosialnogo-bisnesa-evropy.
4. Ashoka: What is a social entrepreneur? – 2000. – [Электронный ресурс]. – http://www.ashoka.org/ fellows/social_entrepreneur.cfm.
5. Bosma, N., T. Schott, S. Terjesen, and P. Kew. 2016. Global Entrepreneurship Monitor 2015 to 2016: Special Topic Report on Social Entrepreneurship [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2786949. – Дата доступа : 20.05.2020.
6. Comparative Nonprofit Sector Project (CNP) [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://ccss.jhu.edu/research-projects/comparative-nonprofit-sector-project.
7. Drayton, B. Social Entrepreneurs: creating a competitive and entrepreneurial citizen sector. [Электронный ресурс]. – Режим доступа : at: http://www.changemakers.net/library/readings.
8. European Comission [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://ec.europa.eu/growth/sectors/ social-economy/enterprises/expert-groups_en. – Дата доступа : 20.05.2020.
9. Hodgkinson V., Weitzman M., Toppe C., Noga S/ Non-profit almanac 1992-1993. – 1992. – р. 31.
10. Lepoutre J., Justo R., Terjesen S., Bosma N. Designing a global standar-dized methodology for measuring social entrepreneurship activity: the Global Entrepreneurship Monitor social entrepreneurship study // Small Business Economics. 2013. Vol. 40. No. 3. P. 693–714.
11. Salamon L.M., Anheier H.K., Toepler S., List R., Sokolowski S. (eds.). Global Civil Society: Dimensions of the Nonprofit Sector. Vol. 2. Bloom-field, CT: Kumarian Press, 2009, с.24.
12. The Best Best Country To Be A Social Entrepreneur In 2016 [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://poll2016.trust.org. – Дата доступа : 20.05.2020.
13. The Best Country To Be A Social Entrepreneur In 2019 [Электронный ресурс]. – Режим доступа : https://www.forbes.com/sites/khaitran/2019/10/26/the-best-country-to-be-a-social-entrepreneur-in-2019/#59e838b8dd37. – Дата доступа : 20.05.2020.
14. The Boston Consulting Group [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.bcg.ru. – Дата доступа : 20.05.2020.









Страница обновлена: 23.08.2020 в 15:44:06