Экономический рост как стратегическая цель развития Иркутской области

Сольская И.Ю.1, Грошева Н.Б.2
1 Иркутский государственный университет путей сообщения, Россия, Иркутск
2 Иркутский государственный университет, Россия, Иркутск

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 2 (Апрель-июнь 2020)

Цитировать:
Сольская И.Ю., Грошева Н.Б. Экономический рост как стратегическая цель развития Иркутской области // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 2. – С. 783-792. – doi: 10.18334/vinec.10.2.100917.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42936825

Аннотация:
Текущая социально-экономическая ситуация показала не только сомнительность исходных данных для прогнозов развития стран и регионов, но и полное отсутствие учета рисков, предсказываемых Мировым банком [16]. Авторские исследования макроэкономических индикаторов позволили сделать выводы о том, что экономика и страны, и региона оказалась не готова как к резкому спаду цен на нефть, так и к глобальной вирусной пандемии. Следовательно, были сделаны выводы о необходимости иных подходов к разработке стратегий социально-экономического развития территорий, основанных на более устойчивых предпосылках. В свете результатов изучения текущей отчетности в статье дана оценка экономической направленности Иркутской области как исторически ресурсного региона, богатого нефтью, газом, золотом, причем показано, что этим ресурсы в условиях спада мировых цен оказываются в избытке и не являются потенциальной точкой роста региональной экономики. Доказательно сформулирована научная гипотеза о необходимости интенсивного использования иного ресурса, которым, на взгляд авторов, являются кадры – в основе качественного развития которых проявляется человеческий потенциал территории. В статье показано, что развитие человеческого потенциала региона должно учитываться в качестве важнейшего фактора в модели реализации стратегических целей, а ключевым параметром оценки качества человеческого потенциала следует считать индекс развития человеческого потенциала, увеличение которого должно лечь в основу любой стратегии социально-экономического развития регионов. Данная статья будет интересна специалистам по планированию и реализации программ социально-экономического развития регионов, экономистам, студентам вузов профильных направлений.

Ключевые слова: экономический рост; потенциал человеческого капитала

JEL-классификация: E27, J11, J24, O40



Введение. Качество жизни, экономического развития региона – ключевой приоритет социально-экономических стратегий, один из параметров оценки результативности регионального управления. Качество можно повышать и интенсивно, – развивая внешние показатели – приток населения, эффективность производительности, и экстенсивно – снижение количества населения повышает производительность за счет уменьшения знаменателя.

При этом рост производительности за счет инновационности тоже не всегда положительный фактор – более современное оборудование повышает выработку, но снижает занятость. На примере Иркутской области можно привести пример – перевод угольных котельных и иных централизованных источников теплоснабжения, с советских времен ориентированных под конкретные типы угля, плохого качества и низкого коэффициента полезного действия, но зато производимого в регионе, на газ, снизит себестоимость килокалории тепла, но влечет потерю почти 10 000 рабочих мест по региону.

Кроме того, развитие за счет создания новых производств влечет дополнительные риски: например, создание новых производств по биотехнологиям с использованием эндемиков региона может повлиять на их популяцию, нарушить экосистему и так далее. Следовательно, необходимо при любых стратегических решениях учитывать важный параметр – качество жизни населения.

Вопросы ключевых показателей социально-экономического развития регионов не новы. Так, Сольская И.Ю. [1] (Solskaya, 2018) отмечала важность производительности труда как фактора конкурентоспособности национальной экономики, Кормишкин Е.Д. [2] (Kormishkin et al., 2017) сделал вывод о необходимости неиндустриальной модернизации экономики, Руденко Д.Ю. и Тилимбаева А.Б. [4] (Rudenko, Tilimbaeva, 2013) определили взаимосвязь инвестиций в человеческий капитал и уровня социально-экономического развития стран мира, Диденко Д.В. [5] (Grinberg, Abramova, Andrianov et al., 2019) ввел понятие интеллектуалоемкой экономики. Однако именно человеческий капитал практически не используется как базовый фактор развития регионов.

Цель исследования – предложение и обоснование способа повышения качества планирования социально-экономического развития региона за счет введения нового целевого показателя – индекса развития человеческого потенциала.

Гипотеза исследования состоит в том, что устойчивый экономический рост региона (sustainable development) невозможно построить без учета развития человеческого капитала, в том числе долгосрочных ориентиров на повышение качества жизни, создания благоприятной среды, поддержания экологии и повышения благосостояния населения.

Научная новизна исследования состоит в введении термина «консолидированные региональные инвестиции», включающего весь объем прямых и косвенных вложений в экономику региона, и термина «ответственная эффективность» социально-экономического развития.

Основная часть

Новая модель экономики, основанная на высокой зависимости от несырьевых и непроизводственных факторов роста, зависящая от такого хрупкого параметра, как спрос конечных потребителей, показала свою полную несостоятельность в условиях двух «черных лебедей»: коронавируса и распада сделки ОПЕК+.

Все прогнозы, учитывающие тренды по ценам на нефть, новые технологии и материалы, цифровизацию бизнесов, «запнулись» об изменение логистических схем, снижение или отсрочку спроса конечных потребителей. Глобальная рецессия повысила актуальность государственного вмешательства в экономику. Так, ФРС США резко обнулила процентную ставку по операциям федерального резерва и анонсировала процедуру количественного смягчения, в том числе за счет государственных ипотечных облигаций. Насыщение рынка ликвидностью, налоговые преференции или прямая поддержка отдельных отраслей за счет льготирования процентных ставок по кредитам – реалии сегодняшнего дня. Без этого экономический рост практически невозможен. Основной вопрос – может ли во время глобальной рецессии отдельный регион процветать и показывать улучшение показателей социально-экономического развития?

Здесь уместно привести примеры колебаний рынков: более слабые, например развивающиеся рынки, показывают более сильный спад, чем более стабильные. Это вызвано в том числе перекосами структуры ВВП и ВРП – стабильные рынки имеют сбалансированный отраслевой портфель производств. Если говорить про Иркутскую область, структура ВРП (валового регионального продукта) имеет явные перекосы в сторону добывающей промышленности, куда идут основные инвестиции. При этом развитие северных территорий только в сфере добычи газа, нефти, золота создает потребность в рабочих кадрах, но не в научных исследованиях и не в кадрах высокой квалификации. Создание системы среднего профессионального образования – колледжей с рабочими специальностями – несомненно, решает вопрос обеспечения рабочими, но создает общее снижение уровня образования, смену ценностей и норм поведения общества.

Однако в сегодняшних условиях, когда малый бизнес вынужден уйти на «каникулы», такие перекосы в экономическом развитии играют на стороне региона – большая занятость в секторе крупного бизнеса, имеющего возможность содержать работников в условиях самоизоляции, поддержит платежеспособный спрос населения, и прогнозные данные по ВРП упадут меньше, чем в других регионах.

Рисунок 1. Динамика ВРП Иркутской области

Источник: [15].

В контексте сложившихся теоретических представлений анализ и оценка основных показателей социально-экономического развития Иркутской области по отношению к соответствующему периоду прошлого года составили (по итогам января – сентября 2019 года):

· объем промышленного производства – 100,0%;

· сводный индекс потребительских цен – 106,0%;

· оборот розничной торговли – 104,7%;

· реальные денежные доходы населения (по предварительным данным) –99,6% [10].

При этом рост индекса промышленного производства обеспечен ростом добычи полезных ископаемых, а именно добычей сырой нефти и природного газа (табл. 1).

Таблица 1

Индексы производства по основным видам добывающих производств


Декабрь 2019 в % к
Январь – декабрь 2019 в % к январю – декабрю 2018

ноябрю 2019
декабрю 2018
Добыча полезных ископаемых
106,1
93,6
99,1
из них:



добыча угля
92,5
92,3
98,9
добыча сырой нефти и природного газа
104,7
93,8
97,7
добыча металлических руд
68,0
64,0
84,9
добыча прочих полезных ископаемых
79,6
123,8
200
Источник: [14].

Если проанализировать структуру расходов населения в зависимости от уровня благосостояния, то мы увидим, что при низком уровне доходов основные расходы направлены по обеспечение жизненного уровня, но не в инвестиции в развитие (образование, культуру, интеллектуальный рост). Следовательно, для повышения качества человеческого капитала необходимо прежде всего увеличение среднего уровня доходов населения и изменение приоритетов стратегического развития региона с «обеспечения минимального уровня доходов» на «постоянное повышение благосостояния».

По предварительным данным Иркутскстата, среднедушевой денежный доход населения за 2019 год составил около 45 000 рублей, что на 7% выше данных за 2018 год. Однако это номинальный доход, то есть в пересчете на 1 ставку (например, если медик работает на 0,5 ставки и получает 20 000 рублей, то его номинальный доход составит 40 000 рублей, которые он, естественно, не получает. Не секрет, что для визуализации исполнения «майских указов» бюджетная сфера региона за прошлые годы была переведена на «оптимизацию ставок» – при этом при сохранении фактического дохода за счет перевода на долю ставок визуально заработная плата выросла [14].

Таким образом, инвестиции, как региональные, так и внешние (консолидированные региональные инвестиции, включающие федеральные, региональные бюджетные средства, вложения компаний, частных инвесторов), должны быть направлены на создание высокопроизводительных рабочих мест с высоким уровнем заработной платы, что невозможно при развитии исключительно добывающих отраслей промышленности.

В этих условиях наиболее приемлемой является модель экономического роста региона, основанная на привлечении инвестиций в человеческий капитал, развитии инновационного потенциала, повышении качества жизни.

Для экономического роста необходимы факторы роста и их рациональное применение. В экономической теории есть два подхода [5, с. 112] (Grinberg, Abramova, Andrianov et al., 2019):

1. Двухфакторная модель, в основе которой лежит труд и капитал как факторы роста.

2. Мультифакторная модель, учитывающая и экстенсивные, и интенсивные факторы: природные ресурсы, инфраструктуру, основные фонды, трудовые ресурсы, потенциальный общественный спрос, факторы развития инноваций и научно-технический прогресс.

Важно то, что оба подхода к моделированию в числе обязательных включают трудовые ресурсы, а качество, производительность трудовых ресурсов напрямую зависят от качества человеческого капитала.

Таким образом, в новой модели развития необходимы новые приоритеты консолидированных инвестиций, к которым относятся следующие [11, с. 341] (Khamatova, 2017):

- инвестиции исключительно в создание высокопроизводительных рабочих мест с соблюдением требования экологичности производства;

- определение приоритетов бизнеса в научных разработках и создание совместных научно-исследовательских структур с гарантированным спросом на произведенные научные результаты;

- модернизация системы образования с выстраиванием единых траекторий с работодателями;

- интеграция консолидированных инвестиций с учетом стратегических интересов всех стейкхолдеров региона на основе государственно-частного партнерства.

Стратегия регионального развития крупнейших территорий Сибирского федерального округа естественно предполагает экономический рост с указанием конкретных целевых показателей [12, 13]. Однако необходимы не только показатели, но и инструменты их достижения. Такими инструментами могут быть [1] (Solskaya, 2018):

1. Привлечение внешних ресурсов (финансовых, трудовых, инновационных).

2. Оптимизация собственных резервов (как пример, на некоторых предприятиях региона зола используется как сырье. При этом за многие годы ТЭЦ накопили большие объемы золы в отвалах, и рекультивировать эти отвалы достаточно затратно. Открыв доступ внешним пользователям к отвалам, ТЭЦ решают консолидированно проблемы снижения себестоимости производства у предприятий, снижение затрат на обслуживание отвалов, снятие потенциальных экологических проблем территории).

3. Использование новых ресурсов (например, для Иркутской области это биотехнологии – биологические воспроизводимые ресурсы).

Отметим, что и для уже используемых, и для новых ресурсов основная задача – это повышение производительности и рациональности использования с учетом стратегического влияния на регион, в том числе экологического [2] (Kormishkin et al., 2017). Эта же задача актуальна для трудовых ресурсов. Учитывая инновационную модель экономического роста, можно заключить, что с «ответственным» типом экономического роста тесно связано понятие «ответственной эффективности», включающей не только производительность и результативность, но и экологичность, и улучшение качества жизни. Применительно к региону ответственная эффективность характеризует результативность всех усилий с точки зрения повышения операционного и стратегического благосостояния населения. Эффективным будет считаться такое состояние региональной экономики, при котором наиболее полно удовлетворены все потребности жителей региона как сегодня, так и в перспективе [3].

Основным документом, определяющим стратегическое планирование, является «Стратегия социально-экономического развития Иркутской области на период до 2030 года», проект которой обсуждался и рассматривался в течение последних двух лет. В ходе дискуссии по ее доработке предлагалось добавить целевой стратегический показатель «Индекс развития человеческого потенциала».

Как известно, индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) складывается из 3 пунктов [6] (Arkhipov, Kormishkina, Koroleva, 2018): долголетие, образование и ВРП. Поэтому для повышения ИРЧП области был разработан ряд предложений по каждому из пунктов.

Долголетие. Создание работающей системы онлайн-консультаций с врачами-специалистами. Благодаря такой системе люди перестанут заниматься «самолечением», что позволит раньше диагностировать болезни или позволить предотвратить летальный исход (например, из-за неправильно подобранных медикаментов, которые нельзя принимать из-за аллергических реакций или из-за их способности катализировать процесс болезни); кроме того, такая консультация серьезно снизит затраты бюджета, поскольку будет реализована в специальном приложении.

Популяризировать практику посещения врачей или практику превентивного лечения заболеваний – люди пойдут в больницу не с терминальной стадией болезни, а раньше, что позволит вылечить заболевание и, как следствие, повысить общую продолжительность жизни населения, а также снизить затраты на госпитализацию.

Образование. Создание работающей системы профориентационных уроков для учеников старших классов. Привлечение в сферу образования новых кадров. Этого можно достичь путем общей популяризации профессии учителя.

Открытие новых передовых кафедр в вузах позволит не только удержать часть умной молодежи, но и привлечет студентов из других регионов, а также повысит индекс образования в целом.

ВРП. Создание системы «предпринимательских грантов» для студентов как стимул реализовать инновационные проекты. Такая система должна быть проще банковской, поскольку излишняя бюрократизация или сложность системы оттолкнут большинство «новаторов». Необходима работа по повышению предпринимательского потенциала (и создание системы поддержки стартапов старшеклассников / самозанятых в сфере бизнеса) – сейчас число ИП и предприятий малого бизнеса растет незначительно, хотя такие предприятия могут быть «точками роста» для региона и повысят его общий ВРП.

Заключение

Текущая социально-экономическая ситуация в мире показала реализацию двух глобальных рисков – обрушения цен на сырье и пандемии. Оба эти риска никто не мог предсказать, однако правильное социально-экономическое развитие территории позволило бы минимизировать негативный эффект от данных рисков. Фактически многие страны и регионы, в том числе Иркутская область, пострадали, так как оказались зависимы от цены на единственный ресурс – нефть. Крупнейшие налогоплательщики региона – Иркутская нефтяная компания, дочерние предприятия ПАО Роснефть – резко снизили прогнозы по прибыли, инвестиционные программы, что обрушило потенциальную доходную базу консолидированного бюджета. Более того, вынужденные каникулы пагубно отразятся на малом бизнесе региона – закрытие на 2–3 недели ресторанов, спортивных и развлекательных учреждений, учреждений дополнительного образования, непродуктовой розницы повлияет и на занятость, и на налоговый потенциал территории.

Устойчивый экономический рост в регионе возможен исключительно с изменением подходов к формированию региональной политики, ориентированной на «ответственное развитие» – рост занятости населения, на формирование предпосылок для роста качества рабочей силы, на ответственные инвестиции. Такой фактор роста, как трудовые ресурсы, требует новых подходов к развитию, в том числе за счет инвестиций в развитие человеческого капитала, которые стратегически снижают риски для развития региона.


Источники:

1. Сольская И.Ю. Компетенции экономиста в области в области управления региональными аспектами экономического роста. Материалы III Национальной научно-практической конференции “Повышение производительности труда на транспорте – источник развития и конкурентоспособности национальной экономики». Москва, РУТ (МИИТ)., 2018. С. 151-154
2. Кормишкин Е.Д. Развитие теории и методологии формирования инвестиций инновационного типа в контексте парадигмы неоиндустриальной модернизации: монография / Е.Д. Кормишкин, Л.А. Кормишкина, Н.Н. Семенова, В.А. Горин; под общ. ред. проф. Е.Д. Кормишкина. - Саранск, 2017.
3. Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2013 года. / Электронный ресурс: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/macro/prognoz/doc20130325_06
4. Руденко Д.Ю., Тилимбаева А.Б. Оценка взаимосвязи инвестиций в человеческий капитал и уровня социально-экономического развития стран мира // Вестник Тюменского государственного университета. 2013. № 11. С. 20 - 30. /Электронный ресурс: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=21151481
5. Российская социально-экономическая система: реалии и векторы развития. Гринберг Р.С., Абрамова М.А., Андрианов В.Д. др. Ответственные редакторы Р.С. Гринберг, П.В. Савченко. Москва, 2019. Сер. Научная мысль (Издание 3-е, переработанное и дополненное) / Электронный ресурс: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=37341652
6. Архипов А.И., Кормишкина Л.А., Королева Л.П. Оценка ресурсного потенциала экологических инвестиций // Вестник Института экономики Российской академии наук. 2018. № 3. С. 118-133.
7. Диденко Д.В. Интеллектуалоемкая экономика: человеческий капитал в российском и мировом социально-экономическом развитии. -СПб.: Алетейя, 2015.
8. Емельянов Ю.С., Хачатурян A.A. Человеческий капитал в модернизации России: Институциональный и корпоративный аспекты. -М.: Едиториал УРСС, 2014. 416 с.
9. Ермошина Т.В. Государственная поддержка инвестиционного процесса в рамках реализации неоиндустриальной парадигмы // Конкурентоспособность в глобальном мире: экономика, наука, технологии. 2016. № 8-1(20). С. 157-162.
10. Мониторинг социально-экономического развития Иркутской области. / Электронный ресурс https://irkobl.ru/sites/economy/socio-economic/socio-economic_situation/
11. Хаматова Э.Р. Инвестиционная политика России. Материалы III Международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию кафедры общей экономической теории БашГУ «Междисциплинарный подход к исследованию экономики»: в 3 частях. 2017
Издательство: Башкирский государственный университет (Уфа) /Электронный ресурс https://www.elibrary.ru/item.asp?id=30787850
12. Стратегия социально-экономического развития Новосибирской области на период до 2030 года. (проект). /Электронный ресурс https://storage.strategy24.ru/files/news/
13. Стратегия социально-экономического развития Красноярского края до 2030 года /Электронный ресурс http://www.krskstate.ru/2030/plan
14. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Иркутской области (Иркутскстат) /Электронный ресурс http://irkutskstat.old.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/irkutskstat/ru/statistics/
15. Открытый бюджет Иркутской области /Электронный ресурс http://openbudget.gfu.ru/budget/osnovnye-pokazateli-razvitiya-ekonomiki/valovii-regionalnii-produkt.php
16. Глобальный Отчет по рискам 2020 / Электронный ресурс https://www.weforum.org/reports/the-global-risks-report-2020

Страница обновлена: 09.10.2021 в 14:04:27