Экономико-математическая модель кооперации государственных корпораций и частного сектора в наукоемких отраслях промышленности

Кокуйцева Т.В.1, Юдин А.В.1
1 Российский университет дружбы народов, Россия, Москва

Статья в журнале

Российское предпринимательство *
Том 16, Номер 21 (Ноябрь 2015)
* Этот журнал не выпускается в Первом экономическом издательстве

Цитировать:
Кокуйцева Т.В., Юдин А.В. Экономико-математическая модель кооперации государственных корпораций и частного сектора в наукоемких отраслях промышленности // Российское предпринимательство. – 2015. – Том 16. – № 21. – С. 3687-3710. – doi: 10.18334/rp.16.21.2015.

Аннотация:

Статья посвящена исследованию роли государственно-частного партнерства в наукоемких отраслях промышленности в России и за рубежом. Описывается теоретико-игровая модель кооперации государственного заказчика и частных предприятий, при которой партнеры (государство и частные партнеры) имеют, с одной стороны, непротиворечивые интересы, а с другой стороны, являются не равноправными.

Ключевые слова: государственно-частное партнерство, экономико-математическая модель, государственные корпорации, наукоемкие отрасли промышленности, ракетно-космическая отрасль



Введение

В наукоемких отраслях промышленности государственно-частное партнерство (далее – ГЧП) играет важную роль. Его необходимость и важность отмечена в различных нормативных документах. Эффективность использования ГЧП в наукоемких отраслях промышленности подтверждает и зарубежный опыт. Преимущественно развитые страны эффективно используют ГЧП и далеко продвинулись в его развитии.

Все страны мира находятся на различных этапах/стадиях развития механизмов государственно-частного партнерства. Так, наименее продвинутые в этом вопросе – это страны постсоветского пространства, Восточной Европы (рис. 1). В этих странах еще только происходит создание системы взаимодействия участников ГЧП-проектов, разрабатываются стандарты, формы соглашений и нормативно-правовые документы, регулирующие взаимоотношения в сфере ГЧП, создаются государственные органы по реализации ГЧП-проектов. В целом в этой группе стран происходит становление открытого рынка для участников ГЧП на базе анализа и адаптации лучшей мировой практики.

http://coollib.net/i/67/189167/autogen_ebook_id1

Рисунок 1. Этапы развития механизмов государственно-частного партнерства

Источник: по данным официального сайта Deloitte & Touche USA LLP

Во вторую группы стран входят две подгруппы:

– развитые страны, испытывающие в настоящее время социально-экономические проблемы, это Италия, Греция, Португалия и др. Для этих стран характерен низкий уровень деятельности ГЧП и достаточно высокая степень развитости системы ГЧП;

– развитые страны, наиболее успешные, такие как США, Канада, Япония, Германия и др. Для этих стран характерен высокий уровень деятельности ГЧП и достаточно высокая степень развитости системы ГЧП.

Высокая степень развитости системы ГЧП заключается в наличии развитого расширяющегося рынка ГЧП, департаментов ГЧП в министерствах, новых концессионных моделей, стимулировании новых источников финансирования, использовании ГЧП для развития сектора услуг, увеличении количества проектов ГЧП.

И лишь одну Великобританию, являющуюся родоначальницей механизма ГЧП, можно отнести к наиболее продвинутой в вопросе развития системы и рынка ГЧП стране. Для нее характерно уже создание новых и совершенствование существующих моделей ГЧП, совершенствование системы оценки и распределения рисков в рамках ГЧП-проектов, увеличение жизненного цикла ГЧП-проектов, привлечение пенсионных и паевых фондов для участия в ГЧП-проектах, совершенствование системы государственного участия в ГЧП-проектах и системы подготовки высококвалифицированных кадров для работы в системе ГЧП-проектов.

Как видно из рисунка 1, в России механизм ГЧП находится на самой низкой стадии зрелости, что, с одной стороны, говорит о большом потенциале его использования, а с другой – о необходимости осуществления серьезной целенаправленной работы по развитию этих механизмов и законодательного регулирования возникающих отношений собственности, минимизации рисков для частных компаний, разделению рисков и ответственности.

Если говорить об отраслевой направленности реализации проектов ГЧП, то в странах с переходной экономикой, к которым относятся страны Центральной и Восточной Европы, страны Балтии, государства-участники СНГ, по применению ГЧП и вложению финансовых средств лидируют следующие секторы экономики – автодорожное строительство, строительство мостов и тоннелей легкого наземного метро, аэропортов.

В настоящее время ряд стран приступили к формированию необходимой для эффективного функционирования механизмов ГЧП законодательной базы: принимая конкретные законы о ГЧП (Польша, Румыния и Словения), адаптируя законы о концессиях, приватизации и материально-техническом снабжении (Венгрия, Грузия и Латвия). В Болгарии, Румынии и Чехии создаются центры ГЧП, которым поручено оказывать содействие работе министерств в разработке форм и механизмов ГЧП, консультировать их по вопросам формирования и сопровождения ГЧП. В Чехии и Румынии для центров ГЧП разрабатываются методические документы и стандарты с тем, чтобы они могли направлять и консультировать министерства, реализующие ГЧП-проекты.

В расширение информационно-статистической базы центров ГЧП к их работе привлекаются международные консультанты, с которыми заключаются долгосрочные контракты на оказание консультационных услуг. Так некоторыми странами с переходной экономикой решаются вопросы развития ГЧП.

В странах с переходной экономикой уже реализовано несколько весьма важных ГЧП-проектов, однако по их существу сегодня возникают некоторые вопросы. Так, в Венгрии, Грузии, Польше и Чехии заключены контракты на развитие аэропортов, тем не менее форма заключенных контрактов на выполнение этих заказов не отвечает истиной сущности концепции ГЧП, что в отдельных случаях уже сегодня стало предметом судебных исков со стороны нанятой концессионной компании.

Государственно-частное партнерство в России

Анализ реализованных и реализуемых в России ГЧП-проектов показывает, что на сегодняшний день механизм ГЧП получил развитие в различных отраслях экономики, таких как: жилищно-коммунальное хозяйство (ЖКХ: утилизация отходов, водоснабжение и водоотведение, утилизация отходов), промышленное производство (металлургия, фармацевтика, нефтяная промышленность, производство строительных материалов, пищевая промышленность), добыча полезных ископаемых, энергетика, транспорт (автодороги, аэропорты, железные дороги, логистика, метрополитен, морские и речные порты, мосты), агропромышленное производство, строительство, культура и образование, туризм, физкультура и спорт.

В настоящее время реализованы или находятся на стадии реализации около 260 ГЧП-проектов в России, совокупный объем инвестиций в них составляет 94 млрд евро (или 4,7 трлн рублей [1], или 130 млрд долл. [2]). При этом доля частных вложений в ГЧП-проекты составляет порядка 40% (рис. 2). Срок реализации этих проектов охватывает период с 2006 по 2038 годы, а период выполнения одного проекта – от 1 года до 25 лет.

Рисунок 2. Структура инвестиций в ГЧП-проектах России

Источник: построено и рассчитано авторами по данным Федерального портала «Инфраструктура и государственно-частное партнерство в России»,

проекта Центра развития ГЧП

Анализ отраслевой структуры реализации ГЧП-проектов показывает, что лидерами по совокупным инвестициям в России являются следующие направления и сектора экономики (рис. 3, табл. 1):

1. Развитие территорий.

2. Транспорт.

3. Промышленное производство.

4. Добыча полезных ископаемых.

5. ЖКХ.

На долю этих отраслей приходится 7/8 всех инвестиций, направляемых на реализацию ГЧП-проектов.

Таблица 1

ГЧП-проекты в России в 20062038 гг.: количество, объемы, структура

Направление / сектор экономики
Количество проектов
Объем государственных инвестиций,
млн руб.
Объем частных инвестиций,
млн руб.
Объем инвестиций (всего), млн руб.
Доля частных инвестиций в общем объеме
ЖКХ
76
238 462,00
61 684,00
300 146,00
21%
Транспорт
55
1 191 980,00
307 776,00
1 499 756,00
21%
Промышленное производство
28
337 432,00
243 492,00
580 924,00
42%
Энергетика
19
223 219,00
26 778,00
249 997,00
11%
Развитие территорий
18
680 024,00
686 926,00
1 366 950,00
50%
Строительство
17
10 311,00
36 358,00
46 669,00
78%
АПК
12
40 890,00
83 198,00
124 088,00
67%
Туризм
9
27 860,00
66 989,00
94 849,00
71%
Образование
9
14 230,00
1 053,00
15 283,00
7%
Физкультура и спорт
9
3 571,00
2 533,00
6 104,00
41%
Добыча полезных ископаемых
4
294 798,00
171 957,00
466 755,00
37%
Культура
2
60,00
158,00
218,00
72%
ИТОГО
258
3 062 837
1 688 902
4 751 739
36%
Источник: построено и рассчитано авторами по данным Федерального портала «Инфраструктура и государственно-частное партнерство в России», проекта Центра развития ГЧП

Рисунок 3. Структура ГЧП-проектов, реализуемых в России по секторам экономики

(по доле в общем объеме инвестиций в ГЧП-проекты)

Источник: построено и рассчитано авторами по данным Федерального портала «Инфраструктура и государственно-частное партнерство в России»,

проекта Центра развития ГЧП

Рисунок 4. Количество ГЧП-проектов по секторам российской экономики

Источник: построено и рассчитано авторами по данным Федерального портала «Инфраструктура и государственно-частное партнерство в России»,

проекта Центра развития ГЧП

В структуре совокупных инвестиций в ГЧП-проекты в сфере транспорта выделяются развитие мостов и железных дорог, их доля составляет 50%; в сфере ЖКХ основную долю (82%) занимает водоснабжение и водоотведение.

Что касается количества ГЧП-проектов, то по этому показателю лидируют в России ЖКХ, транспорт, промышленное производство, энергетика, развитие территорий (рис. 4). На долю этих проектов приходится ¾ всех реализуемых проектов ГЧП в России.

В структуре ГЧП-проектов в сфере транспорта 2/3 (по количеству) составляют проекты по развитию аэропортов и метрополитена; в сфере ЖКХ около 60% (по количеству) приходится на проекты по водоснабжению и водоотведению.

Анализ структуры инвестиций по отраслям позволил также выделить основные направления, привлекательные на сегодняшний день для частных инвесторов – это развитие территорий, транспорт, промышленное производство, добыча полезных ископаемых и АПК. На эти направления приходится наибольшая доля частных инвестиций, направляемых в ГЧП-проекты (рис. 4). Всего на пять названных отраслей приходится около 90% совокупных частных инвестиций, направляемых в ГЧП-проекты в России (табл. 1). Причем если говорить о промышленном производстве, то это в основном дорогостоящие инфраструктурные объекты в нефтеперерабатывающей промышленности.

Большая доля ГЧП-проектов, реализуемых в промышленном производстве и добыче полезных ископаемых, обусловлена тем, что именно для реализации такого рода проектов в этих направлениях наилучшим образом проработано законодательство, а именно приняты следующие федеральные законы (ФЗ): ФЗ РФ «О соглашениях о разделе продукции» № 225-ФЗ от 30 декабря 1995 г. и ФЗ РФ № 115-ФЗ от 21 июля 2005 г. «О концессионных соглашениях».

Создание Инвестиционного фонда РФ, утверждение положения о нем Постановлением Правительства РФ от 23.11.2005 г. № 694, дало возможность претворить в жизнь 43 проекта. В настоящее время эти проекты утверждены Инвестиционным фондом, из них 18 общегосударственных (стоимостью свыше 1,3 трлн рублей, из которых 380 млрд рублей вкладывает фонд) и 25 региональных. Сегодня на стадии реализации находится 13 проектов общим объемом инвестиций 971,7 млрд рублей, из которых Фонд финансирует 267,7 млрд рублей.

Помимо вышеуказанных отраслей попытки использования механизма ГЧП предприняты в высокотехнологичных отраслях промышленности. Так, например, планируется проект по созданию центров космических услуг на основе государственно-частного партнерства. Такие центры позволят повысить эффективность использования результатов космической деятельности для модернизации экономики южного региона России. Центры космических услуг планируется создать во исполнение поручений президента России о необходимости обеспечения постоянного наблюдения Земли и атмосферы из космоса в интересах гидрометеорологической безопасности, контроля чрезвычайных ситуаций и экологических бедствий.

Механизм ГЧП планируется использовать в России в области производства вооружений. Одно из первых частных предприятий, которое работает в сфере, ранее бывшей исключительно государственной, является ООО «Промтехнология», выпускающая высокоточное оружие, которое не уступает лучшим мировым аналогам.

В сфере формирования рынка пространственных данных и создания сообщества операторов космических услуг, в том числе и операторов космических систем, где активным игроком является российская научно-производственная фирма «Спутниковая система “Гонец”», также планируется использовать принципы ГЧП, сочетая государственный интерес и интерес бизнеса в этой высокотехнологичной сфере мирового рынка, где доля РФ представлена на уровне менее 1%.

В телекоммуникационной отрасли РФ одним из первых крупных проектов ГЧП является проект обеспечения мобильной связью автомагистрали «Амур», в котором в 2011 году «МегаФон» выступил координатором. В рамках этого проекта операторы «большой тройки» построили на всем протяжении трассы «Амур» 102 антенно-мачтовых сооружения, на которых размещены порядка 300 базовых станций операторов – участников проекта.

Тем не менее, несмотря на некоторые позитивные сдвиги в использовании механизма ГЧП в высокотехнологичных отраслях РФ, по оценкам экспертов ОАО «Газпромбанк», в России ощущается острая потребность в реализации инфраструктурных объектов. В ближайшее время без учета социальной сферы потребный объем их финансирования составит около 753 млрд долл. (для сравнения: в настоящее время объем финансирования ГЧП-проектов в России составляет 130 млрд долл., как было показано выше).

Проведенный выше анализ отраслевой структуры ГЧП-проектов и существующего на сегодняшний день законодательства в сфере ГЧП показывает, что его проработанность обусловливает возможность реализации ГЧП-проектов, а, следовательно, на фоне имеющихся потребностей в инфраструктурных проектах, оценки по которым провел ОАО «Газпромбанк», свидетельствует о наличии потребностей в разработке и принятии федерального закона. Отсюда вытекает основная проблема развития ГЧП-проектов в России – отсутствие единой концепции развития ГЧП, охватывающей различные проекты, начиная с крупных инфраструктурных, дорогостоящих проектов в сфере высоких технологий и заканчивая небольшими, но социально значимыми.

Отсутствие единой концепции развития ГЧП в России, ее фрагментарный характер приводит к ситуации, когда каждый регион развивает ГЧП самостоятельно, субъективно трактуя это понятие. В результате – неэффективность реализации общегосударственных и отраслевых документов, опирающихся на использование ГЧП-механизмов. Приведем несколько примеров.

Анализ Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной в 2008 году, показывает, что один из основных принципов Концепции на пути формирования инновационной социально-ориентированной экономики – это «содействие повышению конкурентоспособности ведущих отраслей экономики путем использования механизмов частно-государственного партнерства, улучшения условий доступа российских компаний к источникам долгосрочных инвестиций, обеспечения отраслей экономики высокопрофессиональными кадрами». Развитие ГЧП должно быть направлено на сокращение предпринимательских и инвестиционных рисков, в частности в сферах НИОКР, развития транспортной, энергетической и коммунальной инфраструктуры; на решение социальных проблем и проблем модернизации и перевооружения предприятий, реализацию инновационных проектов, которые являются высокорисковыми и высокозатратными, требующими государственной поддержки, как финансовой, так и административной. Несмотря на значительную роль ГЧП-механизма, обозначенную в Концепции, на практике значительных изменений, особенно в части реализации совместных инновационных проектов, не отмечается, что подтверждают результаты анализа отраслевой специфики реализации ГЧП-проектов, проведенного выше. Сегодня ГЧП развивается в основном при реализации инфраструктурных проектов и в нефтегазовом секторе экономики (на базе заключения концессионных соглашений, соглашений о разделе продукции).

Возможно, конечно, отчасти отсутствие видимой динамики развития ГЧП-механизмов при реализации инновационных проектов и сфере высоких технологий связано с невозможностью проведения комплексного анализа реализации ГЧП-проектов по годам в отраслевом и региональном срезе в условиях отсутствия единой утвержденной на федеральном уровне терминологии в области ГЧП, необходимой системы мониторинга, опирающейся на проработанный методический инструментарий, информационную постоянно обновляемую базу данных, а также единого органа, выполняющего функции регулирования правовых взаимоотношений и ведения статистической базы данных по таким проектам. Отсюда – проблема отсутствия единой системы регулирования ГЧП в России, подкрепленной необходимым утвержденным соответствующими нормативно-правовыми документами методическим аппаратом, и единого органа, регулирующего взаимоотношения в области ГЧП.

Кроме того, требуется преломление в сознании чиновников и бизнеса рассмотрения друг друга «по разные стороны баррикад», должен быть налажен открытый диалог, должна быть решена проблема асимметрии информации между чиновниками и бизнесом, что в сегодняшних условиях может приводить к появлению коррупционных схем, особенно в ситуации непрозрачной схемы принятия решений на стороне государства. Следует всегда помнить, что эффективность ГЧП напрямую зависит от прозрачности взаимоотношений, их взаимочестности и взаимодоверия.

На примере ракетно-космической отрасли – одной из отраслей-локомотивов российской экономики, сохранившей еще инновационный потенциал, который может быть эффективно реализован в ближайшей перспективе – посмотрим, какое место отведено ГЧП в ее развитии и как происходит реализация принципов, связанных с развитием ГЧП и закрепленных в стратегических документах по развитию отрасли.

Сегодня ГЧП-механизм представлен в ракетно-космической отрасли промышленности в виде Фонда «Сколково», который в лице своего космического кластера (один из пяти кластеров Фонда «Сколково») считает необходимым привлечь частный сектор в область космических технологий, включая предприятия малого и среднего бизнеса. На сегодняшний день частная российская группа компаний «Сканэкс», в которую входит резидент Фонда «Сколково» – ООО «Спутникс», попала в TOP100 рейтинга частных фирм новой космической экономики NSG100 американской консалтинговой компании NewSpace Global, заняв 29 позицию в списке, в котором присутствуют такие известные компании-конкуренты, как SpaceX, Intelsat, Virgin Galactic, Armadillo Aerospace, United Launch Alliance и другие. Индекс, по которому был составлен рейтинг, включает 50 показателей, характеризующих менеджмент компании, рынок, на котором она работает, ее капитализацию и используемые технологии. Компания «Спутникс» использует самые передовые подходы к проектированию, созданию и коммерциализации элементов и систем малых космических аппаратов. На ее развитие и создание интегрированной структуры по разработке, производству и использованию малых космических аппаратов из Фонда было выделено почти 30 млн рублей (или чуть более 850 тыс. долл. США). Тем не менее, это лишь единственный подобный проект в России в сфере космической деятельности. Для сравнения, в США на поддержку участия в космических программах малого и среднего бизнеса направляется около 1% бюджета NASA. Учитывая, что в 2012 году финансирование NASA составило 17,7 млрд долларов (около 620 млрд рублей), то финансирование космических программ малого и среднего бизнеса составило 6,2 млрд рублей, что в 200 раз больше, чем в России. Отсюда – проблема финансирования ГЧП-проектов в высокотехнологичных отраслях экономики, что, на наш взгляд, может быть решено переориентацией российского бюджета с бюджета стагнации на бюджет развития.

В настоящее время период реализации ГЧП-проектов может достигать периода глобального технологического цикла развития (25 лет и более), на такую перспективу крайне сложно планировать распределение ресурсов под решение конкретных стратегических задач, высоки риски, поэтому бизнес не способен самостоятельно вкладывать свои ограниченные средства в реализацию столь высокорисковых и дорогостоящих проектов. Кроме того, сегодня средний срок кредитования 7–12 лет, а срок реализации ГЧП-проекта – 30 лет. В современных рыночных условиях сроки предоставления средств МФО (например, ЕБРР, Всемирный банк, МФК, ЕИБ) сократились ввиду нестабильности обменного курса и ограниченной возможности использования механизмов хеджирования. Внешэкономбанк, как российская МФО, может предоставлять долгосрочные кредиты в рублях сроком до 20 лет по фиксированной ставке [3]. Таким образом, ни банки (исключение могут составить в редких случаях – государственные и квазигосударственные) [4] с одной стороны, ни частный бизнес с другой стороны не могут в современных условиях развития мировой и российской экономики осуществлять инвестирование в столь долгосрочные инвестиции.

Опрос [5] специалистов из 21 субъекта РФ из 6 федеральных округов (за исключением Южного федерального округа), проведенный компанией «Deloitte & Touche», показал, что на уровне субъектов Российской Федерации недостаток долгосрочного финансирования является доминирующим риском реализации ГЧП-проектов в России (на его долю приходится около 30%) (табл. 2).

Следует учитывать также, что в современных условиях частный сектор, недостаточно развитый в России для конкуренции в жестких условиях, представлен небольшим количеством компаний в ограниченном числе секторов экономики, что также затрудняет процесс развития ГЧП в России. Вместе с тем, ГЧП-проекты зачастую воспринимаются как проекты с высокими рисками, низкой доходностью и неопределенностью в распределении рисков и будущих условий [6]. Отсюда вытекает проблема отсутствия долгосрочного характера стратегического финансового планирования. Решение этой проблемы возможно на основе разработки механизма долгосрочного финансирования проектов, системы гарантирования инвестиций частного сектора, вложенных в объекты государственной собственности, инструментов оценки экономической эффективности ГЧП-проектов и т.д.

Для этого требуются определенные глубокие теоретические и практические знания в области регулирования ГЧП в России и за рубежом. Учитывая, что механизм ГЧП достаточно новый для России и реализуется лишь преимущественно в формах соглашений о разделе продукции и концессионных соглашений, в России – недостаток высококвалифицированных кадров в области ГЧП. Если в Москве и Санкт-Петербурге есть квалифицированные кадры, «выращенные» в международных консалтинговых структурах, банках и госструктурах, то в регионах РФ нехватка специалистов – это один из сдерживающих факторов развития ГЧП. Некомпетентность региональных чиновников приводит к ситуации, когда им легче реализовать инфраструктурные проекты по старой традиционной схеме за счет государственных средств, нежели разбираться в сложных финансовых моделях, предлагаемых частными компаниями. Одновременно, согласно результатам исследований, проводимых различными консалтинговыми компаниями, с частным бизнесом существует та же проблема в формировании проектных команд. Зачастую менеджеры по управлению проектами позиционируют себя как специалисты в области ГЧП, тем не менее следует учитывать, что ГЧП имеет определенную специфику, необходимы соответствующие глубокие знания предмета, навык ведения переговоров с государственными органами. Сегодня фактически уже сложилась новая специальность, требующая особой компетенции и знаний, у которой хорошие перспективы.

Таблица 2

Риски реализации российских ГЧП-проектов

Риски российского рынка проектов ГЧП
Мнение респондентов, %
Недостаток долгосрочного финансирования
28,6
Слабая законодательная база
23,8
Политический риск
9,5
Рыночный риск
9,5
Недостаточно прозрачная процедура тендера
9,5
Валютный риск (для иностранных инвестиций)
7,9
Способность государства погасить свои обязательства в долгосрочной перспективе
6,3
Коррупция
3,2
Неясный и непроверенный налоговый режим
1,6
Незаконное присвоение/хищение
0
Источник: составлено авторами по материалам [7].

К выводам о нехватке специалистов в области ГЧП приходят и эксперты Центра развития государственно-частного партнерства и Министерства регионального развития РФ, которые при поддержке Российского союза промышленников и предпринимателей подготовили и запустили региональную исследовательскую программу с целью выявить актуальное состояние развития механизмов ГЧП и реализации инфраструктурных проектов в регионах России и выпустили отчеты по 8-ми федеральным округам РФ. Один из таких отчетов подготовлен по 12-ти субъектам Сибирского федерального округа РФ, в нем выделены следующие основные препятствия для развития ГЧП, характерные также и для других федеральных округов, среди них [8]:

- дефицит компетентных кадров и сложности в проработке проектов;

- ограничения на привлечение дорогостоящих консультантов, нехватка практической информации;

- ограниченное количество квалифицированных частных инвесторов и компаний-операторов;

- ограничения в возможностях привлечения частных средств, отсутствие возможности предоставления бюджетных гарантий;

- несовершенство законодательной базы;

- проблема обеспеченности региональных бюджетов (нехватка средств для проектов);

- проблема разграничения полномочий между органами власти и муниципалитетами.

Как показывает анализ отчетов Центра развития ГЧП, одна из ключевых проблем развития ГЧП в России – это также проблема недостатка высококвалифицированных кадров в госорганах и нехватка их компетенции. Эта проблема обусловлена незнанием со стороны чиновников сути механизма и форм ГЧП; наличием сложностей с восприятием смешанных форм финансирования и проектным финансированием, т.к. эти компетенции не нужны чиновникам в повседневной деятельности. Кроме того, чиновникам в силу сложившегося менталитета свойственно уклонение от ответственности на фоне расширения их полномочий, для них механизм ГЧП не связан с равноправием бизнеса и государства, а преимущественно с их доминированием над бизнесом, что неприемлемо для эффективного функционирования механизма ГЧП. В этой ситуации решением может служить создание единого компетентного в вопросах ГЧП государственного органа, способного осуществлять компетентное регулирование правовых взаимоотношений ГЧП, поддерживать частные компании, особенно в сфере высоких технологий, участвовать в такого рода проектах и осуществлять контролирующие функции реализации ГЧП-проектов.

Экономико-математическая модель государственно-частного партнерства

Перспективным направлением реализации ГЧП-проектов в Российской Федерации может стать наукоемкий сектор экономики, где государство и бизнес могут значительно дополнить друг друга: с одной стороны, государство может создать условия для разработки и внедрения инновационных решений, с другой стороны, бизнес может предложить эти инновационные решения.

В этой связи одной из задач эффективного использования ГЧП является задача разработки экономико-математических моделей государственно-частного партнерства. Традиционным подходом к построению математических моделей государственно-частного партнерства является теоретико-игровой подход. В качестве математической модели здесь рассматривается игра, которая представляет собой действия в конфликтной ситуации. Под конфликтной понимается такая ситуация, когда эффективность принимаемых решений одной стороны зависит от конкретных действий другой стороны. Для того чтобы в таких конфликтных ситуациях были приняты оптимальные решения, широко применяется аппарат теории игр. Стороны, участвующие в конфликте, называются игроками, а исход конфликта - выигрышем.

Для построения математической модели будем использовать формализм теории игр в форме Штакельберга, что позволит рассматривать игровые формулировки в условиях, когда партнеры имеют, с одной стороны, непротиворечивые интересы, а с другой стороны, являются неравноправными.

В качестве основных партнеров (игроков) мы будем рассматривать, во-первых, государственного заказчика (корпорацию, агентство), и, во-вторых, частные предприятия.

Введем необходимые обозначения. Пусть через будет обозначаться государственный заказчик, а через частный партнер. Согласно теоретико-игровому формализму, будем предполагать, что каждый игрок имеет набор стратегических решений. Введем обозначения для возможных стратегий:

– набор стратегий для государственного заказчика,

– набор стратегий для частного предприятия.

Обозначим стратегический выбор игроков через . Теперь можно оценить соответственно выигрыш каждого игрока с помощью функции специальной выигрыша:

Отметим, что мы используем две функции выигрыша и соответственно для выигрыша государственного заказчика и частного предприятия. Обычно рассматривают антагонистичные игры, называемые играми с нулевой суммой, где выигрыш одного игрока есть проигрыш другого. Однако в экономических моделях обычно рассматривают игры с непротиворечивыми интересами. В моделях государственно-частного партнерства изначально рассматриваются ситуации, в которых все заинтересованные партнеры сотрудничают на взаимовыгодных условиях. Тем не менее в этой модели сохраняется игровая формулировка, поскольку все равно между игроками имеет место конфликт интересов различных игроков.

Еще одной особенностью предлагаемой модели является неравноправность игроков при реализации игры. В этой связи уместно рассматривать иерархическую формулировку игры. Мы будем предполагать, что первым «делает ход» государственный заказчик, который объявляет условия реализации проектов государственно-частного партнерства и формулирует другие обстоятельства реализации данного проекта. От выбора государственным заказчиком своей стратегии зависит набор возможных стратегических решений частных партнеров.

После того, как будет фиксировано решение государственного заказчика, то есть будет выбрана оптимальная с точки зрения государственного заказчика стратегия

, (1)

частные партнеры получают возможность выбрать свою стратегию из множества имеющих вариантов стратегий:

. (2)

Целью обоих игроков является такой выбор стратегий, который обеспечит каждому максимальный выигрыш. Рассмотрим проблему выбора стратегии с точки зрения частного партнера. Выбор этого игрока будет исходить из решения следующей оптимизационной задачи максимизации выигрыша:

. (3)

При этом стратегия государственного заказчика является уже определенной, а оптимизация происходит по второму аргументу из доступного множества .

Теперь рассмотрим выбор оптимальной стратегии государственным заказчиком. Итак, государственный заказчик должен первым сделать выбор своей стратегии, не имея информации о выборе стратегий частными партнерами. Оптимальное решение государственного заказчика, согласно формализму Штакельберга, строится с помощью функции оптимального ответа, которую обозначим через:

. (4)

Экономический смысл этой функции заключается в том, что частный партнер выбирает наиболее выгодную для себя стратегию при фиксированном выборе стратегии государственного заказчика. Математическое выражение этой функции оптимального ответа состоит в том, что эта функция есть оптимизационные решения задачи частного партнера. Таким образом, имеем следующую реализацию функции оптимального ответа:

(5)

В этой связи задача выбора оптимального решения для государственного заказчика запишется в следующем виде:

(6)

Решение сформулированной оптимизационной задачи заключается в решении двух оптимизационных подзадач. Первая подзадача состоит в определении множества, задающего функцию оптимального выбора , а вторая задача состоит в выборе оптимального решения для государственного заказчика. Возникает необходимость иметь параметрические решения для оптимизационных задач при построении функции оптимального выбора. Фактически необходимо решить целую серию оптимизационных задач для каждой возможной стратегии , учитывая специфику экономических задач, множество возможных решений может быть очень большим, поскольку исходное множество может состоять из большого количества стратегий. Это множество может иметь бесконечный набор стратегий. Для решения этой задачи можно прибегнуть к методу кластеризации множества возможных стратегических решений для оценки функции оптимального ответа.

Для решения сформулированной задачи максимизации выигрыша государственного заказчика и частного партнера можно применить методы имитационного моделирования, которые позволят найти оптимальные решения для выбора соответствующих стратегий государственным заказчиком и частными партнерами. С помощью методов математического моделирования становится возможным учет различных случайных экономических факторов.

Пусть в наукоемкой отрасли промышленности реализуется проект на принципах государственно-частного партнерства. Формально проект для задачи максимизации выигрыша можно описать с помощью следующих величин:

, (7)

где – финансирование проекта государственным заказчиком;

– финансирование проекта частным партнером;

– прибыль государственного заказчика;

– прибыль частного партнера;

– случайные экономические факторы.

Cтратегические решения, согласно введенным обозначениям, описываются следующими множествами:

. (8)

Для облегчения вычислительных процедур имитационной модели можно использовать кластеризацию множества стратегических решений государственного заказчика:

, (9)

где каждое есть однотипная группа стратегических решений. Из каждого кластера при вычислении необходимо брать центральный элемент.

Выбор стратегических решений состоит в решении следующей оптимизационной задачи, формулируемой на основании (5) и (6):

. (10)

Вычислительные процедуры для решения сформулированной оптимизационной задачи с учетом действия случайных факторов, являющихся аргументами функций выигрыша:

, (11)

могут состоять в разыгрывании случайных величин по методу Монте-Карло.

После разыгрывания случайных факторов необходимо решать оптимизационные задачи для нахождения оптимальных в смысле Штакельберга стратегических решений. Разыгрывание больших серий случайных величин позволяет получить средние оценки эффективности применения государственно-частного партнерства при реализации конкретных проектов в наукоемких отраслях промышленности. Однако наиболее важным является получение оптимального решения для государственного заказчика. Оптимальное решение, получаемое в рассматриваемой модели, само моделирует теоретико-игровую ситуацию. После получения оптимальных решений можно рассматривать игровую ситуацию второго рода. В этой игровой ситуации необходимо рассматривать игроков из частных партнеров, которые должны конкурировать между собой, поэтому возможно, что оптимальное решение в этой игре будет отличаться от оптимального решения, получаемого в нашей математической модели.

Заключение

Нами описана теоретико-игровая модель кооперации государственного заказчика и частных предприятий. Модель использует предположение, что первым в игре «делает ход» государственный заказчик, который объявляет условия реализации проектов государственно-частного партнерства и формулирует другие обстоятельства реализации данного проекта. Далее от выбора государственным заказчиком своей стратегии зависит набор возможных стратегических решений частных партнеров. Тем самым описывается ситуация, когда партнеры (государство и частные партнеры) имеют, с одной стороны, непротиворечивые интересы, а с другой стороны, являются неравноправными.

[1] В пересчете по курсу: 1 евро = 50 рублей.

[2] В пересчете по курсу: 1 долл. США = 36 рублей.

[3] В поисках денег (2012). Российская Бизнес-газета, 831.

[4] Гагарин, П.А. (2013). Государственно-частное партнерство: проблемы и перспективы развития. Финансовая газета, 14.

[5] Воротников, А.М., Королев, В.А. (2010). Организация деятельности региональных центров государственночастного партнерства как институтов управления привлечением инвестиций в региональную экономику. Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование, 3.

[6] Слайд 14. Особенности применения ГЧП в странах Европы и США. В Государственно-частное партнерство: мировой опыт и перспективы в России [Презентация] (Слайд 14), Н. Студеникин, 2009, 17 декабря. Режим доступа: http://pppcenter.ru/assets/files/docs/17.12.09_Studenikin.ppt#270

[7] Воротников, А.М. (2010). Организация деятельности региональных центров государственно-частного партнерства как институтов управления привлечением инвестиций в региональную экономику. Право и инвестиции, 3, 65-69.

[8] Режим доступа: http://www.pppi.ru/documents/Infrastr%20PPP%20SFO.pdf


Страница обновлена: 22.01.2024 в 21:41:51