Региональные аспекты влияния процессов цифровизации на развитие малого бизнеса

Грачев С.А.1
1 Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 14, Номер 2 (Апрель-июнь 2024)

Цитировать:
Грачев С.А. Региональные аспекты влияния процессов цифровизации на развитие малого бизнеса // Вопросы инновационной экономики. – 2024. – Том 14. – № 2. – С. 571-582. – doi: 10.18334/vinec.14.2.120913.

Аннотация:
Актуальность данного исследования обусловлена неполнотой изученности взаимосвязи параметров цифровизации и показателями развития малого и среднего бизнеса на региональном уровне. Кроме того, данные процессы подверглись влиянию экономических и политических факторов за ряд последних лет. В статье рассмотрена динамика показателей, характеризующих процессы цифровизации и развития малого и среднего предпринимательства (МСП) в субъектах Центрального федерального округа. Выявлено, что тенденции, присущие национальному уровню сохраняются в целом и на региональном уровне. Однако территориальные процессы имеют особенности, проявляющиеся в наличии или отсутствии статистически связи между отдельными параметрами цифровиации и МСП. С целью определения данных особенностей были применены инструменты корреляционно-регрессионного анализ. Выявленные взаимосвязи были подтверждены сформированными регрессионными моделями. Сформирована первичная классификация территорий по наличию и качеству связи между показателями. Сформированы модели, описывающие взаимосвязь данных параметров на региональном уровне. Продолжение данного исследования видится в изучении особенностей развития отдельных территорий с позиции выявление и детального описания региональных особенностей. Данное исследование может использоваться в дальнейшем исследователями и представителями органов государственной и муниципальной власти для планирования и анализа социальных и экономических региональных и национальных процессов.

Ключевые слова: цифровизация, малый бизнес, регион, анализ, регрессия



Введение

Устойчивое развитие является одной из концепций, получивших широкое распространение в современной экономической системе. Данная концепция представляет собой гармонизацию нескольких сфер: экономической, экологической и социальной. В аспекте данной концепции развитие малого и среднего предпринимательства (МСП) становится все более актуальным. Это объясняется тем, что субъекты МСП обладают значительным потенциалом для продвижения основных идей озвученной концепции. Это объясняется внедрением более экологически чистых технологий и подходов, что значительно снижает нагрузку на окружающую среду. Также следует отметить, что отдельные предприниматели специализируются на внедрении решений в области возобновляемых источников энергии [1].

Одновременно с этим возрастает значимость процесса цифровизации, который можно отнести к начальному этапу формирования экономики, основанной на обработке данных. Во многих случаях, субъекты МСП являются пионерами по внедрению и разработке передовых цифровых решений. Массовое внедрение передовых практик и, соответственно, перестроение многих процессов, в том числе производственных, создает значительное число эффектов. Помимо экономических и социальных, присутствуют также экологические [2]. Таким образом, можно выделить существующую взаимосвязь между процессами цифровизации общества и экономики и концепцией устойчивого развития. Ученые, исследовавшие данное направление, выделяют как положительные, так и отрицательные последствия. К числу первых, часто относят возрастание энергоэффективности, сокращение выбросов углекислого газа, оптимизацию транспортной инфраструктуры [3], а также рост финансового благополучия населения [4]. Также выделяют на примере развития Китая, что происходит формирование более оптимальной структуры экономики, что также благоприятно влияет на экологическую обстановку в долгосрочной перспективе [5].

Становится возможным предположить, что в результате того, что уровень конкуренции среди субъектов МСП растет, скорость внедрения передовых технологий, подходов и сервисов также возрастает.

Отсюда становится возможным сформулировать гипотезу о наличии устойчивой связи между показателями МСП и цифровизацией экономики.

Несмотря на явную актуальность данного направления исследований, следует отметить, что данная тематика является не до конца изученной, многие вопросы не рассматривались с учетом национального и регионального опыта. Также следует отметить, что данная ситуация на уровне отдельных субъектов рассмотрена не в достаточном объёме.

Таким образом цель исследования можно сформулировать как выявление и характеристика связи между параметрами цифрового развития и показателями МСП на региональном уровне с использованием инструментов корреляционно-регрессионного анализа.

Информационной базой выступают официальные статистические сборники, представленные на ресурсах Федеральной службы государственной статистики.

Основная часть

Согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития субъекты МСП составляет порядка 90% от числа международных фирм и почти 50% численности занятости приходится также на данную сферу [6].

Данные за последние три года по российской экономике (рис. 1) показывают, что доля МСП в ВВП остается постоянной, снижение составляет менее 1% [7].

Рисунок 1. Доля МСП в ВВП, 2019-2022 гг.

Figure 1. The share of small businesses in GDP, 2019-2022The share of small businesses in GDP, 2019-2022

Источник: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2023: Стат.сб./Росстат. - М., 2023. 1126 с. [8]

Однако доля МСП в ВВП не снижается менее 20%, что свидетельствует о значимости данных субъектов бизнеса, что еще раз подтверждает актуальность исследования.

Если же рассматривать динамику отдельных параметров МСП на национальном уровне (рисунок 2), то можно отметить, что средняя численность работников за анализируемый период сократилось на 7,8%. Однако следует выделить тот факт, что на данный показатель оказало значительное воздействие пандемия коронавируса, что, т.к. основное снижение произошло в 2020 году, и восстановления до уровня 2019 года пока не произошло. Также по результатам отдельных исследований порядка трех миллионов предпринимателей были близки к банкротству из-за последствий пандемии [9].

Одновременно с указанным спадом, происходит рост оборота и численности действовавших индивидуальных предпринимателей – на 169,6% и 14,3% соответственно.

Рисунок 2. Показатели МСП, 2019-2022 гг.

Figure 2. Small business indicators, 2019-2022

Источник: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2023: Стат.сб./Росстат. - М., 2023. 1126 с. [8]

Одновременно с этим происходит рост цифровизации экономики. которая содействуют развитию квазиконкуренции рынков [10]. Отдельные параметры данного процесса можно оценить через число абонентов мобильного и фиксированного сети Интернет (рисунок 3).

Рисунок 3. Показатели цифровизации, 2019-2022 гг.

Figure 3. Digitalization indicators, 2019-2022

Источник: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2023: Стат.сб./Росстат. - М., 2023. 1126 с. [8]

По данным графика следует вывод о росте данных показателей цифровизации, при этом возрастает число абонентов как мобильного, так и фиксированного доступа – на 128.4% и 98,9% соответственно. Следует отметить, что на данную сферу, в отличие от МСП, пандемия не оказала ярко выраженного негативного влияния. Однако, отсутствие просадки по параметрам цифровизации может быть связано как раз с тем фактом, что бизнес перевел многие операции в онлайн, сменив тем самым формат деятельности [11], также следует отметить массовое внедрение технологий искусственного интеллекта [12].

На национальном уровне между показателями присутствует устойчивая связь. Это подтверждается рассчитанными в рамках данного исследования коэффициентами корреляции. Так, полученные значения коэффициентов позволяют выявить высокую связь между оборотом малых предприятий и численностью абонентов как мобильного (0,93) так и фиксированного (0,98) доступа, между объёмом выручки и численностью абонентов как мобильного (0,95) так и фиксированного (0,92) доступа. Численность же занятых в сфере МСП и количество действовавших индивидуальных предпринимателей не показывают наличие связи с показателями цифровизации, коэффициент корреляции имеет значение менее 0,5.

Однако распространять национальные закономерности на региональный уровень не корректно. Оценку взаимосвязи на территориальном уровне была проведена на примере субъектов Центрального федерального округа. Ввиду того, что региональный уровень отличается от национального, была проведена оценка связи между параметрами МСП (таблица 1):

- средняя численность работников малых предприятий (СЧ);

- оборот малых предприятий (ОМП);

и показателями цифровизации:

- численность активных абонентов мобильного широкополосного доступа к сети Интернет (МШД);

- численность активных абонентов фиксированного широкополосного доступа к сети Интернет (ФШД), на конец года.

Выбор данных показателей обусловлен наличием, полнотой и объективностью данных на официальных ресурсах Федеральной службы государственной статистики.

Таблица 1 Данные для анализа взаимовлияния цифровизации и развития МСП
Table 1 Data for the analysis of the interaction of digitalization and small business development
Средняя численность работников малых предприятий (СЧ), тысяч человек

Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
2016
115,20
65,90
120,99
207,65
92,48
86,17
46,48
61,51
89,58
545,54
45,78
76,90
80,87
59,60
82,77
111,57
87,07
1468,36
2017
118,40
78,00
121,90
226,00
95,10
87,70
50,00
62,20
92,60
590,10
52,00
85,80
81,80
59,60
104,10
117,60
93,10
1659,80
2018
118,80
77,50
117,50
226,50
91,40
86,40
51,40
66,00
88,80
615,00
44,70
92,10
79,20
58,40
101,80
117,50
108,80
1677,50
2019
121,90
74,10
114,00
215,30
83,60
84,40
47,00
61,90
82,00
622,30
41,70
83,90
77,90
55,00
99,70
105,90
100,90
1488,60
2020
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
123,70
2021
103,68
62,00
101,28
169,00
76,45
74,79
44,16
53,00
69,14
631,08
41,10
75,34
63,63
47,20
87,30
98,12
99,89
1574,00
2022
107,20
58,36
100,90
177,34
71,72
73,17
47,08
51,94
68,06
648,77
37,17
76,62
61,59
44,32
86,19
92,95
89,96
1625,42
Оборот малых предприятий (ОМП), миллиардов рублей
2016
465,90
180,10
269,90
724,30
310,60
238,40
110,60
195,10
255,10
1476,90
114,30
211,60
253,40
200,50
190,60
317,20
293,20
10054,00
2017
504,00
236,80
296,70
794,80
328,20
269,70
142,20
238,90
279,10
2006,30
137,60
266,10
273,30
225,80
276,60
374,40
304,00
14292,10
2018
537,94
253,56
329,48
855,91
389,82
278,58
151,20
263,50
293,36
2739,05
147,11
307,39
315,44
224,63
306,89
408,71
429,30
16006,93
2019
562,00
262,70
311,20
768,40
367,40
295,20
132,80
259,00
285,80
2907,40
145,80
318,00
317,30
223,50
306,40
393,00
393,60
14569,80
2020
529,56
230,26
329,13
1017,90
371,79
318,90
157,62
241,41
309,39
3642,13
169,28
343,08
395,69
233,53
345,04
421,75
419,52
12827,97
2021
568,89
259,68
372,94
993,96
367,04
316,41
170,64
256,40
339,86
3295,74
177,33
357,23
399,69
215,22
345,35
431,34
461,20
13188,67
2022
587,29
271,03
406,85
1261,17
383,72
369,06
186,37
306,26
385,40
3680,28
177,87
391,73
444,46
220,57
367,54
463,12
466,62
12663,98
Численность активных абонентов мобильного широкополосного доступа к сети Интернет (МШД), на конец года; единиц
2016
50,00
47,80
61,90
44,10
65,30
60,00
60,90
45,10
45,80
...
51,70
60,80
60,70
44,80
63,90
66,60
68,50
109,90
2017
69,50
63,90
66,50
65,30
68,20
79,80
68,00
69,20
62,70
...
71,80
72,50
71,40
60,10
73,30
75,00
73,90
114,10
2018
77,60
69,90
72,60
74,90
74,20
86,50
73,90
77,50
73,30
...
78,00
77,10
82,20
67,90
79,00
83,40
78,50
117,10
2019
88,00
80,50
84,90
85,40
90,10
98,10
85,50
89,90
87,00
...
87,90
88,40
93,80
78,60
89,60
99,00
97,20
128,64
2020
91,80
83,80
87,90
89,50
97,60
101,70
88,40
92,60
91,50
...
91,40
92,30
96,70
81,80
94,40
101,40
107,70
127,00
2021
97,90
90,10
95,40
97,60
106,30
107,70
94,70
98,80
98,50

97,90
99,80
101,80
87,70
100,40
105,20
116,90
138,70
2022
104,28
93,16
97,01
100,09
114,84
103,88
103,50
101,84
98,93

101,46
103,52
106,84
90,86
103,46
102,30
125,22
132,99
Коэффициент корреляции относительно CЧ
-0,35
0,06
-0,75
-0,55
-0,31
0,01
0,14
0,10
-0,22
...
0,11
0,07
-0,12
0,03
0,08
-0,46
0,20
-0,12
Коэффициент корреляции ОМП
0,95
0,84
0,88
0,78
0,66
0,86
0,87
0,83
0,83
...
0,96
0,98
0,94
0,51
0,94
0,86
0,84
0,12
Численность активных абонентов фиксированного широкополосного доступа к сети Интернет (ФШД), на конец года; единиц
2016
18,60
14,20
17,40
20,10
18,10
20,60
18,70
24,00
16,10
12,80
19,90
18,10
18,30
15,40
13,30
20,90
21,80
30,00
2017
19,20
15,80
19,70
23,90
18,40
24,80
20,80
28,30
18,10
19,60
20,20
23,60
21,30
18,50
14,30
23,10
23,50
33,10
2018
19,40
19,90
20,70
24,70
18,30
25,60
21,90
22,90
22,50
20,40
23,80
23,90
22,40
18,60
14,50
24,10
23,50
36,00
2019
20,10
21,50
21,80
26,50
17,60
26,40
24,30
23,40
23,50
21,80
25,80
24,00
22,60
18,90
15,80
24,30
24,20
36,00
2020
20,60
22,90
24,10
28,50
20,20
27,40
26,00
24,20
25,90
22,50
27,50
24,90
23,50
20,40
16,70
25,60
24,90
36,80
2021
20,30
24,10
25,20
29,50
21,10
27,90
27,20
25,10
28,00
23,00
27,90
24,20
24,50
21,60
18,80
27,10
25,80
38,40
2022
23,95
24,69
26,37
31,33
23,08
30,37
27,74
30,41
28,64
26,21
31,06
29,27
26,79
23,06
18,79
28,81
27,03
40,08
Коэффициент корреляции относительно CЧ
-0,44
0,08
-0,72
-0,61
-0,31
-0,10
0,24
-0,32
-0,26
0,01
0,11
0,11
-0,23
-0,05
-0,11
-0,61
0,13
-0,08
Коэффициент корреляции ОМП
0,76
0,78
0,93
0,87
0,45
0,96
0,86
0,50
0,89
0,92
0,92
0,91
0,94
0,47
0,86
0,97
0,84
0,36
Источник: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2023: Стат.сб./Росстат. - М., 2023. 1126 с. [8]

Следует отметить, что из-за отсутствия данных из последующего анализа была исключена Московская область. Отметим, что не во всех регионах наблюдается связь между всеми параметрами (статистически значимая связь выделены жирным).

На основе выявленной статистической связи было выполнено моделирование с применением инструментов регрессионного анализа.

Полученные таким образом регрессионные уравнения представлены в таблице 2.

Таблица 2 Регрессионные уравнения взаимосвязи параметров цифровизации и МСП

Table 2 Regression equations of the relationship between the parameters of digitalization and small business


СЧ
ОМП
Белгородская область
-
-
ОМП = 2,1137*МШД + 361,65 R² = 0,895
ОМП = 18,138*ФШД + 168,18 R² = 0,5815
Брянская область
-
-
ОМП = 1,6023* МШД + 120,89 R² = 0,6975
ОМП = 5,8894* ФШД + 121,63 R² = 0,6031
Владимирская область
СЧ = -0,5146*МШД + 155,95 R² = 0,5641
СЧ = -2,1536*ФШД + 162,09 R² = 0,5199
ОМП = 2,9053* МШД + 95,883 R² = 0,7717
ОМП = 13,418* ФШД + 33,258 R² = 0,8662
Воронежская область
СЧ = -1,041* МШД + 275,03 R² = 0,2997
СЧ = -6,0473* ФШД + 351,63 R² = 0,3729
ОМП = 7,3867x + 328,99 R² = 0,6067
ОМП = 43,096* ФШД - 219,41 R² = 0,7616
Ивановская область
-
-
ОМП = 0,9929* МШД + 272,34 R² = 0,431
-
Калужская область
-
-
ОМП = 2,1431* МШД + 102,8 R² = 0,7462
ОМП = 13,3* ФШД - 49,8 R² = 0,9283
Костромская область
-
-
ОМП = 1,4192* МШД + 33,646 R² = 0,7496
ОМП = 6,2676* ФШД + 0,9999 R² = 0,7482
Курская область
-
-
ОМП = 1,3811* МШД + 138,07 R² = 0,6858
ОМП = 5,9823* ФШД + 99,127 R² = 0,2533
Липецкая область
-
-
ОМП = 1,8038* МШД + 163,14 R² = 0,6871
ОМП = 8,0692* ФШД + 119,26 R² = 0,7861
Орловская область
-
-
ОМП = 1,307* МШД + 44,429 R² = 0,9262
ОМП = 5,2265* ФШД + 21,227 R² = 0,848
Рязанская область
-
-
ОМП = 3,7969* МШД - 8,8297 R² = 0,9555
ОМП = 16,803* ФШД - 89,595 R² = 0,8311
Смоленская область
-
-
ОМП = 3,9604* МШД - 4,3121 R² = 0,8759
ОМП = 25,29* ФШД - 233,1 R² = 0,8779
Тамбовская область
-
-
ОМП = 0,3246* МШД + 196,8 R² = 0,2639
-
Тверская область
-
-
ОМП = 3,779* МШД - 20,611 R² = 0,8781
ОМП = 23,414* ФШД - 69,786 R² = 0,7453
Тульская область
-
-
ОМП = 2,6258* МШД + 163,95 R² = 0,7434
ОМП = 17,297* ФШД - 28,352 R² = 0,9345
Ярославская область
-
-
ОМП = 2,6779* МШД + 139,83 R² = 0,7132
ОМП = 34,709* ФШД - 451,22 R² = 0,7067
г. Москва
-
-
-
-
Источник: составлено автором

Результаты

Так становится возможным разделить территории на три группы:

- регионы, в которых наблюдается устойчивая связь между всеми параметрами: Владимирская, Воронежская области;

- регионы, в которых наблюдается связь параметров цифровизации и только оборотом малых предприятий Белгородская, Брянская, Ивановская, Калужская, Костромская, Курская, Липецкая, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская, Ярославская области;

- регионы в которых отсутствует связь между параметрами цифровизации и МСП – г. Москва.

Следует отметить, что представленные модели являются приемлемыми и могут использоваться для подтверждения наличия взаимосвязи между параметрами МСП и цифровизации. Оценивая число моделей можно сделать вывод, что в большинстве регионов значимыми являются взаимосвязи числа абонентов мобильного и фиксированного доступа к сети Интернет и оборота малых предприятий. Параметры цифровизации влияют на численность занятых в малом бизнесе только в двух регионах – Владимирской и Воронежской областях. Это связано, возможно, с особенностями развития территорий, которые проявляются в видах экономической деятельности, представленных субъектами МСП. Также следует отметить, что г. Москва является территорией, на которой не значим ни один из анализируемых параметров. Однако данный субъект является скорее исключением из общей модели развития МСП. В целом следует отметить, что наблюдается весьма значительная диспропорция в данной сфере, что может снижать эффективность функционирования экономических систем. Поэтому необходимо способствовать цифровой интеграции [13] на федеральном уровне, сглаживая диспропорции.

Таким образом высказанная гипотеза доказана на региональном уровне.

Выводы

Подводя итог проведенному исследованию, можно отметить, что несмотря на изменения в экономической системе, вызванных цифровизацией процессов и внедрением положений концепции устойчивого развития, малый бизнес не потерял своей значимости и вносит значительный вклад в формирование валового внутреннего продукта. Региональные тенденции развития цифровизации и сферы МСП в целом соответствуют национальным.

В рамках данной работы выявлены взаимосвязи между отдельными параметрами цифровизации экономики и социума на региональном уровне.

По результатам анализа была проведена первичная классификация территорий по аспектам взаимовлияния цифровизации и МСП. Также были сформированы регрессионные модели, связывающее параметры цифровизации (число абонентов мобильного и фиксированного доступа к сети Интернет). Были выявлены отдельные особенности развития территорий, проявляющиеся в различных наборах значимых моделей.

Следует отметит, что не все регионы продемонстрировали наличие зависимостей меду анализируемыми параметрами. Данные выводы можно объяснить наличием особенностей развития в сфере МСП и интенсивностью протекания процессов цифровизации. Высказанная гипотеза доказана.

Полученные результаты могут быть использованы при исследовании данных сфер, а также в практике государственных органов в части планирования направлений развития территорий.


Источники:

1. Prashar A. // Journal of Cleaner Production. – 2019. – № 235. – p. 977-996. – url: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0959652619323856.
2. Mondejar M.E., Avtar R., Diaz H.L.B., Dubey R.K., Esteban J., Gómez-Morales A., …, Garcia-Segura S. Digitalization to achieve sustainable development goals: steps towards a smart green planet // Sci. Total Environ: 794 (2021), Article 148539 (https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0048969721036111).
3. Ma D., Zhu Q. Innovation in emerging economies: research on the digital economy driving high-quality green development // Journal of Business Research. – 2022. – p. 801-813. – doi: 10.1016/j.jbusres.2022.03.041.
4. ElMassah S., Mohieldin M. Digital transformation and localizing the sustainable development goals (SDGs) // Ecological Economics. – 2020. – doi: 106490.
5. He X., Ping Q., Hu W. Does digital technology promote the sustainable development of the marine equipment manufacturing industry in China? // Marine Policy. – 2022. – p. 104868. – doi: 10.1016/j.marpol.2021.104868.
6. Доклад о состоянии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации и мерах по его развитию за 2019–2022 гг. Министерство экономического развития Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/file/24f01970a69e33b47c3142da6f3be5d9/doklad_o_sostoyanii_msp_v_rossiyskoy_federacii_i_merah_po_ego_razvitiyu_za_20192022_gg.pdf (дата обращения: 10.04.2023).
7. Денисов И.В., Петренко Е.С., Белик Е.Б. Бизнес-модель как описание деятельности реальной коммерческой организации // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – № 4. – c. 531-540. – doi: 10.18334/epp.9.4.41355.
8. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2023. / Стат.сб./Росстат. - М., 2023. – 1126 c.
9. Стрелец И.А. Развитие квазиконкурентных рынков в условиях цифровизации экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2024. – № 1. – c. 27-36. – doi: 10.18334/vinec.14.1.120542.
10. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Манасян С.М., Назаренко В.С., Бахмутская В.С. Малый и средний бизнес в России: как жить во время и после кризиса? // Креативная экономика. – 2020. – № 10. – c. 2413-2430. – doi: 10.18334/ce.14.10.110897.
11. Карасев Н.А., Климачев Т.Д. Теоретические аспекты исследования проблем и перспектив применения технологий искусственного интеллекта в менеджменте российских компаний // Креативная экономика. – 2024. – № 2. – c. 337-356. – doi: 10.18334/ce.18.2.120490.
12. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2023. / Стат.сб./Росстат. - М., 2023. – 1126 c.
13. Резникова О.С., Круглов Д.В. Методика оценки влияния цифровизации на устойчивое развитие организации труда // Креативная экономика. – 2024. – № 4. – c. 941-952. – doi: 10.18334/ce.18.4.120781.

Страница обновлена: 17.06.2024 в 22:52:59