Роль Китая как экспортера товаров в страны и территории – участницы стратегической инициативы «Один пояс и один путь»

Мантаева Э.И.1, Болаев А.В.1
1 Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 14, Номер 4 (Апрель 2024)

Цитировать:
Мантаева Э.И., Болаев А.В. Роль Китая как экспортера товаров в страны и территории – участницы стратегической инициативы «Один пояс и один путь» // Экономика, предпринимательство и право. – 2024. – Том 14. – № 4. – doi: 10.18334/epp.14.4.120840.

Аннотация:
В исследовании проводится анализ роли Китая как экспортера товаров в страны и территории – участницы стратегической инициативы «Один пояс и один путь» на основании данных 2013 и 2022 гг. Определена доля КНР в импорте стран и территорий глобальной инициативы, сделан вывод о том, что роль Китая как экспортера товаров в страны и территории из текущего списка участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» значительно возросла, показано, что доля Китая в импорте товаров в страны и территории глобальной инициативы значительно превышает долю КНР в мировом импорте в целом. Также в исследовании рассмотрена совокупная роль стран и территорий стратегической инициативы в мировом импорте и их роль в экспорте Китая, определены страны и территории – участницы глобальной инициативы, в импорте которых доля китайских товаров при сравнении данных 2013 и 2022 гг. значительно возросла либо значительно снизилась, показана высокая степень концентрации китайского экспорта при торговле со странами и территориями – участницами стратегической инициативы «Один пояс и один путь»

Ключевые слова: Один пояс и один путь, Пояс и путь, Китай, экспорт, импорт



Введение

Важнейшим событием развития мирового хозяйства с конца прошлого века является становление Китайской Народной Республики в качестве одного из лидеров глобальной экономики, в том числе по таким показателям, как величина валового внутреннего продукта (номинального и по паритету покупательной способности), привлечение прямых иностранных инвестиций, стоимостные объемы внешней торговли (как экспорта, так и импорта), осуществление прямых иностранных инвестиций зарубежом. С 2013 г. руководитель Китая Си Цзиньпин предложил и активно продвигает стратегическую инициативу «Один пояс и один путь», направленную прежде всего на снижение издержек и преград при торгово-экономическом сотрудничестве между странами-участницами инициативы. [1] К настоящему времени глобальная инициатива была поддержана более чем 150 странами и территориями мира, расположенными преимущественно в Азии, Африке, Южной Америке, Океании, Восточной Европе. [2]

Несомненно, масштабы реализации стратегической инициативы «Один пояс и один путь» привлекают внимание большого количества исследователей, среди которых можно отметить таких ученых, как Абрамкина М.С. [3] (Abramkina, 2018), Бондаренко В.А. [4] (Bolaev A.V. and Bondarenko V.A., 2024), Ван Б. [5] (Wang Binyi, 2019), Ван Д. [6] (Wang Dehong, 2022), Ван Л. [7] (Wang Lu, 2019), Гарлик Д. [8] ( Jeremy Garlick, 2020), Гарсиа-Эрреро А. и Сюй Цз. [9] (Garcia-Herrero, A. and Xu, J., 2016), М.Г. Глянц и Р.Дж. Росс [10] (Michael H. Glantz and Robert J.Ross.), Дакворт Э. [11] (Elaine Duckworth, 2022), Джонс У. и Зепп-Ларуш Х. [12] (Khelga Zepp-Larush, Uilyam Dzhons, 2019), Дэн Цз. [13] (Deng Jiugang, 2019), Инь Цз. [14] (Yin Jiayin, 2022), Костецкая-Томашевская, Л. [15] (Kostecka-Tomaszewska, L., 2018), Круковская, М. [16] (Krukowska, M. 2016), Лю Ю. [17] (Liu Yufa, 2020), Ма Цз. [18] (Ma Jiantang, 2019), Михайленко А.Н. [19] (Mikhaylenko, 2018), Пакулин В.С. [20] (Pakulin, 2022), Погребинская Е.А. и Чэнь С. [21] (Pogrebinskaya, Chen, 2021), Степанов Н.С. [22] (Stepanov, 2020), Цзян Ч. [23] (Jiang Zhigang, 2014), Чэнь С. и Цю М. [24] (Chen Xue, Qiu Mingfeng, 2018), Юй Х. и Шкваря Л.В. [25] (Yu, Shkvarya, 2021) и другие. Практически всеми исследователями признается крайняя важность и актуальность изучения вопросов, связанных с реализацией инициативы «Пояса и пути», как часто сокращенно называют стратегическую инициативу «Один пояс и один путь».

В свою очередь цель этого исследования заключается в определении и сравнении роли Китая как экспортера товаров в страны и территории из текущего списка (на конец 2023 г.) участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» в 2013 г. (год начала реализации глобальной инициативы) и в 2022 г. С этой целью авторами были рассчитаны показатели доли КНР в импорте указанных стран и территорий (как отношение экспорта товаров из Китая в указанные страны и территории к общему объему их импорта товаров, выраженное в процентах), в качестве источника статистических данных послужили данные ООН и Всемирного банка по мировому импорту товаров, данные официальной китайской статистики по товарному экспорту из Китая в разрезе стран и территорий – импортеров.

В качестве основных составляющих научной новизны данного исследования можно отметить достаточно полный охват стран и территорий из текущего списка участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» и комплексный анализ роли Китая в их импорте в 2013 и 2022 гг.

Результаты и обсуждение

В качестве временных рамок исследования были выбраны 2013 г. как год начала реализации глобальной инициативы и 2022 г. как последний год, за который имеются подробные статистические данные. На основании данных из статистики ООН и Всемирного банка по глобальным импортным потокам и сведений из китайской официальной статистики по годовым объем экспорта в разрезе стран-импортеров товаров из Китая авторами были собраны исходные данные по годовому импорту в страны и территории – участницы инициативы «Пояса и пути» и годовому экспорту Китая в указанные страны и территории и рассчитаны такие показатели, как доля КНР в импорте указанных стран и территорий как отношение экспорта товаров из Китая в указанные страны и территории к общему объему их импорта товаров, выраженное в процентах, и коэффициенты увеличения доли КНР в импорте из указанных стран и территорий за 2013 и 2022 гг. для Таблицы 1. Как известно, мировые импорт и экспорт не равны друг другу в силу особенностей подсчета и оценки их стоимости, тем не менее, подобный подход достаточно достоверно демонстрирует как значимость Китая как источника импорта в указанные страны и территории, так и позволяет провести сравнение роли Китая как экспортера в соответствующие станы и территории в 2013 и 2022 гг.

Таблица 1. Роль Китая как экспортера в импорте товаров стран и территорий из текущего списка участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» (2013 и 2022 гг.).

Table 1. The role of China as an exporter in the merchandise import of countries and territories from the current list of participants in the Belt and Road strategic initiative (2013 and 2022).

Страны и территории
Импорт в указанные страны и территории годовой, млн долл. США
Экспорт Китая в указанные страны и территории годовой, млн долл. США
Доля КНР в импорте указанных стран и территорий (как отношение экспорта товаров из Китая в указанные страны и территории к их общему годовому объему импорта товаров), %
Коэффи-циент увеличения доли КНР в импорте из указанных стран и территорий (за 2022 гг. по сравнению с 2013 г.)
2013 г.
2022 г.
2013 г.
2022 г.
2013 г.
2022 г.
О-в Тайвань (Китай)
268500
437335
156404,9
236937,1
58,25
54,18
0,93
Республика Корея
514200
731366
183072,8
199016,1
35,60
27,21
0,76
Россия
341700
194393
39667,83
114379,8
11,61
58,84
5,07
Малайзия
192900
295092
60152,79
109838,6
31,18
37,22
1,19
Вьетнам
114300
364052
16891,89
87942,54
14,78
24,16
1,63
Саудовская Аравия
147000
140017
53450,71
78056,25
36,36
55,75
1,53
Индонезия
178600
237447
31424,26
77890,81
17,59
32,80
1,86
Таиланд
219000
30626
38522,65
56552,9
17,59
184,66
10,50
Объединенные Арабские Эмираты
249600
248418
12823,53
45416,67
5,14
18,28
3,56
Чили
74860
109265
20707,69
44456,43
27,66
40,69
1,47
Ирак
56890
44817
17984,76
39395,2
31,61
87,90
2,78
Оман
26490
22026
21040,61
36241,79
79,43
164,54
2,07
Сингапур
373000
475516
30064,52
33641,72
8,06
7,07
0,88
ЮАР
105000
111878
48388,43
32445,57
46,08
29,00
0,63
Кувейт
22790
26717
9586,638
26498,99
42,07
99,18
2,36
Перу
41110
60246
8408,062
24126,16
20,45
40,05
1,96
Ангола
22860
17711
31972,67
23240,18
139,86
131,22
0,94
Филиппины
61490
145889
18181,81
23018,22
29,57
15,78
0,53
Катар
30790
33479
8463,353
22585,74
27,49
67,46
2,45
Демократическая Республика Конго
8187
26996
2745,655
16561,79
33,54
61,35
1,83
Новая Зеландия
37150
54676
8253,214
15969,11
22,22
29,21
1,31
Казахстан
47890
50044
16050,84
14840,88
33,52
29,66
0,88
Мьянма
7477
17403
2856,867
11494,75
38,21
66,05
1,73
Туркменистан
10190
3434
8893,257
10313,56
87,27
300,34
3,44
Монголия
6739
8747
3509,547
9332,18
52,08
106,69
2,05
Австрия
167900
231947
5030,35
8240,77
3,00
3,55
1,19
Гонконг (Китай)
520600
669093
16206,58
7751,36
3,11
1,16
0,37
Словакия
75990
115215
3458,156
7709,07
4,55
6,69
1,47
Эквадор
24580
33048
775,263
6819,41
3,15
20,63
6,54
Иран
66970
26958
25389,86
6353,7
37,91
23,57
0,62
Замбия
7361
9048
3047,866
5729,23
41,41
63,32
1,53
Республика Конго
5835
3542
5712,191
5598,76
97,90
158,07
1,61
Чешская Республика
143400
235919
2614,923
5414,25
1,82
2,29
1,26
Польша
207400
358593
2231,797
5054,87
1,08
1,41
1,31
Венгрия
87370
158413
2715,148
5048,85
3,11
3,19
1,03
Гвинея
1551
6007
84,092
4521,46
5,42
75,27
13,88
Турция
242900
363711
4486,234
4504,31
1,85
1,24
0,67
Уругвай
12220
12973
2466,419
4457,28
20,18
34,36
1,70
Украина
90300
55224
3272,867
4349,23
3,62
7,88
2,17
Габон
2433
2572
898,644
3946,97
36,94
153,46
4,15
Папуа - Новая Гвинея
3547
5598
797,69
3796,49
22,49
67,82
3,02
Пакистан
39810
71105
3196,84
3416,02
8,03
4,80
0,60
Лаос
1504
7625
1010,079
3351,27
67,16
43,95
0,65
Румыния
67540
1327
1207,502
3077,1
1,79
231,88
129,70
Португалия
69480
115036
1399,461
3036,36
2,01
2,64
1,31
Ливия
18100
17335
2038,928
2936,74
11,26
16,94
1,50
Гана
17560
18943
1203,33
2341,46
6,85
12,36
1,80
Узбекистан
15530
28264
1938,093
2276,41
12,48
8,05
0,65
Бруней
2610
9189
89,804
2248,62
3,44
24,47
7,11
Коста-Рика
16750
21143
4758,054
2008,81
28,41
9,50
0,33
Камбоджа
7837
19296
363,635
1838,2
4,64
9,53
2,05
Беларусь
45010
12535
580,512
1801,97
1,29
14,38
11,15
Нигерия
54600
60488
1546,603
1597,21
2,83
2,64
0,93
Экваториальная Гвинея
7758
1677
2469,918
1504,4
31,84
89,71
2,82
Сербия
18350
39756
180,127
1355,31
0,98
3,41
3,47
Мозамбик
6167
14512
454,875
1338,06
7,38
9,22
1,25
Гайана
1366
8557
21,129
1303,03
1,55
15,23
9,84
Зимбабве
3607
5722
687,839
1299,31
19,07
22,71
1,19
Болгария
31500
58091
956,743
1273,52
3,04
2,19
0,72
Панама
24690
29249
43,944
1221,58
0,18
4,18
23,47
Мавритания
1475
5119
1728,522
1173,96
117,19
22,93
0,20
Алжир
48270
33766
2164,547
1143,48
4,48
3,39
0,76
Чад
2631
895,2
103,5
1086,24
3,93
121,34
30,85
Египет
59720
79712
1851,607
1019,83
3,10
1,28
0,41
Бангладеш
36440
83203
602,366
981,73
1,65
1,18
0,71
Кот-Д'Ивуар
8589
17972
257,133
967,92
2,99
5,39
1,80
Марокко
22937,43
72833
531,428
909,02
2,32
1,25
0,54
Армения
2988
8634
73,139
907,47
2,45
10,51
4,29
Судан
6217
7448
2100,023
877,3
33,78
11,78
0,35
Боливия
7653
13049
275,774
872,1
3,60
6,68
1,85
Греция
53530
9797
433,267
835,79
0,81
8,53
10,54
Венесуэла
59310
10856
13120,1
833,62
22,12
7,68
0,35
Сьерра-Леоне
560
1717
145,2659
764,4
25,94
44,52
1,72
Тринидад и Тобаго
8317
6202
119,502
761,78
1,44
12,28
8,55
Иордания
18400
19375
169,875
745,87
0,92
3,85
4,17
Камерун
6559
7971
366,169
655,97
5,58
8,23
1,47
Йемен
8893
8985
3061,301
633,27
34,42
7,05
0,20
Мадагаскар
1958
5478
173,906
626,61
8,88
11,44
1,29
Намибия
5586
7958
257,7
593,91
4,61
7,46
1,62
Словения
28010
59722
302,799
589,48
1,08
0,99
0,91
Мальта
5368
8571
725,238
585,21
13,51
6,83
0,51
Танзания
10330
15654
552,548
536,87
5,35
3,43
0,64
Доминиканская Республика
17760
2999
290,011
528,26
1,63
17,61
10,79
Шри-Ланка
17320
17301
182,564
494,93
1,05
2,86
2,71
Эритрея
738
332,1
50,934
457,71
6,90
137,82
19,97
Эфиопия
9498
16544
315,688
453,59
3,32
2,74
0,82
Куба
13720
42
504,634
451,64
3,68
1075,33
292,36
Ботсвана
6938
8005
193,858
392,91
2,79
4,91
1,76
Латвия
16080
27894
99,158
375,34
0,62
1,35
2,18
Таджикистан
3301
5182
88,751
373,78
2,69
7,21
2,68
Люксембург
23290
26068
256,661
324,43
1,10
1,24
1,13
Нигер
800
3787
15,875
317,71
1,98
8,39
4,23
Соломоновы острова
256
539,5
40,4521
301,53
15,80
55,89
3,54
Эстония
17050
27002
199,575
290,87
1,17
1,08
0,92
Кения
15100
21128
52,783
269
0,35
1,27
3,64
Сенегал
5733
12129
39,73
268,58
0,69
2,21
3,20
Бенин
1812
3344
206,007
257,01
11,37
7,69
0,68
Тунис
23320
22296
176,729
254,55
0,76
1,14
1,51
Бахрейн
15170
15534
305,181
251,25
2,01
1,62
0,80
Азербайджан
10060
14539
233,583
245,87
2,32
1,69
0,73
Южный Судан
64,62222
512,5
24,68344
236,97
38,20
46,24
1,21
Сальвадор
9912
17108
8,988
233,42
0,09
1,36
15,05
Того
1337
2798
117,944
192,29
8,82
6,87
0,78
Албания
1992,601
8407
234,841
185,22
11,79
2,20
0,19
Северная Македония
6229
12755
107,973
178,97
1,73
1,40
0,81
Хорватия
20240
44115
104,266
158,63
0,52
0,36
0,70
Грузия
6628
10038
54,456
148,9
0,82
1,48
1,81
Тимор-Лешти
202
933,5
0,397
145,36
0,20
15,57
79,23
Босния и Герцеговина
8849
15382
20,88
122,71
0,24

3,38
Джибути
644
694
0,274
96,73
0,04
13,94
327,59
Литва
32010
5511
124,786
90,67
0,39
1,65
4,22
Мали
2358
5972
152,468
87,65
6,47
1,47
0,23
Молдова
5152
9219
18,586
84,88
0,36
0,92
2,55
Кыргызстан
4981
9629
62,35
81,66
1,25
0,85
0,68
Макао (Китай)
8866
1743
387,121
79,35
4,37
4,55
1,04
Руанда
1047
3368
108,45
70,47
10,36
2,09
0,20
Ливан
20380
195
45,579
64,04
0,22
32,84
146,84
Уганда
5187
4572
71,925
58,26
1,39
1,27
0,92
Черногория
601,7
3722
16,143
47,26
2,68
1,27
0,47
Суринам
1297
1803
28,089
45,81
2,17
2,54
1,17
Гамбия
306
1436
77,978
44,14
25,48
3,07
0,12
Фиджи
3120
3016
59,376
43,33
1,90
1,44
0,75
Афганистан
6390
4689
9,595
42,02
0,15
0,90
5,97
Никарагуа
6450
11247
91,822
35,21
1,42
0,31
0,22
Кипр
7093
11889
52,8
33,74
0,74
0,28
0,38
Гондурас
11180
1782
234,871
29,24
2,10
1,64
0,78
Барбадос
1586
2147
12,688
26,55
0,80
1,24
1,55
ЦАР
237,3
629,5
40,649
25,03
17,13
3,98
0,23
Лесото
1766
1881
13,413
22,24
0,76
1,18
1,56
Непал
5920
13716
43,25
21,81
0,73
0,16
0,22
Ямайка
5905
6861
3,811
14,71
0,06
0,21
3,32
Малави
1675
1553
38,421
12,61
2,29
0,81
0,35
Вануату
156
424,7
2,244
10,82
1,44
2,55
1,77
Бурунди
336
1204
9,307
10,07
2,77
0,84
0,30
Сомали
798
3519
16,34
7,38
2,05
0,21
0,10
Сирия
10780
4325
4,705
2,24
0,04
0,05
1,19
Антигуа и Барбуда
522,8
623
0,339
1,05
0,06
0,17
2,60
Самоа
324
492,1
0,011
0,95
0,00
0,19
56,86
Острова Кука
81,04
159,5
1,008
0,82
1,24
0,51
0,41
Доминика
296
400
0,109
0,43
0,04
0,11
2,92
Коморские острова
143
271,7
0,008
0,08
0,01
0,03
5,26
Сейшельские острова
831
717,5
0,402
0,07
0,05
0,01
0,20
Мальдивы
798
3522
0,418
0,06
0,05
0,00
0,03
Кабо-Верде
858
832,2
0
0,02
0,00
0,00
Н/Д
Гренада
343
589,3
0,032
0,02
0,01
0,00
0,36
Микронезия
132,7
159,1
9,983
0,1
7,52
0,06
0,01
Гвинея-Бисау
200
395,6
16,828
0
8,41
0,00
0,00
Тонга
139
244,7
0,025
0
0,02
0,00
0,00
Кирибати
62
206,2
0,456
0
0,74
0,00
0,00
Ниуэ
9,038
31,7
0
0
0,00
0,00
Н/Д
Итого
6076942
7662325
987653,7
1545919
16,25
20,18
1,24
Рассчитано авторами по источникам: [26-29]. Страны перечислены в порядке снижения стоимости китайского экспорта в 2022 г. Для небольшого количества стран, испытывающих проблемы со статистическими данными на 2013 либо 2022 г., представлены имеющиеся в наличии данные за ближайший предыдущий год. Гонконг, Макао и о-в Тайвань в официальной статистике ООН, Всемирного Банка и Правительства КНР выделяются отдельно, при этом отмечается суверенитет Китайской Народной Республики над указанными территориями. [30]

Анализ данных, рассчитанных и представленных в Таблице 1, показывает, что на Китай приходилось около 20,18% от импорта стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь». С учетом аналогичного показателя за 2013 г., равного 16,25%, можно сделать вывод, что роль Китая как экспортера товаров в страны и территории из текущего списка участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» значительно возросла (коэффициент увеличения доли КНР в импорте из указанных стран за 2013 и 2022 гг., подсчитан как отношение экспорта товаров из Китая в указанные страны и территории к общему объему их импорта товаров, равен 1,24). При этом можно отметить, что указанные показатели значительно превышают показатели доли Китая в мировом экспорте, равные 11,49% и 11,76% в 2013 и 2022 гг. соответственно. [31]

Относительно совокупной роли стран и территорий из текущего состава участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» в мировом импорте можно отметить, что вместе с Китаем на них приходилось около 41,45% в 2013 г. и 40,91% в 2022 гг., без учета КНР этот показатель составлял соответственно 33,11% и 30,30%, что свидетельствует как о некотором росте роли Китая как глобального импортера (с 8,44% до 10,71% от мирового импорта в 2013 и 2022 гг. соответственно), так и в свою очередь показывает некоторое снижение роли в глобальном импорте остальных стран и территорий – участниц инициативы «Пояса и пути». [Таблица 1; 31]

Важно отметить, что для целого ряда стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь» Китай является основным источником импорта товаров. Судя по результатам расчетов в Таблице 1, доля КНР в импорте (рассчитанная как отношение экспорта товаров из Китая в указанные страны и территории к общему объему их импорта товаров и выраженная в процентах) в 2022 г. превышала 50% для таких стран и территорий, как о-в Тайвань (Китай), Россия, Саудовская Аравия, Таиланд, Ирак, Оман, Кувейт, Ангола, Соломоновы о-ва, Катар, Демократическая республика Конго, Мьянма, Туркменистан, Монголия, Замбия, Республика Конго, Гвинея, Габон, Папуа-Новая Гвинея, Румыния, Экваториальная Гвинея, Чад, Эритрея, Куба. В качестве некоторой проблемы ведения статистики можно отметить, что зарегистрированные китайской правительственной статистикой объемы экспорта в некоторые страны даже превышают официальный импорт этих государств, что позволяет предполагать представление неполной (заниженной) информации по импорту или даже намеренное искажение в сторону снижения стоимости ввозимых товаров импортерами (к примеру, с целью снижения таможенных пошлин и т.п.). Среди таких стран можно отметить такие государства, как Таиланд, Оман, Анголу, Туркменистан, Монголию, Республику Конго, Габон, Румынию, Чад, Эритрею, Кубу.

За указанный период (2013-2022 гг.) более чем в два раза возросла роль Китая как источника импорта товаров в таких странах, как Россия, Таиланд, Объединенные Арабские Эмираты, Ирак, Оман, Кувейт, Катар, Туркменистан, Монголия, Эквадор, Гвинея, Украина, Габон, Папуа-Новая Гвинея, Румыния, Бруней, Камбоджа, Таджикистан, Нигер, Соломоновы о-ва, Кения, Сенегал, Сальвадор, Тимор-Лешти, Босния и Герцеговина, Джибути, Молдова, Ливан, Афганистан, Беларусь, Экваториальная Гвинея, Сербия, Гайана, Панама, Чад, Армения, Греция, Тринидад и Тобаго, Иордания, Доминиканская Республика, Шри-Ланка, Эритрея, Куба, Латвия, Ямайка, Антигуа и Барбуда, Самоа, Доминика, Коморские острова. Судя по результатам расчетов из Таблицы 1, основной причиной подобного роста чаще всего являлся эффект низкой базы (данных 2013 г., отражающих небольшие объемы экспорта Китая в рассматриваемые страны и территории), в некоторых случаях причины могут быть связаны с политикой – в частности, повышение роли Китая в импорте в нашу страну связано с односторонними санкциями недружественных стран коллективного Запада.

Для ряда стран «Пояса и пути» роль Китая как источника импортных товаров при сравнении за указанные годы (2013 и 2022 гг.) значительно снизилась. Среди стран, в которых роль Китая в импорте (рассчитанная как отношение экспорта товаров из Китая в указанные страны и территории к общему годовому объему их импорта товаров и выраженная в процентах) снизилась более чем в два раза за период 2013-2022 гг. можно отметить специальный административный район Гонконг (Китай), Коста-Рику, Албанию, Мали, Руанду, Черногорию, Гамбию, Никарагуа, Кипр, ЦАР, Мавританию, Египет, Судан, Венесуэлу, Йемен, Непал, Малави, Бурунди, Сомали, о-ва Кука, Сейшельские о-ва, Мальдивы, Гренаду, Микронезию. Подобное резкое падение роли КНР в импорте указанных стран и территорий скорее всего связано со структурой товарного импорта, возможно даже именно с соотношением инвестиционных и потребительских товаров в импорте.

Импорт товаров из Китая в страны и территории «Пояса и пути» характеризуется довольно высокой степенью концентрации – на шесть стран и территорий - о-в Тайвань (Китай), Республику Корею, Россию, Малайзию, Вьетнам, Саудовскую Аравию - приходится более половины экспорта Китая в страны и территории – участницы глобальной инициативы.

Важно отметить, что в целом на страны и территории из текущего списка участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» приходилось около 41,60% годового экспорта Китая в 2022 г. (и практически столько же – около 41,20% в 2013 г.). [Таблица 1; 31]

Таким образом, можно в качестве вывода отметить, что на Китай приходилось около 20,18% от импорта стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь» и, с учетом аналогичного показателя за 2013 г., равного 16,25%, роль Китая как экспортера товаров в страны и территории из текущего списка участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» значительно возросла (коэффициент увеличения доли КНР в импорте из указанных стран за 2013 и 2022 гг., подсчитан как отношение экспорта товаров из Китая в указанные страны и территории к общему объему их импорта товаров, равен 1,24), при этом указанные показатели значительно превышают показатели доли Китая в мировом экспорте, равные 11,49% и 11,76% в 2013 и 2022 гг. соответственно. На страны и территории из текущего состава участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» вместе с Китаем приходилось около 41,45% в 2013 г. и 40,91% в 2022 гг. от суммарного глобального импорта, без учета КНР этот показатель составлял соответственно 33,11% и 30,30%, что свидетельствует о некотором росте роли Китая как глобального импортера (с 8,44% до 10,71% в мировом импорте в 2013 и 2022 гг. соответственно), так и, в свою очередь, показывают некоторое снижение роли в глобальном импорте остальных стран и территорий – участниц инициативы «Пояса и пути», при этом в целом на страны и территории из текущего списка участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» приходилось около 41,60% годового экспорта Китая в 2022 г. и данный показатель практически не изменился с 2013 г.

Для более двух десятков стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь» Китай является основным источником импорта товаров, для около пятидесяти стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь» роль Китая как источника импорта товаров (при сравнении 2022 и 2013 гг.) выросла более чем в два раза. Можно отметить, что импорт товаров из Китая в страны и территории «Пояса и пути» характеризуется довольно высокой степенью концентрации – на шесть стран и территорий - о-в Тайвань (Китай), Республику Корею, Россию, Малайзию, Вьетнам, Саудовскую Аравию - приходится более половины экспорта Китая в страны и территории – участницы глобальной инициативы.

Заключение

Анализ роли Китая как экспортера товаров в страны и территории – участницы стратегической инициативы «Один пояс и один путь» на основании данных 2013 и 2022 гг. позволяет нам сделать следующие выводы:

- на Китай в 2022 г. приходилось около 20,18% от импорта стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь»;

- с учетом аналогичного показателя за 2013 г., равного 16,25%, можно сделать вывод, что роль Китая как экспортера товаров в страны и территории из текущего списка участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» значительно возросла - коэффициент увеличения доли КНР в импорте из указанных стран за 2013 и 2022 гг., подсчитан как отношение экспорта товаров из Китая в указанные страны и территории к общему объему их импорта товаров, равен 1,24;

- указанные показатели значительно превышают показатели доли Китая в мировом экспорте, равные 11,49% и 11,76% в 2013 и 2022 гг. соответственно;

- на страны и территории из текущего состава участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» вместе с Китаем приходилось около 41,45% в 2013 г. и 40,91% в 2022 гг. от суммарного глобального импорта, без учета КНР этот показатель составлял соответственно 33,11% и 30,30%;

— указанные факты свидетельствует как о некотором росте роли Китая как глобального импортера (с 8,44% до 10,71% в мировом импорте в 2013 и 2022 гг. соответственно), так и в свою очередь показывают некоторое снижение роли в глобальном импорте остальных стран и территорий – участниц инициативы «Пояса и пути»;

- для более двух десятков стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь» Китай является основным источником импорта товаров;

- для около пятидесяти стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь» роль Китая как источника импорта товаров с 2013 и по 2022 гг. возросла более чем в два раза;

- импорт товаров из Китая в страны и территории «Пояса и пути» характеризуется довольно высокой степенью концентрации – на шесть стран и территорий - о-в Тайвань (Китай), Республику Корею, Россию, Малайзию, Вьетнам, Саудовскую Аравию - приходится более половины экспорта Китая в страны и территории – участницы глобальной инициативы.

- в целом на страны и территории из текущего списка участников стратегической инициативы «Один пояс и один путь» приходилось около 41,60% годового экспорта Китая в 2022 г. (и практически столько же – около 41,20% в 2013 г.).

Среди обнаруженных проблем можно отметить, что при сравнении официального экспорта товаров из Китая по статистике китайского правительства и официального импорта стран и территорий - участниц «Пояса и пути» за 2022 г. зачастую возникает ситуация, когда стоимость китайского экспорта оказывается больше (или сравнима) с официальным объемом импорта некоторых стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь». Причинами подобных ситуаций могут являться самые различные факторы, которые нуждаются в дополнительном исследовании. Также в качестве интересного вопроса, нуждающегося в дальнейшем изучении, можно отметить ситуацию, когда для ряда стран «Пояса и пути» роль Китая как источника импортных товаров при сравнении в указанные годы (2013-2022 гг.) значительно снизилась (в два и более раза).


Источники:

1. Болаев А.В. Китайская концепция развития «Один пояс и один путь»: возможности и перспективы привлечения прямых иностранных инвестиций в Россию // Вестник РАЕН. – 2016. – № 5. – c. 81-86.
2. Мантаева Э.И., Болаев А.В. Рост значимости Китая как импортера товаров из стран и территорий – участниц стратегической инициативы «Один пояс и один путь» // Экономические отношения. – 2024. – № 1. – doi: 10.18334/eo.14.1.120776.
3. Абрамкина М.С. Политические риски китайского проекта «Один пояс, один путь» // Экономические отношения. – 2018. – № 3. – c. 437-444. – doi: 10.18334/eo.8.3.39280.
4. Болаев А.В., Бондаренко В.А. Вопросы повышения роли Китая в мировой экономике в контексте реализации стратегической инициативы «Один пояс и один путь» // Экономические отношения. – 2024. – № 1. – doi: 10.18334/eo.14.1.120643.
5. Ван Биньи Мяньсян «И Дай И Лу» дэ Чжунго ГанкоуЧжуаньсинШэнцзиЯньцзю [Изучение трансформации и модернизации китайских портов, задействованных в реализации инициативы «Один пояс и один путь»]. - Пекин, 2019. – 182 c.
6. Ван Дэхун «И Дай И Лу» ШанъеМошиюйФэнсяньГуаньли [«Один пояс и один путь»: Бизнес-модель и управление рисками]. - Пекин, 2022. – 348 c.
7. Ван Лу «И Дай И Лу» ГоцзиХэцзо, ГоцзяВэньхуаТэчжэнюй Вай ЧжайФэнсяньЯньцзю [Исследование международного сотрудничества, государственных культурных особенностей и зарубежных кредитных рисков инициативы «Один пояс и один путь»]. - Пекин, 2022. – 196 c.
8. Jeremy Garlick The Regional Impacts of China’s Belt and Road Initiative // Journal of Current Chinese Affairs. December. – 2020. – № 49(2). – doi: 10.1177/1868102620968848.
9. Garcia-Herrero A., Xu J. China’s Belt and Road Initiative: Can Europe Expect Trade Gains?. Bruegel Working Paper, Issue 5. [Электронный ресурс]. URL: https://bruegel.org/wpcontent/uploads/2016/09/WP-05-2016.pdf (дата обращения: 01.03.2024).
10. Майкл Г. Глянц, Роберт Дж. Росс Один пояс и один путь. Долгий марш Китая в 2049 год. - Издательство «Международныеотношения». - Москва, 2021. – 264 c.
11. Duckworth E/ Latin American and Caribbean Participation in China's Belt and Road Initiative // Cornell International Affairs Review. – 2022. – № 1. – p. 115-161.
12. Зепп-Ларуш Х., Джонс У. Цун «И Дай И Лу» Дао ШицзеДалуЦяо [От «Одного пояса и одного пути» к мировому континентальному мосту.]. - Нанкин, 2019. – 406 c.
13. Дэн Цзюган ХухэХаотэюй «И Дай И Лу» [Хух-Хото и «Один пояс и один путь»]. - Хух-Хото, 2019. – 200 c.
14. Инь Цзяинь «И Дай И Лу» Бэйцзинся Во Го ХайвайШиюСянмуЦзунхэ Пингу ТисиЯньцзю [Исследование комплексной системы оценки зарубежных нефтяных проектов Китая в рамках «Одного пояса и одного пути»]. - Пекин, 2022. – 192 c.
15. Kostecka-Tomaszewska L. Economic security of China: the implications of the Belt and Road Initiative // Optimum: Economic Studies. – 2018. – № 94. – p. 166-182.
16. Krukowska M. China’s “one belt, one road” strategy and its implications for the global world order // International Business and Global Economy. – 2016. – № 35/1. – p. 157-168. – doi: 10.4467/23539496IB.16.012.5593.
17. ЛюЮфа «И Дай И Лу» ЦиеЧжэнлюэ [Стратегия предприятия инициативы «Один пояс и один путь»]. - Пекин, 2020. – 358 c.
18. Ма Цзяньтан «И Дай И Лу» ГоцзиХэцзоЦзичжиЯньцзю [Исследование механизма международного сотрудничества инициативы «Один пояс и один путь»]. - Пекин, 2019. – 202 c.
19. Михайленко А.Н. Сопряжение евразийской интеграции и китайского проекта «Один пояс - один путь» // Евразийский Союз: вопросы международных отношений. – 2018. – № 1(23). – c. 35-46.
20. Пакулин В.С. Процессы сопряжения китайского проекта // Вестник Томского государственного университета. История. – 2022. – № 76. – c. 47-55.
21. Погребинская Е.А., Чэнь С. Анализ потенциала экономического взаимодействия между Китаем и другими странами в рамках инициативы «Один пояс – один путь» на основе стохастической модели пограничной торговой гравитации // Экономика высокотехнологичных производств. – 2021. – № 1. – c. 21-28. – doi: 10.18334/evp.2.1.111108.
22. Степанов Н.С. Китайская инициатива // Мир перемен. – 2020. – № 3. – c. 170-178.
23. Цзян Чжиган «И Дай И Лу» Цзяньшэ Чжун дэ ЦзиньжунЧжичшиЧжудаоЦзоюн [Ведущая роль финансовой поддержки в строительстве «Пояса и пути»] // ГоцзиЦзинцзиХэцзо [Международное экономическое сотрудничество]. – 2014. – № 9. – c. 59-63.
24. Чэнь Сюэ, Цию Минфэн Возможности и вызовы в процессе продвижения инициативы «Один пояс, один путь» в Китае // Креативная экономика. – 2018. – № 8. – c. 1065-1072. – doi: 10.18334/ce.12.8.39275.
25. Юй Хайлин, Шкваря Л.В. Исследование совместного российско-китайского строительства «Ледяного шелкового пути» // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 2. – c. 833-848. – doi: 10.18334/vinec.11.2.112006.
26. Trade statistics for international business development. Monthly, quarterly and yearly trade data. Import & export values, volumes, growth rates, market shares, etc. International Trade Centre. [Электронный ресурс]. URL: https://www.trademap.org/Country_SelProduct.aspx? (дата обращения: 01.03.2024).
27. World Trade Summary 2013. Worldbank.org. [Электронный ресурс]. URL: https://wits.worldbank.org/CountryProfile/en/Country/WLD/Year/2013/Summarytext (дата обращения: 01.03.2024).
28. Чжунго ТунцзиНяньцзянь 2014 [Китайский статистический ежегодник 2014]. Таблица 11/6. - Пекин: 2014
29. Чжунго тунцзиняньцзянь 2023 [Китайский статистический ежегодник 2023]. Таблица 11/5. - Пекин: 2023
30. Мантаева Э.И. Болаев А.В. Влияние прямых иностранных инвестиций на модернизацию экономики КНР // Вестник Российского государственного торгово-экономического университета. – 2010. – № 5 (43). – c. 62-73.
31. Болаев А.В., Бондаренко В.А. Вопросы повышения роли Китая в мировой экономике в контексте реализации стратегической инициативы «Один пояс и один путь» // Экономические отношения. – 2024. – № 1. – doi: 10.18334/eo.14.1.120643.

Страница обновлена: 05.04.2024 в 11:01:39