Влияние агрохолдингов на состояние рынка труда сельских территорий: региональная дифференциация

Чекмарев О.П., Лукичев П.М., Конев П.А.

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2024)

Цитировать:
Чекмарев О.П., Лукичев П.М., Конев П.А. Влияние агрохолдингов на состояние рынка труда сельских территорий: региональная дифференциация // Продовольственная политика и безопасность. – 2024. – Том 11. – № 2. – doi: 10.18334/ppib.11.2.120837.

В издательстве открыта вакансия ответственного редактора научного журнала с возможностью удаленной работы
Подробнее...



Введение.

В современной экономике России агрохолдинги и прочие формы крупных и средних сельскохозяйственных организаций (СХО) формируют большую долю производства сельскохозяйственной продукции, как в отрасли растениеводства, так и животноводства [1].

Деятельность агрохолдингов и крупных СХО подвергается критической оценке во многих трудах отечественных исследователей. Так в работе Рущицкой О. А., Мальковой Ю. В., Даниловой К. А. приводится развернутый анализ понятия «агрохолдинг», общащается внимание на сложности с оценкой их деятельности [2]. В статье Никоновой А.Н. отмечаются тенденции увеличения количества средних и крупных СХО и их концентрации [3].

Преимуществам и дискуссионным вопросам функционирования агрохолдингов посвящены, например, работы Никоновой Г.Н., Барсуковой С.Ю. Чемарева О.П. и др. [4, 5, 6, 7]. Барсукова С.Ю. обращает внимание на вытеснение агрохолдингами фермерских хозяйств как по причине замкнутости произведённого цикла у первых, так и за счет дискриминации в области государственной поддержки крупных и малых форм хозяйствования на селе. Во многих исследованиях отмечается негативное влияние агрохолдингов на рынок труда на сельских территориях, депопуляцию сельских территорий [8, 9, 10].

Компании Forbes и Befl публикуют рейтинги агрохолдингов по объемам земельных активов и [7, 11]. А компания RAEX публикует ежегодный рейтинг агрохолдингов по объемам реализации [12].

Однако, несмотря на имеющиеся исследования открытым остается вопрос об эмпирическом подтверждении влияния крупных и средних СХО и агрохолдингов на рынки труда сельских территорий. Основой существующей доказательной базы для подтверждения негативного влияния агрохолдингов на рынки труда сельских территорий исходя из вышеприведенных источников являются данные о снижении численности населения сельских территорий в России в целом или отдельные факты давления агрохолдингов на фермерские хозяйства. Тем не менее, в связи с многофакторностью процессов динамики работающего населения на селе, целесообразно исследовать эти взаимосвязи в рамках региональной дифференциации. Крупнейшие агрохолдинги и концентрация крупных и средних СХО распределены по регионам крайне неравномерно, что не позволяет исследовать их влияние на рынки труда в целом по стране. Наличие и постепенный рост несельскохозяйственной занятости на сельских территориях за счет развития лесной промышленности и туристической индустрии например, накладывают дополнительные ограничения на возможности выявления влияния крупных и средних СХО на спрос и предложение труда. Поэтому целью данной статьи является анализ региональной дифференциации концентрации крупнейших агрохолдингов, а так же крупных и средних СХО России (по их доле в сельскохозяйственных угодьях региона) и оценка влияния этой концентрации на динамику отдельных показателей регионального рынка труда.

Методы.

Методология исследования основана на расчете парных коэффициентов корреляции отдельных характеристик рынка труда в регионе и долей сельхозугодий, занимаемых с одной стороны крупнейшими Российскими агрохолдингами, а с другой стороны, средними и крупными СХО в каждом регионе. Выделение крупнейших агрохолдингов в России проводилось на базе авторской методики, представленной в статье Чекмарева О.П. и Бушиневой Ю.И. [13] на основе которой рассчитана региональная представленность крупнейших агрохолдингов по их доле в общих площадях сельскохозяйственных угодий соответствующих регионов. При этом крупнейшие агрохолдинги России выделялись по признаку общего земельного банка, находившегося в пользовании каждого из выбранных агрохолдингов на территории России. В выборку крупнейших по площадям агрохолдингов вошло 64 объединения. При этом каждый агрохолдинг мог иметь земли как в рамках одного субъекта Российской Федерации, так и нескольких. С точки зрения региональной дифференциации, оценке корреляционной связи подвергались все площади, используемые всеми агрохолдингами из этой выборки в рамках каждого региона России.

Корреляционные связи характеристик рынка труда со средними и крупными СХО в регионе приводились исходя из расчета дли земель, находящихся под контролем этих организаций в каждом из субъектов РФ. За основу определения этой доли взята информация из Ежегодных докладов о состоянии и использовании земель сельскохозяйственного назначения в 2021 и 2016 годах и итогов сельскохозяйственных переписей населения 2016 и 2021 годов [14, 15, 16]. Период выборки для расчета динамики изменения доли крупных и средних СХО был взят исходя из необходимости сопоставимости показателей во времени, так как до 2015 года к малым предприятиям относились организации с выручкой до 400 млн. руб., а после, до 800 млн. руб. в год.

Для оценки корреляционных связей использовались следующие основные характеристики рынка труда региона: количество и доля сельского населения, численность рабочей силы в регионе, количество занятых в сельском хозяйстве, охоте и рыболовстве, количество крестьянских (фермерских) хозяйств (КФХ) и доля сельскохозяйственных угодий, используемая КФХ в регионе. Эти данные получены из открытых источников Росстата и ФНС России [14, 15, 16, 17, 18, 19]. Для повышения возможностей сопоставимости характеристик труда между регионами использовались относительные значения этих показателей в расчете на тыс. человек занятых в сельском хозяйстве, на тыс. га, сельскохозяйственных угодий и пр.

Наборы данных использовались на нахождения коэффициентов парных корреляций как по всей выборке регионов России (с учетом наличия информации), так и в рамках группировок регионов по отдельным сходным признакам, чтобы уменьшить влияние на коэффициенты прочих факторов.

Полученные коэффициенты парной корреляции анализировались на значимость полученных значений тесноты связи в рамках разных доверительных вероятностей с учетом количества наблюдений [20]. Далее рассматривались возможные интерпретации полученных результатов.

Результаты и обсуждение.

В таблице 1 произведена группировка регионов страны по доле сельхозугодий используемых крупнейшими агрохолдингами, а также совокупностью средних и крупных СХО в рамках соответствующих регионов. В связи с ограниченным объемом настоящей статью в таблице приводятся данные только по регионам с долей агрохолдингов в структуре сельскохозяйственных угодий более 10%.

Таблица 1 – Региональная дифференциация земельных банков средних и крупных СХО по доле сельхозугодий в регионе (2021, 2022 гг.)

№ рейтинга
Регион
Федеральный округ
Доля сельхозугодий под агрохолдингами, %
Кол-во агрохолдингов в регионе из ТОП-64, ед.
Доля средних и крупных СХО в сельхозугодиях региона, %
-
Россия
-
8,4
64
31,6
1.
Белгородская область
ЦФО
55,6
8
65,0
2.
Краснодарский край
ЮФО
38,2
12
48,2
3.
Липецкая область
ЦФО
37,7
8
64,4
4.
Республика Адыгея
ЮФО
33,5
1
11,4
5.
Курская область
ЦФО
33,2
11
58,4
6.
Республика Татарстан
ПФО
30,7
8
48,4
7.
Тамбовская область
ЦФО
29,4
11
43,7
8.
Пензенская область
ПФО
27,0
11
48,8
9.
Орловская область
ЦФО
26,9
8
64,4
10.
Воронежская область
ЦФО
23,0
8
48,2
11.
Республика Мордовия
ПФО
21,7
3
52,0
12.
Самарская область
ПФО
17,7
5
26,3
13.
Брянская область
ЦФО
17,4
1
54,8
14.
Амурская область
ДФО
15,2
2
31,2
15.
Калужская область
ЦФО
14,8
2
48,6
16.
Тульская область
ЦФО
14,7
5
29,2
17.
Ставропольский край
СКФО
12,2
8
46,7
18.
Ростовская область
ЮФО
11,8
10
29,5
19.
Саратовская область
ПФО
11,3
10
18,2
20.
Ульяновская область
ПФО
10,5
5
13,6
21.
Калининградская область
СЗФО
10,4
1
38,0
Составлено по [13, 15, 16]

Как следует из данных, размещенных в таблице, расчетные значения доли крупнейших по земельным банкам агрохолдингов России в регионах составляют от трети до более 80% сельскохозяйственных угодий используемых средними и крупными СХО. При этом четкой зависимости доли этих агрохолдингов с общей долей крупных и средних СХО в регионах не наблюдается. Так, в Белгородской области расчетная доля крупнейших агрохолдингов составляет около 83% от доли средних и крупных СХО (55,6 и 65 % от всех сельхозугодий соответственно). В тоже время, в Орловской области тоже соотношение составляет 41% при сопоставимой доле средних и крупных СХО (64,4%). Вместе с тем можно отметить преобладание доли крупнейших агрохолдингов в тех регионах, где доля средних и крупных СХО выше среднероссийского показателя (31,6%). Из ТОП-21, только в пяти регионах нахождения крупнейших агрохолдингов доля средних и крупных СХО меньше средней доли в стране в целом. Значительная статистическая погрешность по всему рейтингу отмечается только по Республике Адыгея, где расчетная доля агрохолдингов значительно превышает долю средних и крупных СХО. К сожалению уточнить данные не представляется возможным, так как в рамках данного региона действует только один из крупнейших агрохолдингов («Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачева), информация о распределении земельного банка которого по регионам отсутствует в открытом доступе в рамках данной республики.

Количество крупнейших агрохолдингов на территории регионов России сильно варьирует в пределах от 1 (например в Брянской области) до 12 (в Краснодарском крае). В целом по всем регионам России крупнейшие агрохолдинги присутствуют на территории 48 из 81 региона страны, попавших в выборку (не включались города федерального значения). Таким образом, распространенность крупнейших агрохолдингов по территории страны носит крайне неравномерный характер с преобладанием их в Центральном, Южном и Поволжском федеральных округах.

Перенесем исследование на оценку связи между долей агрохолдингов входящих в ТОП-64 в сельхозугодиях регионов и отдеьными показателями рынка труда (табл. 2). Корреляционные связи, приведенные в таблице позволяют сделать следующие выводы.

Таблица 2. Коэффициенты корреляции доли крупнейших агрохолдингов в регионе и отдельными показателями рынка труда (2022-2023 гг)

Корреляционная связь
Коэффициент корреляции
Количество регионов
Теснота связи доказана/не доказана
Доверительная вероятность
Корреляция с сохранением населения на сельских территориях
0,1648
81
не доказана
-
Корреляция со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий
-0,2132
81
доказана
95%
То же для регионов с преобладанием растениеводства в продукции сельского хозяйства (более 50%)
-0,2279
37
не доказана
-
Корреляция со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий среди регионов с долей агрохолдингов 10% и более
0,4374
21
доказана
95%
Корреляция с сохранением рабочей силы на сельских территориях за период с 2010 по 2022 гг.
0,2554
81
доказана
95%
Корреляция с количеством фермерских хозяйств на тысячу работников сельского хозяйства, охоты и рыбоводства региона
-0,069
80
не доказана
-
Корреляция с приростом количества КФХ в 2023 году в % к 2009
-0,0972
81
не доказана
-
Корреляция со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий среди регионов с преобладанием черноземных почв
0,7704
15
доказана
99%
Корреляция с приростом количества КФХ в 2023 году в % к 2009 среди регионов с преобладанием черноземных почв
0,1913
15
не доказана
-
Корреляция с количеством КФХ на 1000 га используемых сельхозугодий среди регионов с преобладанием черноземных почв
0,4251
15
не доказана
-
Корреляция с приростом КФХ на тыс. занятых в сельском хозяйстве в 2023 году в % к 2009 среди регионов с преобладанием черноземных почв
0,3655
15
не доказана
-
Составлено, рассчитано и оценено авторами по результатам и методикам [13, 15, 16, 18, 20].

Корреляция между долей крупнейших агрохолдингов из отмеченного выше ТОП-64 в сельхозугодиях регионов с сохранением доли сельского населения этих регионов за период 2010-2022 гг.) показывает положительную, но статистическую незначимую, корреляцию (0,1648 при выборке в 81 регион). Таким образом непосредственного влияния агрохолдингов на динамику сельского населения не наблюдается, хотя и отмечается некоторая степень положительной но статистически незначимой связи.

Как отмечалось выше, гипотетически, отрицательное влияние агрохолдингов и крупных СХО на развитие рынков труда может быть связано со слабой устойчивостью малых форм хозяйствования в условиях слабого развития потребительской кооперации [21], конкуренцией за земельные ресурсы [9] высокой эффективностью, а следовательно низкой потребностью крупных хозяйств в рабочей силе [22. 23] и прочими факторами [10, 21]. Тем не менее можно выделить и некоторые контраргументы, которые могут объяснить наблюдаемое отсутствие отрицательной и наличие не значимой положительной связи развития крупных СХО и динамики сельского населения на территориях. Среди них можно, по крайней мере, отметить следующие.

1. Синергетические эффекты от концентрации однородного производства на территориях, отмечаемые в трудах Альфреда Вебера [24], можно перенести и на сельское хозяйство при отсутствии монополизма агрохолдингов. Развитие сельского хозяйства в целом может подтолкнуть к развитию малых сельхозпроизводителей за счет развития производственной инфраструктуры, эффектов специализации, обмена опытом и прочих эффектов.

2. Наличие альтернативных сфер деятельности на сельских территориях (туризм, лесная промышленность и пр.). Так, в 2023 году только 17,8% занятых на сельских территориях работали в сельском, лесном или охотничьем хозяйстве [25], что хоть и превышает по понятным причинам аналогичный показатель по занятому населению в России в целом (5,7%), но не является определяющей сферой занятости сельских жителей. Таким образом, даже значительное сокращение занятости в сельском хозяйстве может не сказываться на численности и удельном весе сельского населения региона.

Таким образом, степень влияния агрохолдингов на развитие рабочей силы в частности и сельского населения в целом, судя по полученным данным нужно рассматривать с учетом выраженности каждого из перечисленных выше и других им подобных положительных и отрицательных факторов. Следовательно можно предположить значительное влияние на эту связь специфических условий развития каждого региона во всей их взаимосвязи.

В связи с тем, что критериальным фактором выделения крупнейших агрохолдингов является их земельный банк, то можно было бы предположить, что более сильная связь их представленности в регионе со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий должна отмечаться в регионах с преобладанием продукции растениеводства. Однако проверка этой гипотезы не подтвердилась. Полученный коэффициент корреляции равный -0,2279 при выборке в 37 регионов является незначимым. Вместе с тем, отрицательная связь между долей агрохолдингов и среднегодовой численностью работников сельского и лесного хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий по всем регионам России оказалась хоть и слабой но достоверной с доверительной вероятностью 95% (-0,2132). При этом попытка анализа данной связи в группе регионов с высокой долей агрохолдингов в земельных угодьях (более 10%), привело к получению обратного результата. Связь оказалась значимой, но уже прямой (коэффициент корреляции 0,4374), что говорит о том, что с ростом доли агрохолдингов растет и количество работников традиционно сельских отраслей экономики. Помня о том, что агрохолдинги в теории являются более эффективными по прямым удельным издержкам производства в сравнении с малыми формами хозяйствования обосновать рост занятости через занятость в самих агрохолдингах невозможно без признания их более низкой эффективности (без учета создаваемых ими внешних эффектов), что маловероятно.

Объяснение наблюдающейся смены направленности связи между долей агрохолдингов в регионе и количеством работников сельского, лесного хозяйства на тыс. га сельхозугодий в целом по России и в рамках регионов с значимой долей агрохолдингов может быть двояким.

С одной стороны, можно предположить, что значительная доля агрохолдингов приводит к формированию отмеченных выше синергетических эффектов, что рождает возрастание общей экономической активности в регионе. В пользу этого объяснения говорит корреляция доли агрохолдингов с сохранением рабочей силы на сельских территориях за период с 2010 по 2022 гг. Ведь сельхозпроизводство способно стать базой для формирования перерабатывающих отраслей.

Однако с другой стороны, можно объяснить наблюдаемую положительную корреляцию и исходя из территориального размещения агрохолдингов. В последнее десятилетие наметились тенденции к активному развитию сельского хозяйства в стране [1]. Индексы развития сельского хозяйства распределены по регионам неравномерно и наиболее быстрые темпы характерны для трех федеральных округов, наиболее благоприятных для производства сельхозпродукции (Приволжский, Центральный и Южный) [16, 17]. Но как раз эти регионы в первую очередь и привлекают агрохолдинги, так как они позволяют реализовать эффекты от масштабов деятельности и получать ренту от благоприятных агроклиматических условий хозяйствования. Таким образом наблюдаемая прямая корреляция доли агрохолдингов и количества занятых в сельскохозяйственном производстве может быть в значительной мере детерминирована фактором благоприятных агроклиматических условий ведения сельского хозяйства в регионе, что позволяет до определённой доли концентрации агрохолдингов одновременно развивать в них как малые, так и крупные формы хозяйствования даже без развития синергетических эффектов. Если эта допустимая доля агрохолдингов не создает значительной конкуренции за земельные наделы и на расширяющихся рынках сбыта (ограничение импорта сельскохозяйственной продукции после 2014 года), то возможно параллельное развитие хозяйств разного масштаба производства. В подтверждение этого факта были рассчитаны коэффициенты корреляции между долей агрохолдингов, расположенных в черноземных регионах России (15 субъектов РФ) и показателями развития КФХ (прирост КФХ, количество на 100 га сельхозугодий и прирост количества на 1000 занятых в сельском хозяйстве), которые хоть и являются положительными (прямая связь), однако не являются статистически значимыми. Вместе с тем, корреляция доли агохолдингов со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий среди регионов с преобладанием черноземных почв показывает достаточно высокую тесноту прямой связи (0,7704). Последнее свидетельствует о том, что в черноземных регионах всех Федеральных округов рост доли агрохолдингов приводит к росту занятых в сельском хозяйстве (лесным хозяйством, охотой и рыболовством в связи с их низкой значимостью в данных регионах можно пренебречь).

На втором этапе исследований были рассчитаны коэффициенты корреляции долей в сельскохозяйственных угодьях региона все совокупности средних и крупных СХО. В отличии от крупнейших агрохолдингов эти организации не имеют столь выраженной концентрации своего нахождения в наиболее благоприятных для ведения сельхозпроизводства регионах. Крупнотоварное производство характерно для многих областей с рискованным земледелием (например территории Северо-западного Федерального округа, северные районы Центрального федерального округа и пр.).

Рассчитанные коэффициенты корреляции, аналогичные коэффициентам для агрохолдингов (табл. 3), показывают отсутствие значимых связей с такими показателями рынка труда как сохранение населения на сельских территориях, среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий, среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий среди регионов с долей крупных и средних СХО 20% и более, сохранением рабочей силы на сельских территориях за период с 2010 по 2022 гг. Таким образом, подтверждается выдвинутая ранее гипотеза о сильном влиянии на направление коэффициента корреляции доли крупнейших агрохолдингов с показателями рынка труда агроклиматических факторов.

Таблица 3. Коэффициенты корреляции между долей крупных и средних СХО в регионе и отдельными показателями рынка труда (2022-2023 гг)

Корреляционная связь
Коэффициент корреляции
Количество регионов
Теснота связи доказана/не доказана
Доверительная вероятность
Корреляция с сохранением населения на сельских территориях
-0,1572
81
не доказана
-
Корреляция со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий
0,1998
81
не доказана
-
То же для регионов с преобладанием растениеводства в продукции сельского хозяйства (более 50%)
-0,1817
37
не доказана
-
Корреляция со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий среди регионов с долей крупных и средних СХО 20% и более
0,2192
53
не доказана
-
Корреляция с сохранением рабочей силы на сельских территориях за период с 2010 по 2022 гг.
-0,0310
81
не доказана
-
Корреляция с количеством фермерских хозяйств на тысячу работников сельского хозяйства, охоты и рыбоводства региона
-0,3975
80
доказана
99%
Корреляция с приростом количества КФХ в 2023 году в % к 2009
-0,0877
81
не доказана
-
Корреляция прироста количества КФХ с приростом доли средних и крупных СХО в общей площади сельхозугодий 2023/2009
-0,3377
81
доказана
99%
Корреляция со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий среди регионов с преобладанием черноземных почв
0,5851
15
доказана
95%
Корреляция с приростом количества КФХ в 2023 году в % к 2009 среди регионов с преобладанием черноземных почв
0,3550
15
не доказана
-
Корреляция с количеством КФХ на 1000 га используемых сельхозугодий среди регионов с преобладанием черноземных почв
0,2868
15
не доказана
-
Корреляция с приростом КФХ на тыс. занятых в сельском хозяйстве в 2023 году в % к 2009 среди регионов с преобладанием черноземных почв
0,6022
15
доказана
95%
Составлено, рассчитано и оценено авторами по результатам и методикам [13, 15, 16, 18, 20].

Доказанная прямая связь доли средних и крупных СХО наблюдается только со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий среди регионов с преобладанием черноземных почв, но и здесь связь значительно слабее чем в рамках крупнейших агрохолдингов.

Отличительными особенностями корреляционных связей средних и крупных СХО являются связи их доли с показателями развития КФХ. В сравнении с агрохолдингами здесь наблюдается прямая корреляция с приростом КФХ на тыс. занятых в сельском хозяйстве в 2023 году в % к 2009 среди регионов с преобладанием черноземных почв (коэффициент корреляции 0,6022). Одновременно наблюдается значимая обратная корреляция доли средних и крупных СХО с количеством фермерских хозяйств на тысячу работников сельского хозяйства, охоты и рыбоводства региона (-0,3975), а также прироста количества КФХ с приростом доли средних и крупных СХО в общей площади сельхозугодий 2023/2009 гг. Таким образом, если в целом по России развитие средних и крупных СХО находится в обратной зависимости с развитием фермерства, то в черноземных субъектах РФ, они развиваются параллельно.

На третьем этапе исследования была произведена попытка уточнения характера влияния крупнейших агрохолдингов, средних и крупных СХО на развитие КФХ в тех регионах, где наблюдался прирост количества последних в период с 2010 по 2023 год. Всего таких регионов было 28. Полученные коэффициенты корреляции представлены в табл. 4.

В данной группе регионов, с точки зрения доли агрохолдингов не обнаружено ни одной значимой связи с занятыми в сельском хозяйстве, сохранением рабочей силы в сельской местности и приростом количества КФХ. Тем не менее связь с первым и третьим фактором носит обратный характер, близкий к критическому значению.

В рамках корреляции доли средних и крупных СХО значимой является только обратная корреляция с приростом количества КФХ в 2023 году в % к 2009 (-0,4280), которая не наблюдалась в рамках исследования по полному кругу регионов страны.

Таблица 4. Коэффициенты корреляции между долей крупнейших агрохолдингов, долей крупных и средних СХО в регионе и отдельными показателями рынка труда (2022-2023 гг) в регионах где наблюдался прирост количества КФХ

Корреляционная связь
Коэффициент корреляции
Количество регионов
Теснота связи доказана/не доказана
Доверительная вероятность
Корреляция доли крупнейших агрохолдингов в сельскохозяйственных угодьях региона
Корреляция со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий
-0,3285
28
не доказана
-
Корреляция с сохранением рабочей силы на сельских территориях за период с 2010 по 2022 гг.
0,1876
28
не доказана
-
Корреляция с приростом количества КФХ в 2023 году в % к 2009
-0,2285
28
не доказана
-
Корреляция доли крупных и средних СХО в сельскохозяйственных угодьях региона
Корреляция со среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий
-0,0876
28
не доказана
-
Корреляция с сохранением рабочей силы на сельских территориях за период с 2010 по 2022 гг.
-0,0900
28
не доказана
-
Корреляция с приростом количества КФХ в 2023 году в % к 2009
-0,4280
28
доказана
95
Составлено, рассчитано и оценено авторами по результатам и методикам [13, 15, 16, 18, 20].

Таким образом, можно говорить, что прирост КФХ на рынке труда регионов в которых наблюдается прирост количества фермеров не связан с уровнем развития крупнейших агрохолдингов, но подвержен негативному влиянию от развития средних и крупных СХО в целом.

Заключение.

Подводя итоги проведенного статистического анализа влияния крупнейших агрохолдингов, средних и крупных СХО в регионах России на динамику сельского населения и характеристики его занятости можно сформировать основные выводы и положения:

1. Влияние крупнейших агрохолдингов, средних и крупных СХО на рынок труда на сельских территориях неоднозначно. В части регионов наблюдается положительное влияние этих организаций на сельское население и его экономическую активность, в других развитие средних и крупных СХО приводит к снижению экономической активности на рынке труда, снижает спрос на рабочую силу и занятость в сельском хозяйстве.

2. В рамках всей совокупности регионов доказаны прямые корреляционные связи между долей земель крупнейших агрохолдингов в регионе и уровнем сохранения рабочей силы на сельских территориях за период с 2010 по 2022 гг., значимые обратные корреляции обнаружены между долей крупнейших агрохолдингов в сельхозугодиях и среднегодовой численностью работников сельского хозяйства, охоты и рыболовства на 1000 га используемых сельхозугодий; доли сельхозугодий, используемых средними и крупными СХО с количеством фермерских хозяйств на тысячу работников сельского хозяйства, охоты и рыбоводства региона; а также прироста количества КФХ с приростом доли средних и крупных СХО в общей площади сельхозугодий 2023/2009.

3. В рамках формирования отдельных группировок регионов по сходным факторам вскрыта прямая значимая корреляция занятости в сельском хозяйстве и развития агрохолдингов в регионах с высокой их долей в сельхозугодиях, а также в черноземных регионах.

4. Связь между развитием КФХ и развитием средних и крупных СХО носит значимый обратный характер как в целом по регионам России, так и в рамках регионов, где наблюдался прирост КФХ. Положительное влияние на развитие КФХ увеличения доли средних и крупных СХО наблюдается только в черноземных регионах страны.

5. В связи с неоднозначными и противоречивыми влияниями средних и крупных СХО на рынок труда сельских территорий требуются дополнительные исследования механизмов такого влияния с учетом положительных и негативных факторов, агроклиматических условий ведения хозяйственной деятельности, государственного регулирования сельского хозяйства, агломерационных и синергетических эффектов, концентрации и уровня использования земельных площадей а также прочих факторов воздействия.


Страница обновлена: 29.03.2024 в 12:44:41