Теоретические аспекты когнитивной экономики в контексте институциональных преобразований социально-экономической безопасности

Лев М.Ю.1
1 Институт экономики Российской Академии Наук

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 2 (Февраль 2024)

Цитировать:
Лев М.Ю. Теоретические аспекты когнитивной экономики в контексте институциональных преобразований социально-экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2024. – Том 7. – № 2. – С. 265-296. – doi: 10.18334/ecsec.7.2.120630.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=63548779

Аннотация:
В статье рассматривается применение теоретических подходов к когнитивной экономике в аспекте институциональных преобразований социально-экономической безопасности. Исследуются особенности поведенческой экономики, в том числе: социальные, когнитивные и эмоциональные факторы, процессы индивидуального и коллективного выбора, которые объясняют природу и эволюцию организаций и институтов в условиях структурной неопределенности, дефицита и стимулов. Автором проведен анализ научных работ российских и зарубежных исследователей, раскрывающих содержание когнитивной экономики. Показано, что когнитивная экономика тесно связана со многими другими дисциплинами, такими как когнитивная психология, искусственный интеллект, философия и наука об управлении. Этот новый подход вносит вклад в широкий спектр экономических областей, таких как теория потребления, экономика инноваций и эволюционная экономика. Результаты исследования могут быть востребованы органами законодательной и исполнительной власти при обеспечении социально-экономической безопасности в контексте формирования ценовой политики.

Ключевые слова: институциональные преобразования, когнитивная экономика, социально-экономическая безопасность, цены, ценообразование

Финансирование:
Статья подготовлена в соответствие с темой государственного задания «Изменение институциональных основ экономической безопасности Российской Федерации в новых условиях».



Введение. Принято считать, что основу экономических исследований составляет поведенческая экономика, которая включает в себя социальные, когнитивные и эмоциональные факторы, оказывающие влияние на принятие решений экономическими агентами, как отдельными лицами, так и организациями, а также последствий этого влияния, отражающихся на рыночных переменных (цены, прибыль, затраты). Основным объектом изучения поведенческой экономики являются границы индивидуальной и коллективной рациональности. При этом, модели, исследуемые в поведенческой экономике, чаще всего совмещают достижения психологии с неоклассической экономической теорией, охватывая целый ряд концепций, методов и областей исследования. В связи с чем, специалисты по поведенческой экономике изучают не только происходящие на рынке явления, но и процессы индивидуального и коллективного выбора, которые содержат элементы когнитивных ошибок и эгоизма при принятии решений [57].

Лауреат Нобелевской премии по экономике Дуглас Норт (Douglass Cecil North) [1] предложил в опубликованной в 2005 году исследовании, на основе раннее написанных статей, новый подход к пониманию процесса экономических изменений. Основываясь на идее о том, что экономический рост зависит главным образом от качества институтов, которые обеспечивают существование рынков, социально-экономическую безопасность и низкие трансакционные издержки при установлении цен [5], исследование по существу применяло сочетание экономической теории и количественных методов для обоснования институционально-экономических методов, сочетающих когнитивную экономику и институциональные основы [17].

Другой автор, один из основоположников когнитивной науки – Герберт Саймон (Herbert A. Simon) [2], был частично заинтересован в понимании механизма индивидуального решения проблем и принятия решений, веря в то, что все более строгие предположения об индивидуальной рациональности, воплощенные в математической экономике конца XX века, могут «идеализировать прочь» многие важные экономические явления [50]. Герберт Саймон утверждал, что информационные проблемы, с которыми сталкиваются люди (группы людей) и фирмы, действительно сопровождаются элементами когнитивного диссонанса [16].

Цель исследования – изучить применение теоретических подходов к когнитивной экономике в аспекте институциональных преобразований социально-экономической безопасности.

Задачи исследования:

– проанализировать теоретические подходы когнитивной экономики в работах российских и зарубежных авторов;

– рассмотреть возможности практического применения инструментов когнитивной экономики в процессе институциональных преобразований социально-экономической безопасности.

Объект исследования: теоретические подходы к когнитивной экономике.

Предмет исследования: процесс практического применения инструментов когнитивной экономики в контексте институциональных преобразований социально-экономической безопасности.

Практическая значимость работы содержится в применении результатов исследования органами законодательной и исполнительной власти при обеспечении социально-экономической безопасности в контексте формирования ценовой политики.

Теоретическое обоснование когнитивной экономики как раздела поведенческой экономики. Одним из первых мыслителей классической философской школы, внесший наиболее значимый вклад в философию был – Рене Декарт (Descartes R.) [3]. Благодаря ему стало возможным – классическое построение философии рационализма как универсального метода познания. Декарт Р. видел цель познания в овладении силами природы, а также в усовершенствовании самой природы человека. Между тем, математика является мощным и универсальным методом познания природы, образцом для других наук. К области математики относятся только те науки, в которых рассматривается либо порядок, либо мера, и совершенно не существенно, будут ли это числа, фигуры, звёзды, звуки или что-нибудь другое, в чём устанавливается эта мера. Следовательно, должна быть своего рода общая наука, объясняющая все максимально, и эту науку следует называть уже введенным в научный оборот понятием, – всеобщей математикой.

Самая известная работа Декарта Р., в которой он формулирует рациональный метод научного познания – это «Рассуждение о методе, чтобы верно направлять свой разум и отыскивать истину в науках». «Желая определить некоторые вещи, мы затемняем их смысл, ибо они сами по себе весьма просты и ясны, и я утверждаю, что мы не можем таким образом познать их лучше, чем через самих себя. Более того, быть может, к тем главным ошибкам, кои могут быть допущены в науке, следует причислить и ту, которая происходит от стремления определять вещи, доступные простому восприятию; те, кто эту ошибку совершает, не могут отделить явное от неявного и различить вещи, требующие и заслуживающие определения, и вещи, превосходно познаваемые сами по себе. Однако сомнение, мышление и существование могут быть причислены именно к этим последним» [7, c. 18].

Одним из важных свойств человеческой памяти является подавление конкурирующей информации. Подобное происходит тогда, когда при активизации одной части информации, другая часть схожей информации становится менее доступной из-за наслаивания одной на другую. В результате чего, в памяти человека фиксируется более доступная, то есть та информация, которая была получена последней. При формировании ответа на определенный вопрос происходит влияние на отдельную часть памяти, в которой отложилась последняя информация, именно она будет активизирована в большей степени. Вопрос, заданный до процесса выбора, предложенных вариантов ответа, пробуждает одну информацию и исключает из процесса выбора другую, более старую, наслоившуюся информацию. Например, при опросе – когда лучше приобретать дорогой товар, сейчас или позже, респондент выбирает вариант – сейчас, несмотря на то, что в предыдущем ответе на вопрос, что большего всего беспокоит был выбран ответ – рост цен [15].

Доступность информации, влияющей на предпочтения, зависит от того, как она вообще организована в памяти. А поскольку сигнал, адресованный к большему объему информации, приводит к менее эффективной ее активации, чем сигнал, обращенный к небольшому ее количеству, то для хранения большого объема информации и эффективной ее активации, память эволюционно стала использовать иерархическую организацию [24]. Такое свойство памяти может служить объяснением эффекта владения и значительной разницы между ценой продажи и ценой покупки на один и тот же товар, который обычно наблюдается в соответствующих экспериментах [51].

Основной постулат экономической теории гласит, что человек делает выбор, исходя из возможного оптимального результата, однако, этот выбор совершается при ограниченном бюджете [23].

Большая часть работы экономистов-аналитиков заключается в сборе и обработке данных о том, как реализуется товар и по какой цене на различных рынках: продовольственных, непродовольственных и других [13]. Такая работа проводится с большей аккуратностью, и требует наличия определенных компетенций при анализе статистических данных. В последнее время в экономических исследованиях используется новый метод – рандомизированное контролируемое исследование. Один из терминов, пришедший в экономику из медицины, под которым понимается форма научного эксперимента, используемая для контроля факторов, не находящихся под прямым экспериментальным контролем. Например, в медицине рандомизированное контролируемое исследование применяется для клинических испытаний, в которых сравниваются эффективность лекарственных препаратов, хирургических методов, медицинских устройств, диагностических процедур и других видов медицинского лечения. Цель стандартного исследования с применением метода рандомизированного контролируемого исследования состоит в том, чтобы узнать, как экономические агенты реагируют на определенные «воздействия».

Например, за месяц до наступления Нового 2024 года в торговой сети выросли цены на куриные яйца с 100 руб. до 270 руб., что послужило внеочередным поводом – совещания в Правительстве России. Через некоторое время в правительство был представлен материал о росте цен, связанный, во-первых, со спросом, во-вторых с ростом цен на импортные корма, в-третьих на рост цен топлива и соответственно на транспортные услуги. Никого не удивило, что рост цен по импортным затратам и транспортным услугам произошел в начале сентября, а якобы ажиотажный спрос на яйца прошел в начале декабря. Если следовать такой логике, то население начало скупать стратегически важный продукт в преддверии новогодних праздников, чтобы обеспечить праздничный стол изысканными блюдами из яиц. Между тем, яйца, как и всякий продовольственный продукт имеет определенный срок хранения, который предусмотрен «ГОСТ 31654-2012. Яйца куриные пищевые. Технические условия» [25], «ГОСТ Р 55502-2013. Яйца куриные пищевые. Торговые описания» [26]. В зависимости от сроков годности и качества по этим нормативным документам куриные яйца подразделяются на диетические и столовые, а именно:

– к диетическим относят яйца, срок годности которых не превышает 7 суток, не считая дня снесения;

– к столовым относят яйца, срок годности которых не превышает 20 суток со дня сортировки, не считая дня снесения, и яйца, хранившиеся в холодильниках не более 60 суток.

Возможно российское население, переняв китайскую кулинарию, решило использовать в своем новогоднем рационе яйца черной курицы, которые в Поднебесной называются «тысячелетними», в простонародье «тухлыми». Рецепт приготовления достаточно прост, ингредиенты незатейливы и доступны для каждой семьи: смешивают до жидкого состояния известь, глину, чай, соль и золу, полученной смесью тщательно обмазывают яйцо и закатывают в сено-солому, затем помещают в любую емкость и закапывают в землю на несколько месяцев [10].

На Руси был известен свой рецепт, который помогал от любой лихорадки: взять яйцо от черной курицы, держать днем под изголовьем, а после захода солнца выставлять на звезды, а на третий день скушать вместе со скорлупою [27].

Если эти рецепты не подходят, то рационально объяснить повышенный спрос на куриные яйца для использования в новогодние праздники невозможно, если только не для сохранения на масленицу, которая будет 11 марта или пасхальные праздники, которые в 2024 году будут отмечаться с 5 мая, как раз дорого яичко к пасхальному дню [19].

Собственно, ничего особенного с яйцами не произошло, если бы после нового года яйца не подешевели, а в Интернете появился видеоролик, в котором показывается на примере мужчины спортивного телосложения, что при ежедневном употреблении яиц в организме произойдут 5 вещей:

– увеличится источник мышечной массы, яйцо – самый ценный продукт питания по аминокислотному составу;

– улучшится здоровье сердечно-сосудистой системы, исследования показали, что употребление от 3 до 5 яиц в день способствует здоровью сердца, поскольку холестерин находящийся в них полезен для организма;

– способствует похудению, так как высокое содержание белка повышает сытость и исключает тягу к еде;

– улучшает зрение за счет сильных антиоксидантов для глаз, таких как лютеин и зеаксантин;

– повышает уровень антиоксидантов в крови.

То есть, если до новогодних праздников затраты были главным виновником роста цен, то что случилось после нового года. Затраты резко сократились, стоимость топлива вместе с транспортными услугами упали в цене? Следуя очевидной логике о пользе яиц нельзя исключить о включении яйца куриного в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов для медицинского применения на 2024 год [1], как лекарственного средства, которое помогает от всех болезней, от вывода камней из почек до лечения атеросклероза и диабета, от проблем инсульта и инфаркта, до лечения алкоголизма и белокровия. Возможно вообще следует исключить все другие лекарственные препараты из Перечня, и включить яйцо куриное столовое и диетическое как универсальный препарат от всех болезней.

На рисунке 1, таблицах 1-2 представлена динамика цен на куриное яйцо и темпы инфляции за период 2022-2023 гг.

Таблица 1. Стоимость яйца куриного, в %

Наименование продукта
Индексы потребительских цен
к предыдущей дате регистрации
11 декабря 2023 г. к концу
11 декабря 2023 г.
4 декабря 2023 г.
Ноября 2023 г.
Декабря 2022 г.
Яйцо куриное
104,55
104,23
107,06
146,18
Источник: составлено по исследуемым материалам [20].

Как видно из таблицы 1 стоимость яйца куриного 11 декабря 2023 года за неделю выросла на 0,32% пункта (далее п.п.), но по отношению к ноябрю рост составил 2,51 п.п. Рост цен в 2023 году к аналогичному периоду прошлого 2022 года (декабрь к декабрю) на яйцо куриное уменьшился на 41,63 п.п.

Цены на яйца куриные в 49 субъектах Российской Федерации выросли на 0,2-5,0%, в 33 субъектах на 5,1-13,5%. В Забайкальском крае и Еврейской автономной области цены не изменились. В Тюменской области (без автономных округов) цены на яйца куриные снизились на 0,8% [20].

Рисунок 1. Динамика цен на куриное яйцо (за 10 штук) и инфляция, в %

Источник: составлено по исследуемым материалам [8].

Таблица 2. Динамика цен на куриное яйцо (за 10 штук) и инфляция, в %

Месяц, год
Цена (руб. коп)
Инфляции, %
Месяц, год
Цена (руб. коп)
Инфляции, %
Январь 2022
84,49

Январь 2023
81,09
-0,75
Февраль 2022
84,69
0,24
Февраль 2023
83,41
2,86
Март 2022
88,47
4,46
Март 2023
86,22
3,37
Апрель 2022
87,69
-0,88
Апрель 2023
85,48
-0,86
Май 2022
77,26
-11,89
Май 2023
79,27
-7,26
Июнь 2022
74,26
-3,88
Июнь 2023
76,99
-2,88
Июль 2022
71,26
-4,04
Июль 2023
78,34
1,75
Август 2022
70,73
-0,74
Август 2023
79,33
1,26
Сентябрь 2022
72,77
2,88
Сентябрь 2023
84,32
6,29
Октябрь 2022
78,18
7,43
Октябрь 2023
97,13
15,19
Ноябрь 2022
79,48
1,66
Ноябрь 2023
111,87
15,18
Декабрь 2022
81,7
2,79
Декабрь 2023
127,41
13,89
Источник: составлено по исследуемым материалам [8].

Как видно из рисунка 1 и таблицы 2, в 2022 году наибольший уровень цен был зафиксирован в марте в размере 88,47 руб. или в увеличении инфляции на 4,46%.

В течение 2022 года колебания цен были неравномерными: в мае цена упала до 77,26 руб., а изменение цены за этот период составило -11,89%, до повышения в сентябре на 72,77 руб. и изменение цены до 2,88%. Общее изменение цены куриных яиц за 2022 год составило -3,30%, или в абсолютном денежном выражении цена упала на 2,79 руб.

В течение 2023 года разброс цен на яйцо куриное проходило также неравномерно: в марте цена увеличилась по сравнению с январем на 5,13 руб., в июне снизилась до минимального значения за весь год до 76,99 руб., но уже в октябре цена начала расти, достигнув уровня 97,13 руб. и в декабре цена составила максимальное значение – 127,41 руб. Общий рост цен на куриные яйца за 2023 год был оценён в 46,32 руб., при этом изменение цен на яйца увеличилось и достигло уровня 55,95% за год.

В ноябре 2023 года Федеральная антимонопольная служба разослала по торговым сетям письмо с предложением рассмотреть возможность до марта 2024 года добровольно ограничить свои наценки на куриные яйца до 5%.

Согласно Р. Талеру (R. Thaler) [4] все экономисты оказываются в затруднительном положении, когда делают узко специфическое предположение, которое может оказаться верным только в том случае, если все акторы являются экономически компетентными. В данном случае очевидно, что часть потребителей вполне удовлетворена или согласна с объяснениями экономистов о причинах роста цен. Однако эти объяснения не логичны, с учетом того, что цены начали снижаться сразу после первых дней нового года, но не везде, и к теории спроса это не имеет никакого отношения [14]. Дешевый продукт, например, начали завозить в Москву по сети магазинов «Магнит» из Калужской области. Тогда в чем же проявляется рациональный или когнитивный набор процессов, процедур и методов приобретения знаний об описываемом феномене роста цен?

Возможно на этом примере видно, что, если не один из приведенных доводов не удовлетворяет произошедшие события в приемлемом и убедительном толковании роста цен, то есть другое объяснение, тщательно скрываемое. Например, рост цен был необходим для повышения прибыли лицам, заинтересованным в дополнительном получении объема выручки и прибыли даже при падении продаж, но время было удачно выбрано, и особо сильных потерь в продаже не наступило. К тому же, в отдельных регионах яйцо куриное в декабре 2023 года продавалась по цене до его повышения, 76-80 руб. за 10 штук, что создавало очереди за этим продуктом. В Москве рост цен только в середине-декабре составил 13%, а в 77 регионах, откуда Москва получала яйца, рост цен оказался в два-пять раз выше, чем в Москве [4]. Как будто рост цен осуществлялся по разнарядке, спущенный сверху, так в дальних регионах цена повыше, к центру пониже. И только когда в Москве и Подмосковье цена дошла до 170-220 руб. за десяток яиц были подключены антимонопольные органы и дружественные страны с договорами на поставку яиц, у которых стоимость оказалась почему-то ниже, чем в России.

Таким образом, новая или обновленная экономическая теория способна объяснить происходящие процессы в экономике, не только с помощью цифр, но и возможностью использовать знания из других сфер, в первую очередь из психологии, а также из других смежных областей. В ценообразовании психологический эффект известен давно, и повсеместно применяется при назначении цены в крупных супермаркетах, обозначая суммы на ценниках меньше 10, 100,1000, 10000 руб., например, 9, 98, 997, 9996 руб., что вызывает у потребителя положительное восприятие и приобретение товара [12]. Одно время в торговых сетях «Кэш энд Керри», известных как «Метро», применялся и другой психологический эффект, якобы низкой цены, когда в верху на ценниках стоимость была указана крупными цифрами (например, 100 руб.), ниже мелкими цифрами было указано, что без НДС и далее, также мелкими цифрами, была указана цена с НДС, то есть, конечная стоимость товара была больше 100 руб. Таким образом, потенциальный покупатель приобретал продукцию, и только на кассе при оформлении чека обнаруживал стоимость выше, чем он ожидал оплатить. Вместе с тем, данный психологический эффект использовался с обманом покупателя, так как на розничных ценниках нормативно запрещено указывать НДС.

Вернемся к поведенческой экономики, как к развивающейся отрасли экономики, которая начинает присутствовать в большинстве ведущих университетов мира с исследователями, работающими именно в этой области. Когнитивная экономика является основой поведенческой экономики, которая представляет собой новую, неортодоксальную теорию, бросающую вызов господствующей экономической теории. Она сочетает в себе когнитивную науку и экономику, каждая из которых предлагает объяснения друг другу. Когнитивная наука учит экономику менталитету, существующему на рынках, тогда как экономика учит когнитивную науку рыночным силам, присутствующим в сознании. Когнитивная наука представляет собой междисциплинарную область, включающую искусственный интеллект, антропологию, нейробиологию, философию, психологию и социологию, психолингвистику, и как наука изучает разум во всех его аспектах, включая сознание и его коллективное измерение. По словам нейробиологов Джулио Тонони (G. Tononi) [5] и Кристофа Коха (Ch. Koch) [6], с середины 1990-х годов растет консенсус в том, что «изучение сознания становится наукой в рамках когнитивной науки» [43]. В отличие от механического взгляда господствующей экономической теории, она интерпретирует экономическую систему и ее динамику в психофизических терминах: разум-тело, разум-материя [43]. Например, на макроуровне экономическая система сочетает в себе материальный и ментальный аспекты. Следовательно, если при проведении опроса респонденты отвечают о цене приобретенных продуктов и их количестве – это относится к стандартной экономике, основанной на классической экономической теории. Описание же мыслей потребителя в момент приобретения товара с точки зрения цены и количества – это касается когнитивной экономики.

«Когнитивная экономика считается разделом поведенческой экономики и граничит с психологией. «Когнитивный» отличается от «поведенческого» тем, что первый связан с мыслями, а второй – с поведением [21].

Волкова Н.А., Пивоварова М.А. рассматривают особенности когнитивной экономики, формируемой на основе цифровых технологий, и определяют возможности разных научных подходов (психолого-экономического, технико-экономического, политико-экономического исследования), но без определения понятия данного явления [3].

Абдикеев Н.М., Аверкин А.Н. и Ефремова Н.А. не ставили цель в определение данного понятия. Задача, которую сформулировали авторы – это исследование когнитивной экономики, как комплекса методов когнитивной науки, применяемых в экономической науке. Авторы рассматривают основные проблемы когнитивной экономики через индивидуальную и коллективную рациональность, когнитивные модели и институты, повышение компетенций и обучение, ценности и институциональные изменения. По их мнению, когнитивная экономика изучает процессы оценки, выбора и принятия решений экономическим субъектом, а также объясняет природу эволюции организаций и социальных институтов в условиях структурной неопределенности [2].

Сильвестров С.Н., Бауэр В.П., Еремин В.В., Побываев С.А. учитывают когнитивные пробелы, которые труднее преодолеть, чем другие, поскольку предпосылки их возникновения лежат в самом менталитете людей, который может существенно различаться в разных регионах [22].

Кудрявцева Е.И. предлагает следующее трактование: «Когнитивная экономика – это экономика, построенная на «знаниях о познании», система экономических построений, включающая в себя в качестве основного элемента понимание того, как именно субъекты различной природы (отдельные персоны, группы и рабочие команды, организации) формируют собственные действия в экономическом пространстве: формулируют цели, определяют альтернативы, фиксируют ограничения, осуществляют выбор, рефлексируют достигнутый результат [11].

Авторы монографии предлагают следующее определение когнитивной экономики в контексте ценообразования: – «Когнитивная экономика – это экономика, в основе которой содержатся мыслительные процессы человека (группы людей) для совершения действий, направленных на потребительское предпочтение, в следствие чего приобретаются те или иные товары, продукты, услуги» [7]. Это также традиционная экономика с когнитивным уклоном, в которой возникает когнитивная предвзятость отдельного человека (группы людей), принимающего не обоснованное решение – в результате предыдущих предпочтений и глубоко укоренившихся убеждений. Когнитивная предвзятость означает, что люди отклоняются от рационального выбора и находятся под влиянием неэкономических факторов, таких как эмоции и убеждения. Например, экономист, поддерживающий снижение цен, с большей вероятностью сосредоточится на экономических данных, которые подтверждают его тезис о том, как низкие цены приводят к увеличению доходов. Однако экономист, который более скептически относится к преимуществам снижения цен, может найти доказательства, подтверждающие его убеждения.

Когнитивную экономику принято считать составляющим элементом поведенческой экономики, которая в большой степени кореллирует с психологией. Поведенческая экономика концентрируется на количестве приобретенных продуктов потенциальным покупателем, то есть на фиксированном действии. Когнитивная экономика, предполагает изучение не самого действия, а то, как потребитель пришел к заключению выбрать необходимое количество на основании своих размышлений.

Поведенческое ценообразование используется уже много лет, но по сути оно основано на изменении поведения клиентов без создания новой ценности. Когнитивное ценообразование – это новая парадигма, в которой положительному ментальному опыту клиента можно придать денежную ценность.

Развитие Интернета в целом и веб-сайтов, сравнения цен в частности, облегчает потребителям сопоставление продуктов, тем самым, снижая возможность фирмам получать большую прибыль [58]. Особенно рискуют потерять прибыль известные торговые марки и бренды, которым сложнее выделиться среди конкурентов. Появление поведенческой экономики дало маркетологам новый набор инструментов для сохранения преимущества – методы поведенческого ценообразования. Этот набор инструментов включает в себя использование таких инструментов как: привязки, ценообразование Златовласки [8], эффект левой цифры [9], эффект приманки и многие другие маркетинговые приемы. Большинство из них действуют, влияя на то, как клиенты воспринимают или оценивают денежную стоимость продуктов, которые они покупают. Например, инструмент привязки можно использовать для сравнения цены того, что вы покупаете, с более высокой справочной ценой, чтобы оплатить больше. Другой инструмент, используемый в маркетинге как эффект приманки или эффект привлечения/эффект асимметричного доминирования – это инструмент, при котором потребители склонны к определенному изменению предпочтений между двумя вариантами, когда им также предлагается третий вариант с асимметричным доминированием [53]. Данный вариант имеет асимметричное доминирование, когда он уступает одному варианту по всем параметрам, но по сравнению с другим вариантом уступает в одних отношениях и превосходит в других. При наличии варианта с асимметричным доминированием, более высокий процент потребителей предпочтут доминирующий вариант, чем при отсутствии варианта с асимметричным доминированием [77]. Таким образом, вариант с асимметричным доминированием является приманкой, служащей для повышения предпочтительности доминирующего варианта. Очевидно, что поведенческое ценообразование по-прежнему работает хорошо, но оно становится менее эффективным, чем в прошлом [6].

Открытия в области нейробиологических исследований лежат в основе нового поведенческого подхода, который лучше согласовывает интересы потребителей и компаний: когнитивное ценообразование. В основе когнитивного ценообразования лежит понимание того, что потребители получают пользу от своего собственного состояния ума. Личные убеждения, настроение, личность и самооценка, принадлежность к конкретной организации – все это может придать реальную ценность.

Когнитивное ценообразование – это также метод упаковки этих когнитивных товаров вместе с продуктами и услугами, приобретающих потребителями. Когнитивные товары сами по себе обеспечивают дополнительную ценность, за которую потенциальные потребители готовы платить, и они отличаются от продуктов конкурентов с отсутствующими торговыми брендами, известными марками.

Рассмотрим зарубежный опыт в области когнитивной науки и экономики.

А. Кларк (Clark A.) предположил, что «границы... экономики могут довольно тесно соприкасаться с границами... когнитивной науки... Очевидно, есть чему поучиться. Возможно, нам стоит научиться этому вместе» [36, с. 288]. После нерешительного, и часто более импульсивного старта это, наконец, набирает обороты. При этом считается нормальным для любой новой дисциплины иметь растущий объем академической литературы, и когнитивная экономика не является исключением, отражая разнообразие подходов, акцентов, интерпретаций и стилей.

Согласно Н. Чейтеру (Chater N.), «когнитивная наука рассматривает мышление как вычисление» [34, с. 53]. В своей работе, автор сосредотачивается на взаимном вкладе, который когнитивная наука и экономика могут внести в друг друга, и в совокупности, в новые рациональные теории человеческого мышления и поведения, на основе чего могут быть построены описания индивидуального и коллективного поведения.

М. Кимбалл (Kimball M.) определяет когнитивную экономику как «экономику того, что находится в сознании людей» [55, с. 167]. Особое внимание он уделяет новым типам данных опросов, поскольку они подчеркивают важность неоднородности людей и выявляют острые проблемы. Для достижения прогресса в когнитивной экономике он призывает к инновациям/укреплению подходов и инструментов в трех конкретных областях: конечное познание, экономика благосостояния и обработка данных (например, посредством опросов).

С. Джонсон (Johnson S.) рассматривает когнитивную науку как «исследование того, как разум обрабатывает информацию» [52, с. 2]. Изначально он критикует поведенческую экономику за компиляцию неоклассической экономики, игнорируя «роль активного осмысления, которое мотивирует и направляет большую часть человеческого поведения» [52, с. 1]. В частности, не хватает «внутренних состояний, таких как убеждения и ожидания в контексте психологического реализма» [52, с. 1]. Впоследствии он демонстрирует, как когнитивные идеи могут пролить свет на ряд загадок экономики.

А. Гиганте (Gigante A.) подходит к подобным вопросам с точки зрения социологии и ограничивает свое обсуждение определенной областью, концентрируясь на том, как (например, социальная) когнитивная теория может способствовать институциональной экономике [42].

Г. Малган (Mulgan G.) исследует коллективный разум и самоорганизующиеся группы. Он концентрируется на экономической интерпретации познания (то есть, разума как рынка), что отражено в его определении когнитивной экономики: «взгляд на мышление как на входные и выходные данные, затраты и компромиссы» [62, с. 78]. С точки зрения рыночного разума наше коллективное воплощение и формирование познания имеет богатую историю как рынок знаний [18]. В частности, эпоха Просвещения и ее научная революция высвободили рыночные силы в нашем стремлении к познанию: спрос и предложение объяснений удовлетворялись посредством конкурирующих гипотез, совместных исследований, включая открытия и обмен идеями. В более общем смысле, рассуждение происходит посредством взаимодействия, являясь общественной ценностью, а не частным сопровождением. Таким образом, рынок действует и здесь: побеждает наиболее популярный/подходящий/эффективный смысл.

Б. Монтеро и М. Уайт (B. Montero, M. White) в своей книге «Экономика и разум» отредактировали сборник статей, написанных ведущими учеными в различных областях, с акцентом на экономику и философию сознания [61]. В аннотации книги утверждается, что она «открывает путь к новому междисциплинарному подходу и представляет интерес для всех ученых, работающих в этих смежных областях, а также в поведенческой экономики, теории принятия решений и нейроэкономики» [61].

В этой связи, философия разума, а также когнитивная наука в целом предлагают обширную литературу о сознании: Blackmore S., 2005; Chalmers D., 1996; Dehaene S., 2014 [30; 33; 39], которая является перспективной. Возможно, некоторым читателям, будет полезно подумать о сознании как о дополнительной надстройке к хорошо известной системе мышления Д. Канемана (Kahneman D.): «в то время как наше бессознательное формирует «систему 1» (S1, «быстрое мышление»), наши размышления формируют «систему 2» (S2, «медленное мышление»), сознание формирует производную «систему 3» (S3, «феноменальное мышление»)» [54]. Например, сюда входят чувства в контексте (действительных, желаемых, воображаемых) результатов соответствующего мышления как следствие решений.

С точки зрения разума, осознавая информацию – решение и его результат, как отдельные впечатления, сознание приводит к ментальному разнообразию в качественном смысле. Эта диверсификация добавляет устойчивости (осмысленности) нашему сознанию, что очень важно в окружающей нас действительности, которая перегружена огромным количеством информации. Также, существуют и другие теории, которые по-разному подходят к интерпретации когнитивной экономики. Между тем, помимо этой литературы, в повествовании о гипотезе рыночного разума в когнитивной экономике есть и исторический элемент. Рассмотрим данный аспект в контексте исторической справки.

Историческая справка

Адам Смит (Smith A.) – первый экономист по когнитивности, объединивший когнитивную науку (в «Теории моральных чувств») с экономикой (в «Богатстве народов»). В «Теории моральных чувств», А. Смит описал: – «ту великую цель человеческой жизни, которую мы называем улучшением нашего состояния как количество симпатии к вашему эмоциональному состоянию, оплачивается количеством внимания мира» [73, с. 63]. Это можно интерпретировать как раннюю версию «разума как рынка», особенно его общие аспекты: чувства, оцениваемые через интерсубъективное осознание. В работе «Богатство народов» А. Смит делает контраст между «богатым человеком» и «бедным человеком», особо подчеркивая когнитивную суть неравенства. В более широком смысле, вопреки традиционным интерпретациям, у А. Смита был тончайший философский взгляд на эгоизм (по сравнению с альтруизмом), конкуренцию (по сравнению с сотрудничеством) и богатство (по сравнению с моралью). Многие другие учёные последовали его примеру.

В 1920 году, будучи молодым студентом, Фридрих Хайек (Hayek F.) написал свою первую работу – «Вклад в развитие теории сознания». В результате, это исследование превратилось в когнитивный шедевр Ф. Хайека – «Сенсорный порядок» [48], а также в развитие идеи распределенного знания на рынках [47, с. 54]. Соединив когнитивное и экономическое мышление, Ф. Хайек особо признал сходство между мышлением и рынком с точки зрения сложности [49]. Источником этой сложности он считал – проблему разума и тела: «именно существование феноменального мира, отличного от физического мира, составляет главную проблему» [48, с. 28]. То есть, согласно Ф. Хайеку проблема разума и тела охватывает отношения между материей (мозгом) и разумом (сознательным опытом).

Примерно 40 лет спустя другой молодой студент – Джордж Сорос (Soros G.), обучавшийся у Карла Поппера (Popper K.), написал работу – «Бремя сознания» [75]. Данная работа была вдохновлена исследованиями К. Поппера о проблеме разума и тела [65]. В итоге, Д. Сорос постепенно подошёл к разработке концепции рефлексивности, которая, как указано в подзаголовке его бестселлера «Алхимия финансов», заключается в «чтении мыслей рынка» [76].

Спустя еще 40 лет, Марк Дуглас (Douglas M.) и Дидье Сорнетт (Sornette, D.), в своих наблюдениях о сознании на рынках отметили, что «Глобальное поведение рынка… напоминает… возникновение сознания» [41; 74, с. 241]. Однако они не осознали важности этого открытия и не смогли развить его дальше.

Тем временем, два выдающихся философа, в области когнитивной науки написали статью «Расширенный разум» [38], которая с тех пор стала классической. Статья начинается с вопроса: «Где заканчивается разум и начинается остальной мир?» Ее главный аргумент заключается в том, что разум не ограничен мозгом, а распространяется через технологии и другие разумы – в мир. Этот акцент на телесной, мирской и социальной основе познания – уже исследованный ранее в различных восточных и западных традициях – становится все более влиятельным, превращаясь в междисциплинарную область когнитивной науки «4Е», которая рассматривает сознание в действии – будучи воплощенным, внедренным, введенным и расширенным. Ключевым последствием является то, что эта область смещает фокус понимания разума дальше от модели «мозг как компьютер» с центральным управляющим к модели когнитивного рынка, где ценности переживаемых внутренних состояний – чувств или убеждений – спонтанно колеблются, при этом информация реализуется двойственно. Так, например, нейронный шум играет важную роль в сознании, и в более широком смысле, он может пролить иной свет на ценовой шум [69].

Исходя из исторической справки, очевидно, что отдельные события в рыночной экономике подготовили хорошую базу для дальнейших исследований по когнитивной экономике, поскольку между рынками и мышлением всё же существуют глубокие связи, в том числе сходства. Центральным является феномен «рыночного разума». Сорос Д. (Soros G.) не единственный, кто указывает на это. А инвесторы всегда упоминали об этом в той или иной форме, в том числе трейдеры старой школы 1920-х гг. – Хамфри Нил (Neill H.) [63]. Более поздние источники включают А. Брюгье и др. (A. Bruguier et al.), Де Мартино Б. и др. (De Martino B. et al.), М. Шермер (Shermer, M.) [31; 40; 71]. Действительно, предпосылка разума рынка присутствует в любой дискуссии о том, является ли рынок рациональным или нет, не говоря уже о том, страдает ли «Мистер Рынок» биполярным расстройством [35]; аналогичный диагноз установил Бенджамин Грэм (Graham B.) [46].

Все большее число исследователей признают сходства между рынками и мышлением. Например, Ф. Хайек (Hayek F.) сравнил нейронную динамику с «запасом капитала, который питается за счет ресурсов и дает непрерывный поток результатов» [49, с. 291]. Другие авторы (например, Г. Эйнсли (Ainslie G.), П. Глимчер (Glimcher P.), С. Келсо (Kelso S.) также рассмотрели в своих работах разум с точки зрения рынка [28; 44; 56]. В соответствии с этим, можно сделать вывод о том, что наш мозг сотрудничает, конкурирует и обменивается информацией с рынком (на рынке). В частности, система вознаграждения мозга (оценка результатов по сравнению с ожиданиями) работает как рынок посредством обмена дофамина, эндорфинов, окситоцина и серотонина, при этом восприятие является консенсусным результатом. В одной из научных работ подобное выводится на более высокий уровень, сравнивая временные ряды цен на акции с данными функциональной магнитно-резонансной томографии мозга. Авторы исследования пришли к выводу, что «концептуальные связи между мозгом и рынками не просто метафоричны; скорее, эти две системы обработки информации строго сопоставимы и обладают важными топологическими свойствами» [79, с. 1]. Следовательно, следующие идеи и теоретические исследования необходимо поддерживать в когнитивной науке/экономике.

Так, нейронаука пронизана экономическими выражениями – делегирование, разделение труда, ограничение, координация, исполнительная функция – однако они не формализованы в нейробиологии, как в экономике. Не существует также общей теории того, как мозг распределяет ресурсы. Между тем, именно здесь могла бы помочь «экономическая модель мозга» К. Камерера (Camerer C.) [32].

Зиммель Г. (Simmel G.) сделал важное наблюдение в рамках разум-рынка: «любой ментальный объект внимания, для которого характерно его отделение от субъекта, в то же время устанавливает и стремится преодолеть его своим желанием, поэтому, впоследствии он представляет собой ценность. А, когда стираются границы между субъектом и объектом – эта ценность поглощается» [72, с. 63].

Исследования в других областях, особенно в биологии, показывают, что принцип рыночного разума – опять же, разумная самоорганизация через рыночную динамику – встречается более часто. Например, митохондрии конкурируют, сотрудничают и обмениваются как внутри клеток, так и между ними, несмотря на то, что сами по себе клетки представляют собой миниатюрные «химические фабрики», помогающие организмам обмениваться и преобразовывать ресурсы. В более широком масштабе исследования, части тела конкурируют и взаимодействуют за метаболические и информационные ресурсы [59]. Ранее, Э. Бен-Джейкоб (Ben-Jacob E.) обосновал, как конкуренция и сотрудничество приводят к «бактериальной мудрости» и «сверхразуму» геномной сети [29]. Исследование команды М. Левина (Levin M.) сосредоточено на «ксеноботах», действующих как базовый разум [70].

Общая связь между биологией и экономикой восходит к основателям классической экономики, таким как Д. Юм, Д.С. Милль, Д. Рикардо и А. Смит. В частности, это привело к идее «экономики природы» – термина, который также использовал Ч. Дарвин. В начале 2000-х гг., С. Гулд (Gould S.), признал это происхождение, утверждая, что естественный отбор «по сути представляет собой экономику Адама Смита, перенесенную на природу … Таким образом, репродуктивный успех становится аналогом прибыли» [45].

Особенно необходимо отметить «гипотезу рыночного разума» как носителя когнитивной экономики. Рассмотрим это направление более подробно.

«Гипотеза рыночного разума» превращает идею рыночного мышления, высказанную многочисленными инвесторами с течением времени, в тезис: «Гипотеза рыночного разума» (далее «гипотеза») предполагает психофизическое мировоззрение с точки зрения разума и тела экономической системы, а не машины» [67; 68]. Формально «гипотеза» утверждает, что рынок, взаимодействующих инвесторов и их технологии, не только распространяет и делится их знаниями, но и расширяет их сознательное мышление, проявляя коллективное сознание. Цены и закономерности их формирования на рынке являются его информационными индикаторами, а настроение рынка меняется в зависимости от стоимости и количества товара [9].

Когнитивная точка зрения, лежащая в основе «гипотезы рыночного разума» воспринимается как познание четырех ее компонентов: воплощенного, встроенного, принятого, расширенного [60; 64; 66]. Данное познание в контексте индивидуального разума проявляется следующим образом:

1. «Воплощенный» означает, что цель и значение психологических состояний основаны на свойствах всего организма, а не только на состояниях и свойствах его мозга [78]. Одним из ярких примеров является то, как телесные жесты одновременно формируют значение речи и влияют на когнитивные способности познающего.

2. «Встроенный» означает, что разум находится в окружающей среде и под ее влиянием [37]. Примером может служить роль отраслей и институтов – включая их стандарты, законы и правила – в создании когнитивных событий.

3. «Принятый» означает, что разум возникает из физического взаимодействия с миром [80], а не только из нейронных процессов. С частой периодичностью, желание действовать в мире или в отношении него возникает из-за беспокойства или неудовлетворенности его существующим состоянием. На разум (например, создание архитектурных знаний) и мир (например, строительство физических конструкций) влияет форма, которую принимает такое действие (например, дизайн). Творческое познание обеспечивает призму, через которую можно лучше понять целенаправленное действие.

4. «Расширенный» означает, что физическая основа психологических состояний может выходить за пределы мозга и охватывать такие структуры как артефакты, технологии и инструменты, интегрирующиеся для выполнения когнитивной деятельности [38]. Более того, расширение вовлекает другие умы через социальные структуры, что приводит:

– к коллективной интенциональности [10];

– к распределенному познанию;

– к расширенной аффективности;

– к социальной феноменальности;

– к расширенному/коллективному сознанию.

Познание четырёх компонентов «гипотезы рыночного разума» в контексте рынка проявляется иным образом:

1. Воплощенный: менталитет рынка по существу зависит от физических структур, включая потребителя, здания, информационные технологии, в которые он воплощен.

2. Внедренный: рынок сосредоточен в более широкой экономической среде, включая ее традиции, правовые, нормативные, налоговые рамки и правила взаимодействия. С когнитивной точки зрения, окружающая среда предоставляет рынку возможности, которые могут быть сдерживающими, освобождающими или защищающими. Например, рынок запрещает торговлю инсайдерской информацией. Однако рыночные вмешательство и манипуляции означают, что критика в их отношение не воспринимается.

3. Принятый: положения рынка приводят к изменениям, которые формируются и направляются существующими распределительными структурами – например, разработкой рыночной структуры, потребительских предпочтений и цен на продовольственные, непродовольственные товары, услуги.

4. Расширенный: рынок представляет собой совокупность процессов, поддерживаемых инновационными технологиями. Это приводит к усилению и чрезмерному «активному экстернализму» [11] [38, с. 7], распространяющемуся на более широкую реальную экономику.

Таким образом, с точки зрения когнитивной науки, разуму не нужен какой-либо «центральный исполнительный орган», и в этом отношении рыночное мышление отвергает знание посредством авторитета. Это делает центральное планирование – направленное на координацию коллективного экономического разума сверху вниз – сомнительным, что, например, вторит А. Смиту в его критике «человека системы». Из этого следует, что «гипотеза рыночного разума» – это когнитивная защита свободных рынков.

Заключение

Проведённое исследование позволило сделать следующие выводы:

1. Важным аспектом поддержки управленческих решений в экономике является разработка экономических моделей на основе знаний когнитивной экономики, отражающих двойственную степень познания соответствующих процессов у человека. Примером таких процессов являются нечеткие модели, из которых можно извлекать знания данных, полученных с помощью показателей, экономической информации в виде норм, заложенных в сознание и воспринимаемых разумом для выполнения действий. Для принятия решений в определенных меняющихся ситуациях используются модели, основанные на знаниях эксперта. Подобная экспертная оценка, как правило применяется в ценообразовании при назначении цены на новый товар.

2. Существует определенная методика получения знаний от эксперта об изменяющихся свойствах ситуаций, в которых используется модель представления знаний в виде так называемой когнитивной карты – динамической модели в графическом представлении, основанной на знаниях человека об экономической сфере, политических или социальных процессов, происходящих в реальности. Когнитивная экономика – одна из фундаментальных концепций современного социально-экономического развития, широко изучаемая в зарубежных научных трудах, но, к сожалению, недостаточно принятая в исследованиях российских ученых.

3. Возможность изучения зон мозга в конкретных ситуациях при принятии экономических решений позволяет объяснить отклонения потенциальных потребителей при выборе от рациональной модели. Подобные исследования открыли новую область экономических исследований – нейроэкономику и определили новую цель экономической теории, способную дать объяснение принципам работы человеческого мозга в процессе принятия решений и стратегического планирования.

4. Когнитивная экономика определяется как экономика того, что находится в сознании людей. На практике это означает, что когнитивная экономика характеризуется использованием особого типа данных. Сюда входят данные об ожиданиях, гипотетическом выборе, когнитивных способностях и выраженных отношениях.

5. Трансформация экономики, основанная на знаниях должна быть обеспечена реализацией комплексной институциональной политики по созданию, распространению и использованию знаний как актива в современной экономике. Необходима согласованная система институтов, базирующаяся на институциональном подходе к экономике знаний с моделью экономических отношений, способная обеспечить социально-экономическую безопасность.

6. Следовательно, по содействию дальнейшего прогресса в области когнитивной экономики необходимы следующие мероприятия:

– разработать новые теоретические инструменты для решения проблем ограниченного познания и усовершенствовать существующие;

– социальная составляющая экономика должна быть пересмотрена с учетом современной реальности, которую можно обнаружить в сознании людей при социологических опросах;

– утверждение «данные эндогенны» должно стать не только предупреждением экономистам, но и девизом, напоминающим им о том, что при разработке национальных программ можно собирать самые разные данные (показатели) для ответа на актуальные вопросы, связанные с социально-экономическим обеспечением.

[1] Дуглас Сесил Норт (1920-2015) – американский экономист, известный своими работами в области экономической истории.

[2] Герберт Александер Саймон (1916-2001) – американский учёный в области социальных, политических и экономических наук.

[3] Рене Декарт (1596-1650) – французский философ, математик, создатель аналитической геометрии.

[4] Ричард Талер (1945) – американский экономист. Лауреат премии по экономике памяти Альфреда Нобеля 2017 года за вклад в область поведенческой экономики. Почётный профессор поведенческих наук и экономики Школы бизнеса Чикагского университета.

[5] Джулио Тонони (1960) – итальянский нейробиолог и психиатр, заведующий кафедрой медицины сна Дэвида П. Уайта, а также кафедрой науки о сознании в Университете Висконсина. Наиболее известен своей теорией интегрированной информации.

[6] Кристоф Кох (1956) – американский нейробиолог, директор Института Аллена по изучению мозга. Является одним из самых известных в мире исследователей сознания. Постоянный автор и член консультативного совета научно-популярного журнала Scientific American Mind [en], в котором описываются важнейшие открытия, сделанные в последнее время в психологии, нейробиологии и когнитивной науке.

[7] Определение автора.

[8] Принцип Златовласки назван по аналогии с английской детской сказкой «Три медведя», в которой молодая девушка по имени Златовласка пробует три разные тарелки каши и обнаруживает, что предпочитает кашу не слишком горячую и не слишком холодную, а именно нужной температуры.

[9] Принятая в маркетинге практика «психологической цены». Если указывать цену не 10 000 руб., а 9 990 руб., то конверсия продаж вырастает. Подобное явление называется «эффект левой цифры».

[10] Интенциональность (от лат. intentio «намерение») – понятие в философии, означающее центральное свойство человеческого сознания: быть направленным на некоторый предмет.

[11] Экстернализм – философско-методологическая позиция, в которой научное познание определяется в значительной степени внешними условиями, в том числе социальными, историческими, политическими взаимодействиями.


Источники:

1. Распоряжение Правительства РФ от 12.10.2019 N 2406-р (ред. от 09.06.2023) «Об утверждении перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, а также перечней лекарственных препаратов для медицинского применения и минимального ассортимента лекарственных препаратов, необходимых для оказания медицинской помощи». Consultant.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=449392#biKCd0UqWtEyY1X01 (дата обращения: 03.01.2024).
2. Абдикеев Н.М., Аверкин А.Н., Ефремова Н.А. Когнитивная экономика в эпоху инноваций // Вестник Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. – 2010. – № 1(31). – c. 3-20.
3. Волкова Н.А., Пивоварова М.А. Когнитивная экономика - экономика, основанная на цифровых технологиях // Инновационная экономика: перспективы развития и совершенствования. – 2022. – № 4(62). – c. 17-24.
4. В Россию привезли вторую партию яиц из Азербайджана. Rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/658729469a79474f35880421?from=copy (дата обращения: 03.01.2024).
5. Гельвановский М.И., Колпакова И.А., Лев М.Ю., Биляк С.А. Государственная ценовая политика как фактор экономической безопасности в системе мер по стимулированию экономического роста // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2015. – № 6. – c. 91-98.
6. Гончаров И.Л., Горелова О.А. Психология потребительского выбора и его влияние на ценообразование в условиях рынка // Вестник университета. – 2020. – № 8. – c. 110-116. – doi: 10.26425/1816-4277-2020-8-110-116.
7. Декарт Р. Рассуждение о методе…. - Москва: Изд-во Акад. наук СССР, 1953. – 656 c.
8. Инфляция. Финансы. Новости. Яйца. Inflatio.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://inflatio.ru/110-jajca.html (дата обращения: 03.01.2024).
9. Караваева И.В., Лев М.Ю. Итоги проведения IV международной научно-практической конференции «Сенчаговские чтения» социально-экономическая безопасность: сфера государственного регулирования и область научного знания // Экономическая безопасность. – 2020. – № 4. – c. 549-578. – doi: 10.18334/ecsec.3.4.111150.
10. Китайский деликатес тухлое яйцо. Narodnoe.menu. [Электронный ресурс]. URL: https://narodnoe.menu/kitayskaya-kuhnya/tuhloe-yaytso (дата обращения: 03.01.2024).
11. Кудрявцева Е.И. Когнитивная экономика и когнитивный менеджмент: новая концепция управления человеческими ресурсами // Управленческое консультирование. – 2014. – № 4(64). – c. 62-69.
12. Лев М.Ю. Ценообразование. / Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Мировая экономика», «Налоги и налогообложение». - Москва: «Издательство «Юнити-Дана», 2013. – 720 c.
13. Лев М.Ю. Особенности реализации государственной ценовой политики: социально-экономический аспект // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2015. – № 5. – c. 139-149.
14. Лев М.Ю. Регулирование цен в экономической теории спроса и предложения // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2016. – № 4. – c. 122-134.
15. Лев М.Ю. Современные ценовые тренды экономической безопасности мобилизационной экономики. / Монография. - Москва: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2023. – 86 c.
16. Лев М.Ю. Ценовые тренды диагностики экономического когнитивного диссонанса в оценке социально-экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2023. – № 4. – c. 1235-1266. – doi: 10.18334/ecsec.6.4.119527.
17. Норт Д. Понимание процесса экономических изменений. / Пер. с англ. - М.: Изд. дом Гос. университет - Высшей школы экономики, 2010. – 256 c.
18. Павленко Ю.Г. Экономическая безопасность в условиях креативно-инновационной экономики: политико-экономический аспект // Экономическая безопасность. – 2018. – № 2. – c. 91-101. – doi: 10.18334/ecsec.1.2.100499.
19. Православный календарь на 2024 год. Rg.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2023/12/30/pravoslavnyj-kalendar-na-2024-god.html (дата обращения: 03.01.2024).
20. Об оценке индекса потребительских цен с 5 по 11 декабря 2023 год. Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/196_13-12-2023.html (дата обращения: 03.01.2024).
21. Сахаров Д.А., Архипова Н.В. Когнитивная экономика в современном обществе // Молодые ученые - развитию Национальной технологической инициативы (ПОИСК). – 2022. – № 1. – c. 695-697.
22. Сильвестров С.Н., Бауэр В.П., Еремин В.В., Побываев С.А. Управление региональной экономикой в условиях разрывов рациональности // Экономика региона. – 2019. – № 2. – c. 324-336. – doi: 10.17059/2019-2-2.
23. Талер Р. Новая поведенческая экономика. Почему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать. - М.: Эксмо, 2017. – 368 c.
24. Шаститко А.А. Поведенческая экономика: применение методов когнитивной психологии в экономике // Общественные науки и современность. – 2017. – № 2. – c. 132-141.
25. Электронный фонд нормативно-технической и нормативно-правовой информации. Утвержден Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 28 сентября 2012 г. N 441-ст межгосударственный стандарт ГОСТ 31654-2012 введен в действие в качестве национального стандарта Российской Федерации с 1 января 2014 г. Docs.cntd.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://docs.cntd.ru/document/1200095479 (дата обращения: 06.01.2024).
26. Электронный фонд нормативно-технической и нормативно-правовой информации. ГОСТ утвержден и введен в действие Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 29 июля 2013 г. N 462-ст. Docs.cntd.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://docs.cntd.ru/document/1200104970 (дата обращения: 06.01.2024).
27. «Яйцо от черной курицы держать под изголовьем»: чудо-средства прошлого. Crimea.ria.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://crimea.ria.ru/20200405/Yaytso-ot-chernoy-kuritsy-derzhat-pod-izgolovem-chudo-sredstva-proshlogo-1118130120.html (дата обращения: 03.01.2024).
28. Ainslie G. Picoeconomics in a Nutshell. Picoeconomics. [Электронный ресурс]. URL: http://picoeconomics.org (дата обращения: 03..01.2024).
29. Ben-Jacob E. Bacterial wisdom, Gödel's theorem and creative genomic webs // Physica A: Statistical Mechanics and its Applications. – 1998. – № 1-2. – p. 57-76. – doi: 10.1016/S0378-4371(97)00529-3.
30. Blackmore S. Conversations on Consciousness: What the Best Minds Think about the Brain, Free Will, and What It Means to Be Human. Terebess.hu. [Электронный ресурс]. URL: https://terebess.hu/zen/mesterek/black2.pdf.
31. Bruguier A., Quartz S., Bossaerts P. Exploring the nature of ‘trader intuition’ // Journal of Finance. – 2010. – № 5. – p. 1703-1723.
32. Camerer C., Loewenstein G., Prelec D. Neuroeconomics: How neuroscience can inform economics // Journal of Economic Literature. – 2005. – № 1. – p. 9-64. – doi: 10.1257/0022051053737843.
33. Chalmers D. Facing up to the problem of consciousness // Journal of Consciousness Studies. – 1995. – № 3. – p. 200-219.
34. Chater N. Can cognitive science create a cognitive economics? // Cognition. – 2015. – p. 52-55. – doi: 10.1016/j.cognition.2014.10.015.
35. Cheung J. Does Mr Market suffer from bipolar disorder? // Journal of Behavioral Finance. – 2010. – № 4. – p. 224-238. – doi: 10.1080/15427560.2010.527411.
36. Clark A. Economic reason: The interplay of individual learning and external structure. / In book: The Frontiers of the New Institutional Economics. - Cambridge, Massachusetts: Academic Press, 1996. – 269-290 p.
37. Clark,A. Being There: Putting Brain, Body, and World Together Again. - Cambridge, MA: MIT Press, 1997.
38. Clark A., Chalmers D. The extended mind // Analysis. – 1998. – № 1. – p. 7-19.
39. Dehaene S. Consciousness and the Brain: Deciphering How the Brain Codes Our Thoughts. Softouch.on.ca. [Электронный ресурс]. URL: https://softouch.on.ca/kb/data/Consciousness%20and%20the%20Brain.pdf.
40. De Martino B., OʼDoherty J., Ray D., Bossaerts P., Camerer C. In the mind of the market: Theory of mind biases value computation during financial bubbles // Neuron. – 2013. – № 6. – p. 1222-1231. – doi: 10.1016/j.neuron.2013.07.003.
41. Douglas M. Trading in the Zone: Master the Market with Confidence, Discipline, and a Winning Attitude. Booksdrive.org. [Электронный ресурс]. URL: https://booksdrive.org/wp-content/uploads/2022/04/TRADING-IN-THE-ZONE-pdf-free-download.pdf.
42. Gigante A. Institutional Cognitive Economics: Some Recent Developments. MPRA Paper. [Электронный ресурс]. URL: https://mpra.ub.uni-muenchen.de/48278/1/MPRA_paper_48278.pdf.
43. Giulio Tononi, Christof Koch Consciousness: here, there and everywhere? // Philosophica Transactions of the Royal Society B. – 2015. – № 1668. – doi: 10.1098/rstb.2014.0167.
44. Glimcher P. Decisions, Uncertainty, and the Brain: The Science of Neuroeconomics. - Cambridge, MA: MIT Press, 2003. – 400 p.
45. Gould S. The Structure of Evolutionary Theory. - Harvard: Harvard University Press, 2002. – 1393 p.
46. Graham B. The Intelligent Investor. - New York: HarperCollins, 1973.
47. Hayek F. Economics and knowledge. In Individualism and Economic Order. - Chicago: University of Chicago Press, 1936.
48. Hayek F. The Sensory Order: An Inquiry into the Foundations of Theoretical Psychology. - Chicago: University of Chicago Press, 1952. – 240 p.
49. Hayek F. The Sensory Order after 25 years. / In book: Cognition and the Symbolic Processes. - London: Routledge, 1982. – 287-293 p.
50. Herbert A. Simon A. Theory of Emotional Behavior. Wayback Machine. Carnegie Mellon University Complex Information Processing (CIP) // Working Paper #55. - June 1. - 1963
51. Johnson E.J., Weber E.U. Constructing Preferences from Memory. / In book: The Construction of Preference. - New York: Cambridge Univ. Press, 2006. – 397-410 p.
52. Johnson S. Toward a cognitive science of markets: Economic agents as sense-makers // Economics. – 2019. – № 2019(49). – p. 1-29. – doi: 10.5018/экономика-ejournal.ja.2019-49.
53. Joel Huber, Payne J., Puto C. Adding Asymmetrically Dominated Alternatives: Violations of Regularity & the Similarity Hypothesis // Journal of Consumer Research. – 1982. – № 1. – p. 90-98. – doi: 10.1086/208899.
54. Kahneman D. Thinking, Fast and Slow. - London: Penguin Books, 2012. – 533 p.
55. Kimball M. Cognitive economics // The Japanese Economic Review. – 2015. – № 2. – p. 167-181. – doi: 10.1111/jere.12070.
56. Kelso S. Dynamic Patterns: The Self-Organization of Brain and Behavior. - Cambridge, MA: MIT Press, 1995.
57. Kirkpatrick Charles D., Dahlquist Julie R. Technical Analysis. / The Complete Resource for Market Technicians., 2007. – 49 p.
58. Leigh Caldwell The Psychology of Price. How to Use Price to Increase Demand, Profit and Customer Satisfaction. - London: Hodder, 2022. – 248 p.
59. Lyon P., Keijzer F., Arendt D., Levin M. Basal cognition: Conceptual tools and the view from the single cell // Philosophical Transactions of the Royal Society B: Biological Sciences. – 2021. – № 1820.
60. Menary R. Introduction to the special issue on 4E cognition // Phenomenology and the Cognitive Sciences. – 2010. – № 4. – p. 459-463. – doi: 10.1007/s11097-010-9187-6.
61. Montero B., White M. Economics and the Mind. Routledge. [Электронный ресурс]. URL: https://www.routledge.com/Economics-and-the-Mind/Montero-White/p/book/9780415493734 (дата обращения: 11.01.2024).
62. Mulgan G. Big Mind: How Collective Intelligence Can Change Our World. - Princeton: Princeton University Press, 2017. – 288 p.
63. Neill H. Tape Reading and Market Tactics: The Three Steps to Successful Stock Trading. - New York: B. C. Forbes Publishing Company, 1931. – 266 p.
64. Newen A., De Bruin L., Gallagher S. The Oxford Handbook of «4E» Cognition. - Oxford: Oxford University Press, 2018.
65. Popper,K. Language and the body–mind problem // Proceedings of the XI-th International Congress of Philosophy: Vol. 7. 1953. – p. 101-107.
66. Rowlands M. The New Science of the Mind: From Extended Mind to Embodied Phenomenology. - Cambridge, MA: MIT Press, 2010.
67. Schotanus P. Mr Market's mind: Finance's hard problem // Journal of Behavioral Finance. – 2014. – № 2. – p. 109-119. – doi: 10.1080/15427560.2014.908883.
68. Schotanus P. Mr Market's mind: A collective consciousness // Mind and Matter. – 2016. – № 2. – p. 119-153.
69. Schotanus P., Schurger A. Spontaneous volatility: Fooled by reflexive randomness // Journal of Behavioral Finance. – 2021. – № 3. – p. 201-213. – doi: 10.1080/15427560.2020.1771715.
70. Seifert G., Silander A., Marzen S., Levin M. From reinforcement learning to agency: a framework for understanding basal cognition // Biosystems. – 2024. – p. 105107. – doi: 10.1016/j.biosystems.2023.105107.
71. Shermer M. The Mind of the Market: How Biology and Psychology Shape Our Economic Lives. - New York: Holt Paperbacks, 2008. – 336 p.
72. Simmel G. The Philosophy of Money. - London: Routledge, 1978.
73. Smith A. The Theory of Moral Sentiments. , 1759.
74. Sornette D. Why Stock Markets Crash: Critical Events in Complex Financial Systems. - Princeton: Princeton University Press, 2003. – 381 p.
75. Soros G. In The Age of Fallibility: Consequences of the War on Terror. / The burden of consciousness. - New York: Public Affairs, 2006. – 259 p.
76. Soros G. The Alchemy of Finance: Reading the Mind of the Market. - Hoboken: John Wiley & Sons, 1987.
77. Stanovich K.E. What intelligence tests miss: The psychology of rational thought. - New Haven: Yale University Press, 2009. – 308 p.
78. Varela F., Thompson E., Rosch E. The Embodied Mind: Cognitive Science and Human Experience. - Cambridge, MA: MIT Press, 1993. – 328 p.
79. Vértes P., Nicol R., Chapman S., Watkins N., Robertson D., Bullmore E. Topological isomorphisms of human brain and financial market networks // Frontiers in Systems Neuroscience. – 2011. – № 75. – doi: 10.3389/fnsys.2011.00075.
80. Ward D., Silverman D., Villalobos M. Introduction: The varieties of enactivism // Topoi. – 2017. – № 3. – p. 365-375. – doi: 10.1007/s11245-017-9484-6.

Страница обновлена: 06.04.2024 в 01:18:23