Современное состояние продовольственной безопасности Российской Федерации

Косьмин А.Д.1, Кузнецова О.П.1, Кузнецов В.В.1, Кузнецова С.В.1
1 Омский государственный технический университет

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 10, Номер 1 (Январь-март 2023)

Цитировать:
Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Кузнецов В.В., Кузнецова С.В. Современное состояние продовольственной безопасности Российской Федерации // Продовольственная политика и безопасность. – 2023. – Том 10. – № 1. – doi: 10.18334/ppib.10.1.116664.

Аннотация:
В статье рассматривается одна из важнейших составляющих социальной функции государства - продовольственная политика. Исследуется современное состояние продовольственной безопасности в Российской Федерации. Рассматриваются основные угрозы и риски, связанные с обеспечением продовольственной безопасности. По мнению авторов, достижение продовольственной безопасности возможно при условии преодоления влияния негативных факторов, генерирующих угрозы и риски, обусловливающие сокращение физической и экономической доступности продуктов питания. Проанализировав состояние продовольственной безопасности России, авторы пришли к выводу о том, что, как таковая, она отсутствует и что ее достижение лежит на путях ренессанса российской деревни и всестороннего развития, прежде всего научно-технического агропромышленного комплекса,).

Ключевые слова: продовольственная безопасность, Доктрина продовольственной безопасности, продовольственная независимость, физическая и экономическая доступность продовольствия, индикаторы и риски продовольственной безопасности, технологический суверенитет

JEL-классификация: Q01, Q18, O31



Есть логика намерений и есть логика обстоятельств, и логика обстоятельств сильнее логики намерений

И. Сталин

Введение

В большинстве развитых стран мира продовольственная безопасность рассматривается как важнейшая составляющая национальной безопасности. Её достижение (или наличие) характеризует не только экономическую, но и политическую независимость существующей социально-экономической системы, её способность обеспечивать интересы своих граждан без ущерба для национальной безопасности.

Являясь неотъемлемой и важнейшей составляющей частью национальной безопасности страны, продовольственная безопасность - это такое «состояние социально-экономического развития страны, при котором обеспечивается продовольственная независимость [1] Российской Федерации, гарантируется физическая и экономическая доступность для каждого гражданина страны пищевой продукции, соответствующей обязательным требованиям, в объёмах не меньше рациональных норм потребления пищевой продукции, необходимой для активного и здорового образа жизни» [1].

«Стратегической целью обеспечения продовольственной безопасности, - отмечается в «Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации», - является обеспечение населения страны безопасной, качественной и доступной сельскохозяйственной продукцией, сырьём и продовольствием в объёмах, обеспечивающих рациональные нормы потребления пищевой продукции» [1].

Обозначенная в Доктрине цель венчает выстроенную логическую цепочку намерений – задач, адресованных правительству по достижению реальной продовольственной безопасности Российской Федерации.В проводимых аналитическим агентством Economist Intelligence Unit исследованиях уровня продовольственной безопасности в различных странах мира основной акцент делается на анализе трех основных групп показателей продовольственной безопасности:

· уровень доступности и потребления продуктов питания;

· наличие и достаточность продуктов питания;

· уровень качества и безопасности продуктов питания.

Указанные категории включают 28 различных показателей, значения которых измеряются в течение двухлетнего периода.

В рейтинге стран мира по уровню продовольственной безопасности (в 2021 году) Россия занимает 24-е место (из 113) с индексом 73,7, расположившись между Белоруссией (73,8) и Польшей (73,5) [13].

Интегральный индекс продовольственной безопасности, к сожалению, недезагрегирован и не указывает значения уровня продовольственной безопасности по трем основным ее группам.

Кроме того, необходимо учитывать и риски искажения оценок при проведении международных сравнений, поскольку нормы потребления минимального продуктового набора и порог продуктовой безопасности в разных странах существенно различаются.

«Продовольственная независимость Российской Федерации, – отмечается в «Доктрине продовольственной безопасности, - самообеспечение страны основными видами отечественной сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия [1].

Таблица 1

Самообеспеченность основными продуктами питания населения России,%

Группа
продуктов
питания
Норма
обеспеченности
В соответствии с доктриной
Годы
2021 г
к
2014 г
(+) (-)
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Зерно
95
159.0
149.1
160.0
170.6
147.2
155.6
167.6
150.7
8.3
Масло растительное
90
153.0
125.5
142.6
153.5
157.3
178.8
195.9
176.6
23.6
Сахар
90
92.0
100.6
105.9
115.1
108.0
126.8
99.9
100.0
8.0
Картофель
95
101.0
102.1
93.2
91.1
95.3
95.1
89.2
90.4
-10.6
Молоко и молочные продукты
90
77.0
79.1
80.7
82.3
83.9
83.9
89.1
84.0
7.00
Мясо и мясные продукты
85
74.0
88.7
90.6
93.5
95.7
97.4
99.4
100.2
26.2
Овощи и бахчевые
90
86.8
86.8
87.4
87.6
87.2
87.7
87.1
86.9
0.1
Фрукты и ягоды
60
32.5
32.5
36.5
33.1
38.8
40.2
41.2
43.6
11.1
Источник: [5; 14]

Продовольственная независимость (автаркия, подлинная независимость, самодостаточность) определяется как уровень самообеспечения в процентах, рассчитывает как отношение объема отечественного производства сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия к объему их внутреннего потребления (и потерь) и имеющей пороговые значения в отношении указанных в таблице продовольственных товаров.

Уровень самодостаточности определяется по формуле:

Усо =
*100 % , где

ПП + Ппот +ФЛП

общий объем производства всей линейки товаров продовольственного назначения,

ПП производственное потребление продуктов продовольственного назначения соответствующих продуктовых групп в сельском хозяйстве.;

Ппот – потери;

ФЛП – фонд личного потребления товаров продовольственного назначения соответствующих продуктовых групп.

По оценке Минсельхоза России, в 2021 году достигнуты или превышены пороговые значения Доктрины продовольственной безопасности РФ по уровню самообеспечения по зерну, сахару, маслу растительному, мясу и мясопродуктам, фруктам и ягодам. Уровень самообеспечения ниже пороговых значений-по картофелю, овощам и бахчевым культурам, молоку и молокопродуктам:

по картофелю - 90,4 %, что на 4.6 п.п. ниже порогового значения, и на 10.6 п.п. ниже уровня самообеспечения, достигнутого в 2014 году (101,0);

по молоку и молопродуктам-84.0%, что на 6.0 п.п ниже порогового значения Доктрины;

по овощам и бахчевым культурам -86,9%, что на 3.1 п.п ниже порогового значения Доктрины;

по фруктам и ягодам - 43.6% , что на 16.4 п.п., ниже порогового значения Доктрины [12].

Рассмотрим основные причины несоответствия самообеспеченности указанными выше продуктами на протяжении последних семи лет (2015-2022гг).

Снижение самообеспеченности картофелем-это проблема, которая стала наиболее острой, начиная с 2016 года. Основными причинами этого являются:

· сокращение посевных площадей под картофель в 1.7 раза, по сравнению с 2010 годом;

· ликвидация почти 2 млн. частных хозяйств, занятых выращиванием картофеля (на долю ЛПХ приходится практически 85% всего объема выращенного товарного картофеля);

· дефицит инфраструктуры в части картофелехранилищ сокращает жизненный цикл товарного картофеля ввиду ненадежности его надлежащего хранения;

· повышенный спрос населения на молодой картофель в межсезонный период (весна-начало лета, который импортируется из Египта, Азербайджана и Китая [4].

В части несоответствия самообеспеченности молоком и молочными продуктами на протяжении всего анализируемого периода выделяются следующие причины:

· сравнительно низкая инвестиционная привлекательность молочно-товарного производства ввиду его капиталоемкости и длительности сроков окупаемости;

· отставание отпускных цен на молочную продукцию от роста себестоимости;

· переориентация производителей на продукты с высокой маржинальностью и экспортным потенциалом (на сыры, сливочное масло, сыворотка и сливки);

· ухудшение качества кормовой базы для молочного стада крупного рогатого скота в результате торговых эмбарго на импорт БАДов (уровень импортозависимости в 2019-2021 гг. достиг 95%);

К причинам недостаточности внутреннего обеспечения рынка продовольствия фруктами и ягодами относятся:

· дисбаланс распределения финансовой поддержки на закладку садов в пользу крупного агробизнеса;

· бюрократические барьеры при регистрации посадочного материала и ввоза оборудования для обслуживания садов;

· нехватка рабочей силы для уборки урожая (в 2021 году более 30% урожая было не собрано по причине ограничений на привлечение сезонных рабочих);

· низкая товарность российских фруктов (15%), а достижение самообеспеченности плодовоовощной продукции на уровне 60% возможно не ранее 2027 года [4].

Определяющую роль в обеспечении продовольственной безопасности играют сельское и рыбное хозяйство, и пищевая промышленность.

Российское сельское хозяйство - самое эффективное в мире среди развитых стран. Оно получает меньше всех субсидий, т.е. государство вкладывает меньше всех развитых стран в сельское хозяйство, например, в Европейском экономическом союзе в стоимости сельхозпродукции субсидии составляют 30%, а в России - 3% [18].

Измерение общего уровня поддержки агропромышленного комплекса осуществляет Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) с помощью показателя Total support estimate (ТSE). По этому показателю Россия занимает 5-ю позицию среди всех стран, для которых ОЭСР измеряет указанный показатель.

Государственная поддержка в России составляет 5,3 тыс.долл. на 1 км², а в США - 23 тыс. долларов, в странах Европейского Союза - 58 тыс.долларов.

Государственная поддержка на 1 гектар пашни составляет в России 35 долларов США , в странах ЕС - 800 долларов, в Китае - 1500 долларов и в Швейцарии - 1 400 долларов США [18].

Рассмотрим скорости и масштабы прироста основных продовольственных товаров за последние 10 лет

Таблица 2

Динамика производства основных продовольственных товаров в АПК России

Товары
Ед.измерения
Годы
2021 г
К
2012 г
(%)
2021 г
К
2020 г
(%)
2012
2019
2020
2021
Зерно (после доработки)
млн.тонн
70.9
113.3
133.5
121.4
171.2
90.9
Картофель
-
28.8
6.1
19.6
18.2
63.2
92.8
Сахарная свекла
-
43.0
54.4
33.9
41.2
95.8
121.5
Овощи
-
13.0
13.7
6.9
6.7
51.5
97.1
Мясо скота и птицы
-
8.3
10.6
11.2
10.84
130.6
96.8
в том числе: говядина
-
1.6
1.6
1.65
1.63
101.9
98.8
Свинина
-
2.7
3.7
4.3
4.0
148.1
93.0
Баранина
-
0.19
0.22
0.21
0.21
110.5
100.0
Птица
-
3.81
4.98
5.04
5.1
133.8
101.2
Молоко
-
32.0
31.3
32.3
32.4
101.2
100.3
Яйца
млрд.
шт
42.1
44.9
44.9
44.9
106.6
100.0
Поголовье:







КРС
млн.голов
19.7
18.1
18.0
17.7
89.8
98.3
В том числе







Коровы
-
8.7
7.9
7.9
7.7
88.5
97.5
Свиньи
-
18.8
23.7
25.9
26.2
139.4
101.1
Овцы и козы
-
24.0
23.1
21.7
20.9
87.1
96.3
Птица
-
495.5
544.9
519.8
536.9
108.3
103.3

Источник: [14]

В 2021 году впервые за долгие годы отмечается сокращение производства мяса в России (мясной сектор откатился назад. На говядину приходится всего 15 % общего мясного производства, на мясо птицы 45.7%, на свинину-37.3%, на мясо овец и коз -2.0% .

Скромные показатели прироста продукции АПК России являются функцией более чем скромного универсального источника развития инвестиций - 4% от ВВП (в США - 24% в странах ЕС - 33%, а в братской Белоруссии в 15 раз больше, чем в России).

В 2021 году поставки продовольственных товаров выросли на 14,1% в стоимостном выражении и на 44% в физическом объёме. Возросли поставки рыбы свежей и мороженой на 10%, подсолнечного масла на 7,3%, сыра и творога на 4,1%, а поставки молока и сливок снизились на 21,5%, свежего и мороженого мяса на 17, 2% [14].

Проанализируем уровень экономической доступности продовольственных товаров.

В результате того, что в неблагоприятной экономической обстановке испытывающие нужду граждане максимально сократили расходы, а кредиты остались невероятно дорогими, спрос на продукты питания стал резко «угасать». Из-за этого страдают предприятия, которые вынуждены снижать цены, урезать зарплату работающему персоналу, сокращать объемы производства и, как следствие, сокращать работников, что, в свою очередь, приводит к еще большему падению спроса. Если не стимулировать потребление в ближайшее время путем повышения доходов прежде всего малообеспеченных граждан, введения налоговых льгот, то ситуация может существенно ухудшиться и приведет к затяжному кризису. В России достаточно финансовых ресурсов, чтобы бедные стали богаче и обеспечивали более эффективный спрос.

В начале 2022 года Росстат определил черту бедности в виде дохода на уровне12916 рублей (эта цифра мало совместима с длительным пребыванием человека на этой грешной земле). [2] По итогам первого квартала нынешнего года число оказавшихся ниже этой черты (т.е. бедных) составило 20.9 млн. человек. За два с половиной года прирост нищих в России составил 2.3 млн. человек. А население сократилось на 1.2 миллиона [14].

Прошло почти четыре года с момента старта (с 2018 года) национального проекта по сокращению бедных в 2 раза до 2024 года (из «болота» нищеты предполагалось «извлечь» около 9 миллионов человек). Но, к сожалению, в это болото с момента обозначенного старта погрузилось примерно 3 миллиона наших сограждан. Как заметил профессор В. Катасонов, нынешние попытки вытащить народ из болота нищеты напоминают байки барона Мюнхгаузена, которой рассказывал доверчивым слушателям, как он за волосы вытащил себя вместе с лошадью [22]

По данным Росстата, реальные доходы россиян за первое полугодие 2022 года в годовом выражении снизились на 7,2 %. Это максимальное падение с декабря 2015 года [14].

Низкая покупательная способность граждан вынуждает их на потребление разнообразных фальсификаций, подрывающих их здоровье. И что характерно – выявлена положительная корреляция между снижающими доходами граждан и ростом количества фальсификата на рынке [6].

В данном месте следует обратиться к новому определению русского народа, с которым В. Путин поделился со школьниками на открытом уроке в «День знаний», под названием «Россия, устремленная в будущее». Дано новое определение и русского человека с доселе не замечаемой в нем субстанции – «внутреннего» ядерного реактора нашего народа, нашего человека, русского человека, российского человека, который позволяет двигаться вперед. [11]. Но ведь на день сегодняшний на географическом просторе России две страны и два народа. Один народ, «ядерный реактор» которого заправляется изысканными блюдами лучших европейских ресторанов, в числе которых (блюд)» roast-beef окровавленный, / « И трюфли, роскошь юных лет, / Французской кухни лучший цвет,/ И Страсбурга пирог нетленный, / Меж сыром лимбургским живым, / И ананасом золотым» - (А. Пушкин), позволяет двигаться вперед к заветной цели – максимизировать прибыль, пренебрегая интересами другого народа, общества, завоевать мир общественного богатства» (К. Маркс) и увести его в «тихую гавань» подальше от российской границы [7].

Власти РФ, как обычно, занимали и занимают созерцательную позицию - бегству капиталов из страны не препятствуют. Крупный российский бизнес нашел ныне альтернативу Лондону и иным офшорам – Турцию, власти которой рапортуют о резком увеличении фирм, зарегистрированных гражданами России, и о росте российских инвестиций, о настоящем «русском буме « в создании кампаний [19].

Другой народ, «ядерный реактор» которого заправляется далеко не изысканными и весьма ограниченными «блюдами» отечественного производства, старался бы сугубо из патриотических соображений (любовь к Родине, а не к государству (Е. Евтушенко) добиваться качественного продвижения вперед, но весьма низкий коэффициент полезного действия этого внутреннего « ядерного реактора», заправленного слабой энергетической субстанцией, не позволяет реализовать благие намерения этого народа. «Ядерный реактор» этого народа нуждается в перезагрузке и если этого не сделать, то никакое продвижение вперед невозможно.

Обнищанию способствует и вопиющее социальное расслоение (в России 2% население владеют 89%-ю собственности страны, а 98%- остальным 11%), ставшее одной из главных примет российского общества. Приведем некоторые данные проводимых исследований Аналитическим центром при правительстве РФ: 10 % наиболее обеспеченных россиян тратят на медицинские услуги в 60 раз больше, чем 10% наименее обеспеченных. На оплату услуг учреждений культуры 10% самых богатых тратят в 80 раз больше, чем 10% самых бедных. А на оплату оздоровительных услуг курортов и санаториев в 200 раз больше [21].

Эти цифры свидетельствуют о колоссальной социальной несправедливости, воцарившейся в российском обществе. Одна из самых печальных черт социального положения страны заключается в том, что в настоящее время происходит возрастание лишений, бедности и нищеты (80% граждан прозябает в бедности или в полной нищете), с одной стороны, и совершается постоянное накопление богатства (фантастическое обогащение) у олигархов, с другой стороны. Изобилие благ для одних всегда так велико, как недостаток благ для других. Это – абсолютный, всеобщий закон капиталистического накопления, осуществленный и модифицированный обстоятельствами современной России.

Решение проблемы экономической доступности продовольствия –возможности приобретения пищевой продукции должного качества по сложившимся ценам в объемах и ассортименте, которые соответствуют рекомендуемым нормам потребления, возможно на путях применения «тектологических» принципов А.А. Богданова, ( используемых при разработке различного рода стратегий, доктрин, концепций и программ). [3] Имеется в виду прежде всего так называемый «динамический баланс», понятие, на который следует опираться при построении надежной экономической системы, способной противостоять внешним угрозам экономической безопасности и угрозам такой системы в целом [2].

Это понятие используется в Доктрине продовольственной безопасности РФ при определении основных приоритетов развития и укрепления системы продовольственной безопасности, направленной на долгосрочное развитие и готовой к воздействию внутренних и внешних угроз экономической безопасности.

Для снижения рисков и угроз продовольственной безопасности требуется реализация мер государственного регулирования для преодоления:

низкого уровня инвестиционной активности в сельском и рыбном хозяйстве и платежеспособного спроса населения на пищевую продукцию; недостаточного уровня развития инфраструктуры внутреннего продовольственного рынка, в том числе сокращения количества торговых объектов, регулирующих продовольственные товары, замедления темпов структурно-технологической модернизации (энерговооруженности), дисбалансов и инновационного развития сельского и рыбного хозяйства; сокращения национальных генетических ресурсов животных и растений, дефицита квалифицированных кадров, недостаточного количества сельскохозяйственной техники, дисбалансов во внешней торговле; неконкурентоспособности отечественных производителей отдельных видов пищевой продукции на внутреннем рынк. [1].

Напомним, что борьба с бедностью, объявленной врагом № 1, ожидаемо стала отражением афоризма - «нам по плечу любые показатели» после подчинения Росстата Минэкономразвитию (В результате у экономистов и многочисленных экспортов интерес к информации Росстата за последние 5 лет сильно поугас).

С 2021 года в России упразднена потребительская корзина: на день сегодняшний имеют значение довольно-таки абстрактные для расчётов величины: прожиточный минимум (ПМ), минимальный размер оплаты труда (МРОТ) и медианная заработная плата (МЗП) - показатель заработка, при котором половина населения получает меньше его значения, половина больше.

ПМ считается не на основе потребительской корзины, а в процентном отношении к медианной зарплате – 44, 2%, которая в 2021 году составляла 70% от средней по стране, то теперь уже 60%, т.е. она снизилась, значит снизился и прожиточный минимум. Миллионы людей получают зарплату, которую не назовёшь иначе, как жалкой подачкой (ПМ составляет 15 тыс. руб., а минимальный потребительский бюджет – 43 тыс.руб). По независимым оценкам, в России не 12% бедных, а 35-39% [17, 19].

Статистические исследования свидетельствуют, что каждый пятый россиянин экономит на еде, а двадцати миллионам в РФ не хватает средств даже на основные продукты питания (это 33% бедных). На грани нищеты многодетные семьи, пенсионеры и инвалиды. [4] И это - при полном изобилии продовольствия. Ситуации постоянно ухудшается [14]. Спад в экономике за январь-август 2022 года составил 1,5% еще не отразился в полной мере на кошельке россиян.

По данным исследований холдинга «Ромир», доля расходов на продовольствие у граждан России достигло 31%, тогда как в начале июня 2022 года она составляла 22% [17]. При этом Росстат постоянно вещает [5] о нулевой продовольственной инфляции (и даже якобы дефляции). Семейные бюджеты перераспределяются в пользу продуктов питания и самых необходимых товаров, на большее денег у людей уже не хватает.

За отсутствие продовольственной безопасности в России, в части экономической доступности качественной пищевой продукции, приходится расплачиваться сокращением средней продолжительности жизни населения

Таблица 3

Динамика средней продолжительности жизни в России


Средняя продолжительность жизни СПЖ (лет)

2018 г
2019 г
2020 г
2021 г
2021 г к 2019 (в %)
Оба пола
68.9
73.7
71.5
70.1
95.1
Женщины
74.9
78.2
76.4
74.5
95.3
Мужчины
63.1
68.2
66.5
65.5
96

Источник: [16]

По итогам II квартала 2022 года СПЖ превысила 73 года, а смертность снизилась до уровня 2019 года [11].

Как известно, показатель средней продолжительности жизни - самый важный из всех социальных и экономических показателей. Благодаря этому глобальному показателю - средней продолжительности социальной жизни – можно с уверенностью судить о характере и направленности изменений и перемен, происходящих в различных странах мира [9]

Основная причина очень низкого рейтинга России по уровню средней продолжительности жизни (109 место из 191) – в отсутствии принципов здорового образа жизни, включающих формирование рациона здорового питания для всех групп населения [5]. Формирование этих принципов является функцией самого значимого аргумента - низких доходов населения, сокращение которых по итогам 2022 года, по предварительным оценкам Минэкономразвития, составит около 7%. «Острейшая проблема, которая является прямой угрозой нашему демографическому будущему,- отметил В. Путин в своем очередном Послании Федеральному собранию, это низкие доходы значительной части наших граждан [11]

Одним из ряда факторов, усугубляющих проблему бедности является так называемый регрессивный метаморфоз - «упрощение и укрощение ряда потребностей (гастрономических, материальных, духовных) простых граждан России вследствие приспособления их к изменчивым, безденежным условиям существования, что парадоксальным образом отразилось на рекордном увеличении количества свободных денег [9]. В бюджете россиян резко возрос индекс «свободных денег» (ИСД) - в январе 2021 года он был выше на 82 % по сравнению с декабрем 2020 года. «ИСД-демонстрирует динамику превышения доходов над расходами [17].

Феномен свободных денег – это детище периода высокой неопределенности из-за пандемии короновируса и резкого скачка инфляции. Свободные деньги – это не что иное, как отложенный спрос, экономическая недоступность всей потребительской корзины и прежде всего, что необходимо особо подчеркнуть, ее продовольственного блока, которая определяется как отношение фактического потребления основной пищевой продукции на душу населения к рациональным нормам ее потребления, отвечающим требованиям здорового питания [1].

И потому отложенный внутренний спрос на пищевую продукцию (размер экономической недоступности) – это отложенный источник роста ВВП страны, по итогам 2021 года занявшей 11-е место по общему объему ВВП, составившему 7.4 % ВВП США и 10% ВВП Китая [15].

Минсельхоз призывает местные органы АПК готовиться к запрету импорта семенного материала из недружественных стран. Понятно, что сразу отказаться от иностранного сырья не получится - доля российских семян не превышает 63%, а в Доктрине продовольственной безопасности предусматривается выйти на уровень не меньше 75% [1]. Если пшеница выращивается из отечественных семян (около 90%), однако до 97% семян сахарной свеклы завозят из-за рубежа, подсолнечника до 77%, кукурузы до 50%, картофеля до 30% [5]

Решение проблемы возможно с помощью двух способов. Первый, наиболее затратный и быстрый - параллельный импорт. Второй - более сложный и рассчитан на долгосрочную перспективу - развитие собственных технологий и увеличения инвестиций в науку.

Сельскохозяйственная отрасль очень сильно зависит от импортных машин и механизмов. Они изношены на 59%. Вот каково состояние оборудования пищевой и перерабатывающей промышленности в стране: в производстве напитков доля импортного оборудования составляет 73%. В производстве масложировой продукции - 95% (износ оборудования-86%); в молочной - 89% и 79% соответственно; в мясной 95% и 78% соответственно; в сахарной-92% и 82% соответственно; в хлебобулочной -78 % и 73% соответственно; в рыбной – 85% и 74 % соответственно. На 90% от импорта зависит в АПК всё, что связано с программным обеспечением [19].

В результате проведенной Росстатом в августе 2021 года сельскохозяйственной микропереписи [14] было выявлено снижение уровня конкурентной борьбы, что подстегнуло так называемую продуктовую инфляцию. Так, за последние 5–6 лет цены выросли от 40% до 70%. Некоторые импортные продукты питания были вытеснены дешевыми, но не всегда качественными аналогами, другие, замещение которых пока не состоялось, вообще исчезли из продажи.

Еще одна проблема – в 1990-е в России практически полностью отказались от научных разработок в сфере АПК. Количество патентуемых аграрных отечественных технологий ничтожно мало, Китай и США опережают нас чуть ли не в сто раз. Целый ряд научных школ, например, в селекции, имевших сильные позиции в СССР, фактически был уничтожен. Стоит ли удивляться, что доля площадей, засеянных импортными семенами, до сих пор превышает 50%. Восстановить утраченные компетенции быстро не получается. Да, отдельные успехи достигнуты в микробиологии, селекции, ветеринарии. Однако это, скорее, исключение, чем правило.

Аграрной науке не хватает современной материально-технической базы, в дефиците квалифицированные специалисты. Между тем в повестке дня – внедрение современных сельскохозяйственных технологий на небольших предприятиях АПК, развитие кооперации между ними, цифровизация, облегчение доступа к энергетической и транспортной инфраструктуре. Все это важно для повышения производительности труда аграриев и достижения качественных показателей программ импортозамещения [14]

По оценкам Аналитического центра Минсельхоза, использование технологий обработки больших данных, ставка на роботизацию и искусственный интеллект могут вдвое увеличить эффективность российского АПК за счет сокращения потерь на этапе производства и хранения продукции. Предметно работают в этом направлении не более 10% компаний, которые являются активными заказчиками.

Решение проблемы достижения продовольственной безопасности возможно лишь при наличии стратегии экономического развития страны. В соответствии с законом «смирения» мы не сможем изменить ситуацию в российской экономике, пока не приемлем её. У власти должна быть стратегия экономического развития страны, но не по отдельным отраслям и производством (их уже более 20). И если высшие публичные лица страны заявляют о необходимости достижения технологического суверенитета [6] (суверенной промышленно технологической системы как основы национального суверенитета, включая экономический, продовольственный и т.д.) без возрождения сильной суверенной науки, особенно фундаментальной, воссоздания той лучшей системы высшего технического и естественно- научного образования, которая была в Советском Союзе (т.е. без образовательного суверенитета), без национализации, без создания нового поколения управленцев, то власти пока не ориентированы на более высокий уровень руководства страной (ремесло управления требует большого таланта) [7].

Промышленное реагирование на отсутствие отдельных импортных компонентов базируется на либеральном принципе – «решать проблемы по мере их возникновения» («латать тришкин кафтан») – лишились компонентов – произведем, отсутствуют мощности – создадим и т.д.

В данном месте следует напомнить о программах импортозамещения 2014 года, о несбывшихся намерениях достичь самообеспечения по продовольственным товарам. Логика рукотворных обстоятельств оказалась сильнее логики намерений. «Кроме бравурных отчетов отраслевых ведомств», [8] - заявил глава Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству А. Клишас,- нет ничего» [19].

Очевидно, руководители ведомств убедились, по крайней мере, в том, что невозможно реанимировать промышленность по точкам, путем точечного производства отдельных импортных компонентов.

Задачи импортозамещения поставлены сегодня перед многими министерствами и ведомствами. Самое главное ведомство по решению задач импортозамещения – Минпромторг, анонсирующий 24 плана импортозамещения по отраслям и кластерам: автомобильная промышленность, легкая промышленность, агропромышленный комплекс, машиностроение для пищевой и перерабатывающей промышленности и т.д.

Планы обозначены, но не выстроена приоритетность по отраслям и производствам. А начинать импортозамещение надо не с того, что легче всего, а с того, что нужнее всего, с создания промышленно технологической системы на базе реиндустриализации.

В замещении импортных товаров отечественными необходимо выстроить приоритетность по отраслям и производствам. Но для этого в стране должна быть стратегия экономического развития страны, представление о том, куда мы собираемся двигаться.

Необходимы четкие планы развития страны-так называемая реиндустриализация, восстановление промышленного потенциала и рост производительности труда (согласно данным Росстата в период с 2000 по 2008гг темпы роста производительности труда, рассчитанные как отношение ВВП к численности занятых на производствах в России составляли в среднем 5% в год, а в последнее десятилетие они снизились до 1,6% в год, однако по итогам 2020года уходят в отрицательную область (российская экономика специализируется на производстве товаров и услуг с низкой добавленной стоимостью), составляя 46% уровня производительности труда в США [14].

Гарантировать себе подлинную независимость, прежде всего продовольственную, Россия не сможет в условиях явно обанкротившейся, абсурдно-тупиковой либеральной модели развития страны, в результате которой Россия постепенно превращается в технологическое захолустье.

Как уже отмечалось, в 2014 году были приняты программы импортозамещения на период до 2020 года по 23 направлениям (отраслям и производствам ). И все они были провалены, и никто из высокопоставленных чиновников, включая главного - руководителя Минпромторга, отвечающих за импортозамещение, не был уволен за этот провал. В иные времена их ожидал бы скорый поезд в Магадан.

Более того, главный чиновник на форуме в Петербурге рассказывал всем, как правильно понимать импортозамещение. [9] Оказывается, это не обязательно, замещение импортного продукта отечественным. Предлагает отныне считать импортозамещением замену импортировавшегося товара из одной страны, на товар, импортируемый из другой. [20] Таким образом, новеллисткое импортозамещение – это субстанция «энергии заблуждения» (Л. Толстой), как исключительного свойства ныне правящей российской элиты.

Вот таким образом в России заместили импорт импортом. Доля импорта в обороте потребительских товаров превысила досанкционный уровень. Самая высокая доля импорта в оптовых продажах, как правило, наблюдается в приграничных регионах: в зависимости от территориального расположения на местных рынках, соответственно, может преобладать иностранная продукция из европейских либо азиатских регионов. Впоследствии завезенные товары перепродаются и распределяются по другим регионом через оптовиков – посредников или розницу. Больше всего импортного продовольствия реализуется в Смоленской области (77,5%), которая граничит с Белоруссией, в которой на высоком уровне развито производство мясной и молочной продукции, завозимой в область, Курганской области (57%), которая принимает овощи, фрукты и орехи из Азербайджана, а также напитки из пограничного Казахстана, в Краснодарском крае (53,7%), в большей степени импортирующем чай и кофе, алкогольные напитки и сырье для их приготовления, овощи и фрукты, в Магаданской области (50%) и Башкортостане (46,9%) [19].

В стране импортозамещается в основном то, что замены не требует: сети фасфуда или сладкие сильногозированные напитки.

Наша импортная зависимость, даже по сравнению с 2014 годом, когда стартовала программа импортозамещения, по некоторым позициям усилилась.

В импортозамещении за 6 месяцев 2022 года Россия не продвинулась особо, только переключила поставки с параллельного импорта на 2023 год.

Крупные международные бренды продолжают покидать потребительский рынок РФ, но их товары активно ввозят в страну по параллельному импорту.

Федеральная антимонопольная служба много лет поддерживала установление на территории РФ международного принципа исчерпания прав (возможен импорт любых товаров без разрешения правообладателей), который действовал в стране до 2002 года.

Союз потребителей 20 лет добивается легализации параллельного импорта для всех товаров. Следует вернуться к международному принципу исчерпания прав, который действует в США, Китае и многих других развитых стран.

Бизнес предлагает Минпромторгу продлить действие параллельного импорта на 2023 год. Это и Ассоциация компаний интернет-торговлей (АКИТ), и Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ), - объединяет федеральных продуктовых ритейлеров), которая предлагает добавить товары в перечень легализованных для параллельного импорта брендов, производство которых невозможно наладить в России.

Сейчас в этом перечне нет продуктов питания, чая, кофе и алкогольной продукции – прекращение их импорта нанесет существенный урон правам российских потребителей.(особенно это касается высокотехнологичной продукции, производство которой в нашей стране слабо развито).

А что в Российской Федерации в стратегически важной отрасли – отрасли розничной торговли, призванную обеспечить физическую доступность продовольствия. До недавнего времени (до февраля 2022 года), когда против России начался новый раунд санкционной войны коллективного Запада, в секторе розничной торговли на долю иностранного капитала приходилось от 60 до 70 %. А без малого четыреста тысяч «отечественных» предприятий довольствуются примерно лишь одной третью розничного рынка. Российскую торговлю захватили всего пять тысяч организаций с участием иностранного капитала. Торговые нерезиденты поставили под контроль всю страну, создав сети своих магазинов на всей территории от Калининграда до Сахалина. Это торговые спруты с высокой рентабельностью отсасывают большую часть наличных денег населения, конвертируют их в валюту и выводят из страны.

Названия этих сетей хорошо известны нашим гражданам –«Ашан» (Франция), «О`кей» (Люксембург), «Пятерочка» (Нидерланды), «Метро» (Германия), «Магнит» (Кипрский офшор Lavreno Ltd) и другие (на Нидерланды приходится более 70% торговых спрутов).

Сетевые магазины, принадлежащие иностранным и офшорным хозяйствам, усложняют жизнь производителям сельскохозяйственной продукции – либо принимают их продукцию по низким демпинговым ценам, либо вообще бойкотируют отечественного производителя, благодаря санкциям добившегося впечатляющих успехов.

Антагонистическими отношениями между российскими товаропроизводителями и иностранными торговыми сетями мало интересуются и Федеральная антимононопольная служба, и Совет безопасности Российской Федерации, руководство которых должно понимать, что торговля-стратегически важный элемент инфраструктуры, который должен находится под жестким контролем государства.

Мы уже отмечали, что по команде «оттуда» спруты в любой момент могут заблокировать снабжение населения продовольствием и иными предметами первой необходимости, напоминая о том, что Февральская революция 1917 года началась с волнений жителей и гарнизона Петрограда, вызванных тем, что были заблокированы поставки хлеба и продовольствия в столицу Российской империи, хотя склады от продовольствия ломились [6].

Таким образом, существуют риски подрыва продовольственной безопасности по физической доступности продовольствия.(и экономической тоже).

Заключение

По итогам научного исследования обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации выявлено, что из 8-и групп продовольственных товаров несоответствие имеется в 50% из них, при этом основными проблемами повышения самообеспечения продуктами питания являются: технологическая отсталость сектров производства мяса и животных продуктов, а также семеноводства, отсутствие отдельных импортных компонентов, то есть всесторонняя зависимость от внешних факторов производства (сельское хозяйство России – в сущности, локальная сборка из привозных компонентов), большая зависимость от импортного генетического материала.

Следовательно, никакой продовольственной безопасности в России нет. А для того, чтобы ее достичь, необходимо воздействовать не только на сельское хозяйство, но главным образом на промышленность. Необходима быстрая, разносторонняя и подлинная творческая индустриализация. И только после этого можно будет ставить вопрос о продовольственной автаркии- это единственное, что способно обеспечить России подлинную продовольственную безопасность (подлинную независимость, самодостаточность).

Внимательное прочтение Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации, ее ключевых разделов – VI и VII подтверждает вывод об отсутствии продовольственной безопасности в стране. В последнем, 32-м пункте VII раздела записано: «Реализация положений настоящей Доктрины позволит обеспечить продовольственную безопасность как важнейшую составную часть национальной безопасности, прогнозировать и предотвращать возникающие риски социально-экономического развития и угрозы национальной безопасности, повышать ее устойчивость, создавать условия для динамичного и сбалансированного развития сельского и рыбного хозяйства, улучшения благосостояния населения [1].

Чтобы продовольственная безопасность была достигнута, необходимо развивать промышленность.

Еще в 18 в. люди поняли, что не может быть развитого земледелия без передовой промышленности, на что указывал еще Дени Дидро – французский писатель, философ – проветитель. «Сельское хозяйство, - писал Д.И. Менделеев спустя более столетия- есть вид промышленности, то есть обдуманного способа искусственно добывать вещества, нужные людям, при помощи соответственных животных и растений, содействуя их возрастанию в потребном количестве» [10,c.30].

Ренессанс деревни должен занять первую строчку в обозначенных национальных целях развития РФ, подкрепленный достаточными ресурсами [10] для того, чтобы мощности этой «турбины» обеспечили достижение других значимых целей, прежде всего достижение продовольственной безопасности, обеспечение устойчивого роста реальных доходов населения [8].

[1] «Без собственного продовольствия все остальные составляющие национальной безопасности утрачивают свою значимость» - Myshared.

[2] «Жизнь ежедневно дороже,/Деньги трудней между тем»- Н.А. Некрасов

[3] Рост цен на продовольствие должен быть сбалансирован с ростом реальных доходов населения.

[4] - Фима, научите как жить по средствам?

- Жить по средствам, Моня, не сложно. Сложно найти средства, на которые таки можно жить.

[5] «Граждан государства необходимо заставить признавать то , что им говорят» - Платон

[6] Полного технологического суверенитета достичь в принципе невозможно. Суверенитет необходим по ключевым элементам современных технологий.

[7] «А чего с горы не дано, того и в аптеке не купишь» - Н. Островский.

[8] Провалившие программы 2014 года бюрократы – это герои нашего времени, «лермонтовские, грушницкие, которые на все случаи жизни имеют готовые пышные фразы». Производить эффект –для них особое наслаждение; «Это самая большая партия людей, занятых личными интересами (Л.Толстой), поднатаревшая на фальсификациях, распилах выделяемых на импортозамещение бюджетных средств и уверенных в безнаказанности своей вредительской деятельности.

[9] « Иные господа / Запутавши дела, их поправляют, / Посмотришь: в Тришкином кафтане щеголяют» - И.А. Крылов

[10] «Однако землей и трудом – не разбогатеть народу без капиталов» - Д.И. Менделеев


Источники:

1. Указ Президента РФ от 21 января 2020 г. № 20 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации». Консультант плюс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_343386/.
2. Богданов А.А. Тектология. / (Всеобщая организационная наука). В 2-х томах. Т. 1. - М.: Экономика, 1989. – 304 c.
3. Бостанджян К.Р. Анализ современного состояния системы продовольственной безопасности в Российской Федерации // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 11. – c. 2589-2606. – doi: 10.18334/epp.11.11.113772.
4. Дудин М.Н., Анищенко А.Н. Концептуальные вопросы обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации в контексте цифровой реформации отрасли // Продовольственная политика и безопасность. – 2022. – № 1. – c. 23-48. – doi: 10.18334/ppib.9.1.114435.
5. Итоговый доклад о результатах деятельности Минсельхоза России за 2021 год. Mcx.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://mcx.gov.ru (дата обращения: 10.08.2022).
6. Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Косьмина Е.А. Разумная социально-экономическая действительность как равнодействующая двух контрастных полюсов естественного света разума – глупости и мудрости // Креативная экономика. – 2017. – № 11. – c. 1255-1398. – doi: 10.18334/ce.11.11.38493.
7. Косьмина Е.А., Косьмин А.Д. О нисходящем тренде экономической безопасности России // Российское предпринимательство. – 2015. – № 12. – c. 1765-1780. – doi: 10.18334/rp.16.12.314.
8. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А. Актуальные проблемы российской деревенской жизни (или является ли необратимым процесс угасания российской деревни?) // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 4. – c. 863-874. – doi: 10.18334/epp.11.4.111915.
9. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А., Акулич И.А. О характере и направленности перемен в жизни современной России // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 5. – c. 1047-1062. – doi: 10.18334/epp.11.5.112074.
10. Менделеев Д.И. Проблемы экономического развития России. - М.: Издательство социально-экономической литературы, 1960. – 616 c.
11. Официальный сайт Президента РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru (дата обращения: 20.08.2022).
12. Официальный сайт Министерства сельского хозяйства Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://mcx.gov.ru (дата обращения: 20.08.2022).
13. Официальный сайт аналитического Агентства Economist Intelligence Unit. [Электронный ресурс]. URL: https://www.eiu.com (дата обращения: 10.08.2022).
14. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru (дата обращения: 10.08.2022).
15. Официальный сайт Всемирного банка. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vsemirnyjbank.org/ru/home (дата обращения: 20.07.2022).
16. Официальный сайт Всемирной организации здравоохранения. [Электронный ресурс]. URL: https://www.who.int/ru# (дата обращения: 20.07.2022).
17. Официальный сайт научно-исследовательского холдинга «Ромир». [Электронный ресурс]. URL: https://romir.ru (дата обращения: 20.07.2022).
18. Официальный сайт Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru (дата обращения: 28.07.20222).
19. Официальный сайт газеты «Аргументы и факты». [Электронный ресурс]. URL: http://www.aif.ru (дата обращения: 20.08.2022).
20. Официальный сайт Петербургского международного экономического форума 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://2022.forumspb.с.
21. Официальный сайт Аналитического центра при правительстве Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ac.gov.ru (дата обращения: 14.08.2022).
22. Официальный сайт газеты «Красный путь». [Электронный ресурс]. URL: http://www.omsk.kprf.ru (дата обращения: 14.08.2022).

Страница обновлена: 22.11.2022 в 18:45:15