Классификация регионов Российской Федерации в контексте пространственной поляризации

Алтунина В.В.1, Анучина Д.А.1
1 Балтийский федеральный университет им. И. Канта

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 12, Номер 5 (Май 2022)

Цитировать:
Алтунина В.В., Анучина Д.А. Классификация регионов Российской Федерации в контексте пространственной поляризации // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 5. – doi: 10.18334/epp.12.5.114641.

Аннотация:
В статье представлена классификация российских регионов, разработанная авторами, в контексте изучения причин и масштабов пространственной поляризации в России. Для составления классификации произведен анализ регионов по трем группам показателей: 1 группа: показатели, характеризующие социально-экономическое состояние региона; 2 группа: показатели, характеризующие отраслевую специализацию региона; 3 группа: показатели, характеризующие экономический потенциал региона. Выполненная классификация отображает основные закономерности развития регионов России, выбранные параметры демонстрируют масштаб социально-экономической дифференциации регионов, а также сильные и слабые стороны регионов. Классификация имеет явное прикладное значение. Данная работа подтверждает, что различные регионы развиваются с сильно различающейся интенсивностью, также нарушено равновесие между отдельными подсистемами народного хозяйства, экономика России демонстрирует высокую фрагментарность. Экспортно-ориентированные регионы развиваются быстрее остальных регионов, индустриальные центры не являются локомотивами роста, а отстающие регионы в своем большинстве не демонстрируют не только опережающего роста, но и отстают от средних показателей по стране. Изучение данного вопроса говорит о том, что при сохранении текущей региональной политики масштаб пространственной поляризации в России продолжит расти. Статья будет интересна тем, кто занимается исследованиями российской региональной экономики, а также пространственной поляризации российских регионов.

Ключевые слова: регион, пространственная поляризация, типология регионов, классификация регионов, региональная экономика, территориальное развитие

JEL-классификация: R11, R12, R13



ВВЕДЕНИЕ

Трансформационные процессы в экономике России, с которыми она столкнулась с начала 1990-ых годов, имеют ярко выраженную региональную проекцию. Высокий уровень социально-экономической поляризации регионов объясняет высокую актуальность исследований, посвященных данной теме. Глубокому изучению и анализу различных аспектов развития регионов помогают грамотно составленные типологии и классификации регионов по выбранным параметрам.

Приведем примеры некоторых типологий, разработанных отечественными учеными и научными институтами: типология, разработанная Институтом экономики переходного периода под руководством авторского коллектива Б. Бутса, С. Дробышевского, О. Кочетковой и др., в основе которой лежит анализ регионов по показателям уровня жизни населения, инвестиционной активности и экономического потенциала. [28] Типология, разработанная Фондом ИНДЕМ, в основе которой лежит более 230 характеристик, разбитых на 4 группы (группа «Ресурсы», группа «Люди» группа «Хозяйство», группа «Финансы»). Данная типология разработана Г.А. Сатаровым, Ю.Н. Благовещенским, М.А. Красновым, Л.В. Смирнягиным, С.С. Артоболевским, К.И. Головщинским. [18] Интересна также типология Л.М. Григорьева и Ю.В. Урожаевой, целью которой является определение возможных векторов развития регионов и выработка эффективной региональной политики. В данной типологии регионы разбиты на три группы: развитые, среднеразвитые и менее развитые, далее регионы поделены на подгруппы в зависимости от шестисекторной модели рынков сбыта. [20, с. 34-53] Известна также типология, разработанная Независимым институтом социальной политики, построенная на основе двух признаков: уровень экономического развития региона и экономическое положение домохозяйств, а также освоенность территории. [25] Наиболее известные типологии российских регионов собраны и проанализированы в учебном пособии «Региональная экономика и пространственное развитие» под ред. Л.Э. Лимонова. [15]

Однако многие из представленных работ составлены на основе устаревших данных, а потому их актуальность снижена; во-вторых, все классификации различаются в зависимости от поставленных целей, а следовательно от выбранных параметров и индикаторов.

Цель данной работы, которую ставят перед собой авторы статьи, заключается в том, чтобы разработать собственную классификацию регионов России в контексте изучения проблемы пространственной поляризации, отразив основные закономерности развития регионов России. Выбранные параметры, с одной стороны, демонстрируют масштаб региональных различий, а с другой стороны, демонстрируют сильные и слабые стороны региона. Разработанная классификация регионов России в контексте поставленных вопросов имеет научную новизну, т.к. на текущий момент подобных типологий и классификаций найти не удалось.

Данная классификация отражает закономерности развития различных субъектов РФ и причины лидирующего или отстающего положения регионов, а следовательно, дает рекомендации относительно вектора развития для типологически сходных регионов. Проведенный в статье анализ позволяет делать выводы о причинах высокой пространственной поляризации в России, давать прогнозы насчет развития ситуации и делать рекомендации для недопущения негативного сценария по углублению социально-экономической дифференциации российских регионов.

Авторская гипотеза:

Можно допустить, что при отсутствии комплексной программы развития отстающих регионов, при отсутствии межрегиональной интеграции, в первую очередь, промышленных регионов, и сохранении в России сырьевого характера экономики продолжится рост пространственной поляризации. В этом случае основная доля выравнивания социально-экономических параметров будет по-прежнему приходить не на внутреннее развитие регионов, а на бюджетное выравнивание из федерального центра, что лишает регионы собственных стимулов к развитию и неминуемо ослабляет Россию.

Методология

С учетом поставленных задач для составления классификации выделяется три группы показателей, характеризующих тот или иной аспект развития региона:

1 группа: «Социально-экономическое состояние региона»;

2 группа: «Специализация региона»;

3 группа: «Экономический потенциал региона».

На текущий момент доступны все необходимые данные на сайте главного статистического ведомства России - Росстата только за 2019 год (проблема серьезной задержки публикации статистических данных отражена в данной статье). Однако т. к. классификация должна отражать не столько текущую ситуацию, сколько общие закономерности, то для данного исследования эта проблема не так актуальна, и данные за 2019 год для проведения исследования вполне репрезентативны.

1 группа: «Социально-экономическое состояние региона»

Для анализа регионов России по социально-экономическому состоянию изучается:

1. показатель ВРП на душу населения за 2019 год [19, c.492-493]. Этот показатель универсальный для изучения и сопоставления уровней развития региона.

2. уровень бедности, проявляющийся в показателе численности населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума за 2019 год [19, c.278-279], а также в показателе соотношения среднедушевых денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума за 2019 год) [24]. Эти два показателя выбраны не случайно: они входят в раздел «Неравенство и бедность», разрабатываемый специалистами Росстата, и в региональном разрезе характеризуют уровень социально-экономической дифференциации в стране как с помощью подсчета количества людей, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, так и с помощью изучения второго показателя, характеризующего фактически уровень доходов в регионе.

2 группа: «Специализация регионов»

Специализация регионов — это важная характеристика экономики регионов, обуславливающая неравномерность их развития.

Отраслевая специализация региона в данной статье оценивается по вкладу в ВРП продукции разных отраслей. [1] Рассматривая отраслевую структуру валовой добавленной стоимости субъектов Российской Федерации в 2019 году, анализируется не просто доля каждой отрасли в структуре экономики региона по добавленной стоимости, но доля каждой отрасли в структуре ВРП региона относительно среднего по стране показателя.

Для анализа отраслевой специализации региона используется показатель «Валовый региональный продукт в основных ценах ОКВЭД 2» [1]. На основе этого показателя анализируется вклад различных отраслей экономики в ВРП региона, говорить о специализации региона можно в случае серьезного превышения доли отрасли в ВРП по сравнению со средними показателями по стране.

3 группа: «Экономический потенциал»

Экономический потенциал региона — важная экономическая категория, характеризующая способность региона осуществлять производственно-экономическую деятельность, удовлетворять общественные потребности и запросы населения. Для авторов данного исследования изучение этого показателя принципиально, потому как они исходят из того, что большинство регионов России не используют свои конкурентные преимущества и не реализуют в должной мере свой экономический потенциал. Именно это понимание объясняет выбор показателей для изучения экономического потенциала.

Единой методики для оценки экономического потенциала нет. В данном исследовании экономический потенциал региона рассматривается через призму следующих экономических показателей:

1. Стоимость основных фондов на душу населения (производный показатель на основе данных Росстата: стоимость основных фондов в 2019 году [13] на душу населения (среднегодовые данные по численности населения за 2019 год [19, c. 45]. Выбор данного показателя мотивирован тем, что наличие основных фондов является базовым элементом в процессе создания любого продукта, поэтому это тот показатель, который напрямую характеризует экономический потенциал региона.

2. Инвестиции в основной капитал на душу населения [19, c. 517-518]. Инвестиции в основной капитал — важнейшая экономическая категория, позволяющая судить об экономическом потенциале региона.

3. Доля экспорта в ВРП в 2019 году (производный показатель: данные по экспорту с сайта Федеральной Таможенной службы [2], данные в долларах, перевод из долларов в рубли по среднегодовому курсу в 2019 — 64,73 рубля [26]. Доля экспорта в ВРП отражает потенциал региона, востребованность продукции, производимой в регионе.

4. уровень дотаций на душу населения (производный показатель на основе данных по дотациям Министерства финансов [17] на душу населения (данные по численности населения за 2019 год - Росстат) [19, с. 45]. Уровень дотационности различается от региона к региону, поэтому данный показатель можно рассматривать как отражение уровня развития и экономического потенциала региона.

5. показатель роста экономики региона как отношение темпов роста ВРП в регионе к средним по России темпам роста ВРП [7]; Данный показатель позволяет проанализировать, как регион развивается: демонстрирует ли он средние показатели роста, есть ли опережающее развитие или, наоборот, он отстает от средних по стране показателей. Этот показатель напрямую характеризует экономический потенциал.

На первом этапе работы на основе каждого выбранного показателя составляются отдельные типологии регионов, на втором этапе все типологии сводятся в единую классификацию регионов.

В данном исследовании используются официальные данные статистических служб Росстат, ЕМИСС, а также данные Федеральной таможенной службы и Министерства финансов РФ.

Отдельно заметим, что статистика, публикуемая Федеральной службой государственной статистики «Росстат» сильно запаздывает во времени, и в первом квартале 2022 года по всем необходимым показателям опубликованы данные только за 2019 год, появление необходимой статистики за 2020 год планируется только в конце апреля 2022 года.

В ходе проведения исследования используются различные общенаучные и специализированные экономические методы, в том числе расчетно-конструктивный, метод экономического анализа и статистико-экономический метод. Границы для деления регионов на типы выявляются на основе аналитического метода.

Основная часть

Проблема высокой пространственной поляризации регионов для нашей страны была характерна в различные эпохи, даже в советские годы, о чем писали советские экономисты, в том числе известный ученый А.Г. Гранберг в своей книге «Оптимизация территориальных пропорций народного хозяйства». [3, с.7] Однако эта проблема многократно обострилась во время слома экономической системы в 1990-ые годы, когда происходила тяжелейшая трансформация экономики страны, а вместе с ней «вымывание» целых отраслей экономики, нарастание научно-технологического отставания, разрушение связей между регионами.

В немалой степени уровень развития регионов зависит от проводимой социально-экономической политики государства. Высокий уровень социально-экономической дифференциации российских регионов объясняет необходимость проведения направленной политики сглаживания региональных противоречий. Вместе с тем, важно понимать, что политика сглаживания очень сложна, дорога и медленна в реализации; во-вторых, сильно различается в зависимости от применяемых инструментов, поэтому необходимо серьезно подходить к выбору инструментов для реализации данной политики. [4, с. 29]

Отметим, что макро- и микроэкономика далеко не всегда способны дать ответы на те вопросы пространственного развития, которые стоят перед отечественной экономикой. Так, сейчас незаслуженно забыт отраслевой уровень управления, которому уделяли большое значение в советское время. [3, с. 65]

Для решения проблем в области гармоничного развития регионов очень важно определить оптимальную форму организации пространства. Надо признать, что российское экономическое пространство за последние несколько десятилетий приобрело высокую фрагментарность, в борьбе с которой может сыграть важную роль активизация межрегиональных связей. [8, с. 20] Показатель региональной интеграции, несмотря на то что сейчас находится на крайне низком уровне в большинстве регионов России, относится к показателям, характеризующим состояние экономической безопасности России (в соответствии со Стратегией экономической безопасности Российской Федерации до 2030 года). [29]

На протяжении нескольких десятилетий в России развивалась концепция конкурентого состояния регионов, однако в рамках кумулятивной концепции развития экономики интеграция регионов выражается в формировании результатов экономической деятельности за счет собственных факторов регионов, а также генерируемых регионами-партнерами. [11, с. 885]

Тенденция включения механизма межрегионального взаимодействия в России в последние годы отмечается. Так, в соответствии со «Стратегией пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года» снижение внутрирегиональных социально-экономических различий предполагается обеспечить «за счет усиления межрегионального сотрудничества и координации социально-экономического развития субъектов Российской Федерации в рамках макрорегионов Российской Федерации». [27]

Однако деление России на макрорегионы вызывает обсуждение в научном сообществе. [12, с. 69] Обсуждается не только сам принцип выделения макрорегионов, но и критерии, по которым происходит выделение. На примере изучения Дальневосточного макрорегиона ученые Минакир и др. высказывают мнение, что Дальний Восток не является макрорегионом в полном смысле по экономическим критериям, а является политико-административным конгломератом разнородных, причем не только с физико-географической, но и с экономической точки зрения, субъектов РФ» [12, с. 93–94]. Эти замечания справедливы и для других макрорегионов. Однако в статье «Дальний Восток как макрорегион: инфраструктурный аспект» Б. Краснопольский говорит о том, что даже в случае отсутствия экономической целостности макрорегиона, инфраструктурный подход дает макрорегиону возможность превратиться в «экономическую интеграционную территориальную группировку». [9, с. 194]

Заметим, что указанные вопросы — только некоторые из тех, которые нельзя выводить за скобки, изучая проблемы развития регионов и пространственной поляризации.

Предложенная классификация регионов отражает наиболее важные, по мнению авторов статьи, закономерности. С учетом поставленных вопросов изучаются показатели.

1 группа показателей: социально-экономическое состояние региона

Показатель «ВРП на душу населения»

Средний по стране показатель ВРП на душу населения в 2019 году равен 646144,1 рублей. [19, c.492-493] Для составления типологии регионов по данному показателю использовано следующее деление регионов: высокий уровень развития при ВРП более 160% от среднероссийского уровня; повышенный уровень при ВРП на душу населения более 110%, но менее 160%; средний уровень при ВРП на душу населения от 75% до 110% от среднероссийского уровня; пониженный уровень развития при ВРП на душу населения больше 50%, но меньше 75%; депрессивные регионы в случае, если ВРП менее 50 % от среднероссийского уровня ВРП.

Типология регионов по данному показателю позволяет судить о том, что около 60 % всех регионов России составляет депрессивные регионы и регионы пониженного уровня развития, 25 % - регионы среднего уровня развития и всего 17 % - регионы высокого и повышенного уровня развития.

Рисунок 1. Диаграмма распределения регионов РФ по уровню развития (2019 год).

Показатели, характеризующие уровень бедности в регионах

- процент населения в регионе с денежными доходами ниже прожиточного минимума

Для деления субъектов по численности населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума на типы используется аналитический метод. Установлены следующие границы: при среднем показателе численности населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума в РФ в 2019 году 12,3%, регионы с процентом населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума ниже 9% относим к регионам с низким уровнем бедности, от 9 до 11,5% - пониженный уровень бедности, от 11,5 до 14% - средний уровень бедности, от 14 до 18% – повышенный уровень бедности, больше 18% – высокий уровень бедности.

Рисунок 2. Диаграмма распределения регионов РФ в зависимости от уровня бедности (количества людей с денежными доходами ниже прожиточного минимума, 2019 год)

Как видим из диаграммы, в России только 13 регионов с низким уровнем бедности (сырьевые и столичные регионы), 10 регионов с пониженным уровнем бедности, 25 регионов со средним уровнем бедности, 21 регион с повышенным уровнем бедности и 15 регионов с высоким уровнем бедности.

- соотношение среднедушевых денежных доходов в регионе с величиной прожиточного минимума в регионе

Средняя величина соотношения среднедушевых денежных доходов с величиной прожиточного минимума в России в 2019 году в соответствии с данными Росстата составляет 324,5 %. Для деления субъектов по величине данного показателя на группы в соответствием с распределением величин, выберем следующие границы: больше 120% от среднероссийского уровня – высокий уровень доходов, от 105% до 120% – повышенный уровень доходов, от 90% до 105% – средний уровень доходов, от 75% до 90% – пониженный уровень доходов, ниже 75% – низкий уровень доходов.

Повышенный и высокий уровень доходов населения свойственен, в первую очередь, для сырьевых субъектов, также на данном этапе в число регионов с повышенным уровнем дохода попали Липецкая, Белгородская и Воронежская области (аграрные и с развитым аграрным сектором экономики). Вместе с тем, индустриальные центры, регионы-доноры Самарская и Калужская области попали в разряд регионов с пониженными доходами, что является тревожным сигналом для регионов.

Как отмечается авторами статьи «Неравенство возможностей: роль пространственного фактора» З.Ф. Ибрагимовой и М.В. Франц, повышенный уровень бедности в регионах является тормозом экономического развития в принципе, а в результате миграционных процессов и оттока населения из менее развитых регионов в более развитые регионы тем более блокирует возможность развития территорий. [6, c. 48]

Рисунок 3. Диаграмма распределения регионов России в зависимости от уровня доходов (по соотношению среднедушевых денежных доходов в регионе с величиной прожиточного минимума в регионе, 2019 год)

Исходя из данной диаграммы видно, что 74 % регионов РФ имеют пониженный (39 регионов РФ) и низкий уровень доходов (24 региона РФ). К типу регионов с высоким уровнем доходов относится только 6 регионов, 7 регионов относится к типу регионов с повышенным уровнем доходов, еще 9 регионов относятся к регионам со средним уровнем доходов.

Заметим, что в большинстве случаев для регионов России свойственно попадание в группы регионов аналогичного уровня развития по обоим выбранным показателям, характеризующим уровень бедности.

2 группа показателей, характеризующих отраслевую специализацию регионов

На 2019 год средний показатель по стране доли сельского хозяйства в структуре валовой добавленной стоимости – 4,1 %, добычи полезных ископаемых – 13,5 %, обрабатывающей промышленности – 16,8 %. Только в случае превышения доли в структуре экономики региона можно говорить о специализации региона на определенной отрасли. В случае отсутствия существенной превышенной доли какой-либо отрасли в структуре экономики говорится об отсутствии опоры региона на какую-то отрасль. В случае пограничных значений целесообразно анализировать данные за предыдущие годы, чтобы понять тенденцию и определиться с типом региона.

В соответствии с анализом структуры региональных экономик выделены следующие типы: регионы с опорой на обрабатывающую промышленность, индустриально-аграрные субъекты, аграрно-индустриальные субъекты, регионы с опорой на сырьевой сектор, индустриально-сырьевые регионы, регионы без опоры на какую-либо отрасль, аграрно-сырьевые регионы, регионы с опорой на сельское хозяйство.

На 2019 год в соответствии с выбранной методикой получается следующее деление регионов на типы: 11 регионов с опорой на обрабатывающую промышленность, 18 индустриально-аграрных регионов, 7 индустриально-сырьевых регионов, 6 аграрно-индустриальных регионов, 15 регионов с опорой на сырьевой сектор, 2 аграрно-сырьевых региона, 13 регионов с опорой на сельское хозяйство и 13 регионов без опоры на какую-либо отрасль.

Как показывает эмпирический опыт, узкоспециализированные регионы более подвержены влиянию шоков, чем регионы с диверсифицированной экономикой. Региональная структура распределения экономической активности служит одной из составляющих устойчивого экономического роста страны. [5, c.45] Кроме того более диверсифицированная экономика создает стимулы для развития инновационной отрасли. В целом, регионы с сырьевым сектором демонстрируют более поляризованное развитие, регионы с устойчивым промышленным сектором имеют выравнивающий эффект [5, c. 46]

Рисунок 4. Диаграмма распределения регионов России по отраслевой специализации, 2019 год

диаграмма

3 группа показателей, характеризующих экономический потенциал региона

Стоимость основных фондов на душу населения

Одним из важных показателей, характеризующих уровень развития региона, является стоимость основных фондов, а для сравнения регионов будем исследовать стоимость основных фондов на душу населения. Показатель стоимости основных фондов на душу населения рассчитан как производное от стоимости основных фондов в 2019 год и среднегодовой численности населения за 2019 год. Для деления российских регионов на типы по данному показателю используются те же границы, что и при делении регионов по уровню ВРП на душу населения: более 160% от среднероссийской стоимости – очень высокая стоимость, от 110 % до 160 % - повышенная стоимость; от 75 % до 110 % - средняя стоимость, от 50 % до 75 % - пониженная стоимость, менее 50% - низкая стоимость. Среднероссийская стоимость основных фондов на душу населения составляет в 2019 году около 1,5 млн. рублей. Минимальный уровень показателя в Ингушетии (менее 20% от среднего по стране уровня показателя), самый высокий уровень стоимости основных фондов на душу населения в Ямало-Ненецком автономном округе (более 1600 % от среднего показателя по стране), таким образом размах показателя крайне велик. Среди лидеров — регионы с опорой на сырьевой сектор.

В соответствии с данной типологией в 2019 году 11 регионов попадают в разряд регионов с очень высокой стоимостью основных фондов, 6 регионов — с повышенной стоимостью основных фондов, 22 региона — со средней стоимостью, 26 регионов — с пониженной стоимостью, 22 региона — с низкой стоимостью основных фондов.

Уровень инвестиций в основной капитал на душу населения

Принципиальным показателем, характеризующим экономический потенциал региона, является уровень инвестиций в основной капитал на душу населения. Рассматриваются данные за 2019 г., анализируются относительная величина уровня инвестиций в основной капитал на душу населения относительно средних показателей по стране. Для деления субъектов на типы выбрана следующая градация: более 160% от среднероссийского уровня по уровню инвестиций на душу населения – очень высокий уровень инвестиций (12 регионов РФ), от 110 до 160 % - повышенный уровень инвестиций (6 регионов РФ), от 80 до 110 % - средний уровень инвестиций (14 регионов РФ), от 55 до 80% - пониженный уровень инвестиций (24 региона РФ), менее 55% - низкий уровень инвестиций (29 регионов РФ). Среднероссийский уровень инвестиций в основной капитал в 2019 году равен 131631 рублей, вместе с тем размах показателя крайне большой. Максимальный показатель в Ненецком а.о. (2176292 руб.). Среди лидеров по показателю — в первую очередь, регионы с опорой на сырьевой сектор, а также Москва.

Уровень дотационности регионов (дотации на душу населения)

В Приказе Минфина от 11 ноября 2021 г. (№ 493) установлен перечень субъектов РФ, не являющихся в 2022 году получателями дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности. В этом перечне оказалось 23 региона, это на 10 регионов больше, чем было до 2022 года, когда регионами-донорами были только 13 субъектов. [16].

Внутренние экономические проблемы, особенности межбюджетной политики привели к существенному сокращению количества регионов-доноров среди российских регионов на долгое время. Из числа регионов-доноров выбывали Липецкая, Вологодская, Иркутская, Астраханская, Омская, Томская, Нижегородская, Ярославская, Оренбургская, Челябинская области, Республики Коми, Башкортостан, Красноярский, Пермский краи. [10]

Показательно, что среди всех регионов-доноров, существующих до 2022 года в РФ, только два (Калужская и Свердловская области) являются чисто индустриальными, остальные – сырьевые или индустриально-сырьевые. Москва, Санкт-Петербург, а также Московская область не имеют определенной отрасли-локомотива, но являются финансово-экономическими центрами.

На основе данных Министерства финансов РФ и Росстата за 2019 годы составлена типология регионов РФ по показателю объема дотаций на душу населения. Все регионы поделены на 5 типов в зависимости от степени зависимости от федеральных дотаций. Первая группа – регионы-доноры, вторая группа – регионы с пониженным уровнем дотаций (до 70% относительно средних по стране показателей), третья группа – средне дотационные регионы (от 70% до 110%), четвертая группа – регионы с повышенным уровнем дотаций (от 110 % до 190 %), пятая группа – сильно дотационные регионы (более 190%). Максимальный процент дотаций на душу населения в Чукотском автономном округе и составляет 4935% от среднероссийского уровня. На 2019 год в соответствии с данным делением 13 регионов-доноров, 22 региона с пониженным уровнем дотаций, 15 регионов среднедотационных, 9 регионов с повышенным уровнем дотаций и 26 регионов сильно дотационных.

Рисунок 5. Диаграмма распределения регионов России по уровню дотационности, 2019 год.

Доля экспорта в ВРП

Средний показатель доли экспорта в ВРП по стране в 2019 году составляет 16,8%. Для деления регионов на типы по данному критерию выбраны следующие границы: очень высокая доля экспорта в ВРП - более 160 % от среднероссийских показателей, повышенная доля экспорта – от 120% до 160%, средняя доля экспорта – от 80 % до 110 %, пониженная доля экспорта – от 50% до 80%, крайне низкая доля экспорта – менее 50 %.

Показатель роста экономики региона

Оценка экономического потенциала региона рассматривается и через такой показатель, как отношение показателя роста ВРП субъекта относительно среднероссийских показателей роста ВРП. На основе этого показателя можно проанализировать, обеспечивает ли экономический рост внутри регионов опережающее развитие, сокращающее уровень поляризации регионов, или ускоренное развитие демонстрируют регионы-лидеры, а отстающие регионы продолжают отставать еще сильнее за счет отрицательного или слишком незначительного роста экономики. Для анализа используются данные за 2013-2019 годы. Российские регионы поделены на 5 типов в соответствии с темпом роста (отставания) региональной экономики относительно среднероссийского роста: регионы, лидирующие по уровню роста, регионы-середняки с умеренным ростом, регионы с нестабильным развитием, регионы-середняки / с тенденцией к отставанию в развитии, регионы, отстающие в развитии.

В целом, изучение данного параметра показывает, что устойчивый тренд развития всех регионов России отсутствует, не наблюдается опережающего роста практически у всех отстающих регионов, сырьевые, экспортно ориентированные регионы демонстрируют более высокие показатели развития, однако при этом их развитие нестабильное, скачкообразное, что связано с высокой зависимостью от зарубежных рынков. Регионы со специализацией на обрабатывающей промышленности в своем большинстве относятся к «середнякам», не являются локомотивами роста.

На основе отдельных типологий авторами исследования составлена общая классификация регионов по выбранным социально-экономическим показателям. Однако в данной статье в связи большим размером классификации приведен только ее фрагмент, а именно классификация регионов Северо-Западного федерального округа (полный вариант классификации может быть запрошен для ознакомления у авторов статьи).

Таблица 1. Классификация субъектов Северо-Западного ФО РФ (авторская разработка)

Субъекты РФ
Отраслевая специализация региона
Уровень бедности
Экономический потенциал региона
Соотношение среднедушевых доходов с величиной прожит. минимума
Доля населения с доходами ниже прожит. минимума
I (инвестиции) на душу населения
Дотации на душу населения
Стоимость основных фондов на душу населения
ВРП/среднее по стране ВРП
Доля экспорта в ВРП
Регионы высокого уровня развития (ВРП на душу населения выше 160% от среднего по стране ВРП)
Ненецкий автономный округ
Регион с опорой на сырьевой сектор
Высокий уровень доходов
Пониженный уровень бедности
Высокий уровень I
Регионы-доноры
Очень высокая стоимость
Регионы с нестабильным развитием
Крайне низкая доля экспорта
Регионы повышенного развития (ВРП на душу населения более 110% и менее 160% от среднего по стране ВРП)
Республика Коми
Регион с опорой на сырьевой сектор
Пониженный уровень доходов
Повышенный уровень бедности
Повышенный уровень I
Пониженный уровень дотаций
Очень высокая стоимость
Регионы, отстающие в развитии
Пониженная доля экспорта
Мурманская область
Аграрно-сырьевой регион
Пониженный уровень доходов
Пониженный уровень бедности
Высокий уровень I
Пониженный уровень дотаций
Высокая стоимость
Регионы-середняки / с тенденцией к отставанию
Очень высокая доля экспорта
г.Санкт-Петербург
Регион без опоры на какую-либо отрасль
Высокий уровень доходов
Низкий уровень бедности
Повышенный уровень I
Регионы-доноры
Средняя стоимость
Регионы, лидирующие по уровню роста
Очень высокая доля экспорта
Регионы среднего уровня развития (ВРП на душу населения более 75% и менее 110% от среднего по стране ВРП)
Республика Карелия
Индустриально-сырьевой регион
Низкий уровень доходов
Повышенный уровень бедности
Пониженный уровень I
Сильно дотационный
Средняя стоимость
Регионы, отстающие в развитии
Повышенная доля экспорта
Архангельская область без авт.округа
Регион с опорой на обрабатывающую промышленность
Пониженный уровень доходов
Средний уровень бедности
Средний уровень I
Повышенный уровень дотаций
Средняя стоимость
Регионы-середняки с умеренным ростом
Повышенная доля экспорта
Вологодская область
Регион с опорой на обрабатывающую промышленность
Пониженный уровень доходов
Средний уровень бедности
Средний уровень I
Пониженный уровень дотаций
Средняя стоимость
Регионы с нестабильным развитием
Очень высокая доля экспорта
Калининградская область
Индустриально-аграрный регион
Пониженный уровень доходов
Средний уровень бедности
Повышенный уровень I
Пониженный уровень дотаций
Пониженная стоимость
Регионы-середняки с умеренным ростом
Повышенная доля экспорта
Ленинградская область
Регион с опорой на обрабатывающую промышленность
Средний уровень доходов
Низкий уровень бедности
Высокий уровень I
Регионы-доноры
Повышенная стоимость
Регионы с нестабильным развитием
Очень высокая доля экспорта
Регионы пониженного уровня развития (ВРП на душу населения более 50% и менее 75% от среднего по стране ВРП)
Новгородская область
Индустриально-аграрный регион
Низкий уровень доходов
Средний уровень бедности
Средний уровень I
Пониженный уровень дотаций
Средняя стоимость
Регионы с нестабильным развитием
Повышенная доля экспорта
Депрессивные регионы (ВРП на душу населения менее 50% от среднего по стране ВРП)
Псковская область
Аграрно-индустриальный регион
Низкий уровень доходов
Повышенный уровень бедности
Низкий уровень I
Повышенный уровень дотаций
Низкая стоимость
Регионы, отстающие в развитии
Средняя доля экспорта

Классификация демонстрирует, что практически все высокоразвитые регионы РФ опираются на сырьевой сектор. Регионы повышенного уровня развития также имеют в своей основе мощный сырьевой сектор. Исключениями из списка регионов являются только Москва и Санкт-Петербург, являющиеся финансово-экономическими центрами. Эти регионы отличаются высокоразвитым сектором услуг.

К регионам среднего уровня развития относятся 23 региона, в том числе такие индустриальные центры, финансовые доноры, как Калужская, Самарская и Свердловская области, однако характеризуются пониженным уровнем инвестиций, а Самарская и Калужская области еще и низким уровнем доходов населения, что негативно характеризует дальнейшие перспективы регионов, не исключая в ближайшие годы вероятности потери статуса регионов-доноров.

Большое количество российских регионов относятся к категории депрессивных, а также регионов пониженного развития. При этом практически все депрессивные регионы отстают по темпам роста от среднероссийских показателей, что еще больше усугубляет их отставание.

Больше всего среди депрессивных регионов отсталых субъектов с опорой на сельское хозяйство, а также тех, в структуре экономики которых вообще нельзя выделить опорную отрасль. Неэффективная, отсталая структура экономики, отсутствие инвестиций на протяжении многих лет и экспортного потенциала, высокий уровень бедности населения и отток трудового населения в более развитые субъекты не позволяют таким регионам перейти на траекторию роста.

Опережающий рост свойственен тем регионам, которые отличаются высоким или повышенным уровнем инвестиций, высоким или повышенным уровнем экспорта в ВРП и регионам с сильным сырьевым сектором экономики. Регионы с опорой на обрабатывающую промышленность не попадают в разряд регионов с ускоренным ростом, характеризуются либо средними показателями развития, либо отставанием в развитии. Изучение данного аспекта лишний раз доказывает, что российская промышленность находится в сложном положении. Вместе с тем, при формировании новых наукоемких производств, без которых невозможно обеспечить хоть сколько-нибудь конкурентное положение России в мире, ставку возможно делать только на регионы с развитым сектором обрабатывающей промышленности.

В целом, можно констатировать, что уровень поляризации в стране продолжает расти. Основная доля выравнивания социально-экономических параметров приходится не на внутреннее развитие регионов, а на бюджетное выравнивание, что лишает регионы внутренних стимулов к развитию, создает излишнюю нагрузку на федеральный бюджет. Причина в том, что современная российская экономика очень фрагментарна, серьезно нарушена целостность единого экономического пространства.

Преодолена фрагментация российской экономики может быть за счет межрегиональной экономической интеграции. Межрегиональная интеграция, в первую очередь, промышленных регионов способна улучшать конкурентоспособность целых отраслей экономики, а, следовательно, повышать уровень развития регионов. [21, с. 102] Это особо актуально в свете необходимости проведения активной политики импортозамещения в условиях санкционного давления на Россию. [24, с. 41]

Эффективной формой реализации межрегионального взаимодействия, как известно, является кластерная политика, позволяющая объединять развитие территорий с концепцией полюсов роста, одновременно с этим усиливая инновационность экономики и стимулируя развитие дотационных регионов. [30, c. 115-116]

По мнению автора ряда статей по межрегиональной интеграции А.М. Саралидзе, стратегия индустриального развития должна базироваться на новых концептуальных подходах, обеспечивающих разработку высокоэффективного и конкурентного механизма регулирования экономики. [22, с. 30]

Для изменения тенденции отставания в развитии огромного количества регионов необходимо комплексное государственное развитие отстающих регионов, необходимо разрабатывать комплексную территориально-отраслевую инвестиционную программу, направленную на противодействие углубляющейся пространственной поляризации, в то время как точечные инвестиции могут только усиливать фрагментарность российской экономики. Такие программы должны открывать и помогать реализовывать конкурентные преимущества отстающих регионов, создавая региональные полюса роста.

Заключение

В ходе подготовки данного материала выполнена поставленная цель: составлена классификация регионов России в контексте изучения проблемы пространственной поляризации. Данная классификация отражает закономерности развития различных субъектов РФ и причины лидирующего или отстающего положения регионов, а следовательно, дает рекомендации относительно необходимого вектора развития для типологически сходных регионов. Проведенный в статье анализ позволяет делать выводы о причинах высокой пространственной поляризации в России, давать прогнозы насчет развития ситуации и делать советы для недопущения негативного сценария по углублению социально-экономической дифференциации российских регионов.

Изучение данной классификации демонстрирует, что, во-первых, в России нет устойчивого тренда развития регионов, из-за высокой частоты кризисов тенденции меняются каждые несколько лет; во-вторых, даже в рамках выбранного периода анализа многие регионы (в основном, экспортно ориентированные) демонстрируют нестабильное, скачкообразное развитие, что связано с часто меняющейся мировой конъюнктурой и изменениями курса валют; в-третьих, для большинства отстающих субъектов не наблюдается опережающего развития и, наоборот, они сохраняют усиленное отставание в развитии. Развиваются быстрее, чем страна в среднем, в первую очередь, экспортно-ориентированные субъекты, где многие социально-экономические показатели и так выше, чем в целом по стране. Индустриальные центры, несмотря на то, что не имеют провалов в развитии, не являются также и локомотивами роста.

Данная классификация подтверждает, что в России сохраняется сырьевой характер экономики: практически все высокоразвитые регионы РФ опираются на сырьевой сектор. Регионы повышенного уровня развития также имеют в своей основе мощный сырьевой сектор. При этом именно сырьевое развитие является высоко поляризационным, вместе с тем промышленное развитие имеет сглаживающий характер.

В статье на основе проведенного исследования делается вывод о том, что в случае сохранения сырьевого характера экономики, при отсутствии комплексной программы развития отстающих регионов, без запуска такого инструмента развития как межрегиональная интеграция, в первую очередь, промышленных регионов, в стране продолжится рост пространственной поляризации. В этом случае основная доля выравнивания социально-экономических параметров будет по-прежнему приходить не на внутреннее развитие регионов, а на бюджетное выравнивание из федерального центра, что лишает регионы собственных стимулов к развитию и неминуемо ослабляет Россию. В условиях жестких экономических санкций против России, запрета (или серьезного ограничения) экспорта промышленных товаров из-за рубежа межрегиональная кооперация для ускоренного импортозамещения может стать серьезным подспорьем.


Источники:

1. Валовый региональный продукт в основных ценах ОКВЭД 2. Fedstat.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/59448 (дата обращения: 06.02.2022).
2. Внешняя торговля субъектов Российской Федерации. Customs.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://customs.ru/folder/527 (дата обращения: 30.01.2022).
3. Гранберг А.Г. Оптимизация территориальных пропорций народного хозяйства. - М.: Экономика, 1973. – 248 c.
4. Зубаревич Н.В. Регионы России: неравенство, кризис, модернизация. / Монография. - М.: Независимый институт социальной политики, 2010. – 160 c.
5. Зюзин А.В., Демидова О.А., Долгопятова Т.Г. Локализация и диверсификация российской экономики: региональные и отраслевые особенности // Пространственная экономика. – 2020. – № 2. – c. 39-69. – doi: 10.14530/se.2020.2.039-069.
6. Ибрагимова З.Ф., Франц М.В. Неравенство возможностей: роль пространственного фактора // Пространственная экономика. – 2020. – № 4. – c. 44-67. – doi: 10.14530/se.2020.4.044-067.
7. Индексы физического объема валового регионального продукта 2017-2019 гг. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/accounts (дата обращения: 07.02.2022).
8. Котов А.В. Территория требует связной работы: роль межрегиональных взаимодействий в восстановлении экономики (к 100-летию работы И.Г. Александрова «Экономическое районирование России») // Пространственная экономика. – 2021. – № 1. – c. 18-34. – doi: 10.14530/se.2021.1.018-034.
9. Краснопольский Б.Х. Дальний Восток как макрорегион: инфраструктурный аспект // Пространственная экономика. – 2020. – № 3. – c. 181-196. – doi: 10.14530/se.2020.3.181-196.
10. Кувшинов О. Число регионов-доноров за 10 лет сократилось почти вдвое. Vedomosti.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2017/04/05/684215-regionov-donorov (дата обращения: 29.01.2022).
11. Минакир П.А., Демьяненко А.Н., Горюнов А.П. Методология исследования интеграции и фрагментации в экономическом пространстве России // Регионы России: стратегии и механизмы модернизации, инновационного и технологического развития: Россия: тенденции и перспективы развития, Сборник трудов IX международное научно-практической конференции. Курск, 2018. – c. 885-888.
12. Минакир П.А., Исаев А.Г., Демьяненко А.Н., Прокапало О.М. Экономические макрорегионы: интеграционный феномен или политико-географическая целесообразность? Случай Дальнего Востока // Пространственная экономика. – 2020. – № 1. – c. 66-99. – doi: 10.14530/se.2020.1.066-099.
13. Наличие основных фондов по полному кругу организаций 2017 — 2019 гг. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/nal_of_pus_reg.xlsx (дата обращения: 07.02.2022).
14. Нижегодцев Р. Поляризация экономического пространства России и как ей противодействовать // Проблемы теории и практики управления. – 2003. – № 1. – c. 89-95.
15. Лимонов Л.Э. и др. Региональная экономика и пространственное развитие. / в 2 т. Том 2. - М.: Издательство Юрайт, 2019. – 63-83 c.
16. Приказ Минфина России от 11 ноября 2021 г. № 493 “Об утверждении перечней субъектов Российской Федерации в соответствии с положениями пункта 5 статьи 130 Бюджетного кодекса Российской Федерации”. Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/403044229 (дата обращения: 30.01.2022).
17. Расчет распределения дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности между субъектами Российской Федерации на 2018 год. Minfin.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://minfin.gov.ru/ru/perfomance/regions/mb/mb2018_2020 (дата обращения: 29.01.2022).
18. Сатаров Г.А. Региональная политика России: адаптация к разнообразию. / Аналитический доклад. - М.: Фонд ИНДЕМ, 2004. – 48-83 c.
19. Регионы России «Социально-экономические показатели». Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/LkooETqG/Region_Pokaz_2020.pdf (дата обращения: 05.02.2022).
20. Григорьев Л.М., Зубаревич Н.В., Иванов Д.С., Кондратьев С.В., Салихов М.Р., Салмина А.А., Табах А.В., Урожаева Ю.В., Хасаев Г.Р., Цыбатов В.А. Российские регионы: экономический кризис и проблемы модернизации. / Монография. - М.: Теис, 2011. – 347 c.
21. Саралидзе А.М. Межрегиональная экономическая интеграция как фактор развития инновационной экономики // Статистика и Экономика. – 2013. – № 6. – c. 101-105.
22. Саралидзе А.М., Мищенко З.В., Доничев О.А. Методика Парето-оптимизации в оценке и прогнозировании процессов межрегиональной инновационной экономической интеграции // Региональная экономика: теория и практика. – 2015. – № 13(388). – c. 29-46.
23. Сида Е., Кан В.К. Эффективность политики регионального развития на Дальнем Востоке России: финансовая оценка на базе микроданных резидентов ТОР // Пространственная экономика. – 2021. – № 1. – c. 35-65. – doi: 10.14530/se.2021.1.035-065.
24. Соотношение среднедушевых денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума в целом по России и по субъектам Российской Федерации. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/13723?print=1 (дата обращения: 05.02.2022).
25. Социальный атлас российских регионов. Типология регионов. Проект Независимого института социальной политики. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sotsialnyy-atlas-rossiyskih-regionov-nezavisimyy-institut-sotsialnoy-politiki (дата обращения: 04.02.2022).
26. Средние номинальные курсы. Емисс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/42108 (дата обращения: 07.02.2022).
27. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года. Economy.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/directions (дата обращения: 16.03.2022).
28. Бутс Б. и др. Типология российских регионов. / Монография. - М.: Фонд «Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара», 2002. – 348 c.
29. Указ Президента РФ от 13 мая 2017 г. № 208 “О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года”. Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71572608 (дата обращения: 28.01.2022).
30. Фонотов А.Г., Бергаль О.Е. Территориальные кластеры в системе пространственного развития: зарубежный опыт // Пространственная экономика. – 2020. – № 4. – c. 113-135. – doi: 10.14530/se.2020.4.113-135.

Страница обновлена: 27.04.2022 в 20:44:44