Влияние отраслевой структуры экономики регионов на уровень пространственной поляризации

Анучина Д.А.1
1 Балтийский федеральный университет им. И. Канта

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 12, Номер 6 (Июнь 2022)

Цитировать:
Анучина Д.А. Влияние отраслевой структуры экономики регионов на уровень пространственной поляризации // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 6. – doi: 10.18334/epp.12.6.114886.

Аннотация:
Данная статья посвящена изучению того, как связаны пространственная дифференциация регионов по уровню социально-экономического развития и отраслевая структура экономики. Также перед автором стоит вопрос, какова роль в этих процессах сферы услуг, доля которой в российской экономике росла на протяжении последних нескольких десятков лет; говорит ли рост доли сферы услуг в структуре российской экономики о формировании постиндустриальной экономики или дело, в первую очередь, в структурных перекосах, которые только ослабевают российскую экономику. В статье измерен уровень относительной поляризации регионов, а также размах поляризации по уровню Валового регионального продукта и Валового регионального продукта на душу населения по типам регионов в соответствии с отраслевой специализацией регионов. Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что уровень поляризации связан со структурой экономики регионов. Наиболее равномерное развитие обеспечивает обрабатывающая промышленность, в то время как регионы с сильно развитым сырьевым сектором, а также регионы без опоры на какую-либо отрасль экономики отличаются высоко поляризованным развитием. Статья будет интересна тем, кто занимается исследованиями российской региональной экономики, а также пространственной поляризации российских регионов.

Ключевые слова: регион, пространственная поляризация, типология регионов, отраслевая структура, сфера услуг, постиндустриальная экономика, региональная экономика, территориальное развитие

JEL-классификация: R11, R12, R13



ВВЕДЕНИЕ

Российская экономика отличается высокой социально-экономической дифференциацией регионов, проблема настолько остра, что уместно говорить об угрозе национальной безопасности и потому задача сглаживания региональных противоречий входит в число приоритетных. Безусловно, решение проблемы сокращения неравенства регионов напрямую зависит от того, какова природа экономического отставания субъектов: когда она появилась, в какой мере связана с уровнем конкурентоспособности регионов или вызвана другими причинами.

Известно, что явление пространственной поляризации особенно характерно для крупных стран догоняющего развития, которые стимулируют экономическое развитие регионов с явными конкурентными преимуществами (пример: бурный экономический рост китайских приморских провинций, развитие производственных агломераций Латинской Америки). Конкурентными преимуществами регионов могут быть выгодное географическое положение, высокий экспортный потенциал, наличие ресурсов, пользующихся высоким спросом и т.д. Со второй половины 20 в. поляризованное развитие с помощью стимулирования развития «полюсов роста» казалось панацеей для экономического роста, однако достаточно быстро стало понятно, что, несмотря на возможные временные макроэкономические успехи, целые страны могут столкнуться с огромным территориальным неравенством, которое несет серьезные социально-экономические проблемы. [13]

При высокой поляризации регионов и большом количестве отстающих территорий в рамках национальной экономики, помимо роста социально-экономического напряжения, снижается внутренний спрос, валовой внутренний продукт существенно ниже того уровня, который мог бы быть при более гармоничном развитии территорий, в целом высокий уровень пространственной поляризации в долгосрочной перспективе неминуемо приводит к снижению экономической конкурентоспособности регионов и страны в целом.

Отечественная экономика, традиционно характеризующаяся высоким уровнем пространственной поляризации, в последние десятилетия столкнулась с существенным усилением данного феномена. Большую роль по смягчению социально-экономического неравенства между российскими регионами была возложена на уровень федеральной власти. Перераспределительная функция государства, которая существенно понижает социальную напряженность внутри страны, очень важна, вместе с тем решение вопросов дифференциации регионов только за счет перераспределения бюджетных средств с федерального уровня на уровни бюджетов субъектов РФ не может быть достаточно эффективным средством, т.к. в этом случае экономическая несамодостаточность регионов может нарастать, и с каждым годом для решения социальных проблем отстающих регионов объем бюджетных дотаций будет необходимо увеличивать. [10, c. 494]

Для того чтобы определить наиболее эффективные инструменты, с помощью которых можно сглаживать пространственную поляризацию, необходимо четко понимать причины этого явления.

Цель данной работы заключается в том, чтобы ответить на вопросы: связан ли рост пространственной поляризации российских регионов с изменением структуры экономики регионов в результате перехода страны на рыночные рельсы в 90-ые гг, ведь именно при смене экономической модели в России появился перекос в сторону добывающей промышленности, сектор обрабатывающей промышленности и высокотехнологичных и наукоемких отраслей экономики ослаб, а на этом фоне доля сектора непроизводственных услуг в структуре экономики существенно возросла. Кроме этого, необходимо исследовать то, насколько сформированная структура экономики гармонична и способна обеспечивать, с одной стороны, экономическое развитие в национальном масштабе, а, с другой стороны, развитие всех субъектов РФ.

Снижающуюся долю промышленного производства в структуре российской экономики часто пытаются объяснить переходом на стадию постиндустриальной экономики. Безусловно, структура экономики меняется во всех развитых и развивающихся странах: в последние десятилетия развитые страны идут по пути создания постиндустриальной экономики, для которой свойственно быстрое развитие сферы услуг. [17, c. 4] Однако вопрос связи сокращения доли обрабатывающей промышленности в структуре экономики российских регионов с переходом на постиндустриальную стадию развития требует отдельного изучения.

Актуальность данной работы объясняется остротой проблемы пространственной поляризации российской экономики, а потому важностью проведения глубокого анализа причин роста пространственной неравномерности и выявления связей, которые влияют на масштаб феномена.

Обзор литературы:

Российские ученые активно занимаются изучением вопросов пространственной поляризации, анализом причин роста поляризации в экономике, созданием моделей экономического роста отстающих в развитии регионов. Вопрос структуры экономики региона для подобного анализа — всегда в числе ключевых.

Изучая причины высокой пространственной поляризации в России, можно сделать выводы, что поляризация была характерна для страны всегда, однако она сильно возросла во время рыночных реформ в 90-ые гг.

В эти годы федеральный центр фактически отказался от политики выравнивания не только доходов, но и производства по территории страны. Федеральная власть передавала в регионы полномочия по адаптации к проводимым реформам, что создавало различные институциональные условия на местах. Можно говорить о том, что именно локализация институциональных трансформаций вызвала серьезный рост экономической дифференциации в региональном разрезе в начале 90-ых годов.

Эти процессы наложились на то, что с началом рыночных реформ фактически отказались от бюджетного дотирования многие производств, также был отменен государственный заказ, в следствие чего регионы в одночасье лишились рынков сбыта, а межрегиональная кооперация была заменена межрегиональной конкуренцией. Эти процессы приводили к тяжелым структурным трансформациям экономики, рост неоднородности экономического пространства России существенно вырос. [10, С. 435-461]

В это время серьезного экономического спада удалось избежать тем регионам, у которых был высокий экспортный потенциал (в основном, сырьевой экспорт) и наиболее развитым регионам, где стремительное сокращение промышленного производства было частично снивелировано опережающим ростом сектора рыночных услуг. Наиболее тяжелым кризис стал для регионов, специализировавшихся на текстильной, угольной и машиностроительной промышленности. Многие национальные республики фактически деиндустриализировались, потеряв до ¾ всех производственных возможностей от 1990 г. [9]

Неминуемо кризис вызвал серьезную трансформацию отечественной экономики. Высвобождающаяся с промышленных предприятий рабочая сила постепенно переходила в сферу услуг, однако этот процесс далеко не всегда говорил о формировании постиндустриальной экономики.

До сих пор кризисные явления 90-ых гг. преодолены далеко не во всех регионах. В статье Гамбеевой Ю.Н., Кожуховой Н.Н. «Сравнительный анализ социально-экономического развития регионов Российской Федерации в условиях кризиса: тенденции и проблемы» составлены рейтинги регионов в зависимости от масштаба кризисных явлений по определенным экономическим показателям и отраслевой структуре экономик. [5]

Связь уровня экономического развития со структурой экономики региона рассматривается и в статье Михеевой Н.Н. «Устойчивость российских регионов к экономическим шокам», где представлен анализ регионов в зависимости от восприимчивости к факторам общенационального плана, когда происходит изменение условий в масштабах страны, отраслевого, когда изменения происходят в отдельных отраслях, и региональных факторов, отражающих изменения в пределах региона. Автор доказывает, что среди устойчивых регионов чаще встречаются регионы с диверсифицированной экономикой, а также развитые регионы с опорой на обрабатывающую промышленность. [11]

Вместе с тем, экономисты подтверждают, что наибольшие возможности для развития имеют регионы сырьевого типа, именно они демонстрируют наилучшие показатели эффективности развития, в то время как состояние отстающих и депрессивных регионов зависит, в первую очередь, от объема федеральных дотаций. [19]

Проблеме поиска конкурентных преимуществ для слаборазвитых регионов для обеспечения их ускоренного развития в целях сокращения отставания от наиболее успешных регионов посвящена статья Монгуша Сн.П. «Факторы и их влияние на социально-экономическое развитие слаборазвитых регионов Сибирского федерального округа» [12]

В статье Арженовского И.В. «О новой специализации регионов» говорится, в частности, о том, что новые технологии и перспективные научные направления дают возможность регионам, в том числе отстающим, для поиска новых специализаций на основе новых конкурентных условий. [3]

Изучению устойчивости региональных экономических систем в зависимости от отраслевой специализации регионов посвящена также статья Григорьевой Е.Э., Григорьева Г.П. «Неустойчивость составляющих социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа». [6]

Авторская гипотеза:

Отраслевая структура экономики регионов РФ влияет на уровень пространственной поляризации. Регионы с развитым сектором обрабатывающей промышленности обеспечивают наиболее равномерное развитие территории, в то время как регионы с опорой на сырьевой сектор и регионы без опоры на какую-либо отрасль, демонстрируют наиболее поляризованное развитие.

Методология

С учетом поставленных задач на основе официальных статистических данных проводится расчет уровня относительной пространственной поляризации российских регионов по ВРП и ВРП на душу населения, а также размах поляризации по данным показателям, анализируется структура российской экономики в целом, а также российских регионов. В соответствии с типологией регионов России в зависимости от отраслевой специализации, предложенной в статье «Классификация регионов Российской Федерации в контексте пространственной поляризации» Алтуниной В.В. и Анучиной Д.А., проведен анализ пространственной поляризации. [2]

Для изучения вопроса формирования в России постиндустриальной экономики анализируются статистические данные, касающиеся отношения объема инвестиций в основной капитал к валовому региональному продукту, доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в валовом региональном продукте.

В ходе проведения исследования используются различные общенаучные и специализированные экономические методы, в том числе расчетно-конструктивный, метод экономического анализа, статистико-экономический метод, метод динамического анализа данных, сравнения, группировки.

Основная часть

Пространственная неравномерность в размещении экономической активности свойственна любой территориальной единице: даже в пределах самой высокоразвитой территории можно наблюдать преуспевающие и отстающие участки. Этот феномен изучается как на уровне стран, так и на уровне регионов. Несмотря на то, что полностью преодолеть пространственную поляризацию невозможно, региональная политика призвана проводить меры по сглаживанию пространственных противоречий во избежание серьезного разрыва в уровнях социально-экономического развития регионов и угрозы целостности страны.

Пространственная поляризация — измеряемая категория. Измерение уровня поляризации социально-экономического развития регионов — это важная задача, для решения которой необходимо определить показатели, объективно отражающие масштаб явления. Существуют различные методики оценки данного феномена. Вызывает интерес методика, предложенная в статье Губанова Е.С., Клещ В.С. «Методика оценки неравномерности социально-экономического развития региона».

В данной работе для оценки уровня поляризации будут использованы показатели, отраженные в ряде научных работ. [8], [22]

1. Относительный показатель поляризации по ВРП, который определяется как отношение среднего по стране значения ВРП к аналогичному показателю конкретного региона и вычисляется по формуле:

P(ВРП n) = R (ВРП ср) / R (ВРП n),

2. Размах поляризации по показателю ВРП, который определяется как отношение максимального значения относительного показателя поляризации ВРП определенного региона к минимальному значению относительного показателя поляризации ВРП другого региона и вычисляется по формуле:

K(ВРП ) = P(ВРП max n) / P(ВРП min n),

Аналогичным образом вычисляются относительный показатель поляризации по ВРП на душу населения по формуле: P(ВРП на душу населения n) = R(ВРП на душу населения ср) / R(ВРП на душу населения n), где R(ВРП на душу населения ср), - среднее по стране значение ВРП на душу населения, R(ВРП на душу населения n ВРП на душу населения конкретного региона.

В соответствии с логикой формул имеем в виду, что чем выше единицы уровень относительной поляризации региона, тем беднее регион, чем ниже единицы — тем экономически успешнее регион.

Размах поляризации по показателю ВРП на душу населения исчисляется по формуле: K(ВРП на душу населения) = P(ВРП на душу населения max n) / P(ВРП на душу населения min n), где P(ВРП на душу населения max n) — максимальный размер относительного показателя поляризации ВРП на душу населения региона, P(ВРП на душу населения min n) — минимальный размер относительного показателя поляризации ВРП на душу населения другого региона.

На основе данных Росстата за 2020 год по ВРП в субъектах РФ и ВРП на душу населения в субъектах РФ вычислены уровни относительной поляризации и размаха поляризации, данные структурированы по типам регионов в соответствии с типологией регионов, предложенной в статье «Классификация регионов Российской Федерации в контексте пространственной поляризации» Алтуниной В.В. и Анучиной Д.А. [2]

Существует также большое количество альтернативных типологий регионов РФ с учетом отраслевой структуры регионов, которые, в целом, подтверждают те же закономерности. [14]

Таблица 1. Относительный показатель поляризации регионов РФ по уровню Валового регионального продукта (Pврп n) и Валового регионального продукта (P врп на душу нас n) (составлено автором на основе данных Росстата за 2020 год) [4]

Типы регионов
Субъекты РФ
P врп n
P врп на душу нас. n
регионы с опорой на обрабатывающую промышленность
Владимирская область
1,99
1,56
Калужская область
1,97
1,15
Тульская область
1,56
1,32
Ярославская область
1,79
1,29
Архангельская область без авт.округа
1,97
1,25
Вологодская область
1,75
1,18
Ленинградская область
0,89
0,97
Республика Башкортостан
0,64
1,51
Нижегородская область
0,7
1,29
Свердловская область
0,44
1,09
Челябинская область
0,68
1,37

Индустриально-аграрные субъекты
Костромская область
5,4
1,98
Липецкая область
1,78
1,17
Рязанская область
2,42
1,55
Тверская область
2,25
1,64
Калининградская область
2,05
1,21
Новгородская область
3,94
1,36
Волгоградская область
1,13
1,62
Ростовская область
0,65
1,59
Республика Марий Эл
5,6
2,2
Республика Мордовия
4,1
1,87
Чувашская Республика
3,17
2,23
Кировская область
2,79
2,03
Пензенская область
2,24
1,69
Саратовская область
1,28
1,79
Ульяновская область
2,5
1,78
Курганская область
4,55
2,18
Омская область
1,45
1,61

Аграрно-индустриальные регионы
Брянская область
2,68
1,84
Курская область
2,06
1,32
Псковская область
5,44
1,97
Республика Адыгея
7,71
2,07
Алтайский край
1,64
2,2

Регионы с опорой на сырьевой сектор
Республика Коми
1,8
0,85
Ненецкий автономный округ
4,79
0,12
Астраханская область
2,09
1,22
Оренбургская область
1,05
1,19
Ханты-Мансийский автономный округ
0,33
0,32
Ямало-Ненецкий автономный округ
0,4
0,13
Иркутская область
0,73
1,01
Кемеровская область
1,06
1,63
Томская область
1,98
1,24
Республика Саха (Якутия)
0,97
0,55
Сахалинская область
1,1
0,31
Чукотский автономный округ
9,2
0,27

Индустриально-сырьевые регионы
Республика Карелия
3,46
1,23
Республика Татарстан
0,42
0,95
Удмуртская Республика
1,63
1,42
Пермский край
0,79
1,18
Самарская область
0,69
1,27
Тюменская область (без авт.округов)
0,95
0,85
Республика Хакасия
4,14
1,28
Красноярский край
0,41
0,67

Регионы без опоры на какую-либо отрасль
Ивановская область
4,06
2,34
Московская область
0,21
0,94
г.Москва
0,06
0,41
г.Санкт-Петербург
0,21
0,66
Республика Крым
2,14
2,37
г.Севастополь
7,79
2,17
Новосибирская область
0,81
1,32
Республика Бурятия
3,64
2,08
Забайкальский край
2,59
1,59
Приморский край
1
1,1
Хабаровский край
1,28
0,97
Амурская область
2,46
1,12
Еврейская автономная область
17,5
1,6

Аграрно-сырьевые регионы
Белгородская область
1,1
0,99
Мурманская область
1,4
0,6
Магаданская область
3,89
0,31

Регионы с опорой на сельское хозяйство
Воронежская область
1,04
1,39
Орловская область
3,88
1,64
Тамбовская область
2,91
1,69
Республика Калмыкия
11,83
1,86
Краснодарский край
0,42
1,39
Республика Дагестан
1,48
2,67
Республика Ингушетия
15,18
4,5
Кабардино-Балкарская
6,03
3,04
Карачаево-Черкесская
11,43
3,09
Северная Осетия-Алания
5,93
2,39
Чеченская Республика
4,34
3,75
Ставропольский край
1,28
2,08
Республика Алтай
17,65
2,26
Республика Тыва
13,33
2,54
Камчатский край
3,75
0,68

Таблица 2. Размах поляризации типов регионов по уровню ВРП и ВРП на душу населения (составлено автором на основе данных Росстата за 2020 года)

Типы регионов
K(ВРП)
K(ВРП на душу населения)
Всего по стране
294,17
35,67
Регионы с опорой на обрабатывающую промышленность
4,52
1,61
Индустриально-аграрные субъекты
8,31
1,91
Аграрно-индустриальные регионы
4,7
1,67
Регионы с опорой на сырьевой сектор
27,88
13,58
Индустриально-сырьевые регионы
10,1
2,12
Регионы без опоры на какую-либо отрасль
291,67
5,78
Аграрно-сырьевые регионы
3,54
3,19
Регионы с опорой на сельское хозяйство
42,02
6,62

Показатель ВРП на душу населения представляет больший интерес, т.к., в целом, нивелирует различия размеров регионов, однако имеет недостаток для анализа слабо населенных регионов (высокие показатели не в полной мере отражают уровень развития региона), в этом случае представляется целесообразным дополнительно анализировать показатель ВРП, характеризующий размер экономики региона.

Регионы без опоры на какую-либо отрасль экономики демонстрируют крайне высокий уровень размаха поляризации по уровню ВРП и высокий уровень размаха поляризации по показателю ВРП на душу населения. К регионам данного типа относятся регионы двух видов: наиболее развитые регионы с диверсифицированной экономикой, финансово-экономические центры (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирская область), а также регионы крайне низкого уровня развития, без экономической специализации, которая или не сформирована, или утеряна.

Регионы с опорой на сельское хозяйство демонстрируют неравномерное развитие: высокий уровень относительной поляризации для национальных республик, традиционно отстающих по уровню развития; другие регионы демонстрируют средние показатели развития. Закономерно, что размах поляризации для данной группы регионов высокий.

На основе данных таблиц можно сделать следующие выводы: если не рассматривать группу аграрно-сырьевых регионов, в которую попало только три региона (Белгородская, Мурманская, Магаданская), то наилучшие показатели по уровню относительной поляризации, а также по размаху поляризации по обоим изучаемым параметрам (ВРП и ВРП на душу населения) отмечаются у регионов с опорой на обрабатывающую промышленность, а также индустриально-аграрные и аграрно-индустриальные регионы. Наивысший уровень поляризации характерен для регионов с опорой на сырьевой сектор и для регионов без опоры на какую-либо отрасль экономики.

В связи с тем, что в стране достаточно много регионов, которые не имеют отраслевой специализации в системе третичной структуры экономики (добывающая промышленность, обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство) и бурном росте доли сферы услуг, попытаемся ответить на вопрос, связаны ли эти изменения с формированием постиндустриальной экономики.

Итак, известно, что о формировании постиндустриальной экономики можно говорить при выполнении некоторых условий: высокий уровень производительности труда, высокие доходы населения, высокий уровень развития человеческого капитала, высоко развитый сектор наукоемкого производства. Данные условия приводят к насыщению рынков и спроса потребителей промышленной продукцией при сокращении затрачиваемых ресурсов. Этот процесс обеспечивает высвобождение материальных ресурсов, а также создает изменения на рынке труда. Высвобождающиеся ресурсы и работники переходят в сферу услуг. В этом случае доля промышленности в структуре ВВП (ВРП) сокращается, а сферы услуг — растет. [17, с. 7]

Развитие сферы услуг возможно только при высоко развитой промышленности, создающей технику и технологии, которые кардинально меняют такие сферы, как образование, связь, транспорт, сфера отдыха, бытовые услуги и т.д., сильно повышающие уровень комфорта для потребителей.

Структуры производства товаров в этом случае также претерпевает значительные изменения: обрабатывающая промышленность растет быстрее сырьевых отраслей, наукоемкие производства выходят далеко вперед.

Таким образом, можно утверждать, что именно развитие материального производства на определенном уровне развития науки и технологий стало вызывать ускоренное развитие сферы услуг. В странах (регионах), в которых можно говорить о формировании постиндустриальной экономики наблюдается тенденция опережающего развития сферы услуг относительно сферы материального производства. Таким образом, формирование постиндустриальной экономики характерно для стран (регионов) с более высоким уровнем экономического потенциала, который позволяет перенаправлять высвободившиеся ресурсы в сферу услуг.

Для соблюдения условий равновесия общественного производства должна сохраняться гармоничная пропорция между производством товаров и услуг. В противном случае негативные тенденции распространяются на всю экономическую систему. [17]

В структуре российской экономики на протяжении 30 лет доля производственной сферы в целом сокращается (при некотором росте в последние годы в связи с вынужденным замещением отечественным производством импорта промышленных товаров после введения зарубежных санкций в 2014 году). Вместе с тем, сама по себе высокая доля сферы услуг в структуре российской экономике не является достаточным признаком перехода к постиндустриальной экономике

Обратимся к российской статистике, касающейся валовой добавленной стоимости по отраслям экономики за 2014-2021 гг., на основе которой составлена таблица 3.

Таблица 3. Структура российской экономики (на основе данных ЕМИСС) [20], [21]

Годы
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Сфера услуг, %
63,9
62,5
63,1
62,1
59,7
60,3
62,4
58,8
Сфера промышленного производства, %
25,4
26,9
26,2
28
30,9
30,4
27,7
31,9
Строительство, %
6,80
6,30
6,4
6
5,6
5,4
5,5
5,1
Сфера сельского хозяйства, %
3,90
4,30
4,3
3,90
3,8
3,9
4,4
4,2

Анализ структуры экономики России за 8 лет показал, что, несмотря на колебания процентного соотношения, в среднем, доля сферы услуг в структуре ВВП высока и находится на уровне около 60 %, промышленности — около 30 %, доля сельского хозяйства колеблется от 3,8-4,4 %.

Анализ структуры региональных экономик в данном случае не актуален, т. к. пропорции очень сильно различаются от региона к региону, на основании чего можно говорить о различной специализации регионов.

Переход к постиндустриальной экономике свойственен только для высокоразвитых регионов страны, в то время как для основного количества регионов развитие сферы услуг имеет совершенно другую природу. В высокоразвитых странах развитие производства и услуг осуществляется на основе стремительного научно-исследовательского развития, высокотехнологичного эффективного производства. Разрастание сферы услуг в России на фоне недостаточно конкурентной промышленности объясняется тем, что в условиях растущей глобализации в мире страны с относительно слабой промышленностью, но имеющие более или менее крупные доходы, например от добычи и экспорта сырья, могут на этой базе развивать сферу услуг. Эта модель имеет место в развивающихся странах с высоким уровнем социально-экономической поляризации регионов.

В экспертном докладе «Россия в новую эпоху: выбор приоритетов и цели национального развития» Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики» в разделе «Предложения по структурной трансформации экономики и поддержке несырьевого экспорта» говорится о том, что принципиально важно, чтобы в ближайшее время проходила необходимая трансформация структуры экономики, однако на протяжении 7 последний лет доля продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в структуре ВВП практически не изменилась, уровень производительности труда российской экономики в 2–3 раза ниже, чем у большинства индустриально развитых стран. [18, c. 16]

Отношение инвестиций в основной капитал к валовому внутреннему продукту (и к валовому региональному продукту) — один из ключевых показателей экономического развития страны и региона соответственно. Именно этот показатель предопределяет состояние и эффективность деятельности не финансового, а реального сектора экономики, т.к. он отражает долю затрат на строительство и технологическое обновление в реальном секторе экономики. Не случайно этот показатель вошел в число важнейших показателей в майских указах 2018 года президента В. Путина и поставлена задача обеспечения роста доли инвестиций в основной капитал до 25% ВВП к 2024 году для достижения необходимого процента роста экономики. [1]Отметим, что такие же целевые показатели закладывались и в майский указ 2012 года, но не были реализованы.

Обратимся к региональному показателю «Объем инвестиций в основной капитал к ВРП». Представлены данные для регионов-лидеров и отстающих регионов за 2014-2020 гг. (регионы-лидеры и отстающие регионы ранжируются по данным в 2020 году, однако в данном вопросе показательна динамика, т. к. для многих регионов данный показатель сильно меняется от года к году).

Таблица 4. Отношение объема инвестиций в основной капитал к валовому региональному продукту (таблица составлена на основе данных ЕМИСС) [16]

Субъекты РФ
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Регионы-лидеры
Амурская область
32,9
36,8
43,6
64,3
75,2
86,2
76,5
Республика Калмыкия
48,4
32
13,1
14
14,4
17,8
41
Ненецкий а.о.
42,2
50,4
32,7
40,1
28,4
29,3
38,9
Республика Крым
14
17,9
20,6
51
67,8
47,1
38
Республика Дагестан
38,3
34,7
32,3
29,3
29,6
32,2
36,5
Ямало-Ненецкий а. о.
46,2
43,5
53,9
43,5
33,5
29,9
35,8
Вологодская область
20,6
18,2
22,4
25,5
24,9
31,5
33,1
Ленинградская область
24,2
26,6
27,7
33,7
44,5
34,4
32,5
Тюменская область
32,8
30,1
34,8
32,3
26
24,9
31,5
Республика Адыгея (Адыгея)
22,7
18,7
18,9
19
25,5
33,1
30,9
Чеченская Республика
38,6
38,1
30
29,8
33,2
33
30
Ханты-Мансийский а.о.
25,7
24,3
25,5
25,9
20,7
21,6
30
Забайкальский край
29,6
30,8
30,7
31,4
26,5
26
29,8
Хабаровский край
23,9
19,1
17,9
17,4
18,9
22,1
28,3
Республика Ингушетия
31,2
39,4
35,5
34,8
33,1
32,7
28
Отстающие регионы
Владимирская область
22,5
19,4
16,4
17,5
15,3
16,8
17,2
Кировская область
24,2
19,8
18,2
17,4
16,8
19,5
17,1
Белгородская область
19,5
21,2
18,5
17
14,8
17,5
17
Новгородская область
29,3
29,6
31,1
27,7
23,7
18,2
17
Республика Северная Осетия-Алания
24,6
20,2
17,2
17,9
19,5
19,5
16,7
Республика Мордовия
27,3
29,2
23,6
24,8
21,3
20,2
16,6
Магаданская область
42
48,2
27,2
27,1
32,7
19,2
16,6
Ивановская область
21,8
14,2
11,3
14,3
12,6
14,7
16,3
Свердловская область
22,4
19,2
15,6
14,2
15,6
15,5
16,2
Чувашская Республика
22,5
22,2
17,6
17,7
17,8
19,3
16
Ярославская область
22,6
17
17,7
16
14,5
14,9
15
Город Санкт-Петербург
19,7
14,3
16,6
15,7
17,8
14,3
14,6
Костромская область
18,7
17
15,5
12,1
11,6
12,8
13,9
Рязанская область
20,5
16,8
13,9
15,8
15,1
15,8
13,7
Республика Хакасия
25
17,6
13,1
10,9
14,1
12,7
13

В 2020 году средний уровень показателя по стране равен 22,9 %. Только в 26 регионах страны этот показатель выше или равен 25 %, в 43 субъектах он ниже 20 %, притом практически все регионы, где показатель менее 20 %, на протяжении ряда лет имеют устойчивую отрицательную динамику, в то время как регионы с показателем доли инвестиций в основной капитал к ВРП выше 20 % на протяжении ряда лет, наоборот, поддерживают рост показателя или сохраняют его на высоком уровне, кроме того среди регионов, отстающих по данному показателю, практически все демонстрируют высокий уровень относительной поляризации при низком уровне развития.

Несмотря на то, что в Москве показатель в процентном соотношении выглядит весьма скромно — в 2020 году 19,3 %, в абсолютной величине При этом в Москве оседает почти половина всех российских инвестиций, на долю инвестиций в основной капитал по итогам 2020 года года пришлось почти 18 % от инвестиций в основной капитал в целом по России. [15]

Другим приоритетным показателем, который призван отражать развитие экономики страны, стал показатель доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в валовом внутреннем продукте. При том, что в последние годы этот показатель находится примерно на уровне 21 %, майским указом от 2012 года ставилась задача к 2018 году довести показатель до уровня 25,6 %. В целом по стране данный показатель не достигнут. Обратимся к тому, как дело обстоит в регионах: 70 субъектов из 85 имеют данный показатель на уровне ниже целевого в 25,6%.

Таблица 5. Доля продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в валовом региональном продукте (составлено автором на основе данных Росстата) [23]



2016
2017
2018
2019
2020

Субъекты РФ






Средний показатель по стране
18,5
18,5
18,5
19
20,7
Регионы-лидеры
1
Калужская область
31,2
33,1
34,7
34,3
34,2
2
г.Санкт-Петербург
26,3
28,2
29,4
29,9
32,1
3
Пермский край
27,7
26,7
27,6
28,9
31,9
4
Чувашская Республика
27,6
29,9
30,8
30,8
31,5
5
Республика Тыва
23,9
23,5
25,9
27,1
31
6
Новгородская область
26,6
24,8
28,6
29,3
30,4
7
Ярославская область
24,6
25,8
27,7
27,9
29,8
8
Ульяновская область
29,9
32,1
29,8
30,2
28,9
9
Нижегородская область
28,4
28,1
28,4
28,3
28,8
10
Кировская область
24,5
25,2
25,7
26,3
27,6
11
Архангельская область без а.о.
24,7
27,1
25,8
25,5
27,1
12
Курганская область
22,7
24,9
26,6
26,3
27
13
Владимирская область
22,3
23
22,8
25,5
26,7
14
Республика Марий Эл
22,4
26,8
24,1
23,7
26,6
15
Республика Башкортостан
22,5
23,2
22,2
22,9
26
16
Республика Бурятия
23,8
22,6
20,5
22
25,4
17
Республика Мордовия
20
19,1
20
20,9
25,2
18
Самарская область
22,8
23,1
24
23,3
24,9
19
Тульская область
23,7
22,4
23,5
23,3
24,5
20
г. Москва
21,2
20,5
20,5
21,2
24,2
21
Саратовская область
22,2
22,9
23,4
24,3
23,9
22
Новосибирская область
22,1
21,5
21,7
22,4
23,8
23
Томская область
19,2
19,3
19,9
20
23,4
24
Республика Ингушетия
19,4
21,2
21
22,2
23,1
25
Чеченская Республика
18,4
18,6
21,7
21,6
23,1
26
Челябинская область
19
20,7
20,5
21,9
23
27
Тверская область
19,3
20,2
21,7
21,4
22,9
28
Республика Алтай
18,6
19
20,9
22,4
22,9
29
Рязанская область
20,8
21,3
22
22,7
22,7
30
Вологодская область
15,4
17,1
20,3
20,5
22,7
Отстающие регионы
71
Мурманская область
15,9
15,9
16,8
16,3
14,6
72
Амурская область
12,5
14,3
15,2
14,8
14,5
73
Республика Коми
11,3
11,7
10,7
11
13,7
74
Липецкая область
11,3
12,2
11,1
13,2
13
75
Республика Саха (Якутия)
11,3
11,4
11,2
11,2
12,5
76
Красноярский край
13,3
12,8
12,1
11,9
12,4
77
Астраханская область
11,2
10,1
9,1
9,7
11,3
78
Белгородская область
10,4
10,2
9,9
10,6
10,8
79
Оренбургская область
10,5
10,7
9,5
9,5
10,6
80
Сахалинская область
11
9,4
6,7
8,2
10
81
Магаданская область
13,1
12,9
13,1
12
9,9
82
Чукотский АО
12,5
12,2
13,1
11
9,9
83
Ханты-Мансийский АО
6,2
5,8
5,2
5,4
7,6
84
Ямало-Ненецкий АО
3,7
3,3
4,4
3,8
4,3
85
Ненецкий АО
3,5
3,6
2,8
2,6
4,2

Анализ данного показателя в регионах дает основание говорить о высокой дифференциации регионов по доле высокотехнологичной и наукоемкой продукции в ВРП субъектов. Если доля данного показателя, например, в Калужской области в 2020 году составила 34,2%, то в Ненецком автономном округе – всего 4,2 %.

Такие различия объясняются сильно разнородной структурой экономик регионов России. Плохо развитый наукоемкий сектор экономики и ориентация на добывающую промышленность во многих регионах – это, безусловно, проявление слабости российской экономики, вместе с тем, существенные различия регионов по типу экономики приводят к росту экономической поляризации регионов, низкой интеграции регионов, разрыву единого экономического пространства.

Необходимо отметить, что только считанные из регионов, которые имеются высокую долю продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в ВРП, отличаются повышенным уровнем развития, многие же попадают в число отстающих по всем основным экономическим показателям, в том числе по ВРП на душу населения. К таким регионам относятся: Кировская, Курганская, Ярославская, Саратовская области, Чувашская Республика, Республика Марий Эл, Республика Тыва. Многие из этих регионов отстают также по уровню доходов населения и темпам роста экономики. [2].

В целом, можно сказать, что регионы с опорой на промышленный сектор, более однородны по социально-экономическим показателям, в то время как сырьевые регионы и регионы с высоким развитием сферы услуг создают повышенную экономическую дифференциацию.

Однако проведенный анализ позволяет говорить о том, что регионы с опорой на обрабатывающую промышленность, на которые возложена ответственность по развитию наукоемких отраслей и высокотехнологичного производства, находятся в сложном экономическом положении.

Что касается существенного роста доли сферы услуг в структуре российской экономики за последние несколько десятилетий, по мнению автора, связано не столько с формированием постиндустриальной экономики, сколько с нарушением равновесия между производством товаров и услуг. Из-за, как правило, более низких издержек, более высокого уровня рентабельности и зарплат в сфере услуг экономическая активность перемещается из производственного сектора в сектор услуг (притом при неразвитой промышленности в целом и низком уровне инновационного производства в частности развиваются, в первую очередь, непроизводственные услуги).

Однако возможности развития регионов за счет сферы услуг в условиях сохранения модели, заточенной на экспорт сырья при сохранении слабой промышленности, ограничены. Сфера услуг не способна заменить собой развитое материальное производство, обеспечить необходимое условие опережающего развития отстающих территорий, практически не способна к созданию точек роста в регионах (за исключением создания туристических кластеров, развития портовых городов).

Заключение

Российская экономика характеризуется высоким уровнем пространственной поляризации. Несмотря на то, что с пространственной неравномерностью развития приходилось сталкиваться и в советское время, все же негативные тенденции усилились именно в 90-ые годы при переходе от плановой к рыночной экономике.

Российские регионы отличаются очень разной структурой экономики: есть несколько финансовых экономических центров, сырьевые экспортно ориентированные регионы, ограниченное количество регионов с диверсифицированной экономикой, регионы с опорой на обрабатывающую промышленность, аграрно-промышленные регионы и т.д.

Проведенный в статье анализ позволяет сделать вывод о том, что уровень поляризации связан со структурой региональных экономик. Так, регионы без опоры на какую-либо отрасль экономики, к которым относятся как регионы с высоко диверсифицированной экономикой (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирская область), так и те, в которых не сформировалась или утеряна специализация (Ивановская область, Республика Крым, Еврейская а. о. и др.), а также регионы с опорой на сырьевой сектор демонстрируют крайне высокий уровень размаха поляризации по уровню ВРП и высокий уровень размаха поляризации по показателю ВРП на душу населения.

Регионы с опорой на сельское хозяйство демонстрируют неравномерное развитие: высокий уровень относительной поляризации у национальных республик, традиционно отстающих по уровню развития; другие регионы демонстрируют средние показатели развития. Закономерно, что размах поляризации для данной группы регионов высокий.

Если не рассматривать группу аграрно-сырьевых регионов, в которую попало только три региона (Белгородская, Мурманская, Магаданская), то наилучшие показатели по уровню относительной поляризации, а также по размаху поляризации по обоим изучаемым параметрам (ВРП и ВРП на душу населения) отмечаются у регионов с опорой на обрабатывающую промышленность, а также индустриально-аграрные и аграрно-индустриальные регионы — т.е. типы регионов, которые имеют сильный сектор обрабатывающей промышленности.

В целом, регионы с опорой на промышленный сектор, более однородны по социально-экономическим показателям, в то время как сырьевые регионы и регионы с высоким развитием сферы услуг создают повышенную экономическую дифференциацию. Однако вместе с тем можно говорить о том, что регионы с опорой на обрабатывающую промышленность, на которые возложена ответственность по развитию наукоемких отраслей и высокотехнологичного производства, находятся в тяжелом положении

В 90-ые годы российская экономика столкнулась с серьезной трансформацией структуры: при падении доли промышленности и сельского хозяйства сильно возросла доля сферы услуг. Вместе с тем, как показал анализ, проведенный в данной статье, высокая доля сферы услуг в структуре экономики в целом и всех российских регионов является, в первую очередь, не является следствием перехода к постиндустриальной экономике, а может свидетельствовать о модели экспортоориентированной экономики, свойственной развивающимся странам, когда выручка от продажи сырьевых товаров позволяет развивать сектор услуг без опоры на мощный промышленный сектор с высокой долей наукоемкого производства. В современной российской экономике наблюдается перекос в сторону сырьевой промышленности, при низкой конкурентоспособности промышленного производства преобладает импорт над экспортом промышленных товаров.

На основе изучения статистических данных можно сделать вывод, что перехода в России на постиндустриальную стадию развития экономики пока не произошло. Элементы развития постиндустриальной экономики свойственны для ограниченного количества наиболее развитых регионов, высокая доля сферы услуг в остальных регионах может говорить о нарушенном равновесии между производством товаров и услуг, а следовательно высок потенциал развития промышленного сектора.

Для повышения конкурентоспособности российской экономики принципиально важно развивать высокотехнологичное и наукоемкое производство. Показатель, отражающий долю такой продукции в ВРП региона, является одним из ключевых. Однако, как показал проведенный анализ, именно промышленные регионы России находятся в более тяжелом положении. Помимо того, что малое количество регионов России выходят на целевой уровень показателя «Доля продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в валовом региональном продукте» в 25,6%, однако большинство тех регионов, которые характеризуются высокой долей наукоемкой продукции в ВРП, относятся к отстающим и депрессивным по показателю ВРП на душу населения, отстают также по уровню доходов населения, уровню бедности и темпам роста экономики, и только несколько находятся в списке регионов-середняков.


Источники:

1. Агеева О. Инвестиции не угнались за ВВП. Rbc.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2019/03/15/5c8a1d699a7947ec94b02f75 (дата обращения: 27.05.2022).
2. Алтунина В.В., Анучина Д.А. Классификация регионов Российской Федерации в контексте пространственной поляризации // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 5. – c. 1453-1474.
3. Арженовский И.В. О новой специализации регионов // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. – 2021. – № 3(67).
4. Валовой региональный продукт и валовой региональный продукт на душу населения. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/statistics/accounts (дата обращения: 23.04.2022).
5. Гамбеева Ю.Н., Кожухова Н.Н. Сравнительный анализ социально-экономического развития регионов Российской Федерации в условиях кризиса: тенденции и проблемы // Региональная экономика: теория и практика. – 2022. – № 5(500). – c. 831-863.
6. Григорьева Е.Э., Григорьев Г.П. Неустойчивость составляющих социально-экономической системы северных регионов ресурсного типа // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. – 2021. – № 4(680.
7. Губанова Е.С., Клещ В.С. Методика оценки неравномерности социально-экономического развития региона // Проблемы развития территории. – 2018. – № 6(98). – c. 30-41. – doi: 10.15838/ptd.2018.6.98.2.
8. Егорова С.В. Пространственная поляризация в региональном развитии // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. – 2010. – № 6(112). – c. 60-64.
9. Зубаревич Н.В. Региональная проекция нового российского кризиса // Вопросы экономики. – 215. – № 4. – c. 37-52. – doi: 10.32609/0042-8736-2015-4-37-52.
10. Минакир П.А. Системные трансформации в экономике. - Владивосток: Дальнаука, 2001. – 536 c.
11. Михеева Н.Н. Устойчивость российских регионов к экономическим шокам // Проблемы прогнозирования. – 2021. – № 1(184). – c. 106-118. – doi: 10.47711/0868-6351-184-106-118.
12. Монгуш Сн.П. Факторы и их влияние на социально-экономическое развитие слаборазвитых регионов Сибирского федерального округа // Региональная экономика: теория и практика. – 2020. – № 2(473). – c. 222-235. – doi: 10.24891/re.18.2.222.
13. Наумов А.С., Гладкий А.С. Поляризованное развитие и территориальное неравенство в странах Латинской Америки. IV Международный форум «Россия и Ибероамерика в глобализирующемся мире: история и современность». Istina.msu.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://istina.msu.ru/conferences/presentations/241694700 (дата обращения: 02.06.2022).
14. Кузнецова О.В. Структура экономики российских регионов и уровень их социально-экономического развития // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. – 2020. – c. 473-493. – doi: 10.29003/m275.sp_ief_ras2018/473-493.
15. Объем инвестиций в экономику Москвы. Bfm.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bfm.ru/news/466774#:~:text=Объем%20инвестиций%20в%20основной%20капитал,1%2C7%25%20превысил%20данные%202019%20года (дата обращения: 21.04.2022).
16. Отношение объема инвестиций в основной капитал к валовому региональному продукту. Fedstat.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/55367 (дата обращения: 21.04.2022).
17. Погосов И.А., Соколовская Е.А. Соотношение производства товаров и услуг как одно из равновесий современного национального производства. - М.: Институт экономики РАН, 2013. – 45 c.
18. Авдеева Д.А., Акиндинова Н.В. и др. Россия в новую эпоху: выбор приоритетов и цели национального развития. / эксперт. докл. - М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2020. – 112 c.
19. Смирнов В.В., Мулендеева А.В. Анализ ключевых показателей эффективности развития российских регионов // Региональная экономика: теория и практика. – 2020. – № 1(472). – c. 4-21. – doi: 10.24891/re.18.1.4.
20. Структура валовой добавленной стоимости по отраслям экономики 2016-2021 гг. Fedstat.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/59209#:~:text=Структура%20валовой%20добавленной%20стоимости%20Российской,основных%20ценах%2C%20умноженное%20на%20100%25 (дата обращения: 01.06.2022).
21. Структура валовой добавленной стоимости по отраслям экономики 2014-2016. Fedstat.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/59210 (дата обращения: 15.05.2022).
22. Таран О.Л., Муратова Л.И. Отраслевая асимметрия, диагностики и использование ресурсного потенциала в региональной экономике: сущность, факторы, индикативная оценка. / Монография. - Кисловодск: Тьютор, 2008.
23. Эффективность экономики России. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/11186 (дата обращения: 30.05.2022).

Страница обновлена: 15.06.2022 в 17:24:44