Личность как мишень в манипуляционных действиях бизнеса в условиях цифровизации экономики

Щепакин М.Б.1, Хандамова Э.Ф.1, Жаманкулова Д.С.1
1 ФГБОУ ВО «Кубанский государственный технологический университет», Россия, Краснодар

Статья в журнале

Лидерство и менеджмент
Том 9, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф., Жаманкулова Д.С. Личность как мишень в манипуляционных действиях бизнеса в условиях цифровизации экономики // Лидерство и менеджмент. – 2022. – Том 9. – № 2. – С. 323-342. – doi: 10.18334/lim.9.2.114581.

Аннотация:
Обозначено влияние информационного ресурса на поведение участников коммуникационных взаимодействий в системе рыночных отношений и обретение им свойств источника и инструмента формирования сознания индивидов и создания личностей, способных выступать в различных ролях и участвовать конструктивно в преобразовательных трансформационных процессах в развивающейся социально-экономической системе. Обосновывается тезис о том, что личность, являясь мишенью в манипуляционных действиях бизнеса в условиях цифровизации экономики, может сохранять свою конструктивно-созидательную миссию и важнейшую роль в изменяющемся рыночном пространстве, если в обществе создаются и поддерживаются условия для укрепления коммуникативного ядра личности. Аргументируется, что доверие обладает свойствами ключевого фактора, определяющего набор многоаспектного инструментария гибридного маркетинга и обеспечивающего устойчивый экономический рост бизнеса на основе укрепления социального вектора развития в обществе и достижения баланса интересов взаимодействующих сторон.

Ключевые слова: личность, цифровизация экономики, информационно-коммуникационный коннектор, рекламно-маркетинговый инструментарий, маркетингово-эмоциональный локатор, манипуляционное поведение, доверие, гибридный маркетинг, социальный доминатор, экономический рост бизнеса

JEL-классификация: J24, O15, M21



Введение

Изменения, происходящие в рыночном пространстве, меняют технологии и приемы воздействия бизнеса на рядового человека, который втягивается им в обменные процессы для зарабатывания субъектами предпринимательства все большей прибыли и расширения сферы своего влияния на разные целевые аудитории, отличающиеся различными признаками и характеристиками. Целевые аудитории представляют собой конкретные сегменты рынка, отражающие эти признаки и характеристики, которые могут быть общими для каждого его представителя и будут описываться набором определяющих критериев, отражающих специфику тех или иных областей жизнедеятельности человека. К наиболее общим критериям, позволяющим дифференцировать потребителей в системе рыночных отношений, относятся следующие: географические, социально-демографические, психографические, поведенческие. Их перекрестное взаимовлияние в формируемых бизнесом маркетингово-коммуникационных полях определяет успешность бизнеса в том случае, если его информационно-коммуникационное пространство становится проницаемым для получателей модуляционных сигналов от отправителей сообщений, мотивированных на расширение целевых аудиторий и «втягивание» их в долгосрочные и возобновляемые взаимодействия. Такие взаимодействия, которые отражают приверженность потребителей предлагаемым бизнесом товаров и услуг на основе доверия к нему и на основе обретенного им имиджа в глазах субъектов рынка. В рамках формирующегося и развивающегося 6-го технологического уклада существенно возрастает значимость информационно-коммуникационных технологий [1] и тех инструментов, которые вовлекаются государством, бизнесом, социумами и иными участниками социально-экономической системы для воздействия на сознание участников отношений в интересах укрепления задаваемого вектора развития общества. Ориентация на позитивный социально-экономический вектор развития общества требует корректировки и трансформации поведения участников отношений в условиях изменяющихся рыночных реалий. Информационный ресурс во всем многообразии его воплощения в условиях цифровизации экономики и новой реальности становится мерилом дистанцирования интересов взаимодействующих (и противоборствующих) сторон, имеющих свое собственное представление о ценностных ориентирах, морально-нравственных нормах, о параметрах совести и справедливости, а также о векторе развития общества и личности.

Информационный ресурс, формируемый разными участниками рынка, становится ключевым рычагом для изменения состояния бизнеса и источником формирования сознания индивидов, вовлекаемых в рыночные обмены в разном качестве – или в роли товаропроизводителя, или посредника, или партнера, или потребителя (клиента). Формируя личностную позицию человека в отношении оценки происходящего в его внешнем окружении (рыночном, социальном, экономическом, геополитическом и др.) и в оценке восприятий им его внутреннего состояния, бизнес своими действиями манипуляционного характера выстраивает поле (или цепочку) управленческих решений для достижения тех или иных целей тактического и стратегического характера. Для этого бизнесом вовлекается инструментарий разного происхождения (рекламно-маркетинговый, мотивационно-поведенческий, этико-психологический и т.п.), видоизменяющийся в процессе расширения возможностей рынка по виртуализации коммуникационного пространства, для массированных и целенаправленных воздействий инициаторов обращений на рядового индивида и на социумы. Личность всегда была в центре пристального внимания элит разного происхождения (политических, экономических, предпринимательских, национальных, религиозных и иных) как мишень для воздействия на его сознание и подсознание для достижения желаемых ими результатов, поскольку интересы рядового человека чаще всего расходились с их интересами по ключевым параметрам. Держатели крупных капиталов и масштабного бизнеса всегда были «заточены» на такие управленческие решения в пределах их интересов, компетенций и возможностей (ресурсных, административных, организационных, политических, социоэкономических и др.), которые позволяли бы им зарабатывать все больше и больше с наименьшими усилиями на достижение и ускоренное воплощение ими желаемых целей без оглядки на социальный вектор развития общества.

В условиях нового реального и серьезно изменившегося (под воздействием геополитической деформации установок сильнейших игроков мира) внешнего окружения управленческие решения, формируемые национальным бизнесом, должны быть таковыми, которые способны обеспечить его субъектам занятие ими выгодных конкурентных позиций [2,3]. Но без манипулирования (позитивного, негативного, внеправового, психологического, симуляционного и т.п.) [4] сознанием, эмоциями, поведением участников отношений в маркетингово-коммуникационных полях субъектов бизнес не представляет возможным обеспечивать решение задач, обозначаемых собственниками ресурсов и капиталов в интересах последних, невзирая на круг социальных проблем, которые должны решаться параллельно в интересах общества и рядового человека. Информационные ресурсы, вовлекаемые бизнесом в практическое обращение в социально-экономическом пространстве, интегрируют разнообразные сведения, получаемые им из разных источников. Они требуют своей формализации для целей использования, но в том виде отображения их сущности (содержательном, креативном, социоэкономическом, нравственном, психологическом и ином), в которой их «потребление» участниками рынка будет рациональным, конструктивным, позитивным и продуктивным для всех участников взаимодействующих сторон. При манипулировании поведением человека начинает преобладать прагматика, в рамках которой повышается ценность материального ресурса (в том числе денег) в сознании индивидов и укрепляется тренд на получение личной выгоды как мерила достижения успеха в жизни. В условиях меняющегося состояния внешнего окружения происходит существенная деформация системы ценностей человека, выступающей «тонкой» социальной категорией на этапах значимых преобразований в обществе. Такая деформация связана чаще всего с массированным давлением на личность (и на индивида как носителя свойств личности) манипуляционных приемов (в разных их комбинациях и наполнении), используемых внешними субъектами рынка и заинтересованными участниками отношений (государством, бизнесом, частными лицами, социумами) для воздействия на сложившуюся ментальность русского человека (прежде всего патриотическую) в их стремлении оказать нужное им влияние на осознанный выбор индивидом тех или иных решений. Манипулирование сознанием человека (идентифицирующего себя как личность) должно настраиваться инициаторами воздействий на конструктивно-позитивное реагирование им на происходящие в социально-экономической системе изменения (преобразования, действия), предусматривающие и ориентируемые обществом на экономический рост, повышение благосостояния граждан, на укрепление социальной справедливости и удовлетворение потребностей рядового человека.

Виртуальное пространство формирует новый коммуникационный уклад, в рамках которого нарастает противостояние разнополярных информаций, влияющих и на развитие бизнеса, и на сознание рядовых граждан, и на преобразования в обществе, и на ценностные установки личности, и на всю систему социальных отношений. Однако существует табуирование тех тем, которые раскрывают тенденцию в превалировании псевдоправдивых информационных атак на широкий круг разных целевых аудиторий. Манипулирование информационными воздействиями в социоэкономическом пространстве на рядового человека становится обычным «делом», когда преобладает прагматика и когда ценность денег становится настолько велика, что она обретает свойства мерила успеха жизни человека, подвергающегося извне постоянному «давлению» со всех сторон с разной степенью интенсивности и мотивированности. Человека по жизни ведет система ценностей, и именно тех, которые соответствуют его ментальности и которые осознанно им выбираются. Именно этот выбор и является «узким местом», на которое нацеливаются манипуляции внешних агентов рынка и «эксплуатируются» ими для получения тех или иных благ заинтересованными лицами.

В таком манипуляционном процессе информационный ресурс расширяет спектр своих свойств как: а) источника поддержания бизнесом своих позиций на конкурентоспособном уровне; б) инструмента модуляционных воздействий субъектов отношений на получателей сообщений, формирующего сознательное и бессознательное восприятие сути того, что наполняет контент обращений; в) интегратора различных представлений (социальных, психологических, поведенческих, коммуникационных, мотивационных, морально-нравственных и иных) взаимодействующих сторон об участниках совокупного маркетингово-коммуникационного пространства; г) катализатора поведения личности, наделенной присущими ей свойствами, особенностями и характеристиками, посредством воплощения ею тех или иных действий во всем комплексе выполняемых человеком операций при осуществлении профессиональной деятельности (функциональных, коммуникационных, организационных, маркетинговых и др.) в интересах укрепления социального вектора развития общества, гуманизации социально-экономических отношений и более полного удовлетворения ожиданий рядового человека.

Гипотеза исследования состоит в утверждении, что личность, являясь мишенью в манипуляционных действиях бизнеса в условиях цифровизации экономики, может сохранять свою конструктивно-преобразовательную миссию и положительную роль в изменяющемся рыночном пространстве только в том случае, если будет укрепляться коммуникативное ядро личности (авт. ‒ представляет собой единство отражения, отношения и поведения, проявляющееся во взаимодействии личности с различными участниками коммуникационных полей и с другими людьми или социальными группами), а доверие к бизнесу и иным участникам рынка, создаваемое личностями в коммуникационных полях взаимодействующих субъектов, обретет свойства ключевого фактора в формировании инструментария гибридного маркетинга [5] в системе социально-экономических отношений в российском обществе.

Целью исследования является построение такой модели управления экономическим ростом бизнеса и его конкурентоспособностью, в рамках которой: а) личность (с ее свойствами, характеристиками, ментальностью и социальным самосознанием) становится ключевой фигурой, действующей в условиях диджитализации социально-экономического пространства и реального состояния рыночной среды; б) источником формирования интегративного мультипликативного эффекта при функционировании бизнеса становится обеспечение рациональной взаимосвязи между факторами и ресурсами (и в первую очередь информационными), включаемыми им для воплощения желаемого поведения субъектов (во всех его проявлениях), адекватного создаваемым и идентифицируемым образам взаимодействующих участников рынка; в) возможно обеспечить настройку интегративного маркетингового коммуникационного поля участников рынка на достижение гармонизированного баланса их интересов посредством аккумулирования ресурсов на ключевых направлениях развития общества, ориентации бизнеса на выбранный вектор социально-экономического развития российской системы и укрепление конструктивно-позитивного общественного самосознания.

Методы исследования: категориальный анализ, диагностика состояния определяющих факторов, индукция, обобщение, идентификационный анализ, анализ социально-экономической среды, системная оценка противоречий и разногласий, статистический и экономический анализ, экспертных оценок, моделирование.

Развитие рекламно-маркетингового инструментария на основе

укрепления доверия к действиям бизнеса в условиях

цифровизации экономики

Укрепление позиций цифровизации в социоэкономической сфере развивающегося общества имеет две тенденции: с одной стороны, введет к необходимости структурной трансформации бизнес-процессов и поиска новых моделей ведения предпринимательской деятельности с применением цифровых технологий [6], а с другой – наполняет виртуальное пространство потоками информации, способными оказывать существенное влияние на сознание индивидов, видоизменяя их ценности, поведение, эмоционально-психологическое восприятие происходящих вокруг них событий и явлений. Следует помнить о том, что цифровизация не должна нести в себе идеологию тех, кто относит себя к «правящим» элитам, обладающим ресурсами разного характера, используемыми ими для личного обогащения и заботящихся только о приращении своих капиталов. Использование цифровых технологий на новых маркетингово-коммуникационных платформах (стабилизационных площадках) [27] формирует экспоненциальный рост многообразной разветвленности коммуникаций, а также количества и качества выстраиваемых взаимосвязей и бизнес-моделей между разными участниками рынка (между обществом, государством, бизнес-структурами, социальными институтами и индивидами) [25].

Цифровизация социально-экономических процессов в системе внутренних и внешних взаимодействий субъектов существенным образом повлияла на рекламно-маркетинговый инструментарий управления преобразованиями во всех сферах жизнедеятельности общества [7]. Она изменила наполнение информационных воздействий на участников различных моделей построения отношений между основными акторами социального и рыночного пространства. В частности, повысилась роль личности в таких моделях, как G2C (государство и граждане), G2B (государство-бизнес), G2G (отношения внутри государственных структур), B2B (бизнес-бизнес), B2C (бизнес-потребитель) [8]. В этих моделях центром воздействия становится человек во всех его ипостасях [26]: и как потребитель, и как работник, и как личность, и как социум со всеми его притязаниями и ожиданиями от общества, государства и внешнего окружения (ближайшего и отдаленного). Виртуализация социально-экономического пространства и маркетингово-коммуникационного окружения субъектов отношений привела к тому, что усилился «когнитивный диссонанс» [9] по причине появления новых условий получения той или иной информации, мотивированно наполняемой разными отправителями сообщений множеством перекрестных (и в значительной степени фальсифицированных по многим параметрам их воплощения) контентов. Последние представляют собой информационные вбросы («сливы») вполне конкретной направленности, адресности и желаемого предназначения (в части достижения того или иного результата). Ориентация человека в своем поведении на теорию когнитивного диссонанса Л. Фестингера (1957 г.) означает для личности создание в себе такой мотивировки, которая настраивается на редуцирование диссонанса (и прежде всего психологической некомфортности) в направлении достижения гармонии (консонанса) за счет стремления избегать неприятных (опасных и иных) ситуаций и за счет усвоения (и принятия) информации, порождающей его. Внутренняя гармония личности зависит от согласованности в ней мыслей, способностей, знаний, ценностей, верований и норм жизни (во всех окрасках повседневной жизни).

Возрастание маркетингово-поведенческой миопатии субъектов в условиях нестабильного рынка и беспорядочного нарастания взаимодействий в виртуальном пространстве подхлестывается информационными шумами (в том числе адресными информационными атаками), которые дестабилизируют внутренний маркетинг субъекта предпринимательства, отображая как в зеркале маркетингово-рекламный иммунитет индивида из-за нахлынувшего потока квазиинформации [26].

Сложность установления разницы между объективной информацией и субъективной [10], наполняемой разными контентами с разными креативными и изобразительными формами, создает благоприятные условия для формирования источника огромного количества манипуляций, представляющих собой социально-психологический феномен. Манипуляция представляет собой такой вид деятельности заинтересованных лиц, который ставит своей целью изменять восприятие информационных сигналов и поведение людей (социального, маркетингового, коммуникационного и иного) при помощи скрытой, обманной и принудительной тактики в интересах манипуляторов (собственно заказчиков таких информационно-психологических и конъюнктурно-политических воздействий).

Исследования феномена информационного воздействия отправителей сигналов (сообщений) на сознание личности и на поведение разных целевых аудиторий проводились зарубежными и отечественными учеными в течение многих десятков лет, которые сформировали различные (собственные в содержательном толковании) точки зрения на развитие коммуникаций, и в том числе на построение моделей коммуникационных обменов (Luhman N., Roszak Th., Lasswell H., Berger A., McQuail D., Windahl S., Greenberg B.S., Salwen M.B., Маклюэн М., Шиллер Г., Почепцов Г.Г., Эриксон Г., Тоффлер Э., Дубровский Д.И. и др.).

Ускоренное и широкое в разных аспектах развитие сети коммуникаций в цифровой среде трансформирует инфосферу, оказывая существенное влияние на все стороны социальной, личной и профессиональной жизни человека под воздействием разнонаправленной и многогранной по охвату информации. Это обстоятельство не находит адекватного отражения в существующих моделях коммуникационных обменов. В этих моделях не рассматриваются противоречия, раскрывающие разницу между собственно информацией и теми смыслами, которые она несет. А это именно то, что сегодня в условиях цифровизации и виртуализации взаимодействий субъектов рынка дает возможность отправителям сообщений и сигналов разного характера (политического, экономического. маркетингового, рекламного, социального, психологического и т.п.) влиять на сознание личностей и создавать условия для фальсификаций и манипуляций, обладающих свойствами активной формы воздействия на поведение индивидов (личностей) путем подавления их волеизъявления и внушения им неспособности быть значимыми и оказывать хоть сколько-нибудь значимое воздействие на принятие тех и иных решений разной направленности и масштаба [11]. Расширение понимания природы информационного давления как специфического ресурса для воздействия на сознание людей (и человекоцентричного ресурса, в частности) дает основание выстраивать модели управления информационными потоками в интересах социального и экономического развития общества и самого человека. И в этих моделях личность не должна стать мишенью манипулятивных действий бизнеса и иных заинтересованных лиц (наделенных властью, собственностью, капиталом и т.п.) для наращивания их выгод разной направленности (экономической, политической, имиджевой, социальной, маркетинговой и др.). Именно манипуляция сознанием людей является источником того вреда, который наносится ею развитию общества и всей системе межсубъектных отношений.

Управлять рационально в условиях трансформирующегося рынка и усиления внешнего санкционного давления со стороны Запада возможно, если изменять интенсивность, содержание и качество информационного воздействия в цифровой среде, выстраивая бизнес-процессы в направлении укрепления конкурентных позиций субъектов на основе повышении доверия к самому субъекту [12, 2] и к тому имиджу, который формируется в сознании широкого круга лиц, самоутверждающихся в том, что они являются личностями, а не «рабами» чужой воли. Нынешний геополитический фон противостояния России и Запада обозначил в качестве краеугольного камня информационной войны такой динамичный и изменчивый в своих проявлениях инструмент воздействия как информационная атака [13]. Она наиболее отчетливо и многополярно проявляет свои подлинные псевдоправдивые «образы» в эпоху цифровизации экономики. Информационно-коммуникационное пространство усиливает закрепление и проявление таких его свойств как трансграничность (от авт. ‒ «проницаемость» пространства и возможность установления и осуществления экономических и социальных связей), а также открытость, доступность и анонимность, способные влиять на человека через расширение социальной информационной инфраструктуры в направлении сокрытия отправителя воздействий на разные целевые сегменты получателей информации, преследующего свои корыстные цели и радеющего за собственные интересы на основе мошеннических действий и негативных симуляций [14]. Участник коммуникационного поля должен обладать коммуникационной компетентностью, формируемой в процессе получения и обработки им той или иной информации, которая имеет тенденцию наполняться масштабными потоками псевдоинформации, деформирующей состояние инсайдерского «наполнения» личности во всех аспектах его проявления. Расширяется влияние сетевого импринтинга в цифровой среде как механизма закрепления в памяти личностей признаков, определяющих различные формы нравственно-этического и социального поведения человека, охватывающего не только бытовую жизнь, но и профессиональную и иную деятельность при построении маркетинговых и других взаимодействий в системе коммуникационных полей общества и бизнеса.

При рассмотрении набора рекламно-маркетингового инструментария воздействия бизнеса на рядовых людей (и работников) важным становится включение мультипликаторов разных направленностей (мотивационного, коммуникационного, маркетингового) в механизм наращивания информационно-поведенческой эмпатии, которая отражает отклик личности на внешнее информационное воздействие через набор присущих ему свойств и характеристик (эмоциональных, когнитивных, поведенческих, мотивационных и иных), которые идентифицируют эмоционально-поведенческий «образ» человека, существующего и заявляющего о себе «в полный рост» во вполне определенной и постоянно меняющейся реальной среде.

Важно отметить то, что информационная среда, настраиваемая определенными заинтересованными игроками рынка (в том числе и манипуляторами разных мастей) для получения ими желаемого результата, эксплуатирует доверие и превращает его в псевдодоверие людей. Она изменяет паттерны маркетинговых и рекламных воздействий на них и на целевых потребителей (и иных участников взаимодействий) нестабильного и трансформирующегося рынка, который развивается в условиях бесконтрольно разрастающегося виртуального пространства. Квазиинформация подменяет накопленные знания реального масштаба и характера, тем самым усиливая рост невежества и негативно сказываясь на саморазвитии личности, подвергающейся давлению фальсифицированной информации (в рекламно-маркетинговом, социальном, политическом нравственном и иных аспектах), наиболее отчетливо проявляющей свое отрицательное «лицо» в медиареальности. Рекламно-маркетинговый инструментарий (в том числе в форматах пропаганды, а также PR в разных его формах и представлениях) «втягивается» в процессы навязывания стереотипов (шаблонов и «картинок» нужного содержания), формируя базу для манипулирования поведением субъектов и их сознанием [15,16]. Л. Липпман утверждал, что, несмотря на лабильность личностей (в первую очередь эмоциональную) по разным причинам (внешним, внутренним), стереотипы (авт. ‒ шаблоны мышления) являются неадекватными присущей им сути. Тем самым они деформируют восприятие и описание в сознании человека окружающей действительности, что особенно четко наблюдается (и прослеживается) в условиях виртуального пространства. Поведение человека выстраивается в соответствии с тем, как он воспринял те или иные акты действительности, преподносимые в нужном толковании средствами коммуникаций, определяющими обеспечение и качество информации и мнений. В рамках социальных сетей формируются определенные виды поведения субъектов и индивидов (в разных сферах их деятельности), а также формируются образы того, что допустимо, что недопустимо, и как надо действовать в самых разных обстоятельствах их коммуникаций в границах объективной реальности. Нарастает коммуникационно-поведенческая ассиметричность, которая становится отображением информационной агрессивности в виртуальной среде, и которая должна «гаситься» усилиями бизнеса и власти посредством совершенствования рекламно-маркетингового инструментария [17], выстраиваемого на основе укрепления доверия человека (ощущающего себя личностью) к принимаемым решениям субъектами рыночных отношений в формируемых ими маркетингово-коммуникационных полях, поддерживаемых обществом и государством.

К разработке модели управления экономическим ростом бизнеса в условиях диджитализации маркетингового-коммуникационного пространства

Современный этап трансформационных преобразований в российской социально-экономической системе ориентирован на моделирование сбалансированных по ресурсам сценариев устойчивого развития [18]. И в этом механизме важным фактором становятся такие категории как «ложь», «правда», «псевдоправда», «доверие» [17]. Они должны приниматься во внимание при разработке моделей устойчивого экономического роста системообразующих сфер экономики и при осуществлении позитивных преобразований в системе рыночных отношений. Табуирование «псевдоправды» создает неблагоприятные условия для накопления потенциала информационно-маркетинговых и подобных им атак в различных сферах жизнедеятельности общества на неосведомленного и обманываемого потребителя и иного участника коммуникационных отношений, осознающего порой себя жертвой мошенников и лжецов, действующих в их недоступной досягаемости человеком в рамках виртуальной среды. В Библии сказано: «Помышление праведных – правда, а замыслы нечестивых – коварство» [19]. И поняв это, следует об этом помнить и противостоять этому во благо справедливости и благополучия человека, заявляющего о себе как о личности.

На рисунке 1 представлена модель управления экономическим ростом бизнеса в условиях усиления манипулирования сознанием личности при виртуализации информационно-маркетингового воздействия на участников отношений при выборе субъектами и индивидами их маркетингового и иного поведения. В этой модели доверие как адекватный идентификатор «образа» субъекта определяет характер его возможного поведения в условиях увеличения объемов информационных потоков и их многоаспектного воплощения в системе обменных операций.

Рисунок 1 – Управление экономическим ростом бизнеса в условиях усиления манипулирования сознанием личности в виртуальном пространстве

Обозначения: 1 – маркетингово-эмоциональный локатор (МЭЛ); 2 – информационно-коммуникационный коннектор; 3 – информационный аккумулятор; 4, 5, 16, 17 – сигналы разного происхождения; 6 – мотивация; 7 – эмоции; 8 – характер; 9 – воля, энергия; 10 – способности; 11 – социальные нормы и установки; 12 – нравственные и моральные качества; 13 – поведение; 14 – модуляционные воздействия разного контента и происхождения от инициаторов сигнала; 15 – фокусирование воздействий на разные целевые аудитории;

– симуляционное воздействие (позитивное);

– симуляционное воздействие (негативное)

Информационные сигналы дифференцируются по различным параметрам в информационно-коммуникационном коллекторе субъекта и направляются в виде разных сообщений в адреса целевых сегментов потребителей и иных рыночных агентов. Идентификационное кольцо субъекта выступает тем маркетингово-коммуникационным полем, в котором выявляются реальные образы получателей сообщений и формируются решения в отношении того или иного маркетингового поведения субъектов и их персонала.

Социальные установки субъектов рыночных отношений, формируюших социальный доминатор [20] в обществе, определяющий реальный тренд на достижение справедливости и укрепление социально-экономического вектора развития во благо рядового человека [21], должны способствовать разрешению противоречий между субъектами и созданию условий для осуществления преобразований разного характера на основе реинжиниринга бизнес-процессов. Но без гиперболизации «стержня» гуманистических представлений о нравственности, о ценностных ориентирах, о значимости человеческого достоинства в общественном сознании российского социума, которые должны поддерживаться и воплощаться государством и бизнесом в принимаемых решениях в интересах удовлетворения потребностей человека в его стремлениях и желаниях [22, c. 132], не представляется возможным в условиях сегодняшней реальности. Речь идет о тех запросах, желаниях и устремлениях, которые реализуются в процессе коммуникационных обменов, в самовыражении, в действиях и поведении индивидов (субъектов) и собственно в гомеостазе личности (способности сохранять постоянство своего внутреннего «Я») в системе рекламно-маркетингового давления внешнего окружения на ее сознание.

Ключевым звеном в модели управления экономическим ростом бизнеса в условиях усиления им манипулирования сознанием личности становится маркетингово-эмоциональный локатор (МЭЛ) [23], представляющий собой комплексный инструмент управления реакциями получателей сообщений разного контента и направленности в интересах создания предпосылок для преобразований бизнес-процессов и адаптации маркетингового (и иного) поведения участников отношений в условиях модернизации экономики и деглобализации отношений в процессе наращивания масштабных санкций Запада против России.

Маркетингово-эмоциональный локатор наделен свойствами действенного «формирователя» импульсов разного характера (по качеству, масштабу и содержанию) для получения тех ответных сигналов, которые являются «продуктом» грамотного дифференцирования потоков информации (в том числе рекламной, маркетинговой и иной) в информационно-коммуникационном коннекторе [24] для ее конструктивно-созидательного «потребления» получателями сообщений в условиях маркетинговой мимикрии к преобразовательным процессам. Фокусирование воздействий в рамках адресной направленности их на те или иные целевые группы (индивидов и иных социумов) позволяет выстраивать гибридный маркетинг бизнеса на принципах комплексности, многоинструментарности, проницаемости воздействий и интегративности усилий для достижения поставленных целей и сохранения завоеванных конкурентных позиций даже в условиях нарастания ограничений разного порядка (ресурсных, рыночно-конъюнктурных, соционравственных, прагматико-поведенческих и др.)

Маркетингово-эмоциональный локатор как интегратор воздействий (сигналов разного характера и содержания от разных субъектов рынка (а именно, потребителей, инвесторов, партнеров, предприятий разных отраслевых и функциональных сфер деятельности, структур власти и управления и иных социумов) ориентирован на получение от них ответных сообщений (в виде разноокрашенных сигналов, эхо-эффекта), накапливаемых в информационном аккумуляторе, заполняющем информационно-коммуникационный коллектор для дальнейшего адресного использования в интересах удержания субъектами их конкурентных позиций и создания предпосылок для экономического роста. Он является инструментом, предназначенным для определения круга мотивированных к сотрудничеству и взаимодействию субъектов (юридических и физических лиц, и иных социумов) и установления их «удаленности» от интересов инициатора воздействий. При этом учитываются характеристики и свойства личностей, принимающих на себя ответственность за результаты действий бизнеса, а также характеристики индивидов, отвечающих откликами на получаемые извне сигналы, выступающие их ответными реакциями на информационно-маркетинговые и иные воздействия и являющиеся «продуктом» их осознанного или неосознанного выбора.

Псевдоправда в рекламно-маркетинговом обращении бизнеса к индивиду и к личности (авт. ‒ носителю сознания и самосознания, наделенному совокупностью социально значимых свойств, отношений и действий, сложившихся в процессе развития человека и определяющих его поведение) становится мейнстримом в манипулировании информационно-коммуникационными воздействиями субъектов рынка на потребителей товаров (услуг) и иных социумов, что сдерживает экономический рост в обществе, ослабляет инновационный характер преобразований и снижает конкурентоспособность бизнеса и национальной экономики в целом.

Заключение

1. Личность в условиях цифровизации экономики и виртуализации информационно-коммуникационного взаимодействия различных участников отношений становится, с одной стороны, ключевым фактором в позитивных трансформационных преобразованиях в социально-экономической системе, а с другой – мишенью в манипуляционных действиях бизнеса и других социумов, преследующих свои корыстные цели и отстаивающих интересы узкого круга субъектов, обладающих ресурсами, капиталами и иными рычагами воздействия на рядового человека.

2. Доверие, выступая важнейшим инструментом формирования цивилизованного маркетингового и иного поведения субъектов, позволяет сохранять и укреплять социальное равновесие в обществе, содействовать укреплению конкурентных позиций субъектов предпринимательства, а также формировать такой мотивационный вектор поступательного движения, который способен интегрировать усилия взаимодействующих сторон на построение социально справедливого общества, в котором могут быть гармонично сбалансированы интересы многих участников взаимодействий. Доверие обретает свойства триггера маркетингового поведения субъекта, который активизирует преобразующие свойства бизнеса в процессе действия коммуникационного фактора и включения мотивационного фильтра, формирующего личность при обработке ею поступающей разнонаправленной информации (как извне, так и внутри бизнеса).

3. Предложена модель управления экономическим ростом бизнеса в условиях усиления манипулирования сознанием личности в виртуальном пространстве, аккумулирующая три компонента ее наполнения: а) понятийный (содержательный) с точки зрения установления природы протекающих процессов и явлений в системе выстраиваемых в обществе маркетингово-коммуникационных отношений; б) процессный (с точки зрения воплощения взаимосвязей факторов, определяющих возможности вовлечения тех или иных ресурсов для решения задач экономического роста бизнеса); в) инструментарный (определяющий набор тех методов, средств и ресурсов, вовлекаемых для воздействия на сознание человека в условиях диджитализаци социально-экономического пространства в интересах манипулирования его поведением во благо справедливости и укрепления социального вектора развития в обществе).


Источники:

1. Филин С.А. Концепция технико-научно-технологических циклов // Экономика и управление. – 2014. – № 45(372). – c. 29-45.
2. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф. и др. Управление конкурентными преимуществами бизнеса в регионе. / Монография. - Краснодар: Изд. ФГБОУ ВО «КубГТУ», 2018. – 208 c.
3. Дробот Е.В. Управление конкурентоспособностью национальной экономики в условиях глобализации. / Монография. - Санкт-Петербург: Троицкий мост, 2015. – 224 c.
4. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. / Пер. с англ. - М.: Мысль, 1980. – 326 c.
5. Щепакин М.Б. Гибридный маркетинг как инструмент развивающегося digital-пространства // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 11. – c. 2513-2536. – doi: 10.18334/epp.11.11.113796.
6. Олейникова Ю.А. Вызовы и модели развития бизнеса в условиях прогрессии цифровой экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1415-1426. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41294.
7. Щепакин М.Б., Соболь А.В. К развитию рекламно-маркетингового инструментария в среде Интернет // Экономика, предпринимательство и право. – 2005. – № 8. – c. 2005-2026. – doi: 10.18334/epp.11.8.113119.
8. Щепакин М.Б. Рекламно-маркетинговое манипулирование поведением субъектов при управлении экономическим ростом бизнеса в условиях диджитализации рыночных отношений // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 1. – c. 81-102. – doi: 10.18334/epp.12.1.114062.
9. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. / Пер. с англ. - М.: Эксмо, 2018. – 256 c.
10. Владимирова М.Б. Информационное воздействие: механизмы и защита // Вестник Челябинского государственного университета. – 2015. – № 5(360). – c. 64-70.
11. Черникова В.Е. Манипуляция массовым сознанием как феномен информационного общества // Теория и практика общественного развития. – 2015. – № 3. – c. 141-144.
12. Khandamova E.F., Shchepakin M.B., Bazhenov Y.V. Managing the competitive position of the enterprise by activating the tools of its marketing behavior // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 3-2(80). – p. 1168-1175.
13. Коцюбинская Л.В. Информационная атака: понятие и онтологические свойства // Политическая лингвистика. – 2017. – № 6(66). – c. 106-111.
14. Трысячный В.И., Зыза В.П., Ишханов А.В., Мишулин Г.М. и др. Экономическая безопасность России в условиях глобальных вызовов: подходы и решения. / Монография. - Краснодар: Изд. ФГБОУ ВО «КубГТУ», 2018. – 344 c.
15. Лукьященко И.Е. Концепция стереотипов У. Липпмана. Плюсы и минусы // Вестник Кыргызско-российского славянского университета. – 2018. – № 7. – c. 36-40.
16. Липпман У. Общественное мнение. / Пер. с англ. - М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. – 384 c.
17. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф., Ивах А.В., Федин С.В. Управление конкурентной позицией предприятия на основе повышения доверия к бизнесу // Вестник Астраханского государственного технического университета. – 2017. – № 2. – c. 7-21. – doi: 10.24143/2073-5537-2017-2-7-21.
18. Путин В.В. Путин призвал создать механизмы для устойчивого развития России. РИА Новости. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20201113/razvitie-1584488753.html (дата обращения: 16.03.2022).
19. Ветхий Завет. - М.: Российское библейское общество, 2003. – 603 c.
20. Щепакин М.Б. Управление антикризисным маркетинговым поведением субъекта в условиях выбора им социального вектора развития // Вестник Астраханского государственного технического университета. Серия: Экономика. – 2019. – № 2. – c. 101-120. – doi: 10.24143/2073-5537-2019-2-101-120.
21. Щепакин М.Б. Социальный «человечек» − ключевой ресурс инновационных преобразований в антикризисном управлении экономикой // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 1. – c. 61-86. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111623.
22. Динейкина Е.В. Духовно-нравственное становление личности в условиях трансформации современного российского общества. / дис. … канд. фил. наук. - Пятигорск, 2020. – 171 c.
23. Щепакин М.Б. Маркетингово-эмоциональный локатор бренда – конструктор инновационных модернизационных преобразований в производственной сфере // Известия высших учебных заведений. Пищевая технология. – 2021. – № 1. – c. 107-113. – doi: 10.26297/0579-3009.2021.1.25.
24. Щепакин М.Б. Информационно-коммуникационный коннектор в обеспечении экономического роста производственной сферы // Известия высших учебных заведений. Пищевая технология. – 2021. – № 5-6. – c. 108-115. – doi: 10.26297/0579-3009.2021.5-6.20.
25. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф. Формирование системы рекламно-маркетингового обеспечения при разработке стратегии управления устойчивым развитием бизнеса // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 9. – c. 2147-2174. – doi: 10.18334/epp.11.9.113237.
26. Щепакин М.Б. Внутренний маркетинг как инструмент управления конкурентоспособностью бизнеса // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 12. – c. 2671-2694. – doi: 10.18334/epp.11.12.113911.
27. Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф., Губин В.А. Компоненты программы структурной модернизации промышленности региона // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 9. – c. 2319-2338. – doi: 10.18334/epp.10.9.110819.

Страница обновлена: 20.05.2022 в 14:04:41