Почему Австралия превращается в развитого ведомого игрока глобального и регионального пространства

Захарьев Я.О.1
1 МГИМО (У) МИД РФ

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Захарьев Я.О. Почему Австралия превращается в развитого ведомого игрока глобального и регионального пространства // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 3. – С. 557-564. – doi: 10.18334/eo.11.3.113403.

Аннотация:
В статье предпринята попытка ответить на вопрос, почему Австралия превращается в ведомого игрока за такое короткое время, имея курс ведущей державы региона. Описаны ключевые проблемы и предпосылки, которые объясняют данную тенденцию в условиях эпохи волн глобального экономического кризиса и пандемии COVID-19. Указаны внутренние проблемы, влияющие на происходящие процессы в стране.

Ключевые слова: Австралия, региональная экономика, мировая экономика, ведущие страны, ведомые страны, развитые страны, экономическая стратегия, экономическая стратегия ведомой страны, лобби США

JEL-классификация: F01, F02, F44, F51, F54, F63, F68



Введение

Еще в 2018 году ряд экспертов отмечали особый статус Австралийского Союза в регионе Океании и мире как ведущего игрока. Однако ситуация меняется драматически последние 2019–2021 гг.: волны глобального экономического кризиса 2008 г., пандемия COVID-19, отсутствие эффективной стратегии построения деловых отношений с государствами – партнерами по традиционным и новым каналам [14, 20] (Drobot, 2020; Makarov, Drobot, Avtsinova, 2020). Выборы в парламент, меняющие векторы разнообразного лобби в Канберре, открытая конфронтация правительства Австралии с КНР приводят к сокращению инвестиций в национальную экономику страны, но Канберра отказывается видеть реальность, предпочитая и дальше вести убыточную стратегию.

Цель статьи – показать специфику перехода курса Австралии с позиций ведущего игрока в позицию ведомого, даже если это вредит государственным долгосрочным интересам, с разрастающимся ущербом.

Тенденции к такому развитию событий были заложены еще во время Тони Эббота, когда агрессивная бездумная экспансия ведущей экономики Океании привела к ухудшению отношений со странами АСЕАН, части бизнеса хуацяо Австралии, компаний из КНР, РФ (наименее повлияли). Помимо этого, Канберра открыто давила на развивающиеся страны Южного Тихоокеанского региона (ЮТР) [1–6, 15, 17, 22] (Skorobogatyh, 2011; Gerasimenko, 2019; Drobot, 2012; Drobot, Rybalko, 2020; Drobot, 2020). Эти и другие действия сформировали представления об Австралийском Союзе у зарубежных стран как агрессивном проблемном партнере [10, 19] (Leshchenko, Ermolovskaya, Nikulin, 2020). Развивающиеся страны ЮТР после такого курса Канберры [2–5] стали искать диалога с Новой Зеландией, в т.ч. по линии ее военного сотрудничества (МАР), в Океанию активно идут китайский капиталы КНР и Юго-Восточной Азии, произошел референдум отделения Бугенвиля от Папуа – Новой Гвинеи в конце 2019 года. На саму Австралию оказывалось мощное давление США и Соединенного Королевства снижать объем деловых проектов с КНР, более того, выступать [2–5] на любом уровне, а также передавать контракты добывающего сектора американским компаниям [2–5].

Здесь, справедливости ради, произошел сбой [2–5, 10, 16] (Drobot, Makarov, Lesnyh, Tatarinova, 2021): американцы не в состоянии заменить китайские капиталы на рынке Австралии так, чтобы страна получала тот же объем инвестиций без потерь при разрыве отношений с китайским бизнесом не только КНР, но и хуацяо других государств. Это ухудшает и международный инвестиционный климат, побуждая инвесторов других национальностей вкладывать в другие государства ЮТР: в Новую Зеландию, французские территории, Фиджи, Соломоновы острова, Палау и так далее [13, 17] (Balashov, Dzhavadov, 2019; Drobot, Rybalko, 2020).

Помимо этого, внутренние проблемы Австралийского Союза обостряются: истощение почв зон сельского хозяйства, наступление пустыни, изменение трудовых миграционных потоков до и в эпоху пандемии [2–11] (Gerasimenko, 2019; Mosolova, 2019; Nemchinov, 2019; Skorobogatyh, 2019). Отдельно следует отметить и истощение месторождений других ценных природных ресурсов, которые ранее получали существенные китайские инвестиции [9]. Но если Пекин быстро решил вопрос импорта линеек из других стран, то Канберра так и не создала работающую стратегию, покрывающую ущерб [10, 11].

Не желая видеть объем ущерба, который ранее уже стоил карьеры Эбботу, австралийские власти в уверенности, что сохранят свои посты, открыто идут на продолжение парадигмы ухудшения отношений с КНР и усиления стратегии соглашательства с США по любому вопросу на международной арене. Такая солидарность с растущим ущербом приводит как к экономическим потерям, так и утрате престижа Канберры как самостоятельного игрока [2–5]. Падает и рейтинг доверия у населения, что влияет на изменения паритета партий в парламенте [1, 9] (Skorobogatyh, 2011; Skorobogatyh, 2019).

Пекин не остается в долгу у Канберры [2–5, 10–12]. Более того, прибыль китайского бизнеса растет за счет вытеснения Австралии из ниш в Океании [2–5, 12], Юго-Восточной Азии и других регионах мира. Китай регулярно проводит научные ситуационные анализы международных экспертов [18, 21] (Krapchina, Mishina, Vlazneva, 2020; Pankratova, 2018), в т.ч. в Российской Федерации, через интернет-каналы с целью получить широкий взгляд по перспективам дальнейшего ухудшения китайско-австралийских отношений, а также для работы над ошибками по курсу вытеснения Канберры из традиционных ниш китайским капиталом, с точки зрения позитивного имиджа.

Заключение

Исходя из описанных фактов, можно сделать выводы о фактах провала австралийской стратегии [1–12] (Skorobogatyh, 2011; Gerasimenko, 2019; Mosolova, 2019; Nemchinov, 2019; Skorobogatyh, 2019). Страна не способна создать эффективный курс самостоятельной ведущей державы региона и уходит в число развитых ведомых игроков международного пространства. Ущерб для национальной экономики при сохранении курса будет расти [2–5]. США не спешат покрывать ущерб Канберры [2–5, 10–12], поддерживая на словах, но не реальными инвестициями. Соединенное королевство также не оказывает реальной поддержки, подтверждающей эффективность выбранного Канберрой курса. Когда внутренние проблемы Австралии обострятся до критического уровня в любом аспекте, то произойдут существенные изменения стратегии правительства с вероятностью смены существующего курса ведомого партнера США в мире.


Источники:

1. Скоробогатых Н.С. История Австралии. - М., 2011. – 50-120 c.
2. Материалы агентства Спутник КНР. [Электронный ресурс]. URL: https://sputniknews.cn/politics/202107221034123494/ (дата обращения: 20.08.2021).
3. Материалы агентства Спутник КНР. [Электронный ресурс]. URL: https://sputniknews.cn/china/202106231033949024 (дата обращения: 20.08.2021).
4. Мартериал агентства Спутник: КНР. [Электронный ресурс]. URL: https://sputniknews.cn/opinion/201807061025828543/ (дата обращения: 02.12.2020).
5. Материалы агентства Спутник. [Электронный ресурс]. URL: https://sputniknews.cn/opinion/201803021024832955/ (дата обращения: 16.10.2019).
6. Герасименко Е.О. Решение глобальных гуманитарных проблем, как направление внешней политики Австралийского Союза. / Южно-Тихоокеанский регион: история, политика, экономика, культура. № 1. - М.: ОнтоПринт, 2019. – 25-34 c.
7. Мосолова О.В. Экологические программы правительства Австралии. / Южно-Тихоокеанский регион: история, политика, экономика, культура. № 1. - М.: ОнтоПринт, 2019. – 72-80 c.
8. Немчинов В.М. Картина мира антиподов: колонисты, мигранты и аборигены Австралии. / Южно-Тихоокеанский регион: история, политика, экономика, культура. № 1. - М.: ОнтоПринт, 2019. – 84-95 c.
9. Скоробогатых Н.С. Роль малых партий в Австралии: секрет политического долголетия аграриев. / Южно-Тихоокеанский регион: история, политика, экономика, культура. № 1. - М.: ОнтоПринт, 2019. – 134-145 c.
10. Кроссли Г., Нидхэм К., Дела Круз Э., Магуайр Г., Сингх Ш., Кей Б., Коул У., Се Ён Ли Китай приостанавливает экономический диалог с Австралией. Thomson Reuters. [Электронный ресурс]. URL: https://www.profinance.ru/news/2021/05/06/c224-kitaj-priostanavlivaet-ekonomicheskij-dialog-s-avstraliej.html (дата обращения: 20.08.2021).
11. Ли Фан Торговая война Австралии и КНР набирает обороты. [Электронный ресурс]. URL: https://rusmet.ru/torgovaya-voyna-kitaya-s-avstraliey-vnosit-disbalans-tsen-na-ugol-i-zhrs-stalnuyu-zagotovku-i-lom-v-2021/ (дата обращения: 24.12.2020).
12. Белов А. The Strategist: Китай обыгрывает Австралию в Тихом океане?. ИА REGNUM, 11 сентября 2018. [Электронный ресурс]. URL: https://regnum.ru/news/2479511.html (дата обращения: 22.08.2021).
13. Балашов В.В., Джавадов Т.Э. Новая Зеландия в Южно-Тихоокеанском регионе: решение актуальных проблем // Экономические отношения. – 2019. – № 1. – c. 33-40. – doi: 10.18334/eo.9.1.39655.
14. Дробот Е.В. Мировая экономика в условиях пандемии COVID-19: итоги 2020 года и перспективы восстановления // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 937-960. – doi: 10.18334/eo.10.4.111375.
15. Дробот Е.В. Эволюция теории национальной конкурентоспособности // Экономические отношения. – 2012. – № 2. – c. 27-40. – doi: 10.18334/.37337.
16. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Лесных Е.С., Татаринова Е.С. Социальная ответственность бизнеса и государства в период пандемии (опыт США) // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 7. – c. 1777-1794. – doi: 10.18334/epp.11.7.112338.
17. Дробот Е.В., Рыбалко М.Л. Новой Зеландии в складывающейся архитектуре международных отношений в Южно-Тихоокеанском регионе к концу 2010-х гг // Экономические отношения. – 2020. – № 1. – c. 27-34. – doi: 10.18334/eo.10.1.41340.
18. Крапчина Л.Н., Мишина Н.А., Влазнева С.А. Глобальный экономический кризис как вызов и новые возможности для китайской экономики // Экономические отношения. – 2020. – № 2. – c. 307-318. – doi: 10.18334/eo.10.2.100938.
19. Лещенко Ю.Г., Ермоловская О.Ю., Никулин С.В. Австралийская модель регулирования финансового рынка // Экономические отношения. – 2020. – № 1. – c. 11-26. – doi: 10.18334/eo.10.1.100579.
20. Макаров И.Н., Дробот Е.В., Авцинова А.А. Пандемия и экономическая безопасность регионов: логистика в условиях ограничений / // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1387-1404. – doi: 10.18334/eo.10.4.111306.
21. Панкратова А.Е. Китайский фактор в Юго-Восточной Азии: влияние на международные экономические отношения в начале ХХI века // Экономические отношения. – 2018. – № 2. – c. 207-216. – doi: 10.18334/eo.8.2.38981.
22. Drobot E.V. Comparative analysis of the international competitiveness of the region (on the example of independent states of the South Pacific region) // Экономические отношения. – 2020. – № 2. – p. 279-306.

Страница обновлена: 17.09.2021 в 10:31:30