Технологизация экономики региона как основа социально-экономического развития

Маслюк Н.А.1, Медведева Н.В.1
1 Дальневосточный институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2021)

Цитировать:
Маслюк Н.А., Медведева Н.В. Технологизация экономики региона как основа социально-экономического развития // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 2. – doi: 10.18334/vinec.11.2.112103.

Аннотация:
В статье проведена систематизация документов стратегического планирования в сфере научно-технологического и социально-экономического развития страны и её регионов для выстраивания логических связей между целевыми ориентирами, приоритетами развития, а также для определения условий формирования экосистемы технологического развития экономики на основе интеграции научно-технологического развития с социально-экономической системой. Проведён сравнительный анализ показателей уровня технологизации экономики субъектов Дальневосточного федерального округа. Сделан вывод, что Хабаровский край на протяжении последнего времени занимает лидирующие позиции по всем показателям. Это может указывать на наличие у региона технологического задела для выполнения роли ядра экосистемы технологического развития экономики. Рекомендовано внесение изменений в государственную программу «Инновационное развитие и модернизация экономики Хабаровского края» путем уточнения цели в части технологического обновления научно-технической и инновационной (высокотехнологичной) деятельности. Приоритетным направлением уточнения цели может стать усложнение производства и экспорта продукции, произведённой в крае, за счёт диверсификации его экономики с целью увеличения выпуска высокотехнологичных видов продукции с высокой добавленной стоимостью.

Ключевые слова: научно-технологическое развитие, технологизация экономики, экосистема технологического развития экономики, технологический задел, повышение экономической сложности

JEL-классификация: R13, O33, O11



Введение

Актуальность темы. Теоретическое обоснование, системный анализ вопросов технологизации экономического развития имеют длительную

научную историю, однако практика государственного управления научно- технологическим развитием территорий не всегда учитывает результаты научных исследований. Это приводит к несоответствию формулируемых целей научно-технологического развития выбираемым инструментам и отсутствию видения его конечных результатов в данном отрезке стратегического планирования.

Исследованию аспектов технологизации экономики и научно- технологического развития посвящен большой пласт работ, среди которых немаловажными являются работы Ивановой Е.В. [19, с. 327–332] (Ivanova, 2017, р. 327–332), Донцовой О.И. [18, с. с. 101–118] (Dontsova, 2021, р. 101–

118), Малыхиной И.О. [22, с. 2907–2918] (Malyhina, 2019, р. 2907–2918) и

многих других.

Цель исследования заключалась в проведении системного анализа и установления взаимосвязи между целями и приоритетами научно- технологического развития в документах стратегического планирования федерального и регионального уровней, оценке потенциальной готовности региона к достижению указанных целей и выявлении проблем на этом пути.

Научная новизна исследования состоит в обосновании необходимости корректировки целей научно-технологического развития региона на основе декомпозиции аналогичных целей федерального уровня с учетом фактора экономической сложности и на основе результатов количественного анализа инновационных возможностей данного региона.

Авторская гипотеза заключена в необходимости установления соответствия целевых ориентиров научно-технологического развития на федеральном и субфедеральном уровнях, обосновании выбора приоритетов данного развития исходя из имеющегося инновационного потенциала территории и современных требований повышения уровня сложности региональной экономики.

Методологию исследования определили такие общенаучные методы, как нормативно-правовой, качественный и количественный анализ, декомпозиция и систематизация.

Реализация приоритетов научно-технологического развития обеспечивается мерами государственной научно-технической политики и при условии трансформации в систему социально-экономического развития [4].

Стратегией научно-технологического развития Российской Федерации в числе неразрешенных проблем признается слабое взаимодействие сектора исследований и разработок с реальным сектором экономики и закрепляется направленность на научное и технологическое обеспечение реализации задач и национальных приоритетов Российской Федерации [2]. Научное обоснование низкой инновационной активности заключается в сложности прогнозирования спроса и сбыта инновационной продукции вне взаимосвязи с макроэкономической ситуацией [20] (Kleshcheva, 2020).

В основе адаптации к новым реалиям постиндустриального развития позиционируется качественно новая роль науки и технологий при условии преодоления несогласованности приоритетов научно-технологического развития Российской Федерации на национальном, региональном, отраслевом и корпоративном уровнях. Это позволит сформировать производственные цепочки создания добавленной стоимости высокотехнологичной продукции и услуг, обеспечить наибольший мультипликативный эффект от использования создаваемых технологий.

Реализация Стратегии научно-технологического развития должна обеспечить функционирование сферы науки, технологий и инноваций как единой системы, интегрированной с социально-экономической системой страны и обеспечивающей независимость и конкурентоспособность России. Речь идет о формировании экосистемы технологического развития экономики, под которой понимается интегрированная система сетевого взаимодействия науки, технологий и инноваций в экономике.

Следствием становления экосистемы технологического развития станет внедрение концепции «Тройная спираль» как вида инновационных систем, основанных на особом типе партнерства, триединстве науки, государства и бизнеса, исключающем парные взаимосвязи [24] (Udaltsova, Krutskikh, 2021). Значимость концепции «Тройная спираль» заключается в содействии интеграции научно-технологического развития с социально-экономической системой.

На основе Стратегии научно-технологического развития разработана государственная программа «Научно-технологическое развитие Российской Федерации», где в качестве цели в том числе провозглашена эффективная организация и технологическое обновление научной, научно-технической и инновационной (высокотехнологичной) деятельности [8].

Обращает на себя внимание усиление роли технологий как обеспечивающей системы (путем «технологического обновления») осуществления научной, научно-технической и инновационной деятельности, трансформирующей ее в высокотехнологичную деятельность. Высокотехнологичная направленность как свойство современной экономики носит двойственный характер: высокие технологии, являясь продуктом науки, научно-технической и инновационной деятельности, реализуют свою обеспечивающую роль в обратном влиянии на развитие первых, обеспечивая их технологическое обновление, при условии восприимчивости экономики и общества к инновациям. В рамках теории структурализма подтверждена эффективность технологических инноваций как источника структурной трансформации и прорывного развития экономики [18] (Dontsova, 2021).

Направленность рассматриваемой программы на интеграцию сферы науки, технологий и инноваций с социально-экономической системой заключается в достижении цели по формированию сбалансированной системы поддержки всех стадий инновационного цикла: от получения новых фундаментальных знаний до их практического использования, создания технологий, продуктов, услуг и выхода их на рынок. Достижение указанной

цели обеспечит устранение барьеров в процессе коммерциализации (вовлечения в экономический оборот) технологических инноваций и усиление взаимодействия с реальным сектором экономики.

Государственная программа «Экономическое развитие и инновационная экономика» в качестве цели определяет в том числе стимулирование технологического развития и повышение производительности труда; в качестве задачи – формирование экономики знаний и высоких технологий; ожидаемых результатов – расширение позиций российских компаний на мировых высокотехнологичных рынках, превращение высокотехнологичных производств и отраслей экономики знаний в значимый фактор экономического роста; содержит подпрограмму

«Стимулирование инноваций» [6].

С учетом исключения из числа национальных целей социально- экономического развития Российской Федерации цели по ускорению технологического развития Российской Федерации, увеличению количества организаций, осуществляющих технологические инновации, до 50 процентов от их общего числа и внесения изменений в рассматриваемую государственную программу, подпрограмма «Стимулирование инноваций» детализирует положения национальных проектов «Производительность труда и поддержка занятости», «Наука и университеты», национальной программы «Цифровая экономика», федерального проекта «Искусственный интеллект» и др.

В основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2024 года научно-технологическое развитие рассматривается в качестве меры государственной политики по достижению национальных целей развития. Планируется, что «постоянный прогресс в области научно-технологического развития будет обеспечиваться развитием внутрироссийской и международной научно-производственной кооперации. Кроме того, усилия Правительства Российской Федерации будут направлены на развитие передовой инфраструктуры для проведения исследований и

разработок». В числе ключевых приоритетов развития базовых отраслей экономики предусмотрено стимулирование развития производственного и инновационного потенциала высокотехнологичных отраслей [14].

Разработка единого плана по достижению национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года и на плановый период до 2030 года затрагивает в качестве системообразующего фактора устойчивого роста экономики стимулирование технологического развития и повышение производительности труда за счет поддержки перспективных технологических заделов и сквозных технологий, инфраструктурного и регуляторного обеспечения технологического развития, реализации Национальной технологической инициативы [17].

Определено региональное измерение работы по достижению национальных целей, включая описание роли и механизмов включения субъектов Российской Федерации в эту работу, а также описание особенностей и приоритетов работы по достижению национальных целей на отдельных территориях.

Развитие Дальнего Востока, входящего в число приоритетных геостратегических территорий , определяют цели ускоренного социально- экономического развития Дальнего Востока и основные направления по их достижению [9].

Национальной программой социально-экономического развития Дальнего Востока на период до 2024 года и на перспективу до 2035 года [10] в рамках технологического развития предусмотрено формирование необходимой инфраструктуры, в том числе индустриальных (промышленных) парков, промышленных технопарков, имеющих высокую инвестиционную привлекательность. Приоритизация развития инфраструктуры поддержки высокотехнологичных проектов обусловила постановку задачи по формированию полноценной экосистемы развития высокотехнологичного бизнеса, включающей среду для создания и роста

инновационных стартапов, механизмов экспертизы и финансирования высокотехнологичных проектов.

Вместе с тем отсутствие обратной связи в учете приоритетов научно- технологического развития в отдельных стратегических документах социально-экономического развития, в том числе на региональном уровне, не свидетельствует о системном подходе к взаимосвязи и взаимообусловленности всех факторов, механизмов, инструментов социально-экономического развития.

Так, государственной программой «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа» в целях содействия достижению национальных целей развития Российской Федерации предусмотрено создание и развитие территорий опережающего социально- экономического развития, а также государственная поддержка инвестиционных проектов, реализуемых на территории Дальневосточного федерального округа, однако без акцентирования усилий на научно- технологическом развитии [5].

Стратегия социально-экономического развития Хабаровского края на период до 2030 года разработана с учетом стратегических ориентиров и целей социально-экономического развития страны и ее регионов, обозначенных в том числе в Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. Исходя из указанного обстоятельства, сделан акцент на инновационном потенциале Хабаровского края с заделом на формирование Хабаровского края как высокотехнологичного форпоста России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Принятие Национальной программы социально-экономического развития Дальнего Востока на период до 2024 года и на перспективу до 2035 года (далее – Национальная программа) требует консолидации усилий федерального центра и регионов Дальнего Востока в направлении реализации заявленных стратегических целей. Одной из них является ускорение экономического роста и технологическое развитие Дальнего

Востока. Для достижения данной цели Национальной программой предусмотрен ряд направлений действий, в том числе развитие инфраструктуры поддержки высокотехнологичных проектов. Вполне логично предположить, что программы субъектов ДФО, реализуемые в сфере инновационной деятельности и технологического развития, должны органично вписаться в это направление.

В Национальной программе сказано: «… на Дальнем Востоке необходимо сформировать полноценную экосистему развития высокотехнологичного бизнеса, включающую среду для создания и роста инновационных стартапов, механизмы экспертизы и финансирования высокотехнологичных проектов» [10].

Однако учитывая высокую степень дифференциации субъектов ДФО по различным критериям, в том числе по уровню инновационного развития, следует все же определить ядро данной экосистемы, вокруг которого будет формироваться необходимая инфраструктура. Данная экосистема должна интегрировать в себя естественным образом все субъекты ДФО с выделением

«центра тяжести», то есть субъекта, который по уровню инновационного и технологического потенциала сможет выполнять роль «точки роста».

Базовым показателем, определяющим технологический потенциал региона, является удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг [16] (Dzhukha, Mishchenko, 2019).

Степень дифференциации субъектов ДФО по данному показателю является существенной, при этом за анализируемый период с 2017 года по 2019 год по большинству регионов наблюдается отрицательная динамика, однако лидером остается Хабаровский край – 17,3% в 2019 году, на втором месте – Приморский край с положительной динамикой показателя за данный период – 14,6 % в 2019 году (рис. 1).

Рисунок 1. Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг, %

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 15.04.2021).

Что касается аналогичного показателя в сфере промышленного производства, то ситуация складывается тем же образом (рис. 2). Лидерство Хабаровского края, несмотря на отрицательную динамику (падение относительно 2018 года составило 25%), безусловно.

Рисунок 2. Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг организаций

промышленного производства, %

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 15.04.2021).

Помимо удельного веса инновационной продукции, показателем, демонстрирующим уровень инновационной активности, являются затраты на инновационную деятельность организаций. По этому показателю в исследуемом периоде лидировала Сахалинская область (на 57,3% выше в 2019 г., чем в Хабаровском крае) (рис. 3).

Однако следует уточнить значение данного показателя в разрезе видов инновационной деятельности. Среди видов деятельности (исследования и разработки новых продуктов, услуг и методов их производства (передачи), новых производственных процессов; приобретение машин, оборудования, прочих основных средств, связанных с инновационной деятельностью; маркетинг и создание бренда; обучение и подготовка персонала, связанные с инновационной деятельностью; дизайн; инжиниринг; разработка и приобретение программ для ЭВМ и баз данных, связанных с инновационной деятельностью; приобретение прав на патенты (отчуждение), лицензий на использование изобретений, промышленных образцов, полезных моделей, селекционных достижений, топологий интегральных микросхем и т.п.; патентование (регистрация) результатов интеллектуальной деятельности; планирование, разработка и внедрение новых методов ведения бизнеса, организации рабочих мест и организации внешних связей) [13] именно инжиниринг (включая подготовку технико-экономических обоснований, производственное проектирование, пробное производство и испытания, монтаж и пуско-наладочные работы, другие разработки (не связанные с научными исследованиями и разработками) новых продуктов, услуг и методов их производства (передачи), новых производственных процессов) наиболее тесно связан с процессами технологизации экономики, так как именно технологии, а также процессы их проектирования, внедрения и коммерциализации способны донести результаты научных исследований до производства.

Рисунок 3. Затраты на инновационную деятельность организаций (млн

рублей)

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 15.04.2021).

В этой связи проведенный анализ затрат на инжиниринг за исследуемый период в Хабаровском крае и Сахалинской области показал, что в Хабаровском крае данные затраты динамично увеличиваются и существенно выше (в 15,5 раза, или на 1978,9 млн рублей – в 2019 г.), чем в Сахалинской области (рис. 4).

2500

2000

1500

1000

500

0

2017 г. 2018 г. 2019 г.

Хабаровский край Сахалинская область

Рисунок 4. Затраты на инжиниринг в составе затрат на технологические инновации организаций по видам инновационной

деятельности по Хабаровскому краю и Сахалинской области

(млн рублей)

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 15.04.2021).

Еще одним показателем, который может быть использован для оценки уровня технологизации экономики региона, является число используемых передовых производственных технологий. На рисунке 5 представлена динамика показателя по регионам ДФО за исследуемый период.

Рисунок 5. Используемые передовые производственные технологии

(единиц)

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 15.04.2021).

В отдельных регионах, в том числе в Хабаровском крае, она положительная (в 2019 г. по сравнению с 2017 г. рост составил 115,5%). При этом лидером по показателю среди субъектов ДФО остается Хабаровский край (3006 единиц в 2019 г.).

Таким образом, анализ показателей, характеризующих уровень инновационного и технологического развития субъектов ДФО, показал, что динамика большинства из них положительная и лидером по всем показателям является Хабаровский край. Из этого можно заключить, что у

региона есть технологический задел для выполнения роли ядра экосистемы развития высокотехнологичного бизнеса, а также условия, способствующие этому развитию.

Одним из институциональных условий является наличие государственной программы региона в данном направлении. Из всего перечня государственных программ субъекта Российской Федерации [12], основной в данном направлении является государственная программа

«Инновационное развитие и модернизация экономики Хабаровского края» [11]. Однако перечень мероприятий и подпрограмма в ее составе не отражают мейнстрим – усиление технологической составляющей экономики, а именно, переход от инновационной экосистемы к экосистеме технологического развития экономики, где на первый план выходит не институциональная составляющая инновационной политики, а процесс создания и тиражирования технологий, а также их диффузия, то есть взаимодействие науки, технологий и инноваций в экономике. Хотя институциональная составляющая важна как фактор ускорения процессов технологизации, но не как самоцель.

Целью государственной программы Хабаровского края

«Инновационное развитие и модернизация экономики Хабаровского края» является создание условий для перевода экономики на инновационный путь развития, в том числе за счет внедрения новых технологий [11].

Оценка эффективности реализации данной программы и ее результатов, характеризуемых изменением показателей инновационной активности региона за период с 2016 по 2019 год, показала, что при относительной стабильности финансовых средств, выделяемых из краевого бюджета, их доля крайне мала, и данный факт имеет негативный характер при сохранении снижения финансирования из федерального бюджета. На фоне этой тенденции за аналогичный период наблюдается отрицательная динамика показателей инновационной активности края [23] (Maslyuk, Medvedeva, 2020).

Учитывая, что «условием выживания и развития современной экономической системы является ее технологизация – превращение технологии в базовый экономический ресурс постиндустриального общества» [19] (Ivanova, 2017), без смены вектора инновационной политики региона невозможно решить задачу эффективности его экономики.

Несмотря на то, что состояние научно-технического потенциала является слабым местом в инновационной системе Хабаровского края, рассмотрение его одновременно резервом развития – само по себе высокотехнологическое решение. Обеспечение ускоренного экономического развития Хабаровского края базируется на необходимости технологической модернизации и наращивании доли высокотехнологичных и наукоемких производств (отраслей).

Однако селективность в решении программной задачи по развитию высокотехнологичных отраслей не соответствует общей концепции научно- технологического развития Российской Федерации, направленной на формирование экосистемы технологического развития экономики как интегрированной системы сетевого взаимодействия науки, технологий и инноваций в экономике. Малыхина И.О. отмечает, что важен вопрос систематизации появляющихся под эгидой различных министерств и ведомств стратегически важных инициатив с целью формирования эффективного и перспективного вектора инновационного-технологического развития, учитывающего глобальные вызовы [22] (Malyhina, 2019).

Приоритеты и цели краевой государственной политики в сфере инновационного развития и модернизации экономики Хабаровского края, с учетом динамики изменений государственной программы от 25 июня 2020 года и 22 марта 2021 года, не предусматривают учета положений государственной программы «Научно-технологическое развитие Российской Федерации», Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации и Национальной технологической инициативы. Данное обстоятельство не может обеспечить интеграцию технологического развития

Хабаровского края с социально-экономическими процессами и не способствует развитию технологического задела края для выполнения роли ядра экосистемы развития высокотехнологичного бизнеса.

Вместе с тем научные публикации указывают на необходимость учета системных, синергетических и мультипликативных эффектов при разработке и реализации государственных программ [25] (Frolov, Kaminchenko, Pavlova, 2020), что обеспечит возможность «сращивания» взаимосвязанных программных документов между собой. Более того, данная необходимость обусловлена требованиями Федерального закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации», исходя из принципа каскадирования (декомпозиции) целей, то есть оптимальной последовательности этапов стратегического планирования: целеполагания, прогнозирования, планирования и программирования социально- экономического развития территорий.

Следуя этой логике, к рекомендациям по ускорению технологизации экономики Хабаровского края следует отнести внесение изменений в государственную программу «Инновационное развитие и модернизация экономики Хабаровского края» путем уточнения цели в части технологического обновления научно-технической и инновационной (высокотехнологичной) деятельности и разработки комплекса мероприятий для решения задачи развития высокотехнологичных отраслей производства.

Приоритетным направлением уточнения цели может стать усложнение производства и экспорта продукции, произведенной в крае, за счет диверсификации его экономики с целю увеличения выпуска высокотехнологичных видов продукции с высокой добавленной стоимостью. Это предполагает усиление научно-технологической составляющей в выпуске продукции. Следовательно, повышение экономической сложности – есть путь достижения стратегической цели – обеспечения экономического роста в регионе. Однако на этом пути есть ряд сложностей, одной из которых является отсутствие устоявшейся методологии измерения экономической

сложности на региональном уровне, что «…ограничивает возможности обоснования и выбора направлений диверсификации и/или специализации региональной экономики…» [15] (Voloshenko, Drok, Farafonova, 2019).

Данная проблема может быть отчасти решена путем определения факторов экономической сложности региона [21] (Lyubimov, Lysyuk, Gvozdeva, 2018) и показателей, их оценивающих, проведения всестороннего анализа динамики этих показателей, выявления приоритетных направлений диверсификации региональной экономики с целью корректировки документов стратегического планирования Хабаровского края в части научно-технологического развития.

Заключение

В проведенном исследовании была дана оценка соотношения целей и приоритетов научно-технологического развития федерального и регионального уровней. Показан приоритет научно-технологического развития как механизма технологического обновления научной, научно- технической и инновационной (высокотехнологичной) деятельности и формирования экосистемы технологического развития экономики. Проанализирован уровень технологизации экономики субъектов Дальневосточного федерального округа с выявлением по большинству показателей лидерских позиций Хабаровского края. Вместе с тем определены проблемы недостаточности развития технологического задела Хабаровского края для обеспечения ускоренного экономического развития, обоснована необходимость технологической модернизации, наращивания доли высокотехнологичных и наукоемких производств (отраслей), повышения экономической сложности региона. Остается проблема недостаточной взаимосвязи целей и приоритетов технологического развития в ряде документов стратегического планирования, что не может обеспечить интеграцию технологического развития Хабаровского края с социально- экономическими процессами и не способствует развитию технологического

задела края для выполнения роли ядра экосистемы развития высокотехнологичного бизнеса. Даны рекомендации по корректировке документов стратегического планирования Хабаровского края в части научно-технологического развития.


Источники:

1. О стратегическом планировании в Российской Федерации: федер. закон от 28 июня 2014 № 172-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2014. № 26 (ч.I). Ст. 3378
2. О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации: указ Президента РФ от 1 декабря 2016 № 642 // Собр. законодательства РФ. 2016. № 49. Ст. 6887
3. О мерах по социально-экономическому развитию Дальнего Востока: указ Президента РФ от 26 июня 2020 № 427. [Электронный ресурс]. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202006260029 (дата обращения: 15.03.2021).
4. О мерах по повышению эффективности государственной научно-технической политики: указ Президента РФ от 15 марта 2021 № 143. [Электронный ресурс]. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202103150017 (дата обращения: 23.03.2021).
5. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа»: постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 № 308 // Собр. законодательства РФ. 2014. № 18 (часть I). Ст. 2154
6. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика»: постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 № 316 // Собр. законодательства РФ. 2014 г. № 18 (ч.II). Ст. 2162
7. О реализации Национальной технологической инициативы: постановление Правительства РФ от 18 апреля 2016 № 317 // Собр. законодательства РФ. 2016. № 17. Ст. 2413
8. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Научно-технологическое развитие Российской Федерации»: постановление Правительства РФ от 29 марта 2019 № 377 // Собр. законодательства РФ. 2019. № 15 (часть III). Ст. 1750
9. Об утверждении Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года: распоряжение Правительства РФ от 13 февраля 2019 № 207-р. [Электронный ресурс]. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201902150042 (дата обращения: 15.03.2021).
10. Об утверждении Национальной программы социально-экономического развития Дальнего Востока на период до 2024 года и на перспективу до 2035 года: распоряжение Правительства РФ от 24 сентября 2020 № 2464-р. [Электронный ресурс]. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202009280027б (дата обращения: 23.03.2021).
11. Об утверждении государственной программы Хабаровского края «Инновационное развитие и модернизация экономики Хабаровского края»: постановление Правительства Хабаровского края от 26 июня 2012 № 212-пр // Собр. законодательства Хабаровского края. 2012. № 6 (119) (часть II)
12. Об утверждении Перечня государственных программ Хабаровского края: распоряжение Правительства Хабаровского края от 28 октября 2013 № 809-р. Официальный интернет-портал нормативных правовых актов Хабаровского края. [Электронный ресурс]. URL: laws.khv.gov.ru (дата обращения: 23.03.2021).
13. Об утверждении методики расчета показателя «Удельный вес организаций, осуществляющих технологические инновации, в общем числе обследованных организаций»: приказ Росстата от 20 декабря 2019 г. № 788. [Электронный ресурс]. URL: https://legalacts.ru/doc/prikaz-rosstata-ot-20122019-n-788-ob-utverzhdenii-metodiki/ (дата обращения: 10.04.2021).
14. Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2024 года: утв. Председателем Правительства РФ 29 сентября 2018. [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/file/976a71e9f6fd4b52a89be551907492af/utverzhdeny_osnovnye_napravleniya_deyatelnosti_pravitelstva_do_2024_goda.pdf (дата обращения: 15.03.2021).
15. Волошенко К.Ю., Дрок Т.Е., Фарафонова Ю.Ю. Экономическая сложность на субнациональном уровне - инновационная парадигма регионального развития // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 3. – c. 735-752. – doi: 10.18334/vinec.9.3.40822..
16. Джуха В. М., Мищенко К. Н. Вопросы технологизации региональной экономики // Journal of New Economy. – 2019. – № 3. – c. 38–50. – doi: 10.29141/2658-50812019-20-3-3.
17. Единый план по достижению национальных целей развития Российской Федерации на период до 2024 года и на плановый период до 2030 года: проект на 1 марта 2021 года. [Электронный ресурс]. URL: https://strategy24.ru/rf/news/proekt-edinogo-plana-po-dostizheniyu-natsionalnykh-tselei-razvitiya-rossiiskoi-federatsii-na-period-do-2024-goda-i-na-planovyi-period-do-2030-goda (дата обращения: 10.04.2021).
18. Донцова О.И. Факторы прорывного технологического развития российской промышленности // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 1. – c. 101-118. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111567.
19. Иванова Е. В. Технологизация национальной экономики и ее региональный аспект // Россия: тенденции и перспективы развития. – 2017. – № 12-3. – c. 327-332.
20. Клещева О.А. Моделирование взаимосвязи макроэкономических факторов и спроса на инновации // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 1865-1878. – doi: 10.18334/vinec.10.4.110993.
21. Любимов И.Л., Лысюк М.В., Гвоздева М.А. Атлас экономической сложности российских регионов // Вопросы экономики. – 2018. – № 6. – c. 71-91. – doi: 10.32609/0042-8736-2018-6-71-91.
22. Малыхина И.О. Анализ приоритетов инновационно-технологического развития России // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2907-2918. – doi: 10.18334/eo.9.4.41253.
23. Маслюк Н.А., Медведева Н.В. Инновационная экосистема: региональный аспект // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 1893-1910. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111175.
24. Удальцова Н.Л., Крутских Д.А. Особенности становления и развития инновационной системы России в контексте «Тройной спирали» // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 1. – c. 33-46. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111894.
25. Фролов В.Г., Каминченко Д.И., Павлова А.А. Оценка системных эффектов государственных программ промышленной политики в условиях цифровой экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 1879-1892. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111376.

Страница обновлена: 12.05.2021 в 13:29:58