Институциональное оформление системы противодействия наркобизнесу в России

Наумов Ю.Г.1, Тотоев Р.Р.1
1 Академия управления МВД России, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Наумов Ю.Г., Тотоев Р.Р. Институциональное оформление системы противодействия наркобизнесу в России // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 3. – С. 717-730. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112030.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46439452

Аннотация:
Данная статья посвящена исследованию особенностей институционального оформления системы противодействия наркобизнесу в России. В работе рассмотрены основные пути поступления наркотиков в Россию, выявлены основные факторы, которые плодотворно влияют на развитие наркобизнеса в стране. Проанализированы основные проблемы, препятствующие правоохранительным органам пресечению наркобизнеса в России.

Ключевые слова: наркобизнес, наркотрафик, наркотики, демографический кризис, экономический кризис, преступный мир, угроза национальной безопасности

JEL-классификация: K14, O17, F52



Введение

После распада СССР пять центрально-азиатских государств (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан), которые возникли на перекрестке между Европой и Азией, столкнулись со сложными вопросами управления, которые еще больше усугубились после событий 11 сентября и вторжения в Афганистан под руководством США. На современном этапе государства Центральной Азии сталкиваются с четырьмя серьезными проблемами безопасности, что делает регион «центральным нервом» Евразии.

Во-первых, близость афганского конфликта, который имеет два основных последствия: рост наркотиков после вывода российских войск и облегчение передвижения групп фундаменталистов, связанных с афганским и пакистанским Талибаном. Вторая проблема – автократический и клептократический политический характер центрально-азиатских режимов и их неопределенное политическое будущее. Третий фактор – постоянное нежелание республик сотрудничать между собой. Четвертый фактор – это конкурирующий образ мышления за существующее влияние между русскими, американцами, китайцами и европейцами [5, с. 91] (Vodko, Ezrokhin, 2015, р. 91).

Среди этих проблем важность проблем безопасности, связанных с потоками наркотиков (в частности, организованной преступностью, финансированием террористических групп) и их экономических и социальных издержек, постепенно признавалась властями России и ЕС в нескольких совместных заявлениях. В 2003 году говорили о том, что это противоречие приняло глобальные масштабы. Взят курс на противодействие распространению наркоторговли во всем мире [7, с. 165] (Gribanova, 2015, р. 165).

Цель работы состоит в установлении тенденций институционального оформления противостояния наркоторговле в Российской Федерации.

«Лихие 90-е» ознаменовались распространением глубочайших противоречий в социальной, политической и экономической жизни России. Приграничная торговля стала активно развиваться. Мобильность населения чрезвычайно повысилась. Вместе с этими переменами незаконный наркотрафик также усилился.

С 1991 года и на протяжении последующих 18 лет все больше граждан были связаны так или иначе с наркотиками путем их употребления или распространения. По оценкам, численность лиц, злоупотребляющих опасными и запрещенными наркотическими веществами, в этот период выросла в 9 раз. Демографическая ситуация была осложнена ухудшением состояния здоровья российских граждан. Противоречия в этой сфере нарастали вследствие того, что выросло число зарегистрированных случаев заболеваемости неизлечимыми болезнями. К ним относится туберкулез, СПИД, гепатит, ВИЧ-инфекция. У большого количества граждан выявлялись эти заболевания. К концу десятилетия противоречия в этой сфере немного уменьшились. Количество лиц, которые употребляли наркотические вещества, также стало немного сокращаться наряду с улучшением в социальной и экономической сферах жизни общества.

Усугубление проблемы снова имело место с 2020 года. ВИЧ диагностирован у 1,3 млн чел. Причиной быстрого распространения инфекции, по оценкам экспертов, стали «иглы» [5, с. 91] (Vodko, Ezrokhin, 2015, р. 91).

8,5 млн чел. в России употребляют наркотики. В процентном отношении это 6% всего населения. Отмечается умеренный рост числа наркоманов. Основные противоречия в этой сфере следующие:

- число наркоманов возрастает;

- люди переключаются все чаще на тяжелые наркотические средства [9, с. 44] (Ionova, 2018, р. 44).

90% наркоманов приобретают для личного употребления героин. В России больше, чем в других странах мира, употребляют этот вид наркотиков. Другим опасным и пользующимся популярностью среди населения наркотиком является дезоморфин. Смертность вследствие злоупотребления этими видами средств имеет тенденцию к увеличению.

Через Российскую Федерацию растет трафик афганского героина. Потребление этого опасного вещества также увеличивается ежегодно. Проложен «Северный маршрут» для доставки афганского героина. Часть его проходит через Россию. Внутреннее потребление наркотиков вследствие этого увеличивается значительно. Оборот достигает 6 млрд долл. Подобная деятельность стимулирует развитие и торговли людьми в глобальном масштабе. Рынок запрещенных веществ КНР, Европы, Северной Америки является растущим. Распространяют по созданным каналам передачи наркотиков такие вещества, как опиум, марихуана, винт. Пользуются значительным спросом медицинские препараты сильного действия.

Рынок синтетических препаратов также является растущим. Производственные мощности по их производству увеличиваются ежегодно. Выпуск подобных препаратов осуществляется в некрупных лабораториях и кустарным способом. Наркоиндустрия активно развивалась за счет того, что Россия интегрировалась в международную торговую и финансовую системы. Вместе с тем контроль за развитием наркобизнеса был ослаблен и не смог предотвратить рост доходов от него. Правоохранительные органы стараются противодействовать развитию этой преступной деятельности, однако их усилия явно недостаточны [9, с. 39] (Ionova, 2018, р. 39).

Роль и сила России на мировой арене ежегодно повышается. Имидж нашей страны укрепляется, несмотря на необходимость противодействовать внутренним вызовам [10] (Karavaeva, Ivanov, Lev, 2020). Государство разработало механизм по сдерживанию оборота наркотиков. Существующие тенденции распространения запрещенных препаратов свидетельствуют о том, что проблема есть и она нуждается в решении.

В 2020 году зарегистрировано 189,9 тыс. (-0,2%) преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, из которых 141,9 тыс. (-0,9%) – тяжкие и особо тяжкие. Основная масса (96,3%) всех наркопреступлений выявлена сотрудниками органов внутренних дел (182,8 тыс.) (рис. 1).

Рисунок 1. Зарегистрированные преступления, связанные с наркотиками

Источник: составлено авторами.

Прирост преступлений данной категории зафиксирован в четырех федеральных округах, а также в 37 субъектах страны, наибольший – в Северо-Кавказском (+6,1%) и Приволжском (+6%) федеральных округах, Ставропольском крае (+24,1%), Костромской (+46,2%), Новгородской (+37,4%) и Псковской (+27,5%) областях, городе Севастополе (+39,5%).

В данной ситуации необходимо построение системы постоянного наблюдения за процессами (то есть совместной системы мониторинга и за наркотиками, и за денежными средствами), проходящими в сфере оборота наркотиков и отмывания денежных средств через незаконные финансовые каналы, результаты которой могут послужить для обоснования управленческих решений по обеспечению безопасности людей и объектов экономики [13] (Leshchenko, 2019).

Наибольшее снижение количества зарегистрированных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, отмечается в Сибирском федеральном округе (-5,8%), а также в Республике Калмыкия (-19,3%) и Чеченской Республике (-23,4%), Томской (-30,2%), Сахалинской (-28,1%) и Тверской (-25,5%) областях.

Правоохранительными органами пресечено 112,3 тыс. (-0,3%) преступлений, связанных со сбытом наркозелья.

Из незаконного оборота изъято более 20 тонн наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, сильнодействующих веществ, из них почти 17,1 тонны – сотрудниками органов внутренних дел (по оконченным производством уголовным делам) [14].

Смертность населения, вызванная употреблением наркотических веществ, растет ежегодно. В 2019 году смертность от этого, по данным статистики, составила 1 000 008 чел. Имеет место увеличение ее на 270% в сопоставлении с ранее достигнутыми показателями в 2018 году. Статистика дополняется все новыми зарегистрированными случаями. Больше всего фиксируют случаев заболеваемости ВИЧ-инфекцией. Увеличение числа подобных заболеваний обусловлено употреблением наркотиков заболевшими. Наркотик «крокодил» употребляют более 100 тыс. человек. 70% лиц, содержащихся в пенитенциарной системе России, употребляют запрещенные препараты. Это делает их особенно уязвимыми и подверженными опасным болезням, таким как гепатит и туберкулез [1, с. 4] (Leshchenko, 2019, р. 4). В тюремных условиях течение данных заболеваний усугубляется.

Ежегодно растут доходы от незаконного оборота наркотических средств. Преступники в России и за рубежом активно интегрируются в распространение и торговлю наркотиками. Национальные группы преступников взаимодействуют с транснациональными. Имеются связи между всеми уровнями преступных группировок. В России действует около 14 подобных преступных сетей, которые имеют связь с международными группировками, контролирующими мировой трафик наркотиков. В эту деятельность вовлечены целые банды торговцев. Оснащено прямое перемещение героина. Он проходит по наркосетям Западной Европы. Местные банды торговцев героином имеют большие прибыли от осуществления данной деятельности. Наркоцепочки построены повсеместно.

Незаконная прибыль оборачивается и в правоохранительных органах России, усугубляя рост коррупции. Поражены этой преступной деятельностью и судебная, местная власть. Транзитные перевалочные пункты на пути мирового наркотрафика становятся рассадниками банд, нелегальных денег и прочих атрибутов преступлений. Бандиты на местах имеют тесную связь и проросли в органы противодействия им. Путем подкупа правоохранителей преступники делают свое дело и распространяют наркотики, губя граждан и принося горе в каждую семью, где есть тот, кто употребляет их.

В Таджикистане также проложен наркопуть, активно развивается контрабанда. Через эти пути перевозят афганский героин [15] (Nasyrov, Vasilev, 2017). С 90-х годов противоречие ослабилось вследствие падения уровня жизни, доходов, социального духа. В финансовой системе государства в последние годы все больше обращаются доходы, сгенерированные преступным путем. Величина доходов наркобизнеса также растет ежегодно.

Сложно обеспечить контроль трансграничного перемещения наркотических средств в настоящее время. Коррупционная составляющая этого бизнеса все больше усиливается. Необходимо контролировать перемещение грузов и людей через границы и исключать незаконные перевозки наркотических веществ. Поток нелегальных мигрантов следует контролировать.

Эксперты отмечают ретроградный характер реализуемой Россией политики в сфере контроля наркобизнеса. Мероприятия, которые направлены на противодействие нелегальной перевозке наркотиков, обычно неэффективны и заполитизированы.

Проблема общества, вызванная распространением и употреблением наркотиков, давно вышла за национальные рамки и приняла глобальные масштабы. В России органы, осуществляющие противодействие распространению наркотических средств, отходят от западных моделей. С 2004 года взят курс на декриминализацию хранения наркотиков в незначительном объеме. Этот шаг не был дальновидным и стал причиной выпуска наркоманов, осужденных за незначительные проступки, связанные с употреблением и распространением наркотиков. К 2006 году реформа этой сферы была почти свернута. Правоохранительные органы утверждали, что она не несет положительных сдвигов в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств. Эксперты сообщали о поощрении данной реформой всеобщей криминализации [16, с. 3] (Sorochenko, 2018, р. 3).

Правительство провозглашает борьбу с поступлением и оборотом на территории России афганского героина [8] (Ivanov, Khlebnikova, 2017). Признана серьезная угроза жизни и здоровью населения, которая вызвана значительным распространением этого наркотического средства по территории России. В некоторых влиятельных кругах рост объемов отечественных наркотиков представляется как отражение эрозии национальных и культурных ценностей, происходящей в основном из-за иностранного влияния. Российский лидер заявил о том, что наркотики представляют угрозу безопасности для страны и необходимо принимать меры для уменьшения их влияния на жизнь общества. Сложными были задачи, касающиеся регулирования деятельности террористических и повстанческих банд. Демографическая проблема и сложности, вызванные разгулом преступности, стоят особенно остро на протяжении всего становления государственности [2, с. 131] (Kravtsova, Sidorov, 2013, р. 131).

В Афганистане проведена значительная работа по усилению производства наркотиков. НАТО активизировало свое присутствие в этом регионе, что не прошло бесследно для его развития. Все это оказало негативное влияние на Россию и несколько дестабилизировало политическую обстановку. Западные партнеры желали разрушить экономический потенциал нашей страны и наводнили ее наркотиками.

Велась борьба с незаконным распространением наркотических веществ. Внедрены были меры принуждения и запрета на осуществление подобной деятельности. Велась работа над сокращением спроса на такую продукцию. Делалось все возможное для того, чтобы декриминализация легких наркотиков не имела места в российской правовой практике. Правоохранительные органы, медики и социальные работники проводили со своей стороны агитацию против употребления и распространения наркотиков. Сокращение спроса на наркотики – это важная задача, которая решается многими органами и учреждениями. Медики заинтересованы в том, чтобы к ним поступало как можно меньше людей с проблемами, вызванными употреблением наркотиков [12, с. 33] (Konyukova, 2015, р. 33).

Разработана программа, согласно которой созданы центры, в которых наркозависимые могли пройти курс реабилитации. Реализация подобного проекта сталкивалась с трудностями, вызванными отсутствием практики и опыта такой деятельности. В 2007 году были отмечены противоречия между ФСБ и компанией «Три кита». Организация вела мебельный бизнес и была замечена в коррупционной деятельности. По итогам следствия заключены под арест высшие чины правоохранительных органов. Говорилось о желании контролировать работу ведомства и оборот наркотиков. Российский президент взял эту ситуацию под личный контроль, возглавлявшего ранее это ведомство генерала лишили занимаемой должности.

ФСБ в своей работе пошло в направлении содействия решениям правительства. Однако с иными ведомствами координация ее была нарушена. Контроль за деятельностью наркобизнеса в России с приходом нового руководителя ФСБ был усилен. Национальная борьба с незаконным оборотом наркотиков активизировалась, осуществлялась совместная деятельность отечественных силовых ведомств с западными.

На юге страны реализовывали преступную деятельность незначительные по численности российские наркогруппировки. Наркотики поставлялись оптом. Осуществлялось отмывание денег, поставки контрафакта усилились. Полномочия силовых органов были существенно расширены, что помогло воздействовать на наркопоток более масштабно [6, с. 51] (Gornov, Frolova, 2017, р. 51).

За преступную деятельность в этой сфере назначались все более строгие наказания. Организованная охрана эффективно делала свою работу. Созданы группы особенного реагирования SWAT при ФСКН (с 2016 года в соответствии с Указом Президента РФ от 05.04.2016 № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» функции ФСКН переданы Министерству внутренних дел Российской Федерации). Финансирование этих подразделений осуществлялось за счет бюджета ФСКН. Силами подразделений уничтожали посевы афганского опиума. К 2014 году эти работы были практически свернуты. Все усилия были брошены на противодействие опиумным центрально-азиатским посевам. ОДКБ много делала для противодействия распространению наркотиков. В состав организации входили территории наркотрафика (РФ, Таджикистан). Практически ничего не делалось в целях профилактики сокращения вреда от использования наркотиков.

Наркозависимость в России практически неизлечима. Не назначают действенного лечения для подобных больных в нашей стране. Многие из них остаются обреченными на всю жизнь. Государственные больницы в России предлагают пройти программу реабилитации. Однако они есть только в нескольких регионах страны. В 2019 году в половине субъектов страны этих услуг не было.

По новому законодательству могут быть на месяц задержаны употребляющие наркотики лица. Реабилитационные программы в достаточном объеме не финансируются. Наркоманы, сидевшие на героине, не получают заместительную терапию, как это делается в других странах мира. Им не дают по программе реабилитации наркотики метадон и бупренорфин [3, с. 33] (Brylev, Isupova, 2017, р. 33).

Решение проблемы связано с выделением достаточного финансирования и проявлением политической воли со стороны высшего руководства страны. Необходима реализация следующих мер:

- применение научно обоснованных методик лечения и реабилитации наркозависимых;

- необходимо отходить от применения практики преследования в судах людей, употребляющих наркотики;

- некоммерческие организации, местные органы должны быть подключены к борьбе с незаконным распространением наркотиков;

- необходимо установить тесное взаимодействие с медицинскими и правоохранительными функционерами;

- ограничение воздействия китайского, западного и афганского наркотрафика на национальный оборот наркотиков.

Разработана и вступила в действие Стратегия государственной антинаркотической политики. Декларируется курс на проведение реабилитации наркозависимых. Меры принудительного характера также активно применяют в этой сфере. Поставлена цель, состоящая в сокращении масштаба проведения нелегальных операций с наркотиками. Также провозглашен курс на уменьшение применения наркотических средств в немедицинских целях. Ставится цель, состоящая в поддержании приемлемого уровня здоровья граждан и сокращении воздействия на него запрещенных препаратов. Документ имел больше декларативный и рекомендательный характер. С практической точки зрения он играл незначительную роль в деле противодействия наркотрафику [4, с. 21] (Buzina, 2015, р. 21).

С 2012 года начала действовать Национальная программа реабилитации наркозависимых. На ее финансирование было выделено 179 млрд руб. В программе декларировалась анонимность лечения таких больных. Масштаб финансирования был сильно урезан, что снизило ее окончательную эффективность.

ФСКН реализовала стратегию малопринудительного характера. Эта сфера приобретала очертания излишне политизированного сектора контроля со стороны властей. Президент не раз заявлял о государственной стратегии в деле противодействия распространению наркотиков, которые угрожают национальной безопасности. Русская православная церковь также проводит политику, основанную на стремлении искоренения этой социальной проблемы. Аморальное поведение, отягченное употреблением наркотиков, становится порицаемым в обществе. С наркозависимыми жестко обращаются правоохранители [11, с. 22] (Kiyko, 2017, р. 22).

Реформа противодействия наркотикам должна быть согласована сверху. Создается стратегия ООН по борьбе с наркобизнесом. Делается акцент на установлении основных приоритетов по противодействию незаконного оборота запрещенных препаратов. Провозглашена борьба с незаконным перемещением наркотиков, людей, некачественной и опасной продукции через границы стран. Осуждается любое проявление терроризма и торговли личной информацией.

Россия становится активным членом этой мировой дискуссии. Предметно обсуждаются за международным столом многие животрепещущие темы. Разрабатывается в широких кругах конвенция, регулирующая международный наркотрафик. Национальный уровень противодействия этой деятельности представлен принятыми федеральными антикоррупционными законами. Они ограничивают незаконную деятельность госслужащих.

Афганский наркотрафик, по мнению России, должен быть жестко ограничен. Эксперты признают существование глобальной наркоугрозы. Были приняты некоторые инициативы по противодействию ей на проведенных международных конференциях. Предпринимаются попытки реализации инициатив ООН в ряде стран с повышенным наркотрафиком. Борцы с этой деятельностью собираются на международной площадке. Двадцатая сессия Генеральной Ассамблеи ООН по наркотикам собрала многих функционеров в этой области, которые пытались выработать совместные программы борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

Разрабатывают также антинаркотические конвенции. Они ложатся в основу национальных инициатив по борьбе с наркотиками.

Заключение

В заключение отметим важность осуществления противодействия обороту наркотиков на международном уровне. Глобальная организованная преступность может сдерживаться только совместно принятыми усилиями. Необходимо глобально пресекать отмывание нелегально полученных средств.

В этой сфере следует создавать международные стратегии, которые помогут противодействовать осуществлению террористической деятельности в сфере распространения наркотиков. Организованной преступности можно противодействовать только совместными усилиями. Глобальное сотрудничество в этой сфере принесет значительные результаты и сдержит распространение наркотиков.

Незаконный оборот наркотиков может сократить слаженная работа во многих отраслях. Эта деятельность соседствует и срослась с преступностью в сфере отмывания доходов и терроризма. Коррупцией поражены и те органы, на которые возложены полномочия по противодействию этому.

Альтернативные стратегии будут направлять усилия, которые сдержат распространение наркотиков.


Источники:

1. Агагасанов А.Ш.О., Исаева Л.А. Криминологическая характеристика преступлений в сфере оборота наркотиков // Контентус. – 2019. – № 5(82). – c. 130-134.
2. Кравцова И.В., Сидоров П.Г. Актуальные вопросы противодействия незаконному обороту наркотиков // Актуальные вопросы противодействия незаконному обороту наркотиков: материалы всероссийской научно-практической конференции. Хабаровск, 2013. – c. 213.
3. Брылев В.И., Исупова И.В. Межведомственное взаимодействие по предупреждению наркомании среди молодежи: общие выводы и предложения // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Гуманитарные и общественные науки. – 2017. – № 2. – c. 32-38.
4. Бузина Т.С. Психологическая профилактика наркотической зависимости. / Монография. - Москва: Когито-Центр, 2015. – 312 c.
5. Водько Н.П., Эзрохин П.В. Противодействие межрегиональным организованным преступным формированиям в сфере наркобизнеса. - Москва: МГЭИ, 2015. – 147 c.
6. Горнов В.А., Фролова Н.А. Правовые меры и социологический мониторинг в контексте управления антинаркотической деятельностью // Юридическая наука. – 2017. – № 6. – c. 51-56.
7. Грибанова О.В. Информационные технологии профилактики наркомании: классные часы, занятия, диагностика наркотизации. - Волгоград: Учитель, 2015. – 265 c.
8. Иванов В.А., Хлебникова Н.С. Роль гражданского общества в борьбе с незаконным оборотом наркотиков // Марийский юридический вестник. – 2017. – № 1(20). – c. 17-18.
9. Ионова М.В. Формирование парадигмы антинаркотической политики // Философия права. – 2018. – № 3(86(. – c. 39-44.
10. Караваева И.В., Иванов Е.А., Лев М.Ю. Паспортизация и оценка показателей состояния экономической безопасности России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2179-2198. – doi: 10.18334/epp.10.8.110705 .
11. Кийко М. О комплексном механизме обеспечения антинаркотической безопасности России // Проблемы теории и практики управления. – 2017. – № 5. – c. 21-32.
12. Конюкова М. Победить наркоманию: дорога из ада. / при поддержке общественной орг. «АЗАРИЯ» - Матери против наркотиков. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2015. – 157 c.
13. Лещенко Ю.Г. Финансовый мониторинг как механизм обеспечения экономической безопасности Российской Федерации // Экономическая безопасность. – 2019. – № 4. – c. 371-384. – doi: 10.18334/ecsec.2.4.110116 .
14. Информационно-справочные материалы о состоянии преступности в Российской Федерации в январе – декабре 2020 года и тенденциях ее развития в условиях новой коронавирусной инфекции. Мвд рф. [Электронный ресурс]. URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/folder/101762 (дата обращения: 15.04.2021).
15. Насыров Р.Р., Васильев В.Г. Некоторые вопросы противодействия незаконному обороту наркотиков в современных условиях // Вестник уфимского юридического института мвд россии. – 2017. – № 4(78). – c. 88-91.
16. Сороченко М.В. Основы государственной политики в области противодействия наркомании среди несовершеннолетних // Общество: политика, экономика, право. – 2018. – № 5(58). – c. 108-111. – doi: 10.24158/pep.2018.5.22 .

Страница обновлена: 15.10.2021 в 10:26:56