Влияние рисков и угроз на экономическую безопасность промышленных компаний региона Центральной Азии и индустриально развитых стран: сравнительный анализ

Широковских С.А.1
1 Институт социальных наук, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика Центральной Азии
Том 4, Номер 2 (Апрель-июнь 2020)

Цитировать:
Широковских С.А. Влияние рисков и угроз на экономическую безопасность промышленных компаний региона Центральной Азии и индустриально развитых стран: сравнительный анализ // Экономика Центральной Азии. – 2020. – Том 4. – № 2. – С. 113-124. – doi: 10.18334/asia.4.2.111628.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44663157

Аннотация:
Траектория развития экономической мысли человечества неизменно связана с риском, так как сам поиск новых форм организации финансово-хозяйственных процессов и управления социально-экономической множественностью коммуникаций объективно сопряжен с ограниченностью информации, лимитированным временем на принятие решений и неопределенностью исхода выбранного из ряда альтернатив сценария поведения акторов. По мере эскалации информационного пространства и массива данных вопрос трансформации вызовов и угроз экономической безопасности промышленного бизнеса все больше носит поведенческий характер, что требует переосмысления парадигм безопасности и корпоративных стандартов защиты информации о бизнес-процессах.

Ключевые слова: риски, вызовы, угрозы, безопасность, анализ, сценарии, стандарты, менеджмент качества, проектирование, бизнес-модель, финансовая устойчивость



Введение

Финансово-хозяйственная деятельность промышленного бизнеса неотъемлемо связана с вызовами и угрозами, которые генерируются как внутренней, так и внешней средой организации. Объективно наличие вызовов и угроз всегда сопровождало человечество, но именно на этапе индустриализации экономики, и в постиндустриальный период внимание к данному вопросу стало очень велико [1, 3, 4, 5, 10] (Grachev, 2020; Lev, Leshchenko, 2020; Leshchenko, 2020; Malysheva, 2018; Sorokina, 2018).

Экономическая безопасность в традиционной и цифровой экономике

Причины интереса менеджмента к вопросу управления вызовами и угрозами промышленного бизнеса лежат не только в плоскости обеспечения операционной безопасности и стабильного функционирования предприятия, но и как уникального источника генерации опыта антикризисного управления, получения новых возможностей для умного роста бизнеса, выработки проактивной стратегии реагирования на типичные для сферы деятельности бизнеса риски [8] (Rudenko, 2020). Эволюция парадигм менеджмента в отношении вызовов и угроз и как следствие генерируемых ими рисков представлена на рисунке 1.

Рисунок 1. Эволюция парадигм риск-менеджмента в мировой экономической мысли

Источник: составлено автором по данным [7, 11, 17] (Tsvetkov, Dudin, Lyasnikov, Zaidov, 2019)

Для полноты исследования и более глубокого понимания проблемы нами был изучен понятийный аппарат в части определения дефиниции «экономическая безопасность» в традиционной и «цифровой» экономике, или экономике знаний (табл. 1).

Таблица 1

Определение дефиниции «экономическая безопасность» в традиционной и «цифровой» экономике

Автор (-ы)
Определение дефиниции «экономическая безопасность»
ТРАДИЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА
А. Казанцев [2] (Kazantsev, 2016)
Совокупность условий и факторов функционирования бизнеса, которые обеспечивают его финансовую автономию, стабильную деловую активность и потенциал к развитию
Д.Б. Малышева [5]
Система защиты деловых интересов бизнеса во внешнем окружении от ключевых угроз и рисков ресурсного, конкурентного и технологического характеров
В.Н. Счеснович [6] (Schensnovich, 2018)
Механизм противодействия недружественному поглощению бизнесом-конкурентом и защиты от финансовой зависимости от банковских институтов
Досым Саптаев [9] (Saptaev, 0)
Состояние бизнеса, при котором возможно его развитие в условиях лимитированности ресурсов и конкурентной борьбы
ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА
С.Г. Лузянин [11]
Тип организации информационного обмена с ключевыми стейкхолдерами бизнеса с целью поддержания устойчивого роста в условиях ужесточения сегментации рынков присутствия
Ю.М. Морозов [12]
Стиль делового поведения бизнеса на рыночной арене, при котором угрозы возникновения агентских конфликтов сведены к минимально возможной величине возникновения
А.А. Умаров [14]
Стратегия реализации экономических, технологических, интеллектуальных и инвестиционных интересов менеджмента и собственников бизнеса в системе сбалансированного поведения и win-win партнерства.
Источник: составлено автором на основе изучения экономической литературы.

В настоящее время в странах Центральноазиатского региона с высоким уровнем присутствия иностранного капитала (Казахстан, Туркмения) действует одна из четырех бизнес-моделей реализации парадигм экономической безопасности (рис. 2).

Рисунок 2. Бизнес-модели реализации парадигм экономической безопасности

Источник: составлено автором по [2]

Несмотря на активную интервенцию европейского и американского капитала и директивное установление традиционных правил деловой игры, для промышленных компаний региона Центральной Азии имеют место достаточно специфические проблемы, которые не могут быть разрешены только за счет реформ архитектуры рынка (табл. 2).

Таблица 2

Аналитический обзор специфических проблемных зон генерации вызовов и угроз Центральноазиатского региона

Угроза (вызов) экономической безопасности
Характеристика угрозы (вызова)
1. ТРАНСГРАНИЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
1.1 Эмиграция интеллектуального капитала
Суть проблемы. По оценке специалистов Moody’s Investor Service в 2019 г., более 63% молодежи в возрасте 20–30 лет планирует релокацию в страны ЕС или США, в том числе из числа опрошенных более 29,7% прошли обучение по техническим специальностям.
Социально-экономический эффект. Вымывание интеллектуально-активной части населения ведет к общей экономической рецессии в стране, сокращению наукоемких и инновационных производств, оттоку венчурных инвестиций.
Отличие от западных стран. Рынок труда стран приема релокантов становится более требовательным к специалистам, ужесточаются требования к кандидатам
1.2 Региональная диспропорция развития
Суть проблемы. В странах ЦА имеются ярко выраженные очаги экономического роста, которые, как правило, создаются в местах добычи полезных ископаемых или при наличии развитой инфраструктуры (например, крупные города). По данным аналитиков E&Y, например, на г. Астану приходится более 47,5% всех прямых иностранных инвестиций в ЦА, на г. Душанбе – 70% всех ПИИ в страну.
Социально-экономический эффект. Формирование очаговых зон экономического роста приводит к активной миграции населения в города – ядра роста, происходит хаотическая урбанизация и агломерирование городов.
Отличие от западных стран. В зарубежной практике начиная с 1950-х гг. активно пропагандируется механизм сбалансированного развития территорий, что позволяет снизить социально-экономическое расслоение населения, обеспечить равный доступ к инфраструктуре.
1.3 Бессистемность реализации программ развития регионов и отраслей, коррупция
Суть проблемы. Вертикаль власти стран ЦА имеет ярко выраженный кланово-родственный характер, что обуславливает субъективность выбора направлений привлечения инвестиций и покровительство отдельным отраслям, бизнесам и даже менеджерам.
Социально-экономический эффект. Ввиду частой смены руководящих лиц происходят агентские конфликты
Угроза (вызов) экономической безопасности
Характеристика угрозы (вызова)

Противоречия между инвесторами и бенефициарами, что в итоге идет к выведению капитала, его срочному перемещению, хаотическим портфелям объектов инвестирования, коррупционным скандалам. По данным International Amnesty за 2019 г., в странах ЦА было зафиксировано 1257 случаев смен руководителей вертикали власти, в том чисое 469 – топ-менеджеры отраслевых министерств.
Отличие от западных стран. В странах ЕС, США действуют активные корпоративные механизмы защиты интересов инвесторов от случайных изменений в вертикали власти, действуют законы о лоббировании частных интересов компаний
2. ВНУТРЕННИЕ (РЕГИОНАЛЬНЫЕ) РИСКИ
2.1 Тирания расстояний. Географическая замкнутость бизнеса в ЦА
Суть проблемы. По оценке специалистов KPMG, из-за территориальной замкнутости компаний на рынок ЦА их экономический потенциал теряет до 10–15% прироста экономической добавленной стоимости в масштабах страны.
Социально-экономический эффект. Высокие издержки на доставку продуктов на рынки ЕС, США делают нерентабельными большую часть промышленности, за исключением сырьевого сегмента. Такая особенность стран позволяет инвесторам получить дополнительный рычаг давления на бизнес-структуры, манипулируя ценовой политикой и условиями предоставления доступа на рынки.
Отличие от западных стран. Страны ЕС и США активно инвестировали в развитие инфраструктуры начиная с 1920–30-ых гг. XX в., что позволило решить ключевые вопросы коммуникаций. Для сравнения в США протяженность коммуникаций всех типов (кроме международного авиа- и морского сообщения) в расчете на 1 бизнес-структуру составляет 218,7 км, в странах ЦА – 49,2 км.
2.2 Пограничные конфликты и поиск «центра ислама»
Суть проблемы. КНР, обладая наиболее значительным инвестиционным потенциалом, все более явно обозначает себя в качестве лидера региона, проводника модернизированного ислама с элементами капитализма, что вовлекает в орбиту конкурентной борьбы три центра религии: Иран, Саудовскую Аравию, Турцию.
Социально-экономический эффект. Маскировка под инвестиционные интересы инструментов ценностно-персонологического манипулирования в столь чувствительном к религиозным вопросам регионе может спровоцировать новые вооруженные конфликты и перераспределение центров силы.
Отличие от западных стран. Страны ЕС и США активно позиционируют себя как мультикультуральные центры, что подтверждается успешной работой таких мультикультурных ТНК, как Google, Facebook, Apple.
Угроза (вызов) экономической безопасности
Характеристика угрозы (вызова)

Сама проблема религиозной принадлежности заменена на идею принадлежности команде мира.
2.3 Дифференциация визового и пограничного законодательства
Суть проблемы. Страны ЦА имеют поляризованные представления о визовой политике: Турция – открытый игрок для туризма, Китай – осторожное выборочное сотрудничество, Туркмения – практически закрытая территория для туризма. Такие диаметрально противоположные точки зрения тормозят развитие промышленного туризма, обзорных поездок для потенциальных инвесторов.
Социально-экономический эффект. Создание единого пространства – Центральноазиатской визовой зоны – позволит увеличить поток туристов на 17–19% (оценка E&Y), развивать альтернативные отрасли инвестирования, привлечь 7–9 млрд долл. США в инфраструктуру (оценка KPMG).
Отличие от западных стран. Страны ЕС и США активно позиционируют себя как открытые для релокации, ведения бизнеса, оффшорных операций, что подтверждается статистикой: так, в 2019 г. 59,7% вновь созданных компаний имели иностранный капитал, в том числе капитал из стран ЦА – 10,3%.
Источник: составлено автором по [14–16]

Заключение

Рассмотрим основные направления повышения экономической безопасности в промышленных компаниях ЦА:

1. Активные развивающие инвестиции в отдельные регионы страны (рис. 3).

Рисунок 3. Основные центры развивающего инвестирования

Источник: составлено автором по [7]

2. Инфраструктурные инвестиционные проекты по формированию экономического и транспортного хаба между Европой и Азией (рис. 4).

Рисунок 4. Основные транспортные коридоры – потенциальные объекты для инфраструктурного инвестирования

Источник: составлено автором по [7, 11]

3. Открытие международных финансовых центров и проведение систематической работы по улучшению позиции в рейтинге Doing Business (рис. 5).

Рисунок 5. Основные направления реформ по улучшению позиции в рейтинге Doing Business

Источник: составлено автором по [5, 7, 8]

Таким образом, вопрос обеспечения экономической безопасности промышленных компаний региона Центральной Азии носит сложный, многофакторный характер и далеко не последнее место здесь занимают именно системные причины общегосударственной политики и защиты интересов бизнеса, его грамотной поддержки. В целом же, судя по рейтингу Doing Business, компании ЦА сделали значительный шаг по улучшению собственных позиций в рейтинге привлекательности для инвесторов и умении вести бизнес по западным правилам.


Источники:

1. Грачев С.А. Экономическая безопасность как основа устойчивого развития региональной экономики в условиях цифровизации // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1331-1342. – doi: 10.18334/eo.10.4.111238.
2. Казанцев А. Центральная Азия: комплексный кризис и сценарии будущего // Россия и мусульманский мир. – 2016. – № 4. – c. 14-22.
3. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Цифровая экономика: на пути к стратегии будущего в контексте обеспечения экономической безопасности // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 1. – c. 25-44. – doi: 10.18334/vinec.10.1.100646.
4. Лещенко Ю.Г. Национальные интересы в контексте обеспечения экономической безопасности государства в условиях глобальной интеграции: эволюционно-теоретический аспект // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 2375-2390. – doi: 10.18334/vinec.10.4.110815.
5. Малышева Д.Б. Постсоветская Центральная Азия и Афганистан как сфера пересечения интересов крупных азиатских государств // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. – 2018. – № 2. – c. 259-272. – doi: 10.22363/2313-0660-2018-18-2-259-272 .
6. Сченснович В.Н. Афганский кризис и угрозы безопасности Центрально-Азиатского региона // Россия и мусульманский мир. – 2018. – № 4(310). – c. 56-66.
7. Инвестиции в Центральную Азию: один регион – множество возможностей. Business Conuslt Group. [Электронный ресурс]. URL: https://web-assets.bcg.com/3e/30/a2fb20c140ae8a 7d8f31c2d86eed/bcg-investing-in-central-asia-report-rus-tcm27-212858.pdf (дата обращения: 07.07.2020).
8. Руденко М.Н. Диагностика социально-экономической безопасности региона // Экономическая безопасность. – 2020. – № 3. – c. 323-334. – doi: 10.18334/ecsec.3.3.110744.
9. Саптаев Досым Центральная Азия: риски, вызовы и возможности. Forbes.kz. [Электронный ресурс]. URL: https://forbes.kz/process/expertise/tsentralnaya_aziya_riski_vyizovyi_i_ vozmojnosti (дата обращения: 07.07.2020).
10. Сорокина Н.Ю. Мониторинг экономической безопасности старопромышленных регионов // Экономическая безопасность. – 2018. – № 4. – c. 283-289. – doi: 10.18334/ecsec.1.4.100526.
11. В обход России. Чем может привлечь инвестора Средняя Азия. Forbes.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/368199-v-obhod-rossii-chem-mozhet-pri vlech-investora-srednyaya-aziya (дата обращения: 06.07.2020).
12. ВНЖ за инвестиции: как страны Центральной Азии борются за инвесторов. Internationalwealth.info. [Электронный ресурс]. URL: https://internationalwealth.info/residence-permit-abroad/central-asia-coun tries-attracting-foreign-investment-with-golden-visas (дата обращения: 05.07.2020).
13. Инвестиции и конкурентоспособность в странах Центральной Азии: программа ОЭСР по повышению конкурентоспособности стран Евразии. Oecd.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.oecd.org/eurasia/competiti veness-programme/central-asia/BusinessLinkageProgrammes_RUS.pdf (дата обращения: 07.07.2020).
14. 5 угроз со стороны Центральной Азии. Лекция цикла «Прогнозы про угрозы». Aif.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://aif.ru/politics/world/1152890 (дата обращения: 05.07.2020).
15. Центральная Азия: проблемы и решения. Express-k.kz/news. [Электронный ресурс]. URL: https://express-k.kz/news/politekonomiya/tsentralnaya _aziya_problemy_i_resheniya_chast_tretya-135178 (дата обращения: 07.07.2020).
16. Основные угрозы Центральной Азии – эксперт: аналитический обзор Института международного и регионального сотрудничества Казахстанско-Немецкого университета. 365info.kz. [Электронный ресурс]. URL: https://365info.kz/2019/06/chto-grozit-katastrofoj-tsentralnoj-azii-ekspert (дата обращения: 06.07.2020).
17. Цветков В.А., Дудин М.Н., Лясников Н.В., Заидов К.Х. Методические подходы к оценке природной ренты и эффективности её использования // Экономика и управление. – 2019. – № 5(163). – c. 10-20.

Страница обновлена: 10.02.2021 в 01:49:28