Специфика реагирования индустрии туризма на глобальные экономические риски

Бровко С.Б.1, Солод Т.В.1
1 Ростовский государственный университет путей сообщения

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Бровко С.Б., Солод Т.В. Специфика реагирования индустрии туризма на глобальные экономические риски // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 4. – doi: 10.18334/eo.10.4.111142.

Аннотация:
Несмотря на то, что туризм еще в середине 1990-х годов превратился в динамично развивающуюся отрасль мировой индустрии, его реагирование на кризисные ситуации и риски практически не рассматривается в научной литературе. А ведь индустрия туризма в своем развитии затрагивает большое количество отраслей, а, следовательно, и вероятности возникновения рисковых ситуаций в ней выше, при этом процесс реагирования на них отличен, в силу необходимости учета многих индивидуальных черт или спецификаций. В рамках данной статьи сделана попытка установления специфики реагирования туристской индустрии на глобальные экономические риски, что позволило сделать некоторые рекомендации по построению сценариев реагирования на них со стороны стран и отдельных туристских предприятий

Ключевые слова: туристская индустрия, экономический риск, глобализация, международные туристские прибытия, расходы туристов

JEL-классификация: L83, Z32, F01, F69



Введение

Природа функционирования индустрии туризма предполагает обширные экономические связи между субъектами, которые подвержены влиянию со стороны большого числа объективных и субъективных факторов как положительного, так и отрицательного характера. Риск может возникнуть в любой момент времени, под воздействием факторов различного происхождения. Например, в 2019–2020 гг. в начале эпидемии COVID-19 мало кто ожидал такого большого проседания в показателях развития мировой экономики и мало кто думал о «заморозке» всей мировой туристской индустрии. К сожалению, на текущий момент времени довольно мало исследований затрагивают вопросы изучения реагирования туристской индустрии на глобальные экономические риски, что затрудняет понимание процесса вывода национальных туристских индустрий из состояния рецессии, спада, стагнации [9, с. 56–61; 14, с. 22–28] (Ivanov, 2018, р. 56–61; Klimova, 2020, р. 22–28).

Цель настоящей работы – на основе анализа динамики развития мировой туристской индустрии за период с 1995 по 2019 г. установить специфику ее реагирования на глобальные экономические риски с последующим формированием рекомендаций по учету данной информации на уровне стран и отдельных хозяйствующих субъектов (туристских предприятий). В основу анализа заложены основные показатели, характеризующие развитие мировой туристской индустрии, – международные туристские прибытия и расходы туристов с коррекцией на инфляцию.

Гипотеза исследования заключается в том, что туризм, как и любой другой вид предпринимательской деятельности, функционирует в условиях периодически возникающих экономических рисков разной этимологии, но при этом имеет свои спецификации в реагировании на них. Кроме того, риск всегда связан с его носителем, субъектом, который терпит ущерб от его наступления, и в качестве этого субъекта может выступать как мировая туристская индустрия, так и каждое отдельное туристское предприятие. Выявление специфики реагирования поможет странам и отдельным предприятия формировать более эффективные антикризисные программы развития, а также полученная информация может учитываться в построении прогнозов развития мировой и национальных туристских индустрий [2] (Galenko, 2019).

При написании статьи были использованы методы сравнительного анализа статистических и аналитических данных ЮНВТО, сети Интернет, метод моделирования процессов, метод синтеза.

1. Доказательная база исследования

Для выявления специфики реагирования мировой индустрии туризма на глобальные экономические риск составим таблицу данных международных туристских прибытий (ITA – International Tourist Arrivals) и международных расходов туристов (ITR – International Tourist Rate) за период 1995–2019 гг. (табл. 1).

Таблица 1

Международные туристские прибытия и расходы туристов, 1995–2019 гг.

од
ITA
млн чел.
ITR
млрд долл.
Год
ITA
млн чел.
ITR
млрд долл.
1995
532,9
485,1
2007
934,6
1 018,0
1996
565,5
523,9
2008
950,3
1 118,0
1997
595,1
525,0
2009
911,8
1 010,0
1998
613,2
528,7
2010
973,7
1 099,0
1999
638,6
550,4
2011
1 013,0
1 231,0
2000
689,6
561,9
2012
1 070,0
1 275,0
2001
690,5
549,7
2013
1 123,0
1 369,0
2002
711,1
576,7
2014
1 177,0
1 445,0
2003
701,6
634,2
2015
1 228,0
1 392,0
2004
775,4
757,4
2016
1 272,0
1 418,0
2005
823,3
810,5
2017
1 363,0
1 536,0
2006
869,7
878,8
2018
1 442,0
1 649,0
2019
1 500,0
1 701,0
Источник: составлено авторами на основе World Tourism Organization. A United Nations Specialized Agency (https://www.unwto.org/) (дата обращения: 20.10.2020).

В рамках дальнейших расчетов проведем корректировку показателя ITR на уровень долларовой инфляции, используя данные таблицы 2. Для этого произведем деление показателя ITR на индекс инфляции (например, 2,54 →1,0254; 3,32 → 1,0332 и т.д.).

Таблица 2

Коррекция показателя ITR на уровень долларовой инфляции, 1995–2019 гг.

Год
Долларовая инфляция, %
ITR
млрд долл.
ITRкор.
млрд долл.
Год
Долларовая инфляция, %
ITR
млрд долл.
ITRкор.
млрд долл.
1995
2,54
485,1
473,0
2007
2,85
1 018,0
989,7
1996
3,32
523,9
507,0
2008
3,85
1 118,0
1 076,5
1997
1,70
525,0
516,2
2009
-0,34
1 010,0
1 013,4
1998
1,61
528,7
520,3
2010
1,64
1 099,0
1 081,2
1999
2,68
550,4
536,0
2011
3,16
1 231,0
1 193,2
2000
3,38
561,9
543,5
2012
2,07
1 275,0
1 249,1
2001
2,83
549,7
534,5
2013
1,47
1 369,0
1 349,1
2002
1,59
576,7
567,6
2014
1,62
1 445,0
1 421,9
2003
2,27
634,2
620,1
2015
0,12
1 392,0
1 390,3
2004
2,68
757,4
737,6
2016
1,26
1 418,0
1 400,3
2005
3,39
810,5
783,9
2017
2,13
1 536,0
1 503,9
2006
3,24
878,8
851,2
2018
2,44
1 649,0
1 609,7
2019
1,81
1 701,0
1 670,7
Источник: составлено авторами на основе World Tourism Organization. A United Nations Specialized Agency (https://www.unwto.org/) (дата обращения: 22.10.2020).

Далее произведем расчет коэффициента временной динамики (TD) каждого из показателей в годовом соотношении, опираясь на базу эконометрических расчетов динамики и прироста показателей. Для расчета временной динамики по международным туристским прибытия использовалась следующая формула:

TD ITA = ITAn/ITAn-1 – 1, (1)

где ITAn – показатель международных прибытий туристов за базовый период (текущий год);

ITAn-1 – показатель международных прибытий туристов за предыдущий базовому период (прошедший год);

1 – используется для более четкого выражения величины показателя.

Так, например:

TD1996/1995 = 565,5 / 532,9 – 1 = 0,061.

Формула расчета расходов туристов:

TD ITR = ITRкорn/ ITRкорn-1 – 1, (2)

где ITRкорn – показатель международных расходов за базовый период (текущий год);

ITRкорn-1 – показатель международных расходов за предыдущий базовому период (прошедший год);

1 – используется для более четкого выражения величины показателя [8] (Ignatenkov, 2019).

Так, например:

TD1996/1995 = 507,0 / 473,0 – 1 = 0,071. (3)

Представим полученные результаты в виде таблицы 3.

Таблица 3

Расчет коэффициента временной динамики (TD) для АТР

Сравниваемые годы
Показатель TD
Сравниваемые годы
Показатель TD
для ITA
для ITR
для ITA
для ITR
1996v1995
0,061
0,071
2008v2007
0,016
0,087
1997v1996
0,052
0,018
2009v2008
-0,040
-0,058
1998v1997
0,03
0,007
2010v2009
0,067
0,066
1999v1998
0,041
0,030
2011v2010
0,040
0,103
2000v1999
0,079
0,013
2012v2011
0,056
0,046
2001v2000
0,001
-0,016
2013v2012
0,049
0,080
2002v2001
0,029
0,061
2014v2013
0,048
0,053
2003v2002
-0,013
0,092
2015v2014
0,043
-0,022
2004v2003
0,105
0,189
2016v2015
0,035
0,007
2005v2004
0,061
0,062
2017v2016
0,071
0,073
2006v2005
0,056
0,085
2018v2017
0,057
0,070
2007v2006
0,074
0,162
2019v2018
0,040
0,037
Источник: составлено авторами по данным World Tourism Organization. A United Nations Specialized Agency (https://www.unwto.org/) (дата обращения: 22.10.2020).

Изобразим результаты полученных расчетов в таблице 3 в виде рисунка 1.

Рисунок 1. Динамика коэффициентов пространственной динамики для ITA и ITR по международному туризму

Источник: составлено авторами по данным World Tourism Organization. A United Nations Specialized Agency (https://www.unwto.org/) (дата обращения: 22.10.2020).

Произведем коррекцию данных рисунка, обозначим периоды общепризнанных глобальных экономических рисков (рис. 2).

Рисунок 2. Изменения в динамике международного туризма по годам, 1996–2019 гг.

Источник: составлено авторами по данным World Tourism Organization. A United Nations Specialized Agency (https://www.unwto.org/) (дата обращения: 22.10.2020).

Полученные данные позволили нам систематизировать ряд выводов, представленных ниже.

2. Выявленные спецификации реагирования мировой туристской индустрии на глобальные экономические риски

Исходя из проведенного выше исследования, можно говорить о следующих спецификациях.

Во-первых, туристская индустрия реагирует на мировые риски с некоторым запозданием (в среднем на год), это можно объяснить тем, что потребитель планирует поездку чаще всего заранее, оплата также предварительная, соответственно, в начальной и пиковой стадии кризиса турист по большей части не отказывается от поездки, а экономит на своих расходах в путешествии. Наличие такого феномена называется отложенным эффектом. Также исходя из этого, стоит отметить, что профессионалы туристской отрасли могут принять к сведению, что объявления о мировых рецессиях и экономических рисках не говорят о сиюминутном ущербе. Получается, что в туристской отрасли у управленцев и риск-менеджеров больший запас времени на выработку антирисковых мер. Кроме того, знание о наличии отложенного эффекта можно учитывать при проектировании туристских продуктов на посткризисный период [11] (Nazarov, 2019). Выявленная специфика может эффективно использоваться в периоды спадов при формировании антикризисных программ, а в частности, Правительство РФ может учитывать тот факт, что в первые месяцы спада после экономических рисков туристская отрасль практически никогда сильно не проседала, а это значит, ее можно использовать как источник денежных средств для поддержки других отраслей (речь идет о странах, в которых туристская отрасль занимает большую долю в экономике).

Во-вторых, было отмечено, что рост притока туристов не ведет к значительному росту их трат, а значит, увеличению доходов государства, а в периоды посткризисного восстановления даже больший туристский поток, чем годом ранее, не является гарантом притока большего количества денежных средств (2016 г. и 2015 г.). Это подтверждает тот факт, что туристы предпочитают поехать в путешествие, но при этом сокращают расходы в стране (центре) пребывания. Ну и психологический фактор тоже никто не отменял, люди после кризисов стремятся к накоплению и сохранению денежных средств.

В-третьих, данные рисунка 1 говорят о том, что в периоды кризисов международные туристские прибытия могут не сокращаться (кризис 1998 г., рецессия 2014–2015 гг.), но заметно сокращение расходов туристов. Иными словами, люди не согласны отказываться от поездок, они предпочитают меньше потратить в путешествии, например сократить расходы на размещение, чем вообще не выезжать [3] (Garina, 2019).

В-четвертых, с 2007 года отмечается значительный рост трат туристов за рубежом, это можно объяснить тем, что этот период затрагивает начало «экономики впечатлений», которая подразумевает согласие потребителя тратить деньги, если это гарантирует новое, отличное от других впечатление. Также это можно объяснить стремительным ростом популярности туристского образа жизни в этот период и развитием туристской инфраструктуры, а также созданием дополнительных «точек расходов» для туристов. В процессе исследования был построен прогноз трат выездных туристов за пределами стран (табл. 4). За основу исследования взяты страны – лидеры по тратам национальных туристов в выездных поездках.

Таблица 4

Размер трат выездных туристов за пределами страны, млрд долл.

№ п/п
2019 г.
№ п/п
2029 г.
Страна
Показатель
Страна
Показатель
1
Китай
264,14
1
Китай
533,66
2
США
181,11
2
США
218,21
3
Германия
103,59
3
Германия
115,15
4
Великобритания
88,05
4
Великобритания
106,81
5
Франция
56,1
5
Франция
67,62
6
Австралия
44,06
6
Австралия
55,63
7
Российская Федерация
42,0
7
Российская Федерация
52,90
8
Канада
41,4
8
Южная Корея
48,24
9
Италия
36,2
9
Испания
46,5
10
Испания
36,02
10
Сингапур
46,33
Источник: составлено авторами по данным World Travel & Tourism Council (https://wttc.org/) (дата обращения: 24.10.2020).

Как видно из данных таблицы 4, траты туристов к 2029 году только возрастут, особенно значителен рост расходов китайских туристов, что основано на высоких темпах прироста выездного туризма и благосостояния населения страны.

3. Особенности учета спецификаций реагирования мировой туристской индустрии на глобальные экономические риски в деятельности туристских фирм

Выше были отмечены особенности реагирования мировой туристской индустрии на глобальные экономические риски. Но не стоит исключать и спецификации, которые стоит учитывать менеджерам туристских предприятий в рисковый и пострисковый периоды. Так, считается, что в периоды экономических рисков обостряются его подвиды. Например, рыночный риск, который заключается в изменениях рыночной конъюнктуры под влиянием колебаний спроса и предложения на рынке туруслуг, что, в свою очередь, может происходить по причине глобальных экономических рисков. Глобальный экономический риск сказывается на доходах населения, оказывая влияние на объем и структуру спроса на туристские продукты, и тут главное со стороны туроператора – вовремя среагировать и внести изменения в ассортимент или ценовую политику [5] (Zhigunova, 2019).

Для туроператоров, ведущих свою деятельность в сфере международного туризма, важным подвидом экономического риска выступает – валютный, заключающийся в неблагоприятной динамике валютного курса и необходимости производить оплату за услуги иностранных поставщиков туристских услуг по более высокому курсу, чем было запланировано. Это ведет к необходимости увеличения итоговой стоимости туристского продукта и росту риска невозможности продажи туристского продукта. Этот риск особенно актуален для российской экономики, но его можно избежать, прибегая к инструментам хеджирования – фьючерсам и опционам.

Еще одним специфическим риском является риск трансферта, и хотя его относят к политическим, первопричина все-таки в экономике. Суть его состоит в том, что правительство ставит запрет на перевод денег за границу или ограничивает их количество по причине нехватки денежных средств в стране. Яркий пример – кризис в Греции, когда был установлен запрет на вывоз из страны более 10 000 долларов США. В таких ситуациях туроператоры, работающие на выезд, несут риски по невыполнению обязательств по ранее заключенным сделкам с поставщиками туристских услуг из других государств.

Не стоит забывать про финансовые риски туроператоров, выражающиеся в недополучении ожидаемых доходов и (или) возникновении незапланированных расходов по причине чрезвычайных ситуаций. Кроме того, финансовый риск возникает по причине нарушения обязательств партнерами туристских фирм по независящим от них причинам. Так, текущая ситуация в мире – наглядный пример возникновения финансового риска у предприятий, работающих в сфере туризма.

Рассмотрим некоторые спецификации реагирования на риски со стороны микроуровня национальной экономики – отдельных туристских предприятий (табл. 5).

Таблица 5

Связь туристских предприятий и глобальных экономических рисков

№ п/п
Ситуация взаимосвязи межу туристским предприятием и экономическим риском
Пояснение
1
Туристские предприятия в ведении хозяйственной деятельности зачастую используют повышенные риски с целью максимизировать свою прибыль
Иногда туристские предприятия в погоне за прибылью начинают работать на грани рентабельности или идут на заключение «рисковых» схем сотрудничества с поставщиками услуг, и если в этой ситуации возникает экономический риск во внешней среде предприятия, то ситуация может обратиться ликвидацией и уходом с рынка
2
Мультипликативный эффект туристской отрасли
В ведении своей профессиональной деятельности туристские предприятия сталкиваются с необходимостью взаимодействия с большим числом хозяйствующих субъектов из других отраслей – гостиничной, отрасли питания, транспортной отрасли, страхования, банковских услуг и пр., и даже если риск имел происхождение в какой-либо иной отрасли, то он в той или иной степени «ударит» по туризму
3
Туристское предприятие может быть участником рынка венчурного капитала
Несмотря на то, что рынок венчурного капитала связывают с инновационным бизнесом, туристское предприятие, разрабатывающее новый туристский продукт или услугу, может стать объектом венчурного финансирования. Даже если в качестве инвестора выступает само туристское предприятие. Проблема в том, что рынок венчурного финансирования является высокорисковым
4
Диспропорциональность развития туристских дестинаций, неравномерность распределения туристских потоков
Экономическое состояние туристских предприятий в периоды экономических рисков зависит еще от того, насколько развито месторасположение нахождения туристского предприятия; также имеет влияние то, каким видом туризма занимается туристское предприятие
Источник: составлено авторами на основе [7] (Zobova, 2017).

В современной ситуации многие представители туристских предприятий заявляют о необходимости поддержки отрасли со стороны государства, но на наш взгляд, каждому отдельному менеджеру необходимо индивидуальное осознание риска, это может создать уверенность и относительную экономическую безопасность.

Заключение

Таким образом, на основе проведенного исследования было установлено, что:

- во-первых, спецификации влияния глобальных экономических рисков на туристскую индустрию стоит рассматривать с точки зрения – времени, а именно – отсрочки негативного воздействия, поскольку планирование и оплата путешествий происходят предварительно, и на момент возникновения конкретной рисковой ситуации туры организуются;

- во-вторых, установлено, что рост притока туристов не всегда ведет к увеличению доходов, а также то, что в пострисковые периоды расходы туристов сокращались, а вот количество путешествующих проседало незначительно, поскольку потребитель туристских услуг предпочитает все-таки совершить путешествие, но при этом сократить траты;

- в-третьих, было отмечено, что периоды глобальных экономических рисков для туристских предприятий сопровождаются вероятностью параллельного возникновения валютного, рыночного, финансового и трансфертного рисков, что целесообразно учитывать в прогнозировании их хозяйственной деятельности.


Источники:

1. Арутюнян С.А. Современное состояние и проблемы развития туризма // Вестник евразийской науки. – 2019. – № 6. – c. 89 – 92.
2. Галенко Е.В. Теория поколений: возможности практического применения в туристской индустрии // Известия Дальневосточного федерального университета. Экономика и управление. – 2019. – № 2. – c. 69 – 75.
3. Гарина А.С. Место и роль туризма в российской экономике // Международный журнал прикладных наук и технологий. – 2019. – № 11. – c. 45 – 51.
4. Ерофеева С.С. Понятие «риск» в экономический деятельности // Огарёв-Online. – 2018. – № 1 (106). – c. 1.
5. Жигунова Т.С. Механизмы экономического развития индустрии туризма и гостеприимства в туристской дестинации // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2019. – № 1. – c. 33 – 41.
6. Зевеке О.Ю. Некоторые аспекты оценки туристских потоков // Наука и туризма: стратегии взаимодействия. – 2019. – № 5. – c. 78 – 83.
7. Зобова Е.В. Специфика рисков в туризме в Российской Федерации // Социально-экономические явления и процессы. – 2017. – № 2. – c. 45 – 49.
8. Игнатенков Г.К. Туристская индустрия РФ в 2019 году: проблемы, тенденции, экономическое и социокультурное влияние // E-Scio. – 2019. – № 8. – c. 22 – 28.
9. Иванов О.Б. Глобальные риски современного мира. Кризис глобализации // Вопросы геополитики. – 2018. – № 5. – c. 87 – 92.
10. Коновалова Е.Е. Экономика впечатлений как инструмент по сглаживанию сезонности в индустрии гостеприимства // Вестник Ассоциации ВУЗов туризма и сервиса. – 2019. – № 7. – c. 65 – 71.
11. Назаров В.П. Влияние глобальных рисков на экономическую безопасности России // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Экономика и управление. – 2019. – № 9. – c. 96 – 108.
12. Орлова А.К. Механизмы управления рисками в туристской сфере деятельности в современных рыночных условиях // Символ науки. – 2019. – № 11. – c. 51 – 52.
13. Солод Т.В., Григоренко Т.Н. Оценка взаимосвязи между показателями въездного туризма: эконометрический подход // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. – 2019. – № 1(46). – c. 72 – 81.
14. Klimova T. Trends in the development of the tourism and hospitality industry through the prism of the digital economy // Научный результат. Технологии бизнеса и сервиса. – 2020. – № 1. – p. 15 – 24.
15. Sio-Chong U. The impacts of financial and non-financial crises on tourism: Evidence from Macao and Hong Kong // Tourism Management Perspectives. – 2020. – № 33.
16. Cró S. Structural breaks in international tourism demand: Are they caused by crises or disasters? / S. Cró // Tourism Management. – 2017.
17. Monterrubio C. Protests and tourism crises: A social movement approach to causality // Tourism Management Perspectives. – 2017.
18. Vijay Reddy M. Towards a post-conflict tourism recovery framework // Annals of Tourism Research. – 2020.
19. Avraham E. Nation branding and marketing strategies for combatting tourism crises and stereotypes toward destinations // Journal of Business Research. – 2020.
20. Giuseppe A. Tourism, crisis, disaster: an interdisciplinary approach // Annals of Tourism Research. – 2019.
21. Sigala M. Tourism and COVID-19: Impacts and implications for advancing and resetting industry and research // Journal of Business Research. – 2020. – p. 312-321.
22. Moyle С. Entrepreneurial strategies and tourism industry growth // Tourism Management Perspectives. – 2020.
23. Croes R. Extending tourism competitiveness to human development // Annals of Tourism Research. – 2020.
24. Li Kevin X. Tourism as an important impetus to promoting economic growth: A critical review // Tourism Management Perspectives. – 2018.

Страница обновлена: 18.11.2020 в 13:12:17