Развитие экспортного потенциала агропродовольствия

Тяпкина М.Ф.1
1 Иркутский государственный аграрный университет им. А.А. Ежевского

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 3 (Июль-сентябрь 2020)

Цитировать:
Тяпкина М.Ф. Развитие экспортного потенциала агропродовольствия // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 3. – doi: 10.18334/eo.10.3.110865.

Аннотация:
Рынок агропродовольствия, в том числе рынок зерна определяется глобальными процессами с одной стороны и локальными с другой: производством, сбытом и потреблением. Россия в среднесрочной перспективе останется одним из ключевых экспортеров зерна. Используя свои конкурентные преимущества российские сельскохозяйственные производители, наращивают производство зерна, в том числе за счет урожайности, что позволит выйти на новые рынки сбыта, в том числе зарубежные. В статье анализируется производство, потребление, экспорт и импорт российского сельскохозяйственного сырья и продовольствия, а также ближайшего, самого большого зарубежного региона - Китая. Государственная поддержка, направленная на развитие материально-технической базы и экспортно-ориентированной инфраструктуры, способствует наращению экспортного потенциала агропродовольствия, повышению конкурентоспособности выпускаемой продукции и доходности, продвижению на внешние рынки. Анализ состояния рынка зерна показал рост спроса на российскую продукцию, в том числе органическую, что требует пересмотра традиционных и сложившихся севооборотов в сторону увеличения посевов под экспортноориентированные сельскохозяйственные культуры.

Ключевые слова: сельское хозяйство, агропромышленный комплекс, экспорт, импорт, рынок зерна, Китай

JEL-классификация: Q13, Q17, Q18



Введение

В России действует долгосрочная целевая программа «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия», предусматривающая увеличение объемов реализованного сельскохозяйственного сырья и пищевой продукции, расширение существующих и организацию новых каналов сбыта на российских и зарубежных рынках сбыта. Анализ рентабельности деятельности сельхозтоваропроизводителей в стране показал, что доходность снижается. Покупательная способность низкая, что сказывается на ценах, а, следовательно, и на доходности сельхозтоваропроизводителей [9] (Samarukha, Tyapkina, 2020). Собственных источников финансирования не хватает для ведения текущей деятельности, что требует поиска новых каналов сбыта, в том числе зарубежных. Самый большой зарубежный рынок – Китай, с населением 1,4 млрд человек. В соответствии с прогнозами ФАО и ОЭСР [15] основной тенденцией до 2026 г. останется рост мирового потребления зерна, что будет обусловлено в основном увеличением спроса со стороны развивающихся стран. Рост спроса на российскую продукцию, в том числе органическую, заставляет пересматривать традиционные или сложившиеся севообороты в сторону увеличения посевов под экспортноориентированные сельскохозяйственные культуры: зерновые, яровой рапс, масленичный лен, сою и подсолнечник.

В этой связи целью настоящей статьи является анализ сложившихся тенденций производства зерновых культур, экспорт и импорт, в том числе в сравнении с Китаем. Научная новизна состоит в сопоставлении потребления зерна в России и Китае, исследовании возможностей роста спроса на отечественные высококачественные зерновые для повышения доходности сельхозтоваропроизводителей. В качестве гипотезы выдвинуто предположение о значительном повышении производственного и экспортного потенциала отечественной продукции, что имеет экономическое и политическое значение для страны.

В процессе исследования использовались методы сравнительного и экономико-статистического анализа. На основе данных Федеральной таможенной службы, Таможенной статистики Китая, прогнозов ФАО (продовольственной и сельскохозяйственной организации объединенных наций) сформированы предложения по повышению экспортного потенциала и активизации имеющихся конкурентных преимуществ за свет выстроенной государственной политики.

Экспортный потенциал продукции сельского хозяйства выступает как возможность национальной экономики производить продукцию, которая будет обладать конкурентоспособностью на международном рынке, и экспортировать ее в достаточном количестве и по установленным мировым ценам [6]. (Klimova, Ishchenko, 2016) Экспортный потенциал является одним из основных составляющих совокупного потенциала социально-экономической системы, являющейся сложной системой, обладающей определенной внутренней структурой и характеристиками [7] (Kosmin, Kuznetsova, Kosmina, 2019).

В рацион россиян традиционно всегда входили зерновые, за счет потребления хлебопродуктов удовлетворяется 40–42 % дневной потребности человека в пище, от 40 до 50 % – в белке и углеводах. С учетом расхода зерна на производство продуктов животноводства его удельный вес в энергетическом содержании пищевого рациона населения страны составляет не менее 50–60 %. Кроме того, 2–3 % объема внутреннего потребления зерна перерабатывается кондитерской, крахмалопаточной, спиртовой промышленностью [4] (Zaikin, Ryabova, 2017).

Для более чем двух третей китайцев, проживающих на севере КНР, основным продуктом питания является пшеница из-за невозможности выращивания риса на этой территории. Рост потребления в большей степени обусловлен растущим располагаемым доходом населения и структурными демографическими изменениями. Благодаря урбанизации населения в Китае увеличивается спрос на готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Россия на душу населения потребляет пшеницы и ячменя больше, так по пшенице потребление составляло в 2018 году 99,9 кг, по данным ФАО, а в Китае 65 кг, ячменя 1,8 кг и 0,2 кг, соответственно, что связано со сложившимися рационами питания (табл. 1). За анализируемый период Китай немного, но увеличил потребление пшеницы на душу населения.

Таблица 1

Потребление на душу населения пшеницы и ячменя в Китае и России, кг

Страна
2015–2017 гг. (среднее значение)
2018 г.
2019 г. (прогноз)
2019 г. к 2018 г., %
пшеница

Китай
64,8
65
65,1
100,2
Россия
100,1
99,9
99,9
100,0
ячмень

Китай
0,2
0,2
0,2
100,0
Россия
1,8
1,8
1,8
100,0
Источник: FAO. Food Outlook – May 2019 [14, 16].

В 2019 году внутреннее потребление пшеницы в Китае составило 123,5 млн т, а потребление на душу населения - около 88,2 кг в год, в том числе потребление продовольственной пшеницы всего - 92,3 млн т на душу населения - 65,9 кг в год, выше прогнозов ФАО на 0,9 кг. В среднем потребление продовольственной пшеницы в Китае составляет около 0,18 кг на человека в день.

Общее потребление риса в Китае в 2019 году достигло 193,025 млн. т при среднегодовом потреблении 138 кг. Среднесуточное потребление составляет около 0,38 кг, из которых съедобное потребление риса составляет 158,8 млн т, а годовое потребление съедобного риса на душу населения достигает 113 кг. Средний человек потребляет около 0,31 кг риса в день.

В 2019 году общее потребление кукурузы в Китае составляло 277,95 млн. т, при этом ежегодное потребление на душу населения достигает 198,5 кг, из которых потребление продовольственной кукурузы составляет 18,62 млн т, а годовое потребление на душу населения составляет 13,3 кг. Исходя из потребления риса, пшеницы и кукурузы в 2019 году общее потребление этих трех культур достигло 59,447 млн т, что эквивалентно 424,6 кг годового потребления на душу населения, из которых общее годовое потребление пищевого зерна достигло 266,67 млн т на душу населения - 190 кг, среднесуточное потребление составляет около 0,53 кг.

Таблица 2

Производство зерновых культур в Китае и России, млн т

Страна
2015–2017 гг.
(среднее значение)
2018 г.
2019 г. (прогноз ФАО)
2019 г. к 2018 г., %
зерно

Китай
552,2
545,2
546,6
100,3
Россия
116,8
109,5
123,5
112,8
пшеница

Китай
133,4
131,4
132
100,5
Россия
73,7
72,1
82
113,7
ячмень

Китай
1,9
1,8
1,8
100,0
Россия
18,7
17
18,5
108,8
Источник: FAO. Food Outlook – May 2019 [14].

По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) (англ. Food and Agriculture Organization, FAO), основной задачей которой является борьба с голодом, стремление обеспечить здоровое питание и продовольственную безопасность для всех стран прогноз производства зерновых составляет на 2019 год в Китае 546,6 млн т, что выше по сравнению с Россией в 4,4 раза (табл. 2), производство пшеницы 132 тыс. т, это на 60 % больше России, а вот ячменя производит всего 1/10 часть в сравнении с Россией.

Таблица 3

Импорт зерновых культур в Китае и России, млн т

Страна
2015–2017 гг.
(среднее значение)
2018 г.
2019 г. (прогноз)
2019 г. к 2018 г., %
зерно

Китай
34,7
26,4
25,1
95,1
Россия
0,9
0,8
0,8
100,0
пшеница

Китай
5,7
4,9
5,4
110,2
Россия
0,5
0,3
0,3
100,0
ячмень

Китай
7,9
6,1
5,1
83,6
Россия
0,2
0,2
0,2
100,0
Источник: FAO. Food Outlook – May 2019 [14].

При большем производстве зерна в Китае, по сравнению с Россией, импорт составляет 25,1 млн т (табл. 3), что выше в 31 раз, чем импортирует Россия – всего 0,8 млн т или 4,6 % от своего производства. Также пшеницы Китай импортирует 4,9 млн т в 2018 году, а по прогнозу на 2019 год 5,4 млн т и это больше в 18 раз, чем импортирует Россия – 0,3 млн т или 0,4% от своего производства. Ячменя Китай импортирует 6,1 млн. т в 2018 году и меньше по прогнозу на 2019 год на 16 % или 5,1 млн. т, и это больше в 25 раз, чем импортирует Россия – 0,2 млн. т или в 2,8 раза больше своего производства, то есть в Китае собственное производство ячменя составляет всего 35 % от ввозимого в страну объема.

Таблица 4

Экспорт зерновых культур в Китае и России, млн т

Страна
2015–2017 гг. (среднее значение)
2018 г.
2019 г. (прогноз)
2019 г. к 2018 г., %
зерно

Китай
1,5
2,7
3,1
114,8
Россия
41,2
43,3
45,0
103,9
пшеница

Китай
0,2
0,2
0,1
50,0
Россия
31,3
35,0
35,0
100,0
ячмень

Китай
-
-
-
-
Россия
4,3
5,0
5,2
104,0
Источник: FAO. Food Outlook — May 2019 [14].

При большем производстве зерна в Китае, по сравнению с Россией, экспорт составляет всего 3,1 млн т на 2019 год (табл. 4), это 7 % от объемов, которые экспортирует Россия – 45 млн т или 0,6 % от своего производства. Также пшеницы Китай экспортирует очень мало в связи с более высокими потребностями, чем производит 0,1 млн т, и это всего 0,3 % от объемов, которые экспортирует Россия – 35 млн или 0,08 % от своего производства. Ячмень Китай не экспортирует, а Россия экспортирует 5,2 млн т или 28 % от своего производства.

Таблица 5

Российский экспорт зерновых культур в Китай, млн т

Вид продукции
2018
2019
2019 г. в % к 2018 г.
Тыс. т
Цена за т, долларов
Всего тыс. дол. США
Тыс. т
Цена за т, долларов
Всего тыс. дол. США
Пшеница
35089,7
248,5
8720,2
18660,4
288,7
5387,4
62
Кукуруза
21658,4
121,8
2637,0
24111,7
121,7
2935,2
111
Рис
191,7
249,9
47,9
591,0
264,1
156,1
3 раза
Гречневая крупа
11748,1
258,3
3034,8
20373,5
274,1
5583,5
184
Овсяная крупа
0,3
156,7
0,05
20411,0
206,6
4216,7
897 раз
Соя
231,5
401,9
93,0
17742,7
419,5
7442,9
80 раз
Источник: таможенная статистика Китая. [Электронный ресурс]. URL: http://43.248.49.97/ [10].

Самая высокая цена из всех видов продукции растениеводства в Китае – сою 419,5 долл. США (табл. 5), при курсе доллара в 66 руб. цена сои в национальной валюте составляет 27,7 тыс. руб. за тонну. На внутреннем рынке цена на сою составляла 21,2 тыс. руб. за тонну. Цена пшеницы на 2019 год 288,7 долл.. США, это 19 тыс. руб. в национальной валюте. На внутреннем рынке цена на пшеницу составляла 9,9 тыс. руб. за тонну. Больше всего было экспортировано сои в стоимостном исчислении – 7,4 млн. долл. США, гречневой крупы – 5,6 млн. долл. США, пшеницы – 5,4 млн. долл. США.

Таблица 6

Доля экспорта и импорта в российском производстве зерна за 1990-2019 гг., млн т


1990
2000
2010
2015
2016
2017
2018
2019
2019 г. к 1990 г. %
Производство, млн. т
116,7
65,4
61,0
104,7
120,7
135,5
113,3
121,2
103,9
Импорт, млн. т
16,9
4,7
0,4
0,8
1,0
0,7
0,4
0,3
1,8
Доля импорта к производству, %
14,5
7,2
0,7
0,8
0,8
0,5
0,4
0,2

1,4
Экспорт, млн. т
2,0
1,3
13,9
30,7
33,9
43,3
54,8
39,3
19,6 раз
Доля экспорта к производству, %
1,7
2,0
22,8
29,3
28,1
32,0
48,4
32,4
19 раз
Источник: Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/enterprise_economy [3].

Рынок зерна в России формируется за счет собственных ресурсов, доля ввозимого зерна составляет в 2019 году 0,2 % от производства по данным Росстата (табл.6). Около половины зерна 43,7 % используется на переработку промышленными и сельскохозяйственными предприятиями (комбикорма, муку, крупу), 9,2 % на семенные цели, 10,5 % на кормовые. В целом за 30 лет импорт зерна сократился на 98,6 % с 16,9 млн т до 0,3 млн т при увеличении производства всего на 3,9 %. Экспорт наоборот увеличился в 19,6 раза с 2 млн т до 39,3 млн т. Объемы выращиваемого в России зерна полностью обеспечивают внутреннее потребление при экспорте, составляющем 32,4 % от собранного урожая.

Рисунок 1. Динамика производства зерновых в России за 2015-2019 гг., млн т

Источник: Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://irkutskstat.gks.ru/folder/29610 [2, 3, 5].

Предложение зерна определяется его производством. Производство зерновых в динамике увеличивается (рис. 1), так за последние пять лет производство зерновых в России увеличилось на 15,7 %, а по сравнению с 2018 годом на 7 %. В настоящее время производство зерна все в большей степени определяется возможностями увеличения урожайности, так как возможности расширения посевных площадей ограничены.

Рисунок 2. Динамика производства и урожайности зерновых в России за 2015-2019 гг. Источник: [3].

В России урожайность зерновых в 2019 г. составила 26 ц/га (рис. 2), за пять лет увеличение составило 15,6 %, а по сравнению с прошлым годом 6,3 %. Страна располагает большим потенциалом в росте урожайности, но сценарный прогноз развития зернового рынка страны указывает на экстенсивный путь за счет расширения и диверсификации посевных площадей.

В мире возможности экстенсивного роста производства зерна практически исчерпаны, несмотря на замедление темпов роста урожайности сохраняется интенсивный тип зернового хозяйства.

Рисунок 3. Урожайность зерновых в зарубежных странах в 2017 году

Источник: [8].

В Китае урожайность в 2017 году составила – 59,1 ц/га (рис. 3) с использованием значительного количества удобрений и пестицидов. Отметим, что в мире самая высокая урожайность была получена в Бельгии – 90,2 ц/га, Нидерландах – 87,3 ц/га, самая низкая в Казахстане – 13,4 ц/га. В России урожайность составляет 29,2 ц/га без доработки. В соответствии с прогнозами ФАО и ОЭСР производство зерновых в мире вырастет на 12 % с 2017 до 2026 г. в значительной степени за счет роста урожайности зерновых культур — на 11 % [15].

Рисунок 4. Динамика посевных площадей под зерновые в Российской Федерации за 2015-2019 гг., тыс. га

Источник: Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/enterprise_economy [3].

В Российской Федерации удается сохранить посевные площади под зерновые на одном уровне 46,7 млн га (рис. 4). Самой большой площадью сельскохозяйственных земель располагает Китай, потом США, Бразилия, Россия. Занимая четвертое место по общей площади сельхозугодий, Россия является бесспорным лидером по площади сельхозугодий на душу населения – 1,51 га, США – 1,26 га, Китай – 0,38 га, Япония – 0,04 га, в мире – 0,66 га [11] (Uzun, Fomin, Loginovа,, 2018). Подушевая обеспеченность пашней населения составляет в Австралии — 2,4 га на человека, в Канаде — 1,6 га, в России — 0,86, в США —0,59, а в Японии — 0,04 га [1] (Akhmadulina, Raspolov, 2018). На основе данных о более высокой обеспеченности России сельскохозяйственными угодьями в расчете на душу населения многие политики делают вывод о наличии в России значительного потенциала для увеличения производства продовольствия и вклада страны в продовольственную безопасность мира.

Таблица 7

Динамика экспорта и импорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья в России за 2015-2019 гг., млн долларов

Показатель
Годы
2019 г. к 2015 г., %
2015
2016
2017
2018
2019
Экспорт
15215
17075
20699
24958
24830
163,2
Импорт
26650
25072
28924
29796
29964
112,4
Паритет
0,57
0,68
0,72
0,84
0,83
-
Источник: составлено авторами по данным Федеральной таможенной службы. [Электронный ресурс]. URL: http://customs.gov.ru/statistic [13]

Общий объем внешнеторгового оборота товаров продовольственной группы Российской Федерации в 2019 г. составил 54,8 млрд долларов, из них 24,8 млрд. долларов занял экспорт (табл. 7), это 5,9 % от всего экспорта страны. Отметим, что в экспорте страны 63,3 % (рост по сравнению с 2015 г. + 22,6 %) составили минеральные продукты, далее металлы и изделия из них – 8,9 % (роста +14 %); машины, оборудование и транспортные средства – 6,6 % (+ 9 %), продукция химической промышленности – 6,4 % (рост +67 %); продовольствие 5,9 % (+ 53 %), древесина – 3 % (+ 30 %). Импорт составил 29,9 млрд. долларов, в том числе в страну было поставлено машин, оборудования и транспортных средств 46,1 % (рост по сравнению с 2015 г. + 38 %), продукции химической промышленности – 19,5 % (+ 41 %), продовольственных товаров 12,3% (+ 13 %). Доля экспорта в импорте по стране ежегодно увеличивается с 0,57 до 0,83, и темпы роста экспорта значительно выше импорта (по сравнению с 2015 г. экспорта + 63,2 %, импорт – 12,4 %).

Таблица 8

Динамика индекса средних цен и физического объема продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья Российской Федерации за 2015-2019 гг., %

Год
Показатель
Индекс средних цен
Индекс физического объема
из всех стран
из них:
из всех стран
из них:
из стран дальнего зарубежья
из стран СНГ
из стран дальнего зарубежья
из стран СНГ
2019
экспорт
97,9
97,6
98,8
101,5
97,4
117,6
импорт
97,8
97,7
98,3
102,6
101,7
106,1
2018
экспорт
106,2
108,8
97,0
113,2
115,3
106,4
импорт
100,1
100,7
97,9
102,6
101,3
107,9
2017
экспорт
103,9
104,1
103,5
116,6
118,3
111,6
импорт
105,2
104,9
106,4
109,7
108,9
113,2
2016
экспорт
91,6
92,8
88,0
115,0
116,1
111,9
импорт
97,3
97,1
97,9
96,6
94,7
106,0
2015
экспорт
90,5
92,5
85,4
94,4
93,6
96,4
импорт
79,3
87,4
53,8
83,9
74,5
139,1
Источник: составлено по данным Федеральной таможенной службы. [Электронный ресурс]. URL: http://stat.customs.ru/apex/f?p=201:7:189676966478103::NO [13].

Снижение мировых цен на продовольствие позволило, как увеличить экспорт в страны СНГ, так и импорт. Индекс средних цен экспорта продовольствия составил в 2019 г. 97,9 % (табл. 8), импорта – 97,8 %. Благоприятным периодом для роста доходов от экспорта был 2018 г., темпы роста цен на экспорт был выше (106,2 %), чем темпы роста цен на импорт (100,1 %). С 2016–2018 гг. индекс физического объема экспорта превышал индексы физического объема импорта, что также благоприятно сказалось на внешней торговле.

Однако, в общемировом аграрном экспорте удельный вес Российской Федерации составляет всего 1,6 %, при том, что доля Германии достигает 5,5 %, Нидерландов – 7 %, а США – 9 % [12]. В то же время положительной тенденцией является рост доли отечественного экспорта продовольствия в общероссийском объеме экспортных поставок: с 4,7 % в 2015 г. до 5,9 % в 2019 г. и снижение импорта с 14,5 % в 2015 г. до 12,3 % в 2019 г. [13].

Таблица 9

Динамика экспортных поставок продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья в странах лидерах за 2015-2019 гг., млрд долларов



Страна

2015

2016

2017

2018

2019
2019 г. к 2015 г., в %
1
США
138,3
140,8
143,3
145,1
141,7
102,5
2
Голландия
91,5
96,2
103,7
108,9
109,5
119,7
3
Германия
78,0
79,9
84,6
86,8
85,2
109,2
4
Бразилия
72,5
69,6
79,3
82,6
78,2
107,9
5
Китай
68,2
71,2
73,9
77,5
77,0
112,9
6
Франция
66,1
64,5
68,4
73,0
71,4
108,0

20

Россия

15,8

17,0

20,7

24,9

24,8

157,0
Источник: [12] (Ushachev, Maslova, Avdeev, 2020).

Благодаря мерам государственной поддержки, благоприятной рыночной конъюнктуре удалось нарастить экспорт продовольствия и выйти в 2019 г. на 20 место в мире с объемом в 24,8 млрд. долларов США (табл. 9).

Значительные инвестиционные затраты, отсутствие технологий точечного земледелия, нехватка высококвалифицированных кадров, высокие железнодорожные тарифы, значительные расстояния до портовых терминалов тормозят процесс наращения экспортного потенциала.

Заключение

Государственная политика должна строиться на поддержке экспортного потенциала, развитии материально-технической базы действующих пищевых и перерабатывающих предприятий, повышении конкурентоспособности выпускаемой продукции, продвижении произведенных товаров и сельскохозяйственного сырья на внешние рынки, что позволит создать новую товарную массу (в том числе с высокой добавленной стоимостью), экспортноориентированную товаропроводящую инфраструктуру, устранить торговые барьеры (тарифные и нетарифные) для обеспечения доступа продукции АПК на целевые рынки, создать систему продвижения и позиционирования агропродукции.

Очень серьезное внимание следует обратить на внедрение новейших технологий во всех отраслях агропромышленного комплекса с использованием высокопроизводительных комбайнов, технологий точного земледелия, и т. д. Использование технологий точного земледелия становится главным фактором конкурентоспособности сельхозтоваропроизводителей на мировом рынке. Азиатские страны предъявляют высокие требования к качеству импортируемой сельскохозяйственной продукции, что требует усиления внимания сельхозтоваропроизводителей-экспортеров к процессу ее сертификации.


Источники:

1. Ахмадулина Т.В., Располов В.М. Особенности развития современного мирового рынка зерна // Международная экономика. – 2018. – № 3. – c. 73-87.
2. Баланс ресурсов и использования зерна (без продуктов переработки) по Иркутской области. Irkutskstat.gks.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://irkutskstat.gks.ru/storage/mediabank/zerno2018.html (дата обращения: 08.06.2020).
3. Валовые сборы сельскохозяйственных культур по РФ. Gks.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/enterprise_economy (дата обращения: 09.06.2020).
4. Заикин В.П., Рябова И.В. Исследование баланса ресурсов и использования зерна // Вестник НГИЭИ. – 2017. – № 9(76). – c. 88-102.
5. Ильина Е.А., Тяпкина М.Ф., Доманова Е.О. Современное состояние сельского хозяйства в регионах Сибирского федерального округа // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. – 2020. – № 2(62). – c. 19.
6. Климова Н.В., Ищенко М.И. Экспортный потенциал сельского хозяйства России // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. – 2016. – № 119. – c. 577-587.
7. Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Косьмина Е.А. Проблемы повышения экспортного потенциала России (или о повышении степени ее вовлеченности в мирохозяйственный оборот) // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 1021-1060. – doi: 10.18334/eo.9.2.40648 .
8. Российский статистический ежегодник. 2019. / стат. сб. - М.: Росстат, 2019. – 708 c.
9. Самаруха В.И., Тяпкина М.Ф. Техническая оснащенность сельского хозяйства // Экономика сельского хозяйства России. – 2020. – № 6. – c. 31-36. – doi: 10.32651/206-31 .
10. Таможенная статистика Китая. [Электронный ресурс]. URL: http://43.248.49.97 (дата обращения: 09.06.2020).
11. Узун В.Я., Фомин А.А., Логинова Д.А. Место России на агропродовольственной карте мира // Международный сельскохозяйственный журнал. – 2018. – № 1(361). – c. 68-76.
12. Ушачев И., Маслова В., Авдеев М. Современные тенденции развития внешней торговли агропродовольственной продукции в России // АПК: Экономика, управление. – 2020. – № 5. – c. 4-15. – doi: 10.33305/205-4 .
13. Федеральная таможенная служба. [Электронный ресурс]. URL: http://stat.customs.ru/apex/f?p=201:7:4934978084216408::NO:::.
14. Food Outlook — may 2019. Oecd-fao. [Электронный ресурс]. URL: http://www.fao.org/3/ca4526en/ca4526en.pdf (дата обращения: 09.06.2020).
15. Agricultural Outlook 2017-2026. Oecd-fao. [Электронный ресурс]. URL: http://www.fao.org/3/a-i7465e.pdf (дата обращения: 09.06.2020).
16. Tyapkina M.F. Consumption as the main element of the reproduction process in agriculture // Agriculture and Food Security: Technology, Innovation, Markets, Human Resources: Сер.BIO Web of Conferences. Kazan-Samara, 2020. – p. 00240.

Страница обновлена: 15.09.2020 в 15:54:23