Человеческий капитал современной семьи

Хаджалова Х.М.

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

№ 11 (95), Ноябрь 2014

Цитировать:
Хаджалова Х.М. Человеческий капитал современной семьи // Креативная экономика. – 2014. – Том 8. – № 11. – С. 62-72.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=22616220
Цитирований: 24 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Представление о реальном положении современной семьи, перспективах ее развития может быть получено путем рассмотрения характеристик всех составляющих современной семьи, а именно трудового потенциала и здоровья членов семьи, их образования, навыков, квалификации. Именно эти характеристики являются составляющими человеческого капитала и определяющими при оценке социально-экономического положения семьи, ее благосостояния, качества жизни.

Ключевые слова: трудовой потенциал, ресурсы, человеческий капитал, кадры, качество жизни населения, экономика региона, демография, жизненный цикл семьи



Серьезные изменения социальных условий жизни современного общества содействовали трансформации характера жизнедеятельности населения. Влияние информационных технологий, расширение возможностей коммуникаций способствует росту значимости социально-информационных сторон функционирования экономики в жизни общества.

По работе и доход

Сегодня реальное представление о положении современной семьи, перспективах ее развития может быть получено путем детального рассмотрения характеристик всех составляющих ресурсного потенциала семьи, прежде всего, человеческого капитала.

В экономической теории категория «человеческий капитал» связывается с тем «выигрышем», который может быть получен человеком и семьей за счет получения образования, квалификации, трудовых навыков, специальных и общих знаний, которые могут быть использованы для повышения благосостояния семьи, качества жизни, а также для развития отдельных составляющих ее ресурсного потенциала [1].

Рассмотрение человеческого капитала семьи целесообразно начать с такой важной его составляющей, как трудовой потенциал. Современное понимание трудового потенциала семьи заметно отличается от традиционно используемого понятия «трудовые ресурсы». Так, если под трудовыми ресурсами следует рассматривать население, способное к общественно-полезному труду, то трудовой потенциал семьи – это также люди, возможно с ограниченной трудоспособностью, которые могут выполнять традиционные домашние работы и собственные производственно-экономические функции домашних хозяйств (на уровне самозанятости).

Термин «иждивенческая нагрузка» здесь может интерпретироваться более гибким образом. Участие в общественно-полезном труде, с одной стороны, и необходимость выполнять домашние работы или собственные производственные функции домохозяйств – с другой, находятся в сложных отношениях конфликта и взаимодополнения.

Демографические характеристики семьи имеют определяющее значение для ее трудового потенциала. Иждивенческая нагрузка, количество трудоспособных и нетрудоспособных членов семьи, размеры их заработков и других доходов определяют среднедушевой доход семьи. В данном контексте важным является соотношение числа государственных (пенсионеры, стипендиаты) и семейных иждивенцев из числа работающих, что позволит определить коэффициент семейной нагрузки на работающего.

Население в своем семейном планировании рассматривает увеличение трудового потенциала семьи в качестве одного из наиболее важных критериев. При обучении ребенка целью является не столько обеспечение его дальнейшего существования, сколько наращивание общего трудового потенциала семьи. И главное здесь не соотношение работающих и неработающих членов семьи, а размер дохода, получаемого работниками, независимо от формы занятости. Критерием при таком планировании является размер будущего душевого дохода семьи.

Потенциал семьи как залог развития

Жизненный цикл семьи, переходы из одной стадии цикла в другую, все события демографического характера полностью определяют ситуацию с трудовым потенциалом и иждивенческой нагрузкой в семье. Так, само вступление в брак создает принципиальную возможность работы только одного из супругов, появление первого, второго, третьего и т.д. ребенка, меняет значение иждивенческой нагрузки, снижает ее душевой доход, заставляет трудоспособных членов семьи интенсифицировать свой труд, а людей с ограниченной трудоспособностью приступать к работе. К подобным последствиям приводит выход пожилых членов семьи на пенсию, но при этом еще и прямо сокращает трудовой потенциал семьи. К похожим последствиям приводят и болезни, и потеря трудоспособности членов семьи.

Одной из серьезных причин различий в уровне материальной обеспеченности семьи является наличие или отсутствие в них работников. Для более детального анализа качества жизни все обследованные семьи (данные обследования «Уровень и качество жизни населения Республики Дагестан» 2007 г. и 2009 г.) условно объединим в две основные группы: 1) семьи, в которых имеются работники; 2) семьи, где отсутствуют работники и, следовательно, основным источником доходов являются социальные трансферты (это, как правило, семьи неработающих пенсионеров, студентов, семьи без работников).

В проведенном обследовании домохозяйств Дагестана (2007–2009 гг.) (см. табл. 1) из общего количества обследованных 76,6% приходилось на долю семей с работниками (83,2% членов семей) и 23,4% – на долю семей без работников (16,8% членов семей). В 2009 г. из общего количества обследованных 72,5% приходилось на долю семей с работниками (77,3% членов семей) и 27,5% – на долю семей без работников (22,7% семей). Наметившаяся тенденция к увеличению числа семей без работников говорит о снижении уровня обеспеченности из-за отсутствия доходов в виде оплаты труда. Сказывается и влияние иждивенческой нагрузки.

Таблица 1

Распределение семей по доходным группам в зависимости от количества детей в семье (по данным обследования 2007–2009 гг.)

Всего по выборке
Кол-во семей
Группировка семей по душевым доходам
Низкодоходные
Среднедоходные
Высокодоходные
Число семей
715
326
355
34
(% по доходной группе)
100
100
100
100
Семьи без детей
43
6
30
7
%
6,0
1,8
8,5
20,6
Семьи с 1-м ребенком
39
18
16
5
%
5,5
5,5
4,5
14,7
Семьи с 2-мя детьми
244
106
131
7
%
34,1
32,5
36,9
20,6
Семьи с 3-мя детьми
322
149
161
12
%
45,0
20,8
45,4
35,3
Семьи с 4-мя детьми
50
36
12
2
%
6,9
5,03
3,4
5,9
Семьи с 5-ю и более детьми
17
11
5
1
%
2,4
1,5
1,4
2,9
Источник: Составлено автором по результатам проведенного обследования «Уровень и качество жизни населения Республики Дагестан» (2007-2009 гг.).

Из таблицы 1 видно, что число высокодоходных семей с увеличением числа детей в семье уменьшается. В относительно благоприятном положении оказываются семьи с 3-мя детьми (общий объем выборки 715 домохозяйств), однако общая доля таких семей составляет лишь 3,7% от числа семей с 3-мя детей [4].

Важнейшую часть характеристики человеческого капитала и ресурсного потенциала семьи в целом составляет потенциал здоровья. Здоровье членов семьи оказывает определяющее значение на благосостояние, качество и уровень жизни семьи. Ухудшение здоровья одного из членов семьи сразу же сказывается на жизни всех членов семьи и на общесемейных характеристиках.

Интересные результаты были также получены при анализе изменения показателей индивидуального потенциала здоровья на различных этапах жизненного цикла (см. табл. 2).

Таблица 2

Оценки и характеристики здоровья на протяжении жизненного цикла индивида

Возраст, лет
Средняя оценка, балл
Имеющие жалобы на здоровье, %
Имеющие хронические заболевания, %
Тяжесть хронических заболеваний, балл
Среднее число дней болезненного состояния за год
Средний денежный расход на медикаменты в месяц, руб.
0–2
4,11
24,0
8,2
2,4
24
110
3–6
4,23
25,24
7,1
2,9
25
146
7–10
4,22
19,1
4,5
2,2
27
141
11–14
4,21
17,5
4,9
2,1
9
112
15–20
4,38
16,0
11,6
2,4
13
127
21–24
4,4
18,1
12,1
2,3
13
142
25-29
4,97
31,9
18,9
3,0
18
202
30–34
4,68
32,4
18,2
3,0
21
221
35–39
3,52
46,8
29,2
3,3
35
284
40–44
3,46
44,2
29,2
3,2
34
283
45-49
3,4
59,8
43,8
3,7
55
365
50–54
3,21
62,2
55,6
3,7
52
425
55–59
3,09
66,3
56,5
3,6
54
424
60–64
2,92
63,9
61,4
4,3
62
466
65–69
2,91
69,0
62,6
4,4
62
458
Свыше 70–74
2,39
79,6
58,1
4,5
79
450
В среднем
3,75
42,2
30,1
3,2
36,4
272
Источник: Составлено автором по результатам проведенного обследования «Уровень и качество жизни населения Республики Дагестан» (2007–2009 гг.).

От расцвета до заката

На протяжении жизни человека изменение потенциала здоровья проходит в три периода: первый – это рост, происходящий в соответствии с изменением возраста; второй – определенная стабилизация; третий – снижение, постепенная потеря потенциала здоровья. Интересно, что в обследовании домохозяйств Республики Дагестан, согласно проведенному обследованию, «пик» пришелся на период 25–29 лет, после чего начался медленный спад. Между тем, биологическое развитие человеческого организма достигает своего максимума и расцвета примерно в 35 лет. Отсюда следует вывод, что, по-видимому, социальные факторы уменьшают возможности человеческого организма, заложенные природой, для поступательного развития в более поздний период.

Результаты обследования свидетельствуют о том, что снижение потенциала здоровья происходит не плавно, а скачкообразно, выявляются возрастные группы риска, т.е. тот возраст, когда вероятность заболеть существенно повышается. Первый «скачок» вниз происходит в 25 лет, после чего на протяжении десятилетия (25–35 лет) все показатели здоровья удерживаются на относительно стабильном уровне. Самый резкий по силе спад начинается после 45 лет, а именно к 50 годам. Затем в течение еще одного десятилетия (50–60 лет) сохраняется относительная стабильность. Переход в «шестидесятилетние» также чреват определенным спадом здоровья, уровень которого затем вновь удерживается почти целое десятилетие. Постепенное накопление незначительных и скрытых количественных изменений в состоянии отдельных систем и функций организма приводит к резким качественным сдвигам.

По мнению специалистов ВОЗ, здоровье населения наполовину зависит от условий и образа жизни, на одну пятую – от состояния окружающей среды, в такой же степени – от генетики и только примерно на 10% – от деятельности медицинских учреждений. В рамках этих 50% можно выделить, с одной стороны, социальные условия жизни людей (характер труда, жилищно-бытовые особенности, питание, транспортные нагрузки и т.д.) и с другой – образ жизни человека, его конкретное поведение (начиная с раннего детства), которое может быть либо витальным, либо патогенным, отмеченным неэффективной растратой здоровья. Медицина и здравоохранение, как правило, вступают в действие лишь при наступлении нездоровья.

Основные факторы, влияющие на ухудшение здоровье – это ухудшение экологической ситуации в регионе, ухудшение условий труда на предприятиях, а также снижение качества питания.

Приращение человеческого капитала всегда сопряжено с определенными издержками (финансовыми, временными, ухудшением здоровья). «Анализ человеческого капитала исходит из предпосылки, что принимая решение о своем образовании и профессиональной подготовке, медицинском обеспечении и других формах пополнения знаний и улучшения здоровья, индивиды соотносят выгоды с издержками. В число выгод помимо культурных и прочих неденежных благ входят более высокие заработки и профессиональный рост, тогда как издержки определяются в основном упущенной ценностью затраченных на это инвестиций». К указанным издержкам следует отнести также и прямую стоимость обучения [2].

Разница между тем, что индивидуум мог бы заработать, и тем, что он фактически зарабатывает (включая ценность потерянного досуга), составляет важный элемент косвенных издержек образования. Плата за обучение, затраты на учебные пособия, дополнительные расходы на транспорт и жилье представляют более явный элемент издержек. Чистые заработки можно определить как разность между фактическими заработками и прямыми издержками образования.

Учиться никогда не поздно

Весьма существенным при оценке значения и эффективности человеческого капитала является временной разрез и временные соотношения. Так, к издержкам на получение образования, необходимо отнести общее время, затрачиваемое на получение образования. Следует также сопоставить время, затраченное на получение образования, со временем получения дополнительных материальных выгод, которое обеспечивает это образование. Естественно, что чем продолжительнее это время, тем более эффективным оказывается приобретенный человеческий капитал. При централизованной плановой экономике продолжительность занятости в общественном производстве была четко регламентирована и легко экономически оцениваема. В условиях рыночной экономики аналогичная ситуация имеет место лишь в бюджетной сфере, в других же сферах экономики, где имеет место занятость, временные пределы которой официально не связаны с возрастными ограничениями, работа может осуществляться не по найму и быть связанной с предпринимательством и самозанятостью, такие оценки весьма затруднены.

Экономический подход к оценке человеческого поведения Г. Беккера, несомненно, придает большую стройность рассуждениям о человеческом капитале, однако при его применении к жизни семьи наблюдается «зауженность». Так, при выходе на пенсию пожилые люди получают уникальную возможность посвящать свое свободное время жизненно важному делу – воспитанию внуков. В этих случаях экономические оценки оказываются малозначительными. На первый план по своей важности выступают жизненные цели и ресурсы семьи.

Связь человеческого капитала со стадиями жизненного цикла семьи очевидна. Молодые семьи на первых стадиях жизненного цикла, как правило, стараются наращивать свой образовательный ресурс за счет учебы на производстве, в системе среднего общего и специального образования, в вузах, дающих как общеобразовательную, так и специальную подготовку. Для молодых по возрасту семей, но при средних по возрасту партнерах картина несколько меняется: наряду с учебой в высших учебных заведениях определенной части родителей многие из последних прекращают обучение в официальных инстанциях, но продолжают наращивать свою квалификацию на работе, выступая уже в статусе дипломированных специалистов [4]. Появление в семье первого, второго и т.д. ребенка сокращает возможности обучения вне рабочего места. В период «затухания» семьи на долю родителей остается преимущественно функция передачи общих и специальных знаний детям. Стремление и результаты повышения квалификации уже перестают давать дополнительную материальную отдачу.

Уровень образования во многом определяется возрастом индивидуума (см. табл. 3).

Таблица 3

Уровень образования по данным переписи 2002 г.


На 1000 чел. соответствующего возраста имеют образование
Высшее профессиональное
Неполное высшее профессиональное
Среднее профессиональное общее
Начальное профессиональное
Среднее (полное)
Основное общее
Начальное
Все население в возрасте до 15 лет и более
160
31
272
127
175
137
77
15–19
0
33
63
50
336
450
53
20–24
118
128
271
137
227
91
13
25–29
241
42
315
149
174
82
9
30–34
212
31
371
154
159
49
7
35–39
218
24
374
157
166
39
6
40–44
209
18
362
165
181
43
7
45–49
203
15
347
170
178
63
11
50–54
202
14
333
153
172
93
19
55–59
222
15
294
133
150
123
46
60–64
164
10
233
109
127
203
137
65–69
138
8
198
90
87
203
249
70 и более
85
9
128
59
63
190
397
Возраст не указан
36
10
59
25
43
22
14
Источник: «Основные итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. – М.: Госкомстат России, 2003.

Из таблицы 3 видно, что число лиц с высшим профессиональным образованием от возрастной группы 20–24 года (118 на 1000 чел. населения) возрастает до 241 чел. для группы 25–29 лет и достигает максимума в 218 к 35–39 годам. Затем начинается в основном плавное снижение с 209 человек в 40–44 года до 164 в 60–64 года и 85 в 70 и более лет. Снижение уровня образования у старших возрастных групп следует объяснять трудностями получения образования и специфическими социальными условиями и определенные исторические периоды (например, резкий перепад значений с 222 лиц 55–59 лет до 164 для лиц 60–64 лет).

По данным обследования домохозяйств Республики Дагестан (объем выборки – 715 домохозяйств), первую малообеспеченную группу семей составили (от общего числа работников с соответствующим образованием) работающие с высшим образованием – 30,1%, с незаконченным высшим – 56,9%, средним специальным – 40,2%, со средним – 43,1% [4]. Некоторые показатели этой группы значительно превышают соответствующие показатели второй и третьей доходных групп населения (см. табл. 4).

Таблица 4

Распределение работников с разным уровнем образования по 3-м группам душевых доходов, % (2009 г.)

Образование
Всего
До 2 тыс. руб.
2–4 тыс. руб.
4 – 10 тыс. руб. и более
Высшее
100
30,1
40,8
29,1
Незаконченное высшее
100
56,9
28,5
14,6
Среднее специальное
100
40,2
39,5
20,3
Среднее общее
100
43,1
42,0
14,9
Неполное среднее
100
26,4
60,1
13,5
Начальное
100
37,8
45,9
16,3
Источник: Составлено автором по результатам проведенного обследования «Уровень и качество жизни населения Республики Дагестан» (2009 г.).

Анализ занятых в рыночной сфере с точки зрения образовательного уровня подтверждает наличие специалистов достаточно высокого уровня. Так, удельный вес сотрудников с высшим образованием, занимающихся предпринимательской деятельностью, составил 23,7%, индивидуально-трудовой деятельностью – 36,9 и 54,7% против 35,2 занятых на предприятиях и организациях.

Значительная часть работников (28–30%) заняты на государственных предприятиях и в бюджетных организациях, где более низкий уровень заработной платы. В результате с душевым доходом ниже и равным 1 ПМ (прожиточному минимуму) оказались свыше 30% семей; менее двух ПМ имеют 16,5% семей; менее трех ПМ – 13,1% [3]. И, как следствие создавшегося положения, нарушение принципа прямой взаимосвязи заработной платы и образования: в группе с душевым доходом в семье до 1 ПМ оказались с высшим образованием 13,4% женщин и 9,7% мужчин; с неполным высшим 33,6% женщин и 13,9% мужчин, соответственно. Наибольшее число работников с начальным образованием (21,6% мужчин и 32% женщин) попали в группу с душевым доходом от 2 тыс. руб., 15,7% мужчин – в группу с душевым доходом 2–4 тыс. и 9,7% – с 4–10 тыс. руб.

Выводы

Создавшееся положение с падением значения человеческого капитала в семьях чревато и общими невосполнимыми потерями образовательно-профессионального потенциала, и усилением тенденции к люмпенизации населения в целом [4]. Подобное несоответствие основным принципам теории человеческого капитала может объясняться упадком экономики и ее нестабильностью.


Источники:

1. Becker G.S. Human Capital: A Theoreticatical and Empirical Analysis. With Special Reference to Education. 2-nd ed; L..;University of Chicago Press, 1983.
2. Беккер Г. Человеческое поведение. Экономический подход. – М.: ГУ ВШЭ, 2003.
3. Хаджалова Х.М. Качество жизни населения Республики Дагестан: обследование домохозяйств // Труд и социальные отношения, 2010. – №12.
4. Хаджалова Х.М. Развитие социальной инфраструктуры Дагестана в целях повышения качества жизни // Труд и социальные отношения, 2011. – №2.

Страница обновлена: 22.01.2024 в 18:28:12