Интересы ключевых игроков в Монголии в начале ХХI века

Захарьев Я.О.1
1 Московский государственный институт международных отношений (университет), Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика Центральной Азии (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 1, Номер 2 (Апрель-Июнь 2017)

Цитировать:
Захарьев Я.О. Интересы ключевых игроков в Монголии в начале ХХI века // Экономика Центральной Азии. – 2017. – Том 1. – № 2. – С. 67-74. – doi: 10.18334/asia.1.2.37979.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=30103792
Цитирований: 4 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
В статье изложена специфика интересов развитых и развивающихся государств и ТНК в Монгольской Народной Республике в начале ХХI века. Проведен анализ перспектив тактики нейтралитета Улан-Батора с целью привлечения большего количества инвестиций от ключевых игроков, заинтересованных в продвижении своего влияния в Монголии в различных экономических нишах. Отражена специфика монгольских интересов в импорте линеек производителей данных стран и ТНК. Дан прогноз витальности тактики нейтралитета на долгосрочный период с целью выгод для Монголии.

Ключевые слова: Монголия, МНР и ШОС, МНР и США, ТНК и МНР, Япония и МНР, Российская Федерация и МНР, помощь СССР в развитие экономики МНР, МНР и страны Восточной Азии, МНР и Индия, наследие отношений МНР и СССР, историческая память монголов об экспансии Китая, выгоды тактики нейтралитета МНР

JEL-классификация: F15, F23, F22



В начале ХХI века существует не так много развивающихся стран, в которых были бы так заинтересованы, как государства-соседи и отдаленные страны, зависимые от стабильных партнерских отношений с США. Одним из таких притягательных для инвесторов государств является Монголия (МНР). В начале 1990-х гг. это была одна из ряда развивающихся стран с диспропорциональной экономикой и множеством проблем социального обеспечения. Несмотря на это, со второй половины 1990-х гг., помимо КНР, в страну постепенно начался поток иностранных инвестиций из США, Республики Кореи, Японии и ряда ТНК. МНР, граничащая с РФ и КНР, сразу попала в поле интересов Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС). Хотя республика имеет статус наблюдателя, она не является членом. Монголия, побывав в составе Китая, а затем в сфере интересов СССР, проводит курс нейтралитета с получением максимальных бенефиций от всех ключевых игроков глобального пространства, заинтересованных в расширении своего влияния в государстве. Помимо того, что территория МНР находится в сердце ШОС, но не входит в ее состав, ресурсы страны крайне притягательны для ряда стран: США, Япония, Южная Корея, Соединенное королевство, КНР, РФ, ТНК и неправительственных организаций (разнообразные гуманитарные фонды, археологические ассоциации, фонды искусств и др.).

Что является объектом притяжения всех этих игроков в МНР? У каждой стороны свой интерес в той линейке предложений, которую может обеспечить экономика и геостратегическое положение страны.

Для США и их ТНК линейка бокситов и золота представляет объект особых интересов [6–8]. К тому же не секрет, как болезненно КНР относится к военному присутствию Вашингтона в своих «стратегических тылах» – в Киргизии и Афганистане. Американские инициативы в МНР [6–8] на уровне двусторонних отношений Монголии и США являются объектом исследования ряда китайских специалистов и СМИ. С 2012 года страна стала партнером НАТО [8], что заставляет страны ШОС испытывать некоторое напряжение к Монголии. МНР в свое время претерпела серьезное поражение прав населения в ходе маньчжурской аннексии династии Цин от маньчжуров и китайцев. Руководство страны, будучи носителями этой исторической памяти, часто игнорируют негативную риторику китайских СМИ по усилению присутствия США и Японии в зонах интересов Китая. К тому же США через сети агентств, фондов и двусторонних программ вложили в развитие экономики Монголии крупные инвестиции, поток которых не ослабевает во второй половине 2010-х гг.

Япония как союзник США по ряду направлений региональной внешней политики, в том числе в Восточной Азии, имеет свои интересы в линейке полезных ископаемых. Токио за период 1995–2005 гг. инициировал серию культурно-исторических [9] и экономических проектов [10] с Улан-Батором суммой более 100 млн долларов США [10]. За период 1995–2017 гг. была проведена серия археологических программ, финансируемая фондами японских институтов и частных инвесторов, например, «поиски могилы Чингисхана» помогли собрать достаточно подробные сведения о ландшафте областей, где проводились раскопки [9], и дать ТНК Японии информацию по перспективам ведения деятельности в сфере добычи, о быстрых ресурсах, о специфике субрегиональных условий. Монголия, как и в случае с США, умело использует японские инвестиции для решения вопросов рабочих мест и развития программ культурного наследия. Раскопки с применением профессионального оборудования позволили обнаружить пласт артефактов различных периодов за гораздо более короткое время, чем если бы это делали монгольские археологи с технологиями, доступными скромному бюджету ассоциаций, и с менее продвинутыми техническими инструментами. Такой «симбиоз» поднял национальную археологию с применением бесплатного «субподряда» на новый уровень. Япония, в свою очередь, диверсифицировала и анонсировала, что планирует увеличить импорт продовольствия из Монголии, не реальной линейки, несколько искусственно, как в случаях с тезисом о добыче кристаллического газа. Акция имела успех, и Токио смог добиться выгодных цен от ключевых поставщиков продовольствия в страну. Изменения цен могло бы негативно сказаться на рынке внутреннего потребления Японии. Обе страны остались довольны новым уровнем партнерских отношений.

Южная Корея, также заинтересованная в разведке полезных ископаемых страны, прежде всего для своих индустриальных ТНК, имеет свои цели в построении с МНР стабильных партнерских отношений [13] (Bazarov, Grigoreva, 2015). Корейские холдинги заинтересованы в бокситах и железной руде, также в редкоземельных металлах, применяемых для сложного компьютерного оборудования. За период 2000 – середины 2010-х гг. можно проследить позитивную динамику экономических отношений двух стран [13] (Bazarov, Grigoreva, 2015), которая продолжается и в настоящее время. Монголия как регион экологического и традиционного туризма начала активно рекламироваться на рынке услуг РК. Корейские СМИ, как правило, пишут о МНР нейтральные и позитивные отзывы.

Правительства Индии и Монголии проводили серии переговоров 2015–2016 гг. в многостороннем формате с целью привлечения индийских инвестиций в секторы добывающей и тяжелой промышленности МНР, в сельское хозяйство, издательский бизнес, в целях закупки линеек оборудования и техники Монголией из Индии [11]. В январе 2017 года было анонсировано, что Индия предоставит МНР кредит в 1 млрд долларов США не только на оговоренные ранее проекты, но и на другие секторы, перспективные для индийских компаний [11].

КНР как южный сосед Монголии имеет свои интересы в стране. Несмотря на то, что отношения между странами активно развиваются, о чем говорит постоянный рост товарооборота [4,14,15], Улан-Батор, в отличие от Казахстана, не дает курс на активное всестороннее внедрение и проникновение китайского капитала, как по причинам осознания более выгодных положений от многосторонних инвестиций, так и ввиду вышеуказанной исторической памяти. Автономный район Внутренняя Монголия КНР населен бόльшим по численности монгольским населением, чем в МНР. Данная территория – объект сложного диалога между государствами [15]. Несмотря на это, в начале ХХI века наметилась серия позитивных направлений для построения конструктивного диалога государств [4], в том числе через линии ШОС.

РФ с 1990 по 2006 гг. крайне слабо была представлена на внутреннем рынке МНР [2–5,]. Во времена руководства СССР и правления в Монголии Цэдэнбала СССР инвестировал в страну существенные капиталы на развитие добывающей и перерабатывающей промышленности. Жена Цэдэнбала – Анастасия Ивановна Цэдэнбал-Филатова [5] – приложила усилия по решению вопросов здравоохранения страны на базе советской фармацевтической промышленности, что в разы сократило детскую смертность и пресекло ряд хронических заболеваний, которые не лечились должным образом, были резко сокращены зоны распространения сифилиса. Несмотря на это, с 1990 года по настоящее время в Монголии существуют неофициальные карты районов эпидемий, различные данные количества ВИЧ-инфицированных и ареалов распространения других опасных заболеваний.

Перспектива экспорта линеек российского фармацевтического бизнеса часто поднимается в вопросах развития двусторонних отношений. В отличие от КНР и Японии, СССР не воспринимался государством-агрессором монгольским населением, что заложило хорошую базу восприятия его преемника в лице РФ. Руководство стран заинтересовано в развитии мощностей промышленного сектора, которые были построены при помощи СССР [3, 4].

Для ШОС присутствие «серой зоны» в центре организации было также определенной проблемой. Будучи «окруженной ШОС», МНР не спешила вступать в организацию, справедливо полагая, что это могло бы стать дополнительным вектором в усилении политики КНР. Достаточно длительное время, получая инвестиции от США, Японии, Южной Кореи и ряда ТНК, Улан-Батор не проявлял интерес к диалогу с ШОС, оставаясь верным курсу построения равноправных двусторонних отношений со всем участниками, заинтересованными в диалоге с МНР. Ситуация стала разрешаться по мере присоединения в статусе наблюдателей и новых членов ряда стран из других регионов. МНР также получила статус наблюдателя. По 2017 год отсутствие Монголии как полноправного члена ШОС говорит о том, что нейтралитет стране пока гораздо выгоднее, чем пополнять ряд неключевых участников.

ТНК ряда стран имеют особые интересы в добывающем секторе страны. Линейки полезных ископаемых МНР достаточно разнообразны, чтобы удовлетворить ряд позиций спроса в условиях глобального экономического кризиса. В частности, особый интерес вызывают концессии и импорт золота, платины и серебра с монгольских месторождений. Обладая высококачественным оборудованием и зная «спутников золота» в виде сопутствующих металлов и минералов, ТНК могут производить оценки перспектив вложений в добывающий сектор. Монголия также нуждается, в свою очередь, в ряде линеек, производимых ТНК, от комплексного оборудования и фармацевтических представительств до ряда линеек продовольствия для состоятельного пласта населения. Доходы на душу населения МНР распределены неравномерно, так же как и доступ к возможным альтернативным товарам потребления.

Важной спецификой Монголии является плохая оснащенность коммуникационными сетями Интернет, что может быть как выгодой, так и проблемой для любого внешнего инвестора. В столице и городах эти точки доступа имеются, в то время как на месторождениях и в районах перспективной деятельности часто не идет прием связи с телефона и иных носителей. Рынок улучшения коммуникаций также важен для МНР.

Монголия – страна, оказавшаяся вовлеченной в «большую игру» ключевых держав мира [1]. Тактика прогрессивного нейтралитета обеспечила стране приток инвестиций от каждой стороны многосторонней шахматной партии, целью которой является усиление позиций в субрегионе Восточной Азии – в МНР. Если руководство страны будет придерживаться данной тактики, то государство сможет продолжать развиваться в условиях волн глобального экономического кризиса. Несмотря на это, любой нейтралитет рано или поздно прекращается. В условиях многополярного мира перспективы его продления становятся для Улан-Батора актуальными и реальными на срок более десяти лет. Власти Монголии подготовили серии подробных инвестиционных проектов для постоянных и будущих партнеров, где предлагается подробный план комплексного вложения средств и позитивная динамика роста национальной экономики [12, 16, 17]. Не исключено, что если ряд международных блоковых организаций сделают предложения МНР, она вступит в членство на выгодных условиях. Этот переход ознаменует изменения отношений с противоположными блокам сторонами. Возможен сценарий развития таких событий [18] (Fukuyama, 2013), если кто-то из заинтересованных ранее в Монголии игроков резко прекратит программы инвестиций в экономику государства. В настоящее время таких шагов ни один из активных партнеров МНР не совершил.


Источники:

Dashnyam Nachin Foreign direct investment in Mongolia. Institute of Developing Economies. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ide.go.jp/English/Publish/Download/Apec/pdf/2001_23.pdf ( дата обращения: 21.01.2006 ).
Грайворонский В.В. Американских и китайских баз в Монголии не будет. Известия. [Электронный ресурс]. URL: http://izvestia.ru/news/348453#ixzz4YVVqMrv9 ( дата обращения: 13.05.2009 ).
Грайворонский В.В. Россия не может потерять экономические связи с Монголией. Asiarussia. [Электронный ресурс]. URL: http://asiarussia.ru/news/3630 ( дата обращения: 21.06.2017 ).
Тостухина А.В. Россия-Монголия история, вызовы ХХI века, перспективы._Международная_жизнь. Монголия также путем серии соглашений будет получать выгоды от ряда программ ШОС и Евразийского союза, а также от связи евразийского «Шелкового пути » и своего «Степного пути». Interaffairs. [Электронный ресурс]. URL: https: // .ru/news/show/16282 ( дата обращения: 31.10.2016 ).
Легендарные люди Монголии. Анастасия Ивановна Филатова. Legendtour. [Электронный ресурс]. URL: https: //www..ru/rus/mongolia/history/cedenbal-filatova.shtml ( дата обращения: 25.01.2017 ).
Millennium challenge corporation of the United States. Work. [Электронный ресурс]. URL: https: // www.mcc.gov/where-we-work/program/mongolia-compact ( дата обращения: 23.01.2017 ).
USAID. US Agency for International Development. С 1991 по 2008 гг. агентство провело серию программ инвестирования в МНР на сумму в 174.5 млн долларов США
С 2012 года партнерские отношения Монголии и НАТО вышли на новый_уровень. NATO on the Map. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nato.int/cps/en/natolive/news_85430.htm?selectedLocale=en ( дата обращения: 19.03.2012 ).
JCIC. Japan’s International Cooperation in Heritage Conversation. December, Tokyo. 2011.-P.7
За период 1995-2005 Япония инвестировала более 100 млн долларов США в различные программы развития культурных проектов и экономики МНР, уровень инвестиций продолжает расти в 2010-х гг. Mongolia business blog. [Электронный ресурс]. URL: http://mongoliabusinessblog.com/eurasia-capital-bullish-on-japanese-investments-in-mongolia ( дата обращения: 12.12.2016 ).
Медведева В. Индия даст Монголии миллиард долларов в кредит. Промышленность в тч добывающая, инфра, сх. [Электронный ресурс]. URL: http://newsbabr.com/?IDE=155589 ( дата обращения: 12.02.2017 ).
New Ulaanbaatar. International airport construction project. 03.01.2017
13. Базаров В.Б., Григорьева Ю.Г. Динамика монголо-корейской внешней торговли // Власть. – 2015. – № 8. – С. 120-124.
Justin Li Chinese investment in Mongolia: An uneasy courtship between Goliath and David. Economics, Politics and Public Policy in East Asia and the Pacific. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eastasiaforum.org/2011/02/02/chinese-investment-in-mongolia-an-uneasy-courtship-between-goliath-and-david/ ( дата обращения: 02.02.2011 ).
Вопросы привлечения инвестиций в автономный район Внутренняя Монголия КНР комплексный и требует ряда финансирования программ Синьхуа. 10.02.2017
Doing business in Mongolia 2015. Photos.state. [Электронный ресурс]. URL: http://.gov/libraries/mongolia/662225/pdfs/2015_reports-mongolia-country-commercial-guide.pdf ( дата обращения: 01.12.2016 ).
17. Your Guide to invest in Mongolia 2016 // Ulaanbaatar. – 2016. – С. 9-60.
18. Fukuyama Francis The Fall of the America // Newsweek. – 2013. – С. 10-12.

Страница обновлена: 22.02.2024 в 21:31:04