Направления развития и механизмы повышения международной конкурентоспособности российского корпоративного сектора

Рутковская В.С.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 14, Номер 2 (Апрель-июнь 2024)

Цитировать:
Рутковская В.С. Направления развития и механизмы повышения международной конкурентоспособности российского корпоративного сектора // Экономические отношения. – 2024. – Том 14. – № 2. – С. 283-296. – doi: 10.18334/eo.14.2.121118.

Аннотация:
В работе проводится исследование возможных направлений развития и механизмов повышения конкурентоспособности российского корпоративного сектора. Определена специфика и выявлены характерные особенности, присущие российскому корпоративному сектору на национальном и международном уровнях. По результатам исследования автором, с учетом зарубежного опыта, разработаны рекомендации по формированию и развитию факторов международной конкурентоспособности российского корпоративного сектора. Автор выделяет и раскрывает сущность трех групп приоритетных направлений: модернизация производства и развитие инфраструктуры, стимулирование и повышение мотивации к транснационализации, поддержка и стимулирование инновационного развития.

Ключевые слова: корпоративный сектор, многонациональная корпорация, международная конкурентоспособность, инновационное развитие, транснационализация

Финансирование:
Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета

JEL-классификация: F01, F15, F23, O31, O33



Введение

На фоне растущего доминирования зарубежных многонациональных корпораций (далее – МНК) – как «классических» лидеров: США, Японии, ряда европейских государств, так и КНР – в мировой экономике, которое сопровождается углублением и расширением их рыночной власти и изменением «правил игры» в собственных интересах [16, 18], необходимость в формировании факторов международной конкурентоспособности корпоративного сектора и взращивание МНК-лидеров приобретает критически важное значение.

Цель исследования заключается в разработке рекомендаций по формированию и развитию факторов международной конкурентоспособности российского корпоративного сектора.

Достижение цели исследования предполагает постановку и решение следующих задачи:

1) Определить специфику и характерные особенности российского корпоративного сектора.

2) На основе полученных результатов выявить и раскрыть ключевые направления дальнейшего развития российского корпоративного сектора.

Специфика российского корпоративного сектора в национальном и международном аспектах

Распределение крупнейших российских компаний по отраслям экономики на национальном уровне носит слабо диверсифицированный характер: большая часть представителей корпоративного сектора сосредоточена в секторах добычи и переработки минерального энергетического сырья и торговле, рисунок 1.

Рисунок 1. Распределение российских нефинансовых компаний по отраслям экономики, 2022 г., %

Figure 1. Distribution of Russian non-financial companies by economic sector, 2022, %

Источник: составлено автором по данным [23].

На международном уровне – в контексте сопоставимости с крупнейшими компаниями мира – российский нефинансовый корпоративный сектор в период с 1997 г. по настоящее время в рейтинге крупнейших компаний мира по объему реализации продукции Global 500 был представлен практически исключительно топливно-энергетическими компаниями. В частности, ПАО «Газпром», ПАО «Лукойл» и ПАО «Роснефть» [22].

Обозначенные особенности обусловлены структурой национальной экономики, сырьевой направленностью экспорта и характером участия страны в глобальных цепочках добавленной стоимости. Россия интегрирована в международное производство в большей степени как поставщик ресурсов, а ключевые позиции в структуре экспорта по источникам добавленной стоимости занимает отрасль добычи и переработки минерального энергетического сырья [25].

Доминирование топливно-энергетических компаний в структуре корпоративного сектора не является исключительной особенностью России. Лидирующие позиции среди крупнейших представителей корпоративного сектора развитых стран, обладающих существенной минерально-сырьевой базой, таких как Австралия, Канада, США, также занимают компании отрасли добычи минерально-энергетического сырья. Однако корпоративный сектор данных стран является значительно более диверсифицированным, что находит отражение и в репрезентации представителей нефинансового корпоративного сектора в рейтинге Global 500.

По уровню транснационализации активов российский корпоративный сектор также значительно уступает МНК как развитых, так и развивающихся стран. В рейтинге 100 крупнейших нефинансовых МНК мира по объему зарубежных активов, который публикуется ЮНКТАД (United Nations Conference on Trade and Development, UNCTAD) в рамках доклада World Investment Report (далее – WIR), не представлено ни одной российской компании [7]. В это же время данный рейтинг к настоящему моменту включает 11 МНК КНР.

В рейтинге 100 крупнейших нефинансовых МНК из развивающихся и переходных экономик по объему зарубежных активов, который также публикуется ЮНКТАД в рамках доклада WIR, МНК из стран Азиатского субрегиона занимают исключительные позиции, рисунок 2. Российский корпоративный сектор, в свою очередь, в рассматриваемом рейтинге также не представлен.

Рисунок 2. Распределение 100 крупнейших нефинансовых МНК из развивающихся и переходных экономик по объему зарубежных активов в соответствии со страной базирования, 2021 г., %

Figure 2. Distribution of top 100 non-financial MNEs from developing and transition economies by foreign assets, grouped by home economy, 2021, %

Источник: составлено автором по данным [7].

Основными реципиентами исходящих прямых инвестиций из России традиционно выступают страны, относящиеся к низконалоговым и офшорным юрисдикциям [10]. Значительная часть прямых инвестиций российского корпоративного сектора является «фиктивными» и преимущественно направлена в «фантомные» иностранные компании [4]. Иными словами, характерной особенностью для российского корпоративного сектора является перемещение капитала в компании, де-юре являющиеся иностранными и учрежденные, преимущественно, исключительно в целях владения активами, и последующий импорт данного капитала в виде прямых иностранных инвестиций (далее – ПИИ). Это свидетельствует о неэффективности зарубежных активов российских компаний, что, принимая во внимание отраслевую структуру российского корпоративного сектора, обусловлено отсутствием стимулов к реализации зарубежных инвестиционных проектов вследствие высокой доли природной ренты в национальной экономике.

На основе вышеизложенного можно выделить следующие характерные на сегодняшний день особенности российского корпоративного сектора как на национальном, так и на международном уровнях: низкая степень отраслевой диверсификации, отсутствие стимулов и мотивации к транснационализации, как следствие – низкий уровень конкурентоспособности и отсутствие корпораций-лидеров на международном уровне.

Ключевые направления развития и механизмы повышения конкурентоспособности

На основе полученных результатов выделены возможные направления развития национального корпоративного сектора и обеспечения его конкурентоспособности на международном уровне, рисунок 3. Реализация обозначенных направлений должна осуществляться параллельно: при сотрудничестве государства, выступающего в роли регулятора, и представителей корпоративного сектора.

Рисунок 3. Рекомендации по формированию и развитию факторов международной конкурентоспособности российского корпоративного сектора

Figure 3. Recommendations on the formation and development of factors of international competitiveness of the Russian corporate sector

Источник: разработано автором.

Таким образом, предполагается осуществление комбинированной промышленной политики, что подразумевают развитие базовых составляющих конкурентной экономики, в том числе – научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (далее – НИОКР) и инфраструктуры, а также последовательную и систематическую поддержку и развитие приоритетных отраслей национальной экономики [17]. Рассмотрим каждый из составных элементов подробнее.

– Поддержка и стимулирование инновационного развития.

Определенные попытки к становлению национальной экономики на инновационный путь развития были предприняты в рамках «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года» [21] (далее – Стратегия). Однако существенных результатов по итогам ее реализации добиться не удалось.

Согласно рейтингу Global Innovation Index, публикуемому в рамках ежегодных докладов Всемирной организации интеллектуальной собственности, на момент утверждения Стратегии в 2011 г. Россия занимала 56 позицию в рейтинге среди 132 стран. В рейтинге 2020 г. Россия заняла 47 позицию, в 2023 г. – 51. КНР и Индия, к примеру, занимавшие в 2011 г. 29 и 62 позиции, в рейтинге 2023 г. заняли 12 и 40 позиции соответственно [24].

Global Innovation Index рассчитывается на основе двух групп показателей: «Располагаемые ресурсы и условия для проведения инноваций» и «Достигнутые практические результаты осуществления инноваций», и 82 различных переменных. Он позволяет оценить эффективность реализуемых мер, направленных на поддержку и развитие инноваций.

Несмотря на значительный объем мер, разработанных в целях поддержки и развития инноваций в рамках Стратегии, а также объем финансирования, большая часть установленных стратегических целей по инновационному развитию национальной экономики не была реализована [11].

Низкая результативность реализованной Стратегии явилась следствием ряда факторов, среди которых можно выделить следующие: фактическое отсутствие механизмов контроля за реализацией поставленных стратегических целей; рекомендательный характер в части имплементации положений Стратегии на уровне субъектов Российской Федерации; низкую эффективность и громоздкую, разветвленную сеть институтов развития [12]; нецелевое и неэффективное расходование бюджетных средств, выделенных на поддержку и развитие инноваций [2, 19]; незаинтересованность корпоративного сектора в инновационном развитии национальной экономики; а также – «надстроечный характер» инновационной политики [3], формирующейся, фактически, без должного внимания к научно-технологической составляющей.

Как показывает опыт зарубежных стран [1, 5], комплексный механизм, представляющий собой синтез науки, технологий и инноваций при формировании связей между фундаментальными научными исследованиями и корпоративным сектором, лежит в основе технологического лидерства на международном уровне. В связи с этим основной фокус в рамках реализации инновационно ориентированной составляющей комплексной промышленной политики, направленной на развитие национального корпоративного сектора и обеспечение его конкурентоспособности, должен быть нацелен на выращивание национальных технологических корпораций-лидеров.

Опираясь на опыт зарубежных стран в разработке и реализации инновационной политики, а также обращаясь к некоторым положениям Стратегии, предлагаются следующие возможные меры:

1) увеличение объема затрат корпоративного сектора на исследования и разработки; поддержка и формирование механизмов мотивации корпоративного сектора к увеличению затрат на исследования и разработки;

Данная мера предполагает разработку и реализацию на государственном уровне комплекса стимулирующих механизмов, который может включать в себя: предоставление налоговых льгот; предоставление грантов на инновационные проекты; осуществление льготного кредитования (в том числе через институты развития).

2) поддержка и развитие новых инновационных компаний;

Данная мера предполагает осуществление государственного финансирования (в том числе с привлечением капиталов компаний и институтов развития) потенциально перспективных небольших развивающихся компаний и стартапов, реализующих технологические инновации в приоритетных отраслях экономики.

3) формирование, поддержка и развитие кооперации между научными структурами и представителями корпоративного сектора.

В настоящее время в рамках «Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации» [15] формируются предпосылки и условия к кооперации между наукой и корпоративным сектором. Основу данного процесса составляет «Национальная технологическая инициатива» [13] (далее – НТИ), на базе которой в рамках сформированных Центров компетенций НТИ и консорциумов данных центров осуществляется кооперационное взаимодействие научных структур и представителей корпоративного сектора.

Модель финансирования Центров компетенций НТИ подразумевает поэтапное замещение к 2024 г. бюджетных средств привлеченными. По итогам 2022 г. объем внебюджетного финансирования составил 3 млрд руб., за период 2018-2022 гг. – 12 млрд руб. Объем государственного финансирования за рассматриваемый период составил порядка 13,5 млрд руб. [13].

В связи с этим ключевым направлением в данном случае видится проведение маркетинговых мероприятий, направленных на привлечение большего числа участников – как научно-исследовательских организаций, так и потенциальных инвесторов из числа представителей корпоративного сектора.

Также необходимо отметить, что одно из ключевых мест в формировании связей между наукой и корпоративным сектором занимают научно-производственные кластеры. Подобный механизм сотрудничества активно применяется корпоративным сектором ряда стран при поддержке со стороны государства. Лидерами в данном направлении являются страны Азиатско-Тихоокеанского региона: КНР, Республика Корея, США и Япония.

В России подобный механизм сотрудничества в настоящее время находится на этапе своего формирования: из 119 действующих научно-производственных кластеров 87 имеет начальный уровень организации [6], а финансирование осуществляется за счет бюджетных средств. Это соответствует мировой практике формирования научно-производственных кластеров при значительной роли государства, осуществляющего поддержку на начальных этапах функционирования, однако требует со стороны государства разработки и реализации комплекса мер, направленных на интенсификацию вовлеченности корпоративного сектора.

Обращаясь к опыту КНР [8], одним из механизмов может стать формирование на базе научно-исследовательских организаций (из ядра соответствующего научно-производственного кластера) центров по лицензированию технологий, что окажет содействие коммерциализации результатов НИОКР. Однако важно учитывать, что подобная мера потребует формирования соответствующей нормативно-правовой среды.

– Модернизация производства и развитие инфраструктуры.

В соответствии с Указом «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года», среди соответствующих целевых показателей определены, в том числе такие, как увеличение к 2030 г. экспорта несырьевых неэнергетических товаров, а также инвестиций в основной капитал в размере не менее 70% относительно показателей 2020 г. [14].

Модернизация производства и развитие инфраструктуры могут быть рассмотрены в качестве одного из механизмов увеличения доли продукции средних и высоких переделов, а также высокотехнологичной продукции в объеме несырьевого неэнергетического экспорта, что в совокупности с формированием инновационно-технологических компетенций в контексте углубления сотрудничества научных структур и корпоративного сектора позволит достичь желаемых результатов.

Стимулирование к увеличению объема затрат на инвестиции в основной капитал, в свою очередь, позволит расширить производственные мощности компаний, сократить объемы «фиктивных» инвестиций, а также в дальнейшем – снизить нагрузку на федеральный бюджет и бюджеты субъектов Российской Федерации по данным статьям расходов, что позволит использовать освободившиеся средства на осуществление инфраструктурных проектов.

При этом важно отметить, что постепенный переход к несырьевым неэнергетическим товарам в структуре национального экспорта с соответствующим последовательным продвижением по цепочкам создания стоимости не отменяет необходимости применения указанных мер в отношении компаний сырьевой направленности вследствие высокого потенциала экспорта несырьевой продукции средних переделов – результата многоступенчатой и/или достаточно высокой степени обработки сырья [20].

– Стимулирование и повышение мотивации к транснационализации.

Отправной точкой для разработки и реализации на государственном уровне комплекса мер, направленных на поддержку, формирование мотивации и стимулирование к транснационализации национального корпоративного сектора может послужить опыт КНР.

Процесс транснационализации корпоративного сектора КНР стал последовательно осуществляться с 1997 г. На сегодняшний день он реализуется в рамках внешнеэкономической стратегии «Идти вовне».

На начальных этапах основной фокус был направлен на размещение капитала в минерально-сырьевом комплексе зарубежных партнеров (преимущественно государств Африки и Латинской Америки) в целях получения доступа к ресурсам для поддержания и наращивания темпов национального промышленного развития.

Постепенно осваиваясь на внешних рынках, корпоративный сектор КНР перешел к следующему этапу: открытию филиалов и созданию дочерних компаний за рубежом. Основная цель заключалась в увеличении объемов реализации производимой продукции на зарубежных рынках, а также – в формировании производственно-сбытовых сетей. Данный этап сопровождался трансформацией корпоративных стратегий компаний КНР с установлением ключевого ориентира на внешние рынки. Так, например, МНК Haier установила квоты на реализацию продукции на внутреннем рынке, на реализацию продукции на внешних рынках, а также на производство и реализацию продукции исключительно на внешних рынках в размере одной трети от совокупного объема продукции соответственно [9].

Завершающий этап был ориентирован на информационно-технологическое развитие, основной фокус процесса транснационализации был направлен уже на получение доступа к инновационным технологиям, результатам НИОКР, а также – на использование зарубежной научно-исследовательской инфраструктуры.

На государственном уровне был разработан объемный комплекс мер, направленный на поддержку и стимулирование компаний к расширению географии своих активов, таблица 1.

Таблица 1

Меры государственной поддержки и стимулирования корпоративного сектора КНР к расширению географии своих активов

Table 1

Measures of state support and stimulation of the Chinese corporate sector to expand the geography of its assets

Мера поддержки
Содержание
Финансовые инструменты
Предоставление возможности к льготному кредитованию по сниженным процентным ставкам при относительно более высоких, в сравнении с другими банками, сроках предоставления кредитов на базе Китайского банка развития и Экспортно-импортного банка Китая.
В некоторых случаях – субсидирование процентных ставок по кредитам.
Государственное страхование внешних ПИИ.
Фискальные инструменты
Льготное налогообложение.
Предоставление возможности возврата начисленных пошлин.
Экспертно-аналитическая инфраструктура
Оказание информационно-консультационной поддержки на базе Китайской Ассоциации по развитию и планированию промышленных инвестиций за рубежом Государственного комитета по развитию и реформам КНР.
Источник: составлено автором.

Заключение

В заключение необходимо отметить, что реализация предлагаемых в рамках обозначенных направлений (модернизация производства и развитие инфраструктуры, стимулирование и повышение мотивации к транснационализации, поддержка и стимулирование инновационного развития) мер потребует мобилизации значительного объема ресурсов как со стороны государственных институтов, так и корпоративного сектора.

По результатам проведенного исследования можно сделать вывод о том, что некоторые шаги в заданном направлении уже предпринимаются. Тем не менее открытым и требующим внимания остается широкий спектр вопросов, среди которых можно выделить: необходимость разработки долгосрочной стратегии инновационного развития и формирования адекватных механизмов промежуточного мониторинга и контроля исполнения; необходимость формирования регуляторных основ и нормативно-правового поля в части стимулирования и поощрения кооперации между представителями корпоративного сектора и научными структурами; необходимость разработки и реализации долгосрочной стратегии, направленной на интенсификацию внешнеэкономической деятельности российского корпоративного сектора в целях укрепления экономических и политических позиций России на мировой арене. Одним из ключевых приоритетов социально-экономического развития России должно быть взращивание конкурентоспособных на международном уровне компаний-лидеров.


Источники:

1. Богаевская О.В. Американские корпорации: механизмы сохранения лидерства в глобальной экономике. - Москва : ИМЭМО РАН, 2012. – 94 c.
2. Институты развития провалили инновации. Ведомости. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/ 2021/03/01/859742-instituti-razvitiya (дата обращения: 26.12.2022).
3. «Стратегия инновационного развития» провалилась. Ведомости. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2020/07/ 22/835097-strategiya-innovatsi onnogo (дата обращения: 26.12.2022).
4. Изотов Д.А. Региональный аспект экономической интеграции России в АТР: оценка потенциала и эффектов (на примере российского Дальнего Востока). / дис.,.. д-ра экон. наук 08.00.14 / Изотов Д. А. - Хабаровск, 2021. – 278 c.
5. Казаков В.В. Европейский опыт разработки и реализации инновационной политики развития экономических систем // Вестник Томского государственного университета. – 2015. – № 392. – c. 138-144. – doi: 10.17223/15617793/392/24.
6. Карта кластеров России. [Электронный ресурс]. URL: https://map.cluster.hse.ru/list (дата обращения: 19.05.2024).
7. World Investment Report. Annex Tables. Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). [Электронный ресурс]. URL: https://unctad.org/topic/investment/world-investment-report (дата обращения: 18.05.2024).
8. Ленчук Е.Б., Власкин Г.А. Кластерный подход в стратегии инновационного развития зарубежных стран // Проблемы прогнозирования. – 2010. – № 5. – c. 38-51.
9. Линь Го., Ковалев М. Китая в управлении государственными предприятиями // Вестник Ассоциации белорусских банков. – 2015. – № 7. – c. 12-15.
10. Coordinated Direct Investment Survey (CDIS). Международный валютный фонд (МВФ). [Электронный ресурс]. URL: https://data.imf.org/?sk=40313609-F037-48C1-84B1-E1F1CE54D6D5 (дата обращения: 20.12.2022).
11. Достижение стратегических целей инновационного развития. Министерство науки и высшего образования Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://www.miiris.ru/rosstat/strat_purpose (дата обращения: 25.12.2022).
12. Оценка эффективности деятельности российских и зарубежных институтов развития. Научно-исследовательский финансовый институт Министерства финансов Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nifi.ru/images/FILES/Reports/doklad_DI.pdf (дата обращения: 26.12.2022).
13. Национальная технологическая инициатива. [Электронный ресурс]. URL: https://nti2035.ru/ (дата обращения: 20.05.2024).
14. О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года [Указ Президента РФ от 21 июля 2020 г. № 474]
15. О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации [Указ Президента РФ от 1 декабря 2016 г. № 642]
16. Рутковская В.С. Интеграционные процессы в Азиатско-Тихоокеанском регионе: интересы корпоративного сектора // Экономические науки. – 2023. – № 2. – c. 193-206. – doi: 10.14451/1.219.193.
17. Рутковская В.С. Проблемы и перспективы взаимодействия ЕАЭС и Всеобъемлющего и прогрессивного соглашения о Транстихоокеанском партнерстве // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – № 8. – c. 3223-3238. – doi: 10.18334/epp.13.8.118852.
18. Рутковская В.С. Цифровая трансформация мировой экономики: регулирование электронной коммерции в рамках Всеобъемлющего и прогрессивного соглашения о Транстихоокеанском партнерстве // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 4. – c. 2021-2034. – doi: 10.18334/vinec.12.4.116334.
19. Сильвестров С.Н., Старовойтов В.Г., Беляев И.И. [и др.] Методический подход к оценке качества мероприятий стратегического планирования // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2021. – № 12. – c. 2205-2228. – doi: 10.24891/ni.17.12.2205.
20. Спартак А.Н., Хохлов А.В. Совершенствование методологических подходов к анализу российского экспорта // Российский внешнеэкономический вестник. – 2016. – № 5. – c. 3-15.
21. Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года [Распоряжение Правительства РФ от 08.12.2011 № 2227-р (редакция от 18.10.2018)]
22. Global 500. Fortune. [Электронный ресурс]. URL: https://fortune.com/ranking/global500/ (дата обращения: 18.05.2024).
23. Рейтинг крупнейших компаний RAEX-600. RAEX Rating Review. [Электронный ресурс]. URL: https://raex-rr.com/country/RAEX-600/raex-600_rating_of_biggest_companies (дата обращения: 20.12.2022).
24. Global Innovation Index. Wipo. [Электронный ресурс]. URL: https://www.wipo.int/global_innovation_index/en/ (дата обращения: 19.05.2024).
25. World Integrated Trade Solution (WITS). World Bank. [Электронный ресурс]. URL: https://wits.worldbank.org/ (дата обращения: 22.03.2023).

Страница обновлена: 17.06.2024 в 23:04:19