Оценка экономической безопасности торговых отношений США со странами ЕАЭС в условиях санкций

Лев М.Ю.1, Медведева М.Б.2, Лещенко Ю.Г.3,4
1 Институт экономики Российской Академии Наук, Россия, Москва
2 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва
3 ООО «Первое экономическое издательство»
4 Экономическая безопасность

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 10 (Октябрь 2023)

Цитировать:
Лев М.Ю., Медведева М.Б., Лещенко Ю.Г. Оценка экономической безопасности торговых отношений США со странами ЕАЭС в условиях санкций // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 10. – С. 4523-4546. – doi: 10.18334/epp.13.10.119215.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=54899446
Цитирований: 1 по состоянию на 30.01.2024

Аннотация:
Актуальность проведённого исследования содержится в оценке экономической безопасности, в сложившихся торговых отношениях США со странами ЕАЭС в условиях санкций. Показано, что активное участие стран ЕАЭС расширяет их возможности торгово-экономического сотрудничества с США, способствуя большей устойчивости в контексте позиционирования на мировой арене. Однако, политика антироссийских санкций вносит в международные отношения неоднозначные коррективы. Особое внимание в работе уделено анализу показателей торговой сферы; и рассмотрению угроз экономической безопасности стран ЕАЭС, оказывающих негативное влияние как на формирование интеграционных связей, так и на торговые отношения с США. Проведённый анализ позволил оценить перспективы участия стран ЕАЭС в мировой торговой системе в период проведения антироссийских санкций. Определены некоторые возможности России как участницы ЕАЭС по смягчению санкционных последствий. В целях рационального развития ЕАЭС, обеспечения его экономической безопасности торговых отношений с различными партнёрами, сделан вывод о принятии надлежащих мер, соответствующих стратегическим целям Союза, и их координации. Предложено изменить целеполагание торгово-экономического сотрудничества ЕАЭС в рамках «зон свободной торговли».

Ключевые слова: санкции, экономическая безопасность, угрозы, внешняя торговля, показатели торговой сферы США, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, мировая торговая система

JEL-классификация: F52, H56, H12



Введение. «Геополитика, присущая отношениям ЕАЭС, приобретает центральный вектор в Евразии» [16]. Благодаря непосредственному участию трех основных региональных игроков (Европейского Союза (ЕС), России и Китая), «динамика ЕАЭС играет существенную роль в определении политических и экономических событий на всем пространстве, которое характеризуется растущим интересом: к соглашениям о свободной торговле, и к сотрудничеству в таких стратегических областях, как безопасность и оборона» [17].

В соответствии с учредительным договором ЕАЭС [1] был создан в 2015 г. в целях содействия росту экономик государств-членов за счет применения рыночных принципов, содействия свободной торговле товарами, услугами, капиталом, снижения нетарифных барьеров в торговле и координации макроэкономической политики, и открыт для приема новых членов. В настоящее время потенциальными кандидатами являются Таджикистан, который заинтересован в развитии единого рынка труда, и Узбекистан, внедривший политику поощрения иностранных инвестиций, а также работающий над гармонизацией импортных тарифов. «В 2016 году ЕАЭС заключил торговое соглашение с Вьетнамом, а также начались другие переговоры по аналогичным соглашениям с Сингапуром, Индией, Египтом, Израилем и Сербией» [7].

Между тем, российско-американское партнёрство считается проблематичным в аспекте выраженной официальной позиции администрации США в отношении России, прямо изложенной в Стратегии национальной обороны, которая призывает к сохранению дипломатических взаимосвязей, основанных на концепции «господствующего превосходства» США, и указывает на то, что Россия и Китай представляют серьезную угрозу, наращивая материальные и идеологические средства для оспаривания лидерства американского государства [11]. И, несмотря на явную противоречивость данной концепции, взаимоотношения между США и Россией остаются стратегическими в том, что касается решения важных международных вопросов (в том числе торгово-экономических).

Цель исследования заключается в обосновании практических рекомендаций по повышению уровня экономической безопасности торговых отношений США со странами ЕАЭС в условиях санкций, и определении перспектив участия стран ЕАЭС в мировой торговой системе.

Задачи исследования:

– рассмотреть торгово-экономические отношения США со странами ЕАЭС в контексте текущих тенденций;

– выявить угрозы экономической безопасности торговых отношений стран ЕАЭС в условиях санкций;

– провести сравнительный анализ основных показателей торговой сферы стран ЕАЭС и США;

– оценить перспективы участия стран ЕАЭС в мировой торговой системе;

– определить возможности России как участницы ЕАЭС по смягчению санкционных последствий.

Новизна исследования заключается в расширении концептуальных основ торгово-экономического сотрудничества стран-членов ЕАЭС с США. Основные результаты исследования призваны внести вклад в научное обоснование подходов к экономической безопасности такового сотрудничества в условиях санкций.

Предмет исследования – торгово-экономическое сотрудничество США со странами ЕАЭС.

Объект исследования – экономическая безопасность торговых отношений США со странами ЕАЭС в условиях санкций.

В перечень используемых методов исследования вошли: сравнительный, качественный и количественный анализ, систематизация и обобщение статистических данных, позволяющих комплексно проследить основные тенденции, проблемы и перспективы торгово-экономического сотрудничества США и ЕАЭС.

В качестве информационной базы исследования применены работы российских авторов [3; 9; 12; 18; 20], статистические интернет-ресурсы [23; 26; 32; 34; 36], стратегический документ ЕАЭС [1].

Практическая значимость исследования заключается в том, что основные положения, выводы и рекомендации могут быть использованы компетентными органами стран-членов ЕАЭС и Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) при разработке и реализации основных направлений торгово-экономической политики Союза.

Торгово-экономические отношения США со странами ЕАЭС. Торгово-экономические интересы всегда играли значимую роль в формировании взаимосвязей ЕАЭС с внешним миром, в особенности с крупными экономиками, в число которых входят США. Однако, после введения в 2022 г. жесточайших санкций в отношение России, поиск подобных партнёров стал для ЕАЭС чрезвычайно сложной и политически мотивированной задачей. В условиях масштабных санкций против России и Беларусии перед ЕАЭС острее встал вопрос углубления интеграции в мировую экономику.

Развитие экономик стран-членов ЕАЭС в настоящее время происходит в условиях значительного нарастания геополитической напряженности в регионе, усиления санкционного давления на отдельные страны в торгово-экономической и финансовой сферах, увеличения цен на продовольственные/непродовольственные товары, растущего риска рецессии в мировой экономике. В связи с сложившимися обстоятельствами проведём обзор текущих тенденций торговых взаимоотношений США с каждой из стран ЕАЭС.

Армения. В 2023 г. США экспортировали из Армении 13,5 млн. долл. США и импортировали 17 млн. ​​ долл. США, в результате чего торговый баланс стал отрицательным (3,54 млн. долл. США). С мая 2022 г. по май 2023 г. экспорт США увеличился на 429 тыс. долл. США (3,29%), и составил 13,5 млн. долл. США; увеличение импорта произошло на 4,99 млн. долл. США (41,5%), с 12 до 17 млн. долл. США [32].

В 2023 г. экспортом США в Армению были автомобили (1,44 млн. долл. США), транспортные средства, автозапчасти и аксессуары (959 тыс. долл. США), мясо птицы (294 тыс. долл. США), компьютеры (117 тыс. долл. США), пневматическое и газовое оружие (95,5 тыс. долл. США). Основную часть импорта США из Армении составили – ювелирные изделия (2,42 млн. долл. США), нетканые женские пальто (283 тыс. долл. США), крепкие спиртные напитки (175 тыс. долл. США), полупроводниковые устройства (166 тыс. долл. США) и другие товары (156 тыс. долл. США) [32].

В 2023 г. рост годового экспорта США в Армению обосновывался увеличением экспорта следующей продукции: автомобили (358%), автозапчасти и аксессуары (1,57%) и медицинские инструменты (1,05%); рост годового импорта США из Армении обосновывался увеличением импорта ювелирных изделий (455%), нетканых женских пальто (65,6%) и других товаров (112%) [32].

Белоруссия. В 2023 г. США экспортировали из Беларусии 2,27 млн. долл. США и импортировали 4,07 млн. долл. США, что привело к отрицательному торговому балансу (1,8 млн. долл. США). С мая 2022 г. по май 2023 г. экспорт США увеличился на 2 млн. долл. США (755%) с 265 тыс. долл. США до 2,27 млн. долл. США, а импорт снизился на -2,52 млн. долл. США (-38,3%) с 6,59 до 4,07 млн. долл. США [33].

В 2023 г. топ-экспорт США в Белоруссию составляли: лом драгоценных металлов (4,99 млн. долл. США), автомобили (3,88 млн. долл. США), транспортные средства, автозапчасти и аксессуары (1,79 млн. долл. США), токарные станки по металлу (972 тыс. долл. США) и медицинские инструменты (447 тыс. долл. США). В 2023 г. топ-импорт США из Белоруссии составляли: железные трубы (2,78 млн. долл. США), рентгеновские аппараты, (2,06 млн. долл. США), ручные пилы (1,65 млн. долл. США) и ДСП (1,08 млн. долл. США) [33].

В 2023 г. рост годового экспорта США в Беларусь обосновывался увеличением экспорта следующей продукции: автомобили (59,3%), автозапчасти и аксессуары (94,5%) и токарные станки по металлу (632%); снижение годового импорта США из Беларусии обосновывался сокращением импорта такой продукции как железная проволока (-86,2%) и льняное волокно (-50,3%) [33].

Казахстан. В 2023 г. США экспортировали в Казахстан 98,2 млн. долл. США и импортировали из Казахстана 298 млн. долл. США, что привело к отрицательному торговому балансу (200 млн. долл. США). С мая 2022 г. по май 2023 г. экспорт США увеличился на 17,4 млн. долл. США (21,6%) с 80,8 до 98,2 млн. долл. США, повышение уровня импорта произошло на 89 млн. долл. США (42,5%) с 209 до 298 млн. долл. США [34].

В 2023 г. экспортными товарами США в Казахстан являлись: мясо птицы (4,98 млн. долл. США), терапевтические приборы (4,09 млн. долл. США), двигатели внутреннего сгорания (2,22 млн. долл. США), клапаны (1,95 млн. долл. США) и тракторы (1,72 млн. долл. США). В мае 2023 г. топ-импорт США из Казахстан составляли сырая нефть (142 млн. долл. США), изделия из драгоценных металлов (87,6 млн. долл. США), железная руда (50,8 млн. долл. США), серебро (27,8 млн. долл. США) и нефтепродукты (23,1 млн. долл. США) [34].

В 2023 г. рост годового экспорта США в Казахстан обосновывался увеличением экспорта продукции терапевтических приборов (8,67%), мяса птицы (86,3%) и двигателей внутреннего сгорания (4,17%); рост годового импорта США из Казахстана обосновывался увеличением импорта продукции драгоценных металлов (621%), железной руды (199%) и серебра (219%) [34].

Киргизия. В мае 2023 г. США экспортировали из Киргизии 12,7 млн. долл. США и импортировали 1,48 млн. долл. США, в результате чего положительный торговый баланс составил 11,2 млн. долл. США. С мая 2022 г. по май 2023 г. экспорт США увеличился на 10,4 млн. долл. США (436%) с 2,38 до 12,7 млн. долл. США, увеличение импорта произошло на 1,19 млн. долл. США (413%) с 288 тыс. долл. США до 1,48 млн. долл. США [35].

В 2023 г. топ-экспорт США в Киргизию составляли вакцины, кровь, антисыворотки, токсины и культуры (2,02 млн. долл. США), строительные машины (569 тыс. долл. США), экскаваторное оборудование (281 тыс. долл. США) и резиновые шины (228 тыс. долл. США). В 2023 г. топ-импорт США из Киргизии составляли двигатели внутреннего сгорания (120 тыс. долл. США), интегральные схемы (95,5 тыс. долл. США), медный провод (67,7 тыс. долл. США), автомобили, автозапчасти и аксессуары (8737,2 тыс. долл. США) и жидкостные насосы (27,4 тыс. долл. США) [35].

В 2023 г. рост годового экспорта США в Киргизию обосновывался увеличением экспорта продукции землеройной техники (2,26%) и телефонов (318%); рост годового импорта США из Киргизии обосновывался увеличением импорта продукции двигателей внутреннего сгорания (258%), жидкостных насосов (1,09%) и сырьевых товаров (161%) [35].

Россия. В мае 2023 г. США экспортировали из России 60 млн. долл. США и импортировали 504 млн. долл. США, что привело к отрицательному торговому балансу (444 млн. долл. США). С мая 2022 г. по май 2023 г. экспорт США сократился на -17,4 млн. долл. США (-22,5%) с 77,4 до 60 млн. долл. США, а импорт снизился на -623 млн. долл. США (-55,3%) с 1,13 до 504 млн. долл. США [36].

В 2023 г. экспортом США в Россию были запчасти для самолетов (33,2 млн. долл. США), автомобили, автозапчасти и аксессуары (87,7 млн. долл. США), реакционные и каталитические продукты (13,5 млн. долл. США) и вакцины, кровь, антисыворотки, токсины и культуры (11,6 млн. долл. США). В 2023 г. топ-импорт США из России составили: нефтепереработка (724 млн. долл. США), платина (161 млн. долл. США), ракообразные (152 млн. долл. США), железная руда (134 млн. долл. США) и чугун (125 млн. долл. США) [36].

В 2023 г. снижение годового экспорта США в Россию обосновывалось сокращением экспорта продукции средств защиты (-90%), автомобили, автозапчасти и аксессуары (-27,2%) и тракторы (-41%); снижение годового импорта США из России обосновывалось сокращением импорта продукции нефтепереработки (-26,5%), сырой нефти (-100%) и необработанного алюминия (-64,4%) [36].

Исследовав текущие тенденции торговых взаимоотношений США с каждой из стран ЕАЭС, можно сделать следующие выводы:

– поскольку влияние России в ЕАЭС остаётся преобладающим, введённые санкции США, ЕС и другими недружественными странами будут отражаться в меньшей/большей степени на странах Союза;

– отрицательный торговый баланс зафиксирован у Армении, Белоруссии, Казахстана, России;

– рост экспорта наблюдается у Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии;

– рост импорта продемонстрировали Армения, Казахстан, Киргизия;

– у России отмечено снижение уровней как экспорта, так и импорта.

Угрозы экономической безопасности торговых отношений стран ЕАЭС в условиях санкций. Вопрос обеспечения экономической безопасности ЕАЭС в целом очень сложен из-за неоднородности его членства, что приводит к несовпадению экономических интересов, лежащих в основе национальной безопасности каждого государства [3; 4]. «Ключевая проблема заключается в очевидной зависимости стран-членов ЕАЭС от экономической ситуации в России, политика которой в последнее время подвергается беспрецедентному санкционному давлению» [10; 13].

Теоретически, экономическая безопасность ЕАЭС должна представлять собой сумму безопасности и экономических интересов стран-членов [22], однако решения национальных проблем сталкиваются с нарушением экономических интересов партнеров. В связи с этим, экономическую безопасность ЕАЭС можно интерпретировать как сумму условий экономической безопасности стран-членов. Из этого следует, что «экономическая безопасность интеграционного объединения стран – это политика, направленная на достижение состояния эффективного экономического развития, способная обеспечить:

– создание системы интеграционных экономических интересов;

– формирование общей конкурентоспособной экономической системы, основанной на эффективном разделении труда между странами-членами, где национальные экономики дополняют друг друга;

– защиту экономических интересов стран-членов (выявление угроз, и разработка механизмов их нейтрализации)» [1].

Согласно теме исследования, актуализируем основные угрозы экономической безопасности торговых отношений ЕАЭС в условиях санкций:

1. Торгово-финансовое сотрудничество. «Торговое и финансовое сотрудничество между такими странами, как Казахстан-Беларусь, Казахстан-Армения, Беларусь-Армения, Беларусь-Кыргызстан, Кыргызстан-Армения находится на очень низком уровне развития» [15]. В свою очередь, снижение уровня развития торгово-финансовых отношений влечёт за собой риски уязвимости и серьёзнейшую угрозу экономической безопасности ЕАЭС, поскольку именно подобное сотрудничество является ключевым механизмом установления между участниками объединения и третьими странами экономических и политических взаимосвязей.

2. Угрозой низкого уровня торгово-экономического сотрудничества является несоответствие развития транспортной инфраструктуры современным потребностям ЕАЭС, характерной чертой которой выступает высокая степень морального и физического износа. К следственным причинам, усиливающих данную угрозу относятся:

– недостаточное использование транзитного потенциала (практика транзитных грузовых перевозок через российскую территорию свидетельствует об отсутствии координации между транспортными организациями и органами, реализующими меры государственного регулирования транзитных перевозок);

– наличие нефизических барьеров при осуществлении международных перевозок (в их числе: несовершенство технологий таможенного оформления и таможенного контроля и др.).

3. Слабый уровень инвестиционного сотрудничества в ЕАЭС сопряжён с такой угрозой экономической безопасности, как ухудшение финансовых проблем стран-участниц. Жесткая денежно-кредитная политика, снижение доходов граждан, низкие показатели отношения денежной массы к ВВП, стимулирование роста внешнего долга, недостаточное финансирование реального сектора, всё это способствовало увеличению дефицита государственного бюджета, снижению темпов экономического роста и, как следствие, сокращению экономического сотрудничества между странами- членами ЕАЭС.

4. Отсутствие единой платежной системы, единого платежного пространства. Угроза зависимости от иностранных платежных систем (MasterCard и Visa) является ярким примером, который продемонстрировала Россия в период ужесточения санкций. В ситуации, когда основной формой оплаты в международном сотрудничестве является безналичная форма, стратегически необходимо формирование единой платёжной системы (либо в рамках национальных платежных систем, либо создать общую платежную систему [12; 21; 31].

5. Отсутствие системы общеинтеграционных торгово-экономических интересов, а точнее их расхождение между странами-членами ЕАЭС. Факторами, усиливающие данную угрозу являются:

– конкуренция национальных налоговых режимов;

– синхронная девальвация национальных валют вслед за российским рублем;

– политика привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) через создание свободных экономических зон (СЭЗ), контролируемых Китаем;

– сложность технического определения страны происхождения товаров (продукция сельского хозяйства, текстильной отрасли и др.), приводящая к увеличению потока контрафактного груза через страны ЕАЭС;

– отсутствие единой позиции в разработке торгово-экономической политики;

– расчет экспортных пошлин и введение нетарифных ограничений является постоянным «раздражителем» в развитии торгово-экономических отношений между странами-членами ЕАЭС.

6. Торгово-экономические отношения ЕАЭС с ЕС и США относятся к перечню региональных рисков и угроз с позиции интересов и приоритетов США и стран ЕС в Центральной Азии.

Таким образом, для ЕАЭС особую актуальность приобретает вопрос о том, насколько эффективно его государства-члены способны использовать ресурсы межгосударственного диалога и наднациональных органов для повышения своей стрессоустойчивости, уровня экономической безопасности и внутренней консолидации в условиях санкций.

Исходя из уточненных основных угроз экономической безопасности торговых отношений ЕАЭС в условиях санкций и на дальнейшую перспективу необходимо:

– объединить свой инфраструктурный, технический, финансовый, кадровый (человеческий) и производственный потенциал, инвестировать его в реальный сектор, что позволит сформировать стабильное экономическое развитие, и достижение общих целей по обеспечению экономической безопасности торговых отношений ЕАЭС в условиях санкций;

– адаптировать торгово-экономические интересы входящих стран в ЕАЭС к интересам самого Союза и наоборот [30].

Сравнительный анализ основных показателей торговой сферы стран ЕАЭС и США. В условиях трансформации евразийских торговых путей в результате санкций коллективного Запада, и растущих амбиций Китая по изменению моделей логистики в Центральной Азии, уровень адаптивности ЕАЭС становится слабым. Для его разрешения потребуется минимизация разногласий внутри ЕАЭС, а также видение, которое будет рассматривать ЕАЭС не столько с геополитической точки зрения, сколько как действительно экономический проект – «самостоятельный регион свободной торговли».

Взаимная торговля стран ЕАЭС это один из ключевых индикаторов интеграционных процессов в регионе. При этом, интенсификация и диверсификация торговли является важнейшим драйвером наращивания потенциала долгосрочного сотрудничества ЕАЭС с крупными экономиками (например, США, ЕС и др.). В подтверждение данного тезиса проведём сравнительный анализ основных показателей торговой сферы стран ЕАЭС и США (рис. 1-7).

Рисунок 1. Условия торговли стран ЕАЭС и США, базовый год = 2000 г., %

Примечание. Условия торговли рассчитывается как процентное отношение индексов удельной стоимости экспорта к индексам удельной стоимости импорта, измеренных по отношению к базовому 2000 г.

Источник: [29].

За анализируемый период 2014-2022 гг. по показателю «условия торговли» страны ЕАЭС и США продемонстрировали следующие тенденции:

– у США уровень показателя колебался в диапазоне 95,3-100,3%%, максимальный уровень зафиксирован в 2019 г. (100,3%), минимальный в 2022 г. (95,3%), общее сокращение за рассматриваемый период произошло на 0,57%;

– из пяти стран ЕАЭС, только у двух наблюдалось увеличение уровня показателя: Армении на 27%, Киргизии на 47,2%;

– снижение уровня показателя с отрицательным трендом продемонстрировали Беларусь на 17,2%, Казахстан на 72,6%, Россия на 75,7%.

Рисунок 2. Открытость торговли стран ЕАЭС и США, %

Примечание. Открытость торговли определяется как экспорт + импорт в % от ВВП.

Источник: [26].

За анализируемый период 2014-2022 гг. по показателю «открытость торговли» страны ЕАЭС и США продемонстрировали следующие тенденции:

– у США уровень показателя колебался в диапазоне 23,38-30%%, максимальный уровень зафиксирован в 2014 г. (30,0%), минимальный в 2020 г. (23,38%), за рассматриваемый период совокупное сокращение составило 6,62%;

– из стран ЕАЭС увеличение уровня показателя наблюдалось у Армении на 4,85%, Белоруссии на 25,6%;

– снижение уровня показателя зафиксировано у России на 2,9%, Казахстана на 6,14%, Киргизии на 21,8%.

Рисунок 3. Торговый баланс стран ЕАЭС и США, в % от ВВП

Примечание. Торговый баланс равен экспорту товаров и услуг за вычетом импорта товаров и услуг в % от ВВП.

Источник: [28].

За анализируемый период 2014-2022 гг. по показателю «торговый баланс» страны ЕАЭС и США продемонстрировали следующие тенденции:

– у США уровень показателя колебался в диапазоне отрицательных значений (-2,71% – -3,7%), максимально-низкий уровень зафиксирован в 2021 г. (-3,7%), минимально-низкий в 2016 г. и в 2019 г. (-2,71%), за рассматриваемый период совокупное сокращение составило -0,59% с отрицательным трендом;

– увеличение уровня показателя с положительным трендом наблюдалось у России на 0,88%, Белоруссии на 5,66%;

– снижение уровня показателя с положительным трендом зафиксировано у Армении на -10,9%, Киргизии на -21,4%;

– снижение уровня показателя с отрицательным трендом отмечено у Казахстана на 3,56%.

Рисунок 4. Индекс торговой свободы стран ЕАЭС и США, (0-100) и.п.

Примечание. Индекс торговой свободы основан на двух показателях: взвешенной по торговле средней тарифной ставке и нетарифных барьерах (включая количественные, ценовые, нормативные, таможенные и инвестиционные ограничения и прямое государственное вмешательство).

Источник: [27].

За анализируемый период 2014-2022 гг. по показателю «индекс торговой свободы» страны ЕАЭС и США продемонстрировали следующие тенденции:

– у США уровень показателя колебался в диапазоне 75-87 п.п., максимальный уровень зафиксирован в 2014-2019 гг. (87 п.п.), минимальный в 2022 г. (75 п.п.), за рассматриваемый период совокупное сокращение составило 12 п.п. с отрицательным трендом;

– сокращение уровня показателя с отрицательным трендом произошло у всех стран ЕАЭС: на 11 п.п. у Армении, на 5 п.п. у Белоруссии, на 4 п.п. у Казахстана, на 7 п.п. у Киргизии и на 6 п.п. у России.

Рисунок 5. Доля в мировом экспорте стран ЕАЭС и США, %

Примечание. Доля мирового экспорта равна экспорту конкретной страны в % от общего экспорта всех стран мира. Экспорт товаров и услуг представляет собой стоимость всех товаров и других рыночных услуг, предоставляемых остальному миру.

Источник: [25].

За анализируемый период 2014-2022 гг. по показателю «доля в мировом экспорте» страны ЕАЭС и США продемонстрировали следующие тенденции:

– у США уровень показателя колебался в диапазоне 9,3-10,94%%, максимальный уровень зафиксирован в 2016 г. (10,94%), минимальный в 2022 г. (9,3%), за рассматриваемый период совокупное сокращение составило 0,87% с отрицательным трендом;

– снижение уровня показателя произошло у России на 1,09%, Казахстана на 0,7%, Белоруссии на 0,02%;

– незначительные стабильные уровни показателя зафиксированы у Киргизии 0,01% и Армении 0,02%.

Рисунок 6. Доля в мировом импорте стран ЕАЭС и США, %

Примечание. Доля мирового импорта равна импорту конкретной страны в % от общего импорта всех стран мира. Импорт товаров и услуг представляет собой стоимость всех товаров и других рыночных услуг, полученных от остального мира.

Источник: [24].

За анализируемый период 2014-2022 гг. по показателю «доля в мировом импорте» страны ЕАЭС и США продемонстрировали следующие тенденции:

– у США уровень показателя колебался в диапазоне 12,66-13,77%%, максимальный уровень зафиксирован в 2015 г. (13,77%), минимальный в 2014 г. (12,66%), за рассматриваемый период совокупное увеличение составило 0,54% с положительным трендом;

– снижение уровня показателя с отрицательным трендом отмечено у России на 0,51%, Казахстана на 0,32%, Белоруссии на 0,04%;

– у Киргизии и Армении доли в мировом импорте находятся на очень низком уровне, диапазон которых составил 0,02-0,03 %%.

Рисунок 7. Доля в мировом ВВП стран ЕАЭС и США, %

Примечание. Мировой ВВП – это сумма ВВП всех стран, выраженная в текущих долл. США. Доля ВВП – это ВВП конкретной страны в % от мирового ВВП.

Источник: [23].

За анализируемый период 2014-2022 гг. по показателю «доля в мировом ВВП» страны ЕАЭС и США продемонстрировали следующие тенденции:

– у США уровень показателя колебался в диапазоне 22,21-25,58%%, максимальный уровень зафиксирован в 2022 г. (25,58%), минимальный в 2014 г. (22,21%), за рассматриваемый период совокупное увеличение составило 3,37% с положительным трендом;

– снижение уровня показателя с отрицательным трендом произошло у России на 0,95%, Казахстана на 0,05%, Белоруссии на 0,03%;

– у Армении и Киргизии наблюдались стабильно минимальные значения показателя в диапазоне 0,01-0,02%%.

Визуализируем проведённый анализ в таблице 1, и определим перспективы участия стан-членов ЕАЭС в мировой торговой системе.

Таблица 1. Аналитические результаты основных показателей

торговой сферы стран ЕАЭС и США (2014-2022 гг.)

Показатели
ЕАЭС
США
Армения
Белоруссия
Казахстан
Киргизия
Россия
Условия торговли
+
+
+
+
+
+
Открытость торговли
+
+
+
+
+

Торговый баланс


+

+

Индекс торговой свободы
+
+
+
+
+
+
Доля в мировом экспорте




+
+
Доля в мировом импорте




+
+
Доля в мировом ВВП




+
+
Источник: систематизировано авторами на основании рис. 1-7.

Резюмируя аналитические результаты (табл. 1), можно сделать следующие выводы:

– небольшие, но качественно значимые цифры торгового оборота Армении свидетельствуют о важности государства как транзитного узла для товаров и услуг на российский рынок;

– несмотря на то, что у Беларусии нет такой же рыночной репутации, как у других стран Союза, интеграция с российским рынком позволяет ей получать выгоду от обширных торговых потоков;

– несырьевые товары Казахстана составляют более половины всей продукции, поставляемой в третьи и союзные страны, однако страна в настоящее время имеет самый высокий дефицит во взаимной торговле со странами ЕАЭС;

– обеспокоенность по поводу зрелости кыргызского рынка в аспекте мировой торговой системы обоснована из-за его незначительности;

– по совокупности условий и факторов ЕАЭС отвечает стратегическим интересам всех участников, тем не менее, нуждается в дополнительных стимулах для углубления в мировую торговую систему [14].

В целом, при определении перспектив участия стан-членов ЕАЭС в мировой торговой системе, в первую очередь необходимо учитывать трансформации глобальной экономики в аспекте текущего технологического уклада [5]. На сегодняшний день не многие страны обладают полным научным циклом (от проведения фундаментальных исследований до внедрения инновационных разработок в производство). В первую десятку рейтинга – «Самые технологически развитые страны 2023» вошли: 1. Япония, 2. Южная Корея, 3. Китай, 4. США, 5. Германия, 6. Россия, 7. Великобритания, 8. Сингапур, 9. Израиль, 10. Швейцария [19]. «Не исключено, что именно поэтому США ведут санкционные войны против России и торговые войны против Китая, в стремлении снизить потенциал этих стран, и не допустить их к лидирующим позициям в новых производственных цепочках» [6].

В условиях антироссийских санкций, неопределенности исхода экономических войн между США и Россией перспективы участия ЕАЭС в мировой торговой системе будут зависеть от эффективности поддержания внутренней социально-экономической стабильности [20], обеспечения независимого доступа к долгосрочным финансовым ресурсам, рационального участия в процессах глобальной экономики с точки зрения экономической безопасности, а также наличия необходимых производственных факторов для многостороннего торгового сотрудничества [9]. В связи с этим, авторами предлагается изменить целеполагание торгово-экономического сотрудничества ЕАЭС в рамках «зон свободной торговли», и сконцентрироваться на следующих направлениях:

– первое – предоставление льготных условий для импорта в Россию критически важных товаров, таких как электроника, полупроводники и оборудование. Уже сейчас некоторые партнеры по ЕАЭС могут заместить импорт товаров, выбывших из-за санкций по отдельным категориям. Например, Вьетнам способен заменить Тайвань в качестве одного из крупнейших поставщиков микросхем в Россию. Это может стать для Москвы аргументом для лоббирования пересмотра, и обновления действующего соглашения с Ханоем в рамках ЕАЭС;

– второе – расширение каналов экспорта для перенаправления на новые рынки российской продукции, которая уже не пользуется спросом в Европе. Основные категории продукции включают нефть, газ, уголь, сталь, а также удобрения и сельскохозяйственную продукцию. Сельскохозяйственная продукция, особенно актуальна для большинства регионов мира с точки зрения продовольственной безопасности в условиях глобальных шоков [2];

– третье – формирование через сеть «зон свободной торговли» новых региональных точек входа и хабов, каждый из которых способен выполнять определенную функцию в зависимости от региональной специфики [18]. «На Ближнем Востоке – ОАЭ могут стать финансовым и технологическим центром, Индия – экономическим хабом в Южной Азии, Монголия – транспортным, логистическим и инфраструктурным хабом в Северо-Восточной Азии» [8].

Возможности для России как участницы ЕАЭС по смягчению санкционных последствий. Поскольку Россия столкнулась с самым жестким режимом санкций, возникает вопрос: в какой степени она может использовать ЕАЭС по смягчению последствий. Для этого следует рассмотреть, что может предложить каждая из стран ЕАЭС.

Так, Армения является единственным членом ЕАЭС, имеющим торговое соглашение с Западом: ее соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнёрстве (вступившее в силу в марте 2022 г.) снижает барьеры в торговле услугами и по отдельным вопросам лицензирования. Тем не менее, Армения и единственный член ЕАЭС, который не имеет общей сухопутной границы с другими странами Союза. Это означает, что любой импорт должен будет пересекать третью страну.

Казахстан и Кыргызстан являются крупными производителями золота, и оно может быть надёжным активом для России. Казахстан мог бы стать маршрутом для импорта из Китая, но при его желании он мог бы иметь отношения с Россией напрямую. Казахские банки способны обрабатывать и сопровождать часть российской экспортной деятельности, осложненной санкциями, однако, его банковский сектор находится на среднем уровне по сравнению с российским.

Беларусь сама находится под все более жесткими западными санкциями, в связи с нарушениями прав человека и её ролью во вторжении на Украину.

Реальность такова, что архитектура мировой экономики означает, что ЕАЭС неспособен значительно смягчить санкционные последствия, демонстрируя очевидный вывод о том, что возможности России несущественны.

Заключение

Представленная оценка в настоящем исследовании показала, что для того, чтобы ЕАЭС рационально развивался, обеспечивая экономическую безопасность торговых отношений не только с США, но и с различными партнёрами, должны быть приняты надлежащие меры, соответствующие стратегическим целям Союза, и их координация:

– для преодоления асимметричного развития регионов, следует уделить внимание промышленно-развитым странам, имеющим производственно-технологическую базу и востребованную продукцию;

– через наднациональные органы ЕАЭС обеспечить необходимые инструменты для развития: технологий, транспортно-логистической инфраструктуры, структурной диверсификации национальных экономик;

– активно расширять производство и экспорт несырьевых товаров и услуг;

– активизировать импортозамещение на внутреннем рынке с учётом конкурентных преимуществ;

– продвигать собственною повестку международного торгово-экономического сотрудничества;

– выстраивать преференциальные торгово-экономические отношения с ведущими партнерами для улучшения доступа на различные рынки, привлечения инвестиций, а также конкурентного включения в глобальные и региональные цепочки добавленной стоимости;

– реализовать евразийскую интеграционную повестку в контексте максимизации выгод от формирования широкой зоны свободной торговли.

И, несмотря на то, что страны ЕАЭС в определенной степени пострадали от последствий антироссийских санкций, начавшееся в 2023 г. председательство России в органах ЕАЭС поставило перед собой масштабные и амбициозные задачи как в обеспечении экономической безопасности Союза, так и в улучшение его международного сотрудничества, по которым разработаны методы, и определены сроки реализации.

[1] Определение авторов.


Источники:

1. «Договор о Евразийском экономическом союзе» (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 24.03.2022) (с изм. и доп., вступ. в силу с 03.04.2023). Consultant.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163855/ (дата обращения: 18.08.2023).
2. Бракк Д.Г. Продовольственная безопасность в условиях климатических трансформаций // Экономическая безопасность. – 2023. – № 1. – c. 367-384. – doi: 10.18334/ecsec.6.1.117557.
3. Караваева И.В., Лев М.Ю. Новые вызовы экономической безопасности России (обзор выступлений участников Всероссийской научно-практической конференции VII Сенчаговские чтения. Экономическая безопасность России: реакция на новые вызовы») // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2023. – № 3. – c. 177-193. – doi: 10.52180/2073-6487_2023_3_177_193.
4. Караваева И.В., Лев М.Ю. Приоритеты государственного регулирования экономической безопасности России в условиях новых глобальных вызовов // Экономическая безопасность. – 2023. – № 2. – c. 453-466. – doi: 10.18334/ecsec.6.2.117953.
5. Караваева И.В., Лев М.Ю. Экономическая безопасность: технологический суверенитет в системе экономической безопасности в современной // Экономическая безопасность. – 2023. – № 3. – c. 900-924. – doi: 10.18334/ecsec.6.3.118475.
6. Кузнецов А.В. Влияние политики США на ЕАЭС // Модернизация россии: приоритеты, проблемы, решения: Большая Евразия: развитие, безопасность, сотрудничество. Ежегодник: материалы XIX Национальной научной конференции с международным участием. Том Выпуск 3. Часть 1. Москва, 2020. – c. 192-194.
7. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Обеспечение экономической безопасности России в международных финансово-экономических организациях в процессе интеграции // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 3. – c. 669-688. – doi: 10.18334/epp.11.3.111630.
8. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г., Вайвер Ю.М., Сазонова Е.С. Концептуализация глобального управления безопасностью в международных отношениях // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 10. – c. 2579-2600. – doi: 10.18334/epp.12.10.116497.
9. Лев М.Ю., Медведева М.Б., Лещенко Ю.Г. Эволюция глобального управления экономическими процессами в контексте международных организаций с позиции национальной безопасности // Экономическая безопасность. – 2022. – № 4. – c. 1583-1614. – doi: 10.18334/ecsec.5.4.115231.
10. Лев М.Ю. Современные ценовые тренды экономической безопасности мобилизационной экономики. / Монография. - Москва: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2023. – 86 c.
11. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. Движущие силы антироссийской коалиции: проблемы современной международной безопасности // Экономическая безопасность. – 2023. – № 2. – c. 749-774. – doi: 10.18334/ecsec.6.2.117829.
12. Лев М.Ю., Болонин А.И., Болонина С.Е., Лещенко Ю.Г. Механизм безопасности интегрированной системы CBDC: перспективы трансграничных платежей // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – № 8. – c. 3157-3178.
13. Лещенко Ю.Г. Экономическая безопасность России в глобальной динамике интеграции // Экономическая безопасность. – 2021. – № 3. – c. 657-670. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112994.
14. Лещенко Ю.Г. Анализ членства в международных финансово-экономических организациях с позиции укрепления экономической безопасности государства // Экономическая безопасность. – 2022. – № 3. – c. 853-870. – doi: 10.18334/ecsec.5.3.114900.
15. Медведева М.Б., Аржаев Ф.И. «Шелковый путь» и Евразийский экономический союз: сложности сопряжения // Финансы, деньги, инвестиции. – 2017. – № 4(64). – c. 3-8.
16. Медведева М.Б., Дмитриева А.Б., Стародубцева Е.Б., Жильцов С.С., Абанина И.Н., Дуйсенбай Д.Т., Котляров Н.Н., Пищик В.Я., Красавина Л.Н., Хомякова Л.И., Лукьянович Н.В. Исследование интеграционных процессов в секторах современной мировой экономики: евразийский экономический союз. / Учебное пособие. - Москва: ООО «Издательство «КноРус», 2018. – 192 c.
17. Петренко Е.С., Варламов А.В., Лещенко Ю.Г. Экономическая безопасность России в процессе интеграции в Евразийский экономический союз // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1191-1210. – doi: 10.18334/eo.10.4.111399.
18. Поспелов В.К., Глебова А.Г., Медведева М.Б., Миронова В.Н., Новицкая А.А., Стародубцева Е.Б., Сидоренко Т.В., Чувахина Л.Г. Мировая торговая система в условиях глобализации. / Монография. - Москва: Издательство «Перо», 2020. – 406 c.
19. Самые технологически развитые страны. Translated.turbopages.org. [Электронный ресурс]. URL: https://translated.turbopages.org/proxy_u/en-ru.ru.af4067bf-64ebbbd6-471fd4a4-74722d776562/https/worldpopulationreview.com/country-rankings/most-technologically-advanced-countries (дата обращения: 28.08.2023).
20. Сикачев Н.К., Лещенко Ю.Г. Санкционная политика в отношении России на уровне международных организаций // Экономическая безопасность. – 2023. – № 2. – c. 775-792. – doi: 10.18334/ecsec.6.2.117828.
21. Алексеев П.В., Бадалов Л.А., Белянчикова Т.В., Барабанов В.Ю., Гронин Д.П. и др. Стратегии развития платежно-расчетной инфраструктуры: глобальный и региональный аспекты. / Монография: в 2-х томах. - Москва: ООО «Издательство Прометей», 2023. – 274 c.
22. Торгово-экономические связи России в условиях санкций. - Morrisville: Open Science Publishing, 2019. – 194 c.
23. Доля в мировом ВВП – Классация стран. Business and economic data for 200 countries. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.theglobaleconomy.com/rankings/gdp_share/ (дата обращения: 22.07.2023).
24. Доля в мировом импорте – Классация стран. Business and economic data for 200 countries. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.theglobaleconomy.com/rankings/share_world_imports/ (дата обращения: 22.07.2023).
25. Доля в мировом экспорте – Классация стран. Business and economic data for 200 countries. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.theglobaleconomy.com/rankings/share_world_exports/ (дата обращения: 22.07.2023).
26. Открытость торговли – Классация стран. Business and economic data for 200 countries. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.theglobaleconomy.com/rankings/trade_openness/ (дата обращения: 22.07.2023).
27. Торговая свобода – Классация стран. Business and economic data for 200 countries. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.theglobaleconomy.com/rankings/herit_trade_freedom/ (дата обращения: 22.07.2023).
28. Торговый баланс, % ВВП – Классация стран. Business and economic data for 200 countries. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.theglobaleconomy.com/rankings/Trade_balance/ (дата обращения: 22.07.2023).
29. Условия торговли – Классация стран. Business and economic data for 200 countries. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.theglobaleconomy.com/rankings/Terms_of_trade/ (дата обращения: 22.07.2023).
30. Leshchenko Yu.G. Adaptive Economic Security Policy Russian Federation in the Process of Integration to international financial and economic Organizations // Наука и инновации: Сборник научных статей по итогам работы Международного научного форума. Москва, 2020. – p. 23-27.
31. Lev M.Y., Leshchenko Y. G. International reserves of the bank of Russia in the system of the state's economic security // Journal of Advanced Research in Dynamical and Control Systems. – 2020. – p. 876-888. – doi: 10.5373/JARDCS/V12SP4/20201557.
32. USA/Armenia. Latest Trends. Oec.world. [Электронный ресурс]. URL: https://oec.world/en/profile/bilateral-country/usa/partner/arm (дата обращения: 25.08.2023).
33. USA/Belarus. Latest Trends. Oec.world. [Электронный ресурс]. URL: https://oec.world/en/profile/bilateral-country/usa/partner/blr (дата обращения: 25.08.2023).
34. USA/Kazakhstan. Latest Trends. Oec.world. [Электронный ресурс]. URL: https://oec.world/en/profile/bilateral-country/usa/partner/kaz (дата обращения: 25.08.2023).
35. USA/Kyrgyzstan. Latest Trends. Oec.world. [Электронный ресурс]. URL: https://oec.world/en/profile/bilateral-country/usa/partner/kgz (дата обращения: 25.08.2023).
36. USA/Russia. Latest Trends. Oec.world. [Электронный ресурс]. URL: https://oec.world/en/profile/bilateral-country/usa/partner/kgz (дата обращения: 25.08.2023).

Страница обновлена: 15.04.2024 в 09:45:34