Взаимосвязь теневой экономики и сектора малого и среднего предпринимательства в современных условиях

Тимакова Р.Т.1, Минин Е.Д.1
1 Уральский государственный экономический университет, Россия, Екатеринбург

Статья в журнале

Теневая экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 6, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2022)

Цитировать:
Тимакова Р.Т., Минин Е.Д. Взаимосвязь теневой экономики и сектора малого и среднего предпринимательства в современных условиях // Теневая экономика. – 2022. – Том 6. – № 4. – С. 167-180. – doi: 10.18334/tek.6.4.116424.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=50084762
Цитирований: 1 по состоянию на 30.01.2024

Аннотация:
Статья посвящена обзору теневой экономики в России и экономической ситуации в секторе малого и среднего предпринимательства (МСП). Развитие сектора МСП – одно из наиболее приоритетных направлений в укреплении национальной экономики. Теневая экономика в секторе МСП носит двойственный характер. С одной стороны, с помощью теневых операций, МСП решает свои финансовые проблемы, что позволяет предприятиям продолжать функционировать в условиях экономической нестабильности или недостаточной поддержке государства. С другой стороны, доходы от теневой деятельности не учитываются, дестабилизируя экономическую безопасность государства, что отрицательно влияет на сам сектор МСП. В статье проведен анализ МСП в России, дана оценка уровню тенизации экономической деятельности среди МСП. Сделан вывод об эффективности оказываемых государством мер поддержки.

Ключевые слова: малое и среднее предпринимательство, теневая экономика, экономическая безопасность



Введение

Национальная экономика России претерпевает трансформацию в связи с введенными в 2022 году ограничительными мерами, направленными в первую очередь на дестабилизацию национальной платежной системы и банковский сектор. Затронуты практически все отрасли реального сектора экономики. В неблагоприятных условиях оказалась сфера малого и среднего предпринимательства (далее – МСП), которая является одним из движущих, базисных механизмов национальной экономики и, соответственно, одним из целевых направлений государственной стратегии по экономической поддержке и развитию.

При анализе МСП в текущих условиях экономической нестабильности, а также существенного сокращения импортно-экспортных операций необходимо учесть и рассмотреть возможности распространения теневой экономики. Под теневой экономикой понимаются как противозаконные, так и легальные виды хозяйственной деятельности. Их принято классифицировать по способу нанесения и тяжести наносимого вреда официальной экономике:

- скрытая экономическая деятельность подразумевает легальное по своей структуре занятие, функционирование которого частично или полностью скрывается с целью уклонения от налогов и/или невыполнения административных обязанностей;

- неформальная экономическая деятельность не оформляется в установленном законом порядке и представляет собой легальное производство продукции или оказание услуг для собственного пользования;

- черная экономическая деятельность полностью противоречит законодательству, нанося вред общественному порядку и препятствуя экономическому росту [8] (Kuznetsova, 2022).

Тем не менее любая экономическая деятельность в теневой экономике расценивается государством как явление, которое нуждается в запрете и искоренении, однако не всякую деятельность можно охарактеризовать преступной, исходя из установленных норм российского законодательства. Понятие «экономическое преступление» из-за размытых границ определения трудно рассматривать в строго правовом смысле, поэтому экономические преступления разделяются на два типа: предпринимательские (легальные и полулегальные) и уголовные (противозаконные). Первая группа вынуждена идти в обход законодательства, уклоняясь от налогов, чтобы сохранить свой бизнес. Ответственность за расширение теневой экономики в этом случае лежит на государственной политике. Вторая группа подразумевает выход за рамки укрывательства от налогов и совершает уголовные преступления, которые наносят вред не только официальной экономике, но и обществу. Сюда входит продажа наркотиков, неучтенный оборот оружия, контрафактная деятельность и т.д. [1] (Avdiyskiy, Dadalko, Sinyavskiy, 2021).

Эффективность деятельности предприятия из тени значительно выше эффективности деятельности предприятия, функционирующего на легальных условиях. Одним из методов остановки и сокращения теневизации является создание условий, при которых легально заниматься бизнесом будет выгоднее, чем неформально или незаконно [4] (Burov, 2014).

Исходя из специфики в секторах, отраслях и сегментах официальной экономики, различают уровень и характер теневого сектора. Среди бизнеса основными критериями ухода в тень являются: низкий уровень платежеспособности населения, высокое налогообложение, недостаточные показатели прибыли [10] (Fedorov, Ermakova, Gureeva, 2021).

Теневая экономика является одним из существенных факторов, отрицательно влияющих на рост ВВП, так как доходы от теневых операций не поступают в бюджеты каждого уровня государства [3] (Burov, Kisloshchaev, 2012).

На основе доли теневой экономики в ВВП и ВВП в текущих ценах за период с 2011 по 2020 год был рассчитан коэффициент корреляции по методу Пирсона. В настоящее время импорт в Россию был ограничен, вследствие чего появляется риск увеличения и расширения теневого сектора.

Цель исследования – анализ уровня теневой экономики в секторе малого и среднего предпринимательства.

Определены следующие задачи:

- оценить состояние сектора МСП;

- рассмотреть взаимодействие теневой экономики и сектора МСП;

- изучить динамику теневизации в секторе МСП.

Сектор МСП и теневая экономика

Согласно результатам исследования от 06.04.2022 года «О влиянии санкционных ограничений и адаптаций бизнеса», среди 4350 опрошенных компаний из 85 субъектов Российской Федерации действия санкций на себе ощутили 84,1% предпринимателей. При этом 44,8% представителей малого предпринимательства столкнулось с нехваткой оборотных средств и кассовыми разрывами. 42,9% указали на разрывы цепочек поставок, 24,5% столкнулись с проблемами в доставке товаров. Для смягчения и устранения вызванных осложнений Правительство РФ ввело дополнительные меры поддержки МСП. 49,7% предпринимателей посчитали наиболее эффективной мерой мораторий на контрольно-надзорную деятельность, 47,9% – снижение ставок УСН (упрощенная система налогообложения) и имущественного налога в регионах, 34,8% – льготные кредиты для МСП, 28,8% – снятие санитарных противоэпидемических ограничений [17].

Наряду с этим в 2022 году в России произошел отток иностранных компаний и предприятий, которые закрыли или временно прекратили свою деятельность на территории страны. В этих условиях освобождаются определенные товарные ниши, однако предпринимательская инициативность не повысилась, несмотря на меры поддержки со стороны государства – заниматься импортозамещением готовы лишь 35% предпринимателей. По данным Единого реестра субъектов МСП, на момент 10.06.2022 года было зарегистрировано 6,03 млн предприятий. За период от 10.06.2021 до 10.06.2022 года появилось 162 605 субъектов малого и среднего предпринимательства (табл. 1).

Таблица 1

Динамика МСП в России за период 2019–2022 гг.

Показатель
10.06.2019
10.06.2020
10.06.2021
10.06.2022
Изменение 2020 к 2019, +/- %
Изменение 2021 к 2020, +/- %
Изменение 2022 к 2021, +/- %
Количество субъектов МСП всего, ед.
6 206 133
6 033 501
5 871 426
6 034 031
-2,8
-2,7
2,8
Количество всех микропредприятий, ед.
5 941 804
5 794 734
5 639 130
5 805 661
-2,5
-2,7
3
Количество вновь созданных
микропредприятий, ед.
1 515 987
1 290 960
1 182 631
1 349 162
-14,9
-8,4
14,0
Количество малых предприятий, ед.
245 839
221 691
214 652
210 405
-9,8
-3,2
-2
Количество средних предприятий, ед.
18 490
17 076
17 644
17 965
-7,7
3,3
1,8
Количество ИП (индивидуальные предприниматели) всего, ед.
3 431 150
3 458 917
3 440 496
3 671 503
0,8
-0,4
6,7
Количество ЮЛ (юридические лица) всего, ед.
2 774 983
2 574 584
2 430 930
2 362 528
-7.2
-5.6
-2.8
Количество работников, ед.
15 696 576
15 295 920
15 399 231
14 573 476
-2.6
0.7
-5.4
Источник: составлено автором на основе данных [11].

Исходя из данных таблицы 1, количество малых предприятий сократилось на 2%, при этом количество микропредприятий и индивидуальных предпринимателей увеличилось на 3% и 6,7% соответственно. Общее количество МСП демонстрирует темп роста в 2,8%, а общее количество работников на предприятиях уменьшилось на 5,4%, что обусловлено прекращением деятельности иностранных компаний на территории России и, как следствие, потерей рабочих мест.

Стратегией развития МСП до 2030 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ № 1083-р от 02 июня 2016 года, период с 2019 по 2030 год рассматривается как заключительный этап, меры поддержки в котором подразумевали распространение среди МСП разработанной и введенной системы управления рисками, продуктовой линейки и стандартов работы.

Согласно национальному проекту «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», утвержденному 24 декабря 2018 года заседанием президиума Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, с 2019 года по 2024 год планировалось довести численность работников, включая индивидуальных предпринимателей, в сфере МСП до 25 млн человек. Однако, по данным таблицы 1, количество трудящихся в сфере МСП сократилось. На момент 2022 года, численность работников, включая индивидуальных предпринимателей, не смогла превысить базовое значение в 19,2 млн человек. Промежуточные цели в этой стезе ни за один год не были достигнуты [16].

При рассмотрении количественных изменений показателей прослеживается стагнация с незначительными изменениями.

По состоянию на 2022 год можно констатировать, что национальный проект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» наиболее эффективен среди индивидуальных предпринимателей и микропредприятий. Благодаря этим показателям впервые с 2018 года общее количество субъектов МСП изменилось в положительную сторону. Однако для общей картины эти изменения незначительны. Ежегодно, с 2017 по 2022 год, во втором квартале было ликвидировано более 50% вновь созданных микропредприятий: в августе 2017 г. – 55%, 2018 г. ­ – 51%, 2019 г. – 53%, 2020 г.– 60% и на июль 2021 г. – 50%. По данным от 10.07.2022 года, было ликвидировано 57%, или 769 441 субъект. Снизить количество ликвидированных предприятий в силу неустойчивой и сложнопрогнозируемой экономической ситуации не удается вследствие того, что в течение последних 5 лет наблюдается отсутствие роста по количеству МСП.

Такую ситуацию вызвали ряд факторов, препятствовавших развитию предпринимательства в России и побуждающих субъекты МСП уходить в тень. К таким факторам относятся: неэффективные решения государственного управления, которые носят избыточный или запоздалый характер по регулированию сектора МСП; непредсказуемость экономических реалий; высокая налоговая и отчетная нагрузка [2] (Antonyan, 2018). Кроме того, обеспечение защиты рынка и рост прав потребителей через жестокие регулирующие нормы стимулирует возникновение финансовых компаний и фирм-однодневок, оборот которых невозможно отследить в количестве скрытых финансов [6] (Burov, 2021).

Данное явление негативным образом сказывается на развитии предприятий и самого сектора МСП. Если на начало 2017 года малых и средних субъектов было зарегистрировано 268 488 и 20 353 соответственно, то на начало 2022 года они сократились до 212 429 и 17 977 ед.

При этом доля МСП в российской экономике не изменялась с 2016 года и варьировалась в пределах 20–22% [9] (Poddubnaya, Sarkisova, 2021). В соответствии с национальным проектом «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» долю МСП к 2024 году планировалось увеличить до 32,5% [16], однако реализовать проект не удалось из-за противоэпидемических ограничений, вследствие которых доля МСП снизилась и составила 19,8% в 2020 году [18].

В 2022 году НРА (Национальное Рейтинговое Агентство) прогнозирует оборот МСП в 71–75 трлн руб., что на 6–13% превышает оборот 2021 года [14]. За период 19.06.2022–19.07.2022 оборот МСП составляет 2,068 трлн руб., демонстрируя рост на 32% по отношению к аналогичному периоду предыдущего года [12].

На расширение и развитие сектора МСП также влияет и множество внешних факторов, главные из которых – реальные доходы населения, падение которых прогнозируется на уровне 6,8% в 2022 году [13], и ограничительные меры против России, вступившие в силу в первом квартале 2022 года.

Отдельные экономические санкции носят среднесрочный и долгосрочный характер. Косвенно или напрямую они касаются повсеместного уменьшения поставок импортной продукции и услуг информационно-технологического назначения. Дата-центры столкнулись с дефицитом полупроводниковых систем, программного и компонентного обеспечения электронно-вычислительных машин [15], что негативным образом отразится на бизнесе и на секторе МСП в частности.

С 2017 года популярными разделами ОКВЭД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности) в МСП являлись:

- Раздел F – «Строительство»;

- Раздел G – «Торговля оптовая и розничная; ремонт автотранспортных средств и мотоциклов»;

- Раздел H – «Транспортировка и хранение»;

- Раздел L – «Деятельность по операциям с недвижимым имуществом».

В обороте МСП за вышеописанный период, с 19 июня по 19 июля 2022 года, торговля оптовая и розничная; ремонт автотранспортных средств и мотоциклов составляет 60% выручки, или 1,242 трлн руб.

В настоящее время среди индивидуальных предпринимателей наиболее популярными видами экономической деятельности являются деятельность автомобильного грузового транспорта (163 347 субъектов на момент 10.07.2022) и торговля розничная по почте или по информационно-коммуникационной сети Интернет (144 129 субъектов на момент 10.07.2022). Среди юридических лиц наибольшей популярностью пользуется строительство жилых и нежилых зданий (127 910 субъектов на момент 10.07.2022) и торговля оптовая неспециализированная (70 094 субъектов на момент 10.07.2022).

Экономическая деятельность в представленных сферах остро нуждается в облачных хранениях, предоставляемых дата-центрами. Кроме того, основные импортируемые товары, за исключением скрытого раздела, связаны в первую очередь с транспортом и реализацией через торговлю на внутреннем рынке (рис. 1).

Рисунок 1. Основные импортируемые товары в Россию за 2021 год

Источник: составлено автором на основе данных [21].

В 2022 году импорт в Россию был значительно ограничен, что провоцирует теневой сектор расширить и увеличить свою деятельность, отвечая закономерно возросшему спросу. Для стабилизации цен и предотвращения роста теневой экономики Правительство РФ изменило подход к толкованию товарных знаков и интеллектуальной собственности, ввозимой в Россию. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 29 марта Министерство промышленности и торговли РФ утвердило товары (группы товаров), на которые более не распространялись ограничения на ввоз в страну без согласия правообладателя. В конце июня 2022 года подписан федеральный закон, легализующий параллельный импорт и освобождающий от ответственности лиц, занимающихся импортом утвержденных Минпромторгом товаров.

Параллельный импорт не может конкурировать с прямым в скорости поставки и по объему поставляемых товаров. Это вынужденная мера, с введением которой появляется риск роста теневизации во внешнеэкономической деятельности. Однако с его помощью будут обеспечены отрасли внутренней экономики необходимым оборудованием, компонентами, материалами и т.д. для функционирования и предоставления услуг, что должно свести к минимальному увеличению теневой экономики внутри России.

Исходя из собственных расчетов по методу Пирсона, коэффициент корреляции уровня теневизации экономики и ВВП составляет − 0,974, что по шкале Чеддока подразумевает очень сильную обратную связь [5] (Glotova, Samokhvalova, 2022). Увеличение удельного веса теневой экономики понизит уровень ВВП, повысит криминогенность и ухудшит все сферы жизнедеятельности, потенциально нанося вред экономической безопасности страны. Согласно данным Росстата, с 2013 года объем теневого сектора в ВВП имел отрицательную динамику и в 2020 году был зафиксирован на отметке 12%. Необходимо отметить, что Росстат не учитывает доходы от уголовной деятельности. Данные различных источников об удельном весе теневой экономики как в ВВП, так и в отраслях расходятся в силу трудноанализируемого объекта. При расчете тем или иным методом невозможно получить точных или приближенных результатов. Тем не менее, обращаясь к вычислениям, можно отследить солидаризацию выводов при разных итоговых значениях.

Популярная экономическая деятельность в секторе МСП представляет собой сферу услуг, на которую приходится не только наиболее крупный оборот, но и доля теневой активности. Особенно это касается торговли – данная отрасль лидирует по уровню теневизации. Так, по данным за 2020 год, торговля оптовая и розничная; ремонт автотранспортных средств и мотоциклов включают в себя самый объемный рынок теневого труда – 31% от общей численности занятых в неформальном секторе и 6% от всех занятых в России [19]. Удельный вес всех неформально занятых за 2020 год составляет 20%, что с 2017 года является самым низким показателем [7] (Kapitonova, 2021).

Дополнительно относительную оценку уровню теневизации представляет корректировка ВДС (валовая добавленная стоимость) на экономические операции, ненаблюдаемые прямыми статистическими методами (рис. 2).

Рисунок 2. Корректировка ВДС на экономические операции, ненаблюдаемые прямыми статистическими методами, в % за период 2016–2020 гг.

Источник: составлено автором на основе данных [20].

Как видно по графику, с 2016 года ВДС в основных ценах понижалась, и исходя из данных Федеральной службы государственной статистики, отрицательная тенденция сохраняется с 2005 года. Во время противоэпидемических ограничений множество субъектов малого бизнеса ушли в тень, что нарушило курс на снижение впервые за последние 15 лет. ВДС в основных ценах увеличилась на 0,6% и составила 13,4%. Нельзя сказать, что это существенное увеличение, однако из предложенных данных оно самое крупное за все время.

Корректировка ВДС по популярным разделам среди МСП представлена в таблице 2.

Таблица 2

Корректировка ВДС на экономические операции, ненаблюдаемые прямыми статистическими методами по популярным разделам среди МСП за 2020 год

Раздел
2020 год
Корректировка валовой добавленной стоимости на экономические операции, ненаблюдаемые прямыми статистическими методами (в % к валовой добавленной стоимости соответствующего вида экономической деятельности)
в том числе:
Корректировка валовой добавленной стоимости на экономические операции, ненаблюдаемые прямыми статистическими методами в % к ВВП
Корректировка валовой добавленной стоимости на теневые операции юридических лиц (в % к в валовой добавленной стоимости соответствующего вида экономической деятельности)
Корректировка валовой добавленной стоимости на операции неформального сектора экономики и на производство домашних хозяйств для собственного конечного использования (в % к валовой добавленной стоимости соответствующего вида экономической деятельности)
Раздел F. Строительство
17,7
10,0
7,7
0,9
Раздел G. Торговля оптовая и розничная; ремонт автотранспортных средств и мотоциклов
10,7
10,0
0,7
1,2
Раздел H. Транспортировка и хранение
4,2
3,2
1,1
0,2
Раздел L. Деятельность по операциям с недвижимым имуществом
70,1
7,5
62,7
6,5
Источник: составлено автором по данным Росстата.

В соответствии с данными таблицы 2 общий удельный вес представленных разделов составляет 8,8% к ВВП из 12%. Доминирующее число операций, ненаблюдаемыми прямыми статистическими методами приходится на деятельность по операциям с недвижимым имуществом. По большей части к этому относится неформальный вид деятельности, предназначенный для собственного конечного пользования. При этом количество неформально занятых данной деятельностью на рынке теневого труда составляет 0,8%. В строительстве этот показатель равняется 10%, в транспортировке и хранении – 10,7%.

Разделы F, G и L с 2011 года в основном увеличивали объем теневой экономики внутри себя. Уровень теневизации всех 4 разделов в среднем значении вырос в 2017 году и после незначительного снижения продолжил рост в 2020 году (рис. 3).

Рисунок 3. Общий уровень теневой экономики у разделов F, G, H и L в средних значениях (в % за период 2011–2020 гг.)

Источник: составлено автором на основе данных [20].

Заключение

Ответом на вызовы, с которыми в 2022 году столкнулся сектор МСП, стал ряд дополнительных мер поддержки, предложенных Правительством РФ, по продвижению, кредитованию и удержанию предприятий. Введенный в 2018 году национальный проект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» более ориентирован на вовлеченность и создание микропредприятий и ИП. При этом удельный вес МСП в ВВП не меняется, а численность малых и средних предприятий ежегодно снижается, что говорит о неэффективных предложениях для достижения целей, установленных в рамках национального проекта. Среди вновь созданных микропредприятий меньше половины функционирует более 1 года, что не дает стабильно развиваться всему сектору МСП. Чем больше объем ликвидации предприятий, тем больше риск расширения и увеличения теневой экономики.

С 2005 года валовая добавленная стоимость в основных ценах понижалась, что говорит о том, что предприниматели все больше отдавали предпочтение легальному типу ведения бизнеса. В 2020 году отрицательная тенденция прекратилась из-за противоэпидемических ограничений. В этих условиях доля сектора МСП в ВВП незначительно понизилась.

В период с 2011 по 2020 год в среднем повысилось число неформальных и теневых операций среди экономической деятельности, распространенной в малом и среднем предпринимательстве. Поскольку сектор МСП находится в стагнации, а уровень теневизации в среднем у популярных ОКВЭД повысился, можно заключить, что доля теневой экономики в рассмотренном секторе увеличилась в среднем значении на 4,55%.


Источники:

1. Авдийский В.И., Дадалко В.А., Синявский Н.Г. Теневая экономика и экономическая безопасность государства. / Учебное пособие. - М.: Инфра-М, 2021. – 538 c.
2. Антонян Т.А. В чем притягательная сила теневой экономики для субъектов малого бизнеса // Проблемы экономики. – 2018. – № 2. – c. 32-35.
3. Буров В.Ю., Кислощаев П.А. Влияние теневой экономики на уровень экономической безопасности // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). – 2012. – № 1. – c. 1.
4. Буров В.Ю. Теневая экономика и малое предпринимательство: теоретические и методологические основы исследования. / Монография. - Чита: Забайкальский государственный университет, 2014. – 195 c.
5. Глотова М.Ю., Самохвалова Е.А. Математическая обработка информации. / Учебник и практикум для вузов. - Москва: Издательство Юрайт, 2022. – 301 c.
6. Буров В.Ю. Трансформация теневых практик экономической деятельности в условиях пандемии // Теневая экономика. – 2021. – № 2. – c. 79-94. – doi: 10.18334/tek.5.2.112325.
7. Капитонова Н.В. Тенденции развития неформальной занятости в условиях пандемии // Теневая экономика. – 2021. – № 3. – c. 223-232. – doi: 10.18334/tek.5.3.113418.
8. Кузнецова Е.И. Экономическая безопасность. / Учебник и практикум для вузов. - Москва: Издательство Юрайт, 2022. – 336 c.
9. Поддубная М. Н., Саркисова В.К. Современный уровень разития малого и среднего предпринимательства в России // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2021. – № 4-3(55). – c. 7073. – doi: 10.24412/2500-1000-2021-4-3-70-73.
10. Федоров М.А., Ермакова Е.А., Гуреева О.В. Основные критерии для оценки теневой экономики на современном этапе социально-экономического развития России и регионов // Теневая экономика. – 2021. – № 1. – c. 19-40. – doi: 10.18334/tek.5.1.112064.
11. Единый реестр субъектов МСП. Rmsp.nalog.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rmsp.nalog.ru/index.html (дата обращения: 21.07.2022).
12. МСП статистика. [Электронный ресурс]. URL: https://мсп.рф/analytics (дата обращения: 24.07.2022).
13. Минфин прогнозирует снижение реальных доходов населения России в 2022 году на уровне 6,8%. Tass.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/14973107 (дата обращения: 23.07.2022).
14. НРА спрогнозировал оборот МСП в 2022 году 71–75 трлн рублей. Tass.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/14828817 (дата обращения: 23.07.2022).
15. Обещанное удвоение российского рынка ЦОД откладывается на неопределенный срок. Cnews.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cnews.ru/reviews/rynok_tsod_2022/articles/obeshchannoe_udvoenie_rossijskogo_rynka (дата обращения: 23.07.2022).
16. Паспорт национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Static.government.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://static.government.ru/media/files/qH8voRLuhAVWSJhIS8XYbZBsAvcs8A5t.pdf (дата обращения: 22.07.2022).
17. Результаты мониторинга: «О влиянии санкционных ограничений и адаптаций бизнеса». Stolypin.institute. [Электронный ресурс]. URL: https://stolypin.institute/research/our/rezultaty-monitoringa-o-vliyanii-sankcionnyh-ogranichenij-i-adaptacij-biznesa (дата обращения: 20.07.2022).
18. Специальный доклад Президенту Российской Федерации «МСП/ПОСТКОВИД Время для системных решений». Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей. [Электронный ресурс]. URL: http://doklad.ombudsmanbiz.ru/2021/7.pdf (дата обращения: 28.07.2022).
19. Труд и занятость в России. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Trud_2021.pdf (дата обращения: 29.07.2022).
20. Федеральная служба государственной статистики. – 1999–2022. Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru (дата обращения: 31.07.2022).
21. Экспорт и импорт России по товарам и странам. Ru-stat.com. [Электронный ресурс]. URL: https://ru-stat.com/ (дата обращения: 26.07.2022).

Страница обновлена: 30.01.2024 в 17:40:56