Кто разыгрывает карту нестабильности в Таиланде?

Захарьев Я.О.1
1 МГИМО МИД РФ

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Захарьев Я.О. Кто разыгрывает карту нестабильности в Таиланде? // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/eo.11.4.113809.

Аннотация:
В статье изложены позиции сторон населения королевства Таиланд в вопросе акций протеста, охвативших страну в 2020 году. Изложены интересы ключевых игроков королевства в рамках происходящих событий. Дан обзор бенефиций и убытков национальных компаний и внешних на фоне обострившихся проблем в Таиланде. Предложен прогноз перспектив в условиях попыток «тайской фейсбуковой революции».

Ключевые слова: АСЕАН, Юго-Восточная Азия, Таиланд, нестабильность, теневая экономика, внешние инвесторы, мусульманский вопрос Таиланда, мусульманский юг Таиланда

JEL-классификация: F51, F52, N45



Введение:

Королевство Таиланд испытывает комплекс проблем после ухода Рамы 1Х в 2016 году. Ряд многофакторных проблем, копившихся в государстве, но сдерживаемый авторитетом умершего монарха, начинает проявляться ввиду отсутствия оперативного и качественного реагирования властей на вызовы внутренней и внешней политике королевства, которые определяют систему развития государства в системе международных отношений.

2020 год ознаменовался комплексом многотысячных акций протеста населения, ввиду ухудшения экономической ситуации в стране из-за глобальной пандемии Ковид-19 и последовавшей рецессией во всех уголках мира. Несмотря на то, что в культуре таицев выражение массовых протестов, поддержки или нейтралитета позиции к явлению широко распространено, следует отметить специфику того, какие политические силы заинтересованы в разыгрывании карты нестабильности в государстве. Основная причина происходящих событий лежит в неспособности военного правительства Чан-Оча, пришедшего к власти в ходе бескровного военного переворота с прагматической санкцией верховного правителя- покойного всеми короля Рамы IХ не были внедрены обещанные механизмы решений. Более того, инерционные силы мышления в среде назначенных управленцев простимулировали кризисные явления в социальной и экономической сфере. Другими словами, военные не могут дать населению Таиланда то, что обещали. При этом они не собираются оставлять власть, поскольку с тз нормативной правовой базы они легитимны и политическая практика королевства применять военных, как гаранта регуляторов нестабильности очень плотно сидит в сознании населения. Однако время идет, а решений нет.

Цель исследования – определить ключевых акторов, влияющих на рост нестабильности в королевстве Таиланд.

Эпоха постиндустриального общества, в которой скорость и оперативное качество информации -средства производства. Это не уникальный, скорее харизматичный случай, когда люди, обремененные властью вчерашними, уже неработающими технологиями пытаются войти в будущее. Поиск новых технологий проходит у правительства страны Юго-Восточной Азии явно с отрицательным результатом [1-45].

Безусловно военные в виде правительства не являются ключевой силой, которая разыгрывает карту нестабильности, но их политика заложила дополнительные предпосылки для заинтересованных сторон.

Кто же ключевые игроки «Большой игры» королевства Таиланд, которые хотят перемен и внедряют новые технологии нестабильности с целью смены военного правительства?

Часть сторонников усиления власти короля Рамы Х. Новый король не пользуется таким уважением, как его покойный отец, однако почитаем в силу мышления таицев о факте отношения к монарху, как к отцу отечества, защитнику и высшей регулирующей инстанции, также по закону это обязанность граждан, закрепленная в нормативных актах. Несмотря на такую картину статуса, король хочет расширить свой объем полномочий с существующего, списанного с чрезвычайных полномочий монархов Соединенного королевства, по комплекс в системе высшей исполнительной и законодательной власти с замещением существующих институтов и регуляторов. Безусловно к этому стремится и окружение Рамы Х. Им удалось вернуть опальную фаворитку правителя, договорившись с королевой, а также почти все ее регалии, наладить диалог с определенной частью оппозиции, военных-центристов, хуацяо и зарубежными инвесторами, куда инвестированы капиталы самого короля, его детей, других членов королевской семьи. Тем самым блок сторонников курса короля пополнился определенным пусть и незначительным кругом заинтересованных в бенефициях лиц. Безусловно это не ключевой объем решающих лиц, но тот факт, что ряды сторонников монарха имеют тенденцию к росту есть.

Распущенная де-юре, но де-факто функционирующая партия Future forward с 2016 года ушедшая с официальной политической борьбы, но действующая через неформальные каналы влияния, благодаря составу новой волны управленцев после эпохи Таксина и Йинглак ищут новую платформу для претворения своих идей и продолжения курса. В манифестациях «охотники за головами» проводят неформальную селекцию, обращая внимание не сколько на активистов боевого крыла и зачинщиков, сколько на ту часть протестующей молодежи, которая формирует идеологическую составляющую. Идет самая настоящая неформальная «охота за мозгами» внутри активного ядра вышедших на акции молодых людей-таицев. Пока контракты по трудоустройству из числа протестующих студентов, по разным оценкам, получили около 120 из ВУЗов столицы и крупных городов королевства.

Хуацяо, после ухода Йинглак Чиннават-сестры бывшего премьера Таксина, китайская община Таиланда утратила часть рычагов и возможностей взаимодействия с властью через механизм клапанов парового котла, прикрытых военным правительством в 2014 году. Как при аналогичных случаях в других странах блока АСЕАН, китайцы свернули часть своих проектов и оптимизировали возможности увода капиталов из страны при рисках роста антикитайских выступлений. Несмотря на это серьезных мер ограничений деятельности хуацяо не последовало. Огромны плюс смены власти в Таиланде заключается в том, что политика идет отдельно от экономики, не вторгаясь в нее и не мешая людям зарабатывать и тратить в стране деньги. Таким образом существенных угроз и желания перемен оперативно по средствам комплекса инвестиций в оппозицию в среде хуацяо не наблюдается. Безусловно есть процент лиц, лишившийся инструментов влияния на власть и возможности продвигать в нужные секторы государственных органов королевства. Однако говорить о комплексном вкладе в риоты хуацяо нет возможности, судя по авторитетным источниками.

Молодежь таиского происхождения [14-39]. Основная движущая сила выступлений 2020 молодые люди из среды школьников-старшеклассников и студенчества. ВУЗы и старшие школы страны стали очагами ключевых неорганизованных выступлений против курса военного правительства, требующих комплексных перемен в экономике и социальной сфере. Хотя это основное ядро, в толпе нет мощных харизматичных лидеров, что делает протесты аморфными и без реальных действий к смене режима: захвата зданий, военной техники, зданий государственных органов и представительств власти с прогрессивной тенденцией по всей стране. Безусловно молодые люди из национального большинства в стране с мощной прогрессивной дискриминацией при парадоксальной роли китайского национального меньшинства в ряде ниш хотят перемен в улучшении социальной сферы. Сейчас эта жажда подкрепляется средством производства нашей формации-скоростью. Другими словами, механизм прост: «Нет быстрых качественных перемен-реакция широкомасштабные, относительно мирные, волны протеста по всей стране» [13-24].

Следует отметить, что не все волны завершались мирно. Часть активистов арестовали, полиция применяла водометы, однако вместо воды там, по словам экспертов была некая синяя жидкость, вызывавшая эффект слезоточивого газа и окрашивания одежды (видимо краситель- маркер, чтобы знать, кто был на акциях).

Специфика организации проходит по сценарию американских цветных революций, где главную роль играют социальные сети, а в королевстве одна из наиболее толерантных систем фильтров с минимальным ресурсом табуированных сайтов социальных сетей и информации. В королевстве ловят и запрещенные в РФ серверы от знаменитого финского Кавказ-центр до локальных вахаббитских сайтов и чатов, транслируемых из Катара и Саудовской Аравии. Тем не менее ключевая роль отведена фейсбуку и неким теневым не выходящим за толпами лидеров, мотивирующих на акции молодежь, подогреваемой ухудшением ситуации на рынке рабочих мест, вспышками Ковид-19, вопросами социальной сферы и иными мотиваторами уже лиц какой-либо фракции или региона (интересы землячеств молодежи разных провинций королевства). Несмотря на это с лета 2020 в стране начали действовать более мощные интернет-фильтры, блокирующие значительно большее количество информационных ресурсов с целью снизить уровень «фейсбуковой революции» и организацию широкомасштабных акций протестов. Так из страны с почти открытым интернетом королевство перешло в рейтинг государств с существенными сетевыми ограничениями до 40% блокирования глобальных ресурсов. Текущий процент около уровня 25-30 по разным данным [24-30].

Малый бизнес. Наиболее уязвимая в королевстве категория граждан также принимает участие в протестных акциях. Озабоченность наименее защищенного в условиях Ковид -19, глобального кризиса пласта понятна и находит отражение в разнообразном спектре поддержки от прямого участи до лайков и репостов по фейсбуку и национальным серверам и мессенджерам.

Средний бизнес. Наличие предприятий, испытывающих проблемы после начала пандемии имеет тенденцию к росту, несмотря на наличие резервов и страховок данный сегмент бизнеса испытывает также весь комплекс нагрузок, что и малый с большей заинтересованностью к результату завершения нестабильности, нежели к разыгрыванию данной карты.

Зарубежное влияние. На фоне массовых манифестаций усугубились тенденции к сепаратизму мусульманского юга Таиланда, что связано с началом активных вливаний денежных средств и военной техники через запрещенные в королевстве мусульманские организации, институт анонимных жертвователей и ложных благотворительных организаций. Здесь военным удалось пресечь лишь часть денег, а более 60% достигли получателей.

США не заинтересованы в нестабильности королевства поскольку при любом правительстве отношения Вашингтона и Бангкока настолько слажены, а сохранение всех американских баз и стоянок флота и сферы сегмента туризма и инвестиций отлажены, что нет никакой необходимости что-либо менять, хотя технология фейсбуковых революций, как вид трансформированной идеологии Льва Троцкого -их метод смены режима. Отсутствие США в этой «таиской фейсбуковой линии» как раз и объясняет, что нет реальных лидеров, поддерживаемых Вашингтоном, отсутствия средств, затрачиваемых с одобрения конгресса США на международную деятельность, иных комплексных инструментов влияния Вашингтона в мире, характерных при участии Штатов в смене режима.

Европейский союз дальше осуждения арестов локальных активистов не пошел. Не было актуальности разыгрывать игру в права человека, поскольку «призрачные очки» действий бездействия не дали бы какую-либо толику возможностей кандидатам в ходе выборов на всех уровнях европейской бюрократии и в рамках избирательных программ в отдельных странах.

ООН отметила своим вниманием на брифингах данную ситуацию с акциями протеста без каких-либо санкционных резолюций против королевства.

Транснациональные корпорации, ведущие деятельность в Таиланде, никаких изменений ввиду отделения экономики от политики королевства не ощутили.

Таким образом из всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что попытка синтеза таиской молодежью технологии «фейсбуковых революций» США терпит крах ввиду недоработанности проекта целей и задач, отсутствия какой-либо программы действий, харизматичных молодых популярных в массах лидеров и других проблем. Хотя в данном случае это по национальному составу именно таиский этнос-среда недовольных, всплеск возмущения его масс не означает радикальную смену власти, поскольку есть также и пласт инертного населения, традиций, фактор привычки общества всех слоев к механизму регуляции очень силен даже на уровне генной памяти протестующих.

Следует отметить дополнительные триггер в виде проблемы качества имеющихся на внутреннем рынке королевства вакцин от глобальной пандемии. Мутация вируса и его резистентность к линейкам вакцин создает дополнительный пласт нестабильности в обществе королевства самых разных слоев, т.к. финансовое благополучие и меры карантина не являются гарантами защиты от болезни.

Кто может выиграть от выступлений

и роста теневой экономики королевства?

На фоне части выступления против института монархии наблюдается устойчивый рост в группе сторонников непопулярного в массах, хотя и уважаемого комплексно короля Рамы Х, которые пытаются решить текущие задачи в рамках предлагаемого монархом курса [10-35]. Любой «пожар нестабильности» привлекает инвесторов-спекулянтов глобального и региональных рынков, желающих приобрести частично или полностью обесценившиеся активы по выгодной цене, которая после очередного регулятора военными опять вырастет. Военные получают больше средств из бюджета на подавление протестов в разнообразных формах, что делает карьеру в армии денежным социальным лифтом. Мусульмане юга получают дополнительные основания просить увеличить финансирование спонсорами [10].

Сингапур продолжает получать доходы от транзита, т.к. сроки строительства магистрали через Индокитай от Вьетнама до Мьянмы откладываются, а проект канала в обход по таиской территории свернут даже на дискуссионном уровне.

Федерация Малайзия получает возможности поддерживать мусульман-южан, в т.ч. через СМИ, в основном в форме призрачных очков обещаний без обязательств для роста рейтинга в краткосрочном периоде перед выборами или для роста рейтингов.

Лица иных категорий: политики, имеющие интересы в ЮВА, меценаты, общественные деятели и др., использующие технологию призрачных очков-комплекса действий, которые не влияют на реальную ситуацию, но создают видимость и возможность поднять рейтинги и, или повлиять на показатели рынка-вид политической спекуляции [1-45].

Какие факторы влияют на рост нестабильности в стране?

Отсутствие короля в государстве. С начала пандемии король переехал в ФРГ, что вызвало шок в коллективном сознании таицев, привыкших к тому, что монархи страны исторически всегда со своим народом в трудные времена. Предыдущая династия предпочла свое полное истребление в Аютхаи, чем бросить свой народ. Эта традиция быть с народом в ХХ-ХХ1 веке была усилена покойным Рамой 1Х, который вообще не покидал государство в течение многолетнего правления после завершения учебы за рубежом в начале царствования. Другой проблемой является и факт менее активной и результативной благотворительности Рамы Х в сравнении с его родителями. Потеря рейтинга у непопулярного монарха создало крылья протестующих, требующих упразднения формы правления и, или отречения короля, что можно было наблюдать на августовских, октябрьских и иных крупных манифестациях в столице и крупных городах.

Человеческий молодежный капитал королевства теряет возможности трудоустройства, что стимулирует отток молодежи из королевства за рубеж в поисках лучшей доли. Лишившиеся работы слои населения среднего и пожилого возрастов пополняют среду маргинальных элементов и инкорпорируются в теневую экономику. Рост серых зон в ранее белых секторах экономики от добывающей промышленности до туризма. Несмотря на вспышку Ковид-19 по стране преобладает т.н. легкая форма, а тяжелые случаи носят, по версии экспертов и СМИ привозной характер и болеют тяжело, как правило, иностранцы или граждане, прибывшие из других стран, или иные иммигранты.

Митинги, как массовое скопление людей, -источник рисков массового инфицирования групп населения не только Ковид-19, но и всем букетом сезонных гриппов Юго-Восточной Азии, ежегодно формирующихся в регионе стран АСЕАН.

Обострение коллективной истерии на фоне пандемии также ухудшает комплексно экономическую жизнь государства, способствует росту теневой экономики и субститута нормативного законодательства в виде институтов обычного права: национального, религиозного, криминального, маргинального.

Бывшие премьеры Таиланда Йинглак и Таксин Чиннават не получили каких-либо политических очков. Их позиция не была воспринята таицами и хуацяо, как знаковая. Несмотря на это, определенная группа деловых кругов хуацяо традиционного мышления, в который входит корпорация Таксина, по-прежнему использует коллективные механизмы продвижения китайского влияния в королевстве. Особую роль здесь играет имеющий место быть конфликт со сторонниками партии Future Forward из крыла бизнесменов-хуацяо новой волны, а также родственников-капиталистов «старой школы». Часто корпорация Сиам мотороз ощутила спад спроса ввиду комплекса проблем в королевстве [3-25].

Отзыв частей военных со строительства стратегических объектов также простимулировал спад в экономике по мнению зарубежных экспертов. Знаменитая магистраль через Индокитай на таиском участке не была окончена в срок по заявленным ранее этапам. Это также касается всех объектов инфраструктуры в данном субрегионе.

Ювелирная отрасль от ювелиров-кустарей до промышленного производства также ощутила мощный убыток.

Соревнование за первое место по экспорту риса между Социалистической Республикой Вьетнам и королевством Таиланд, по мнению экспертов может склонить чашу весов в пользу Ханоя в данном сегменте с приоритетом долгосрочных контрактов с ключевыми импортерами продовольствия: Японией, Южной Кореей, Индией (обязательство импорта по линии ВТО) и другими.

Сектор теневой экономики, представленный комплексом корпораций, диаспор и общин национальных меньшинств, недобросовестными чиновниками и иных сил, кому крайне выгодно осуществлять весь объем теневых операций, пока власти заняты вопросом урегулирования манифестаций, которые отвлекли внимание масс населения и мира даже от таиской зоны «золотого треугольника», которая продолжает развиваться, экспортируя линейки запрещенных к обороту средств на тайных плантациях в джунглях севера королевства.

Заключение:

Глобальная пандемия Ковид-19 начала стимулирование новой «региональной и глобальной депрессии», которая развивается по индивидуальным сценариям. Безусловно, она затронула королевство Таиланд, которое «снизу» начало инстинктивное движение к поиску перемен как через призму правовых, так и институтов теневой экономики. Однако пока такие попытки не приводят к существенным изменениям или результативным решениям правительства, которое безусловно уделяет внимание ситуации с массовыми манифестациями, но ввиду инертного и традиционного рамочного мышления не может предложить оперативную качественную технологию по решениям накопившихся и формирующихся проблем королевства. Это, в свою очередь, закладывает предпосылки иным силам продолжать разыгрывать карту нестабильности в Таиланде. Ключевая проблема в том, что крайне сложно предсказать последствие желаний лиц в любой стране мира вчерашними неработающими технологиями [1-45] решать вопросы будущего королевства.


Источники:

1. Student flash mobs: sparks in pan or spreading fire? BBC Thai (in Thai). 28 February 2020. Retrieved 25 July 2020.
2. Banned Thai opposition party says junta helped 1MDB cover-up. Reuters. 23 February 2020. Archived from the original on 13 September 2020. Retrieved 15 August 2020.
3. Archived copy. Archived from the original on 8 November 2020. Retrieved 6 November 2020.
4. Archived copy. Archived from the original on 8 November 2020. Retrieved 6 November 2020.
5. Helen Regan, Kocha Olarn (15 October 2020). Thailand's unprecedented revolt pits the people against the King. CNN. Archived from the original on 16 October 2020.
6. Arrests heighten rally concerns. Bangkok Post. Archived from the original on 8 November 2020.
7. The student daring to challenge Thailand's monarchy. BBC News. 17 September 2020. Archived from the original on 26 September 2020. Retrieved 17 September 2020.
8. Police vow to detain 3 protesters further. Bangkok Post. Archived from the original on 8 November 2020. Retrieved 31 October 2020.
9. Yuda Masayuki (18 November 2020). Thailand parliament weighs changing constitution as protests rage. Nikkei Asia. Retrieved 18 November 2020.
10. English Khaosod (10 August 2020). Anti-Govt Protesters Detained, Given 'Attitude Adjustment' in Jungle. Khaosod English. Archived from the original on 31 August 2020. Retrieved 31 August 2020.
11. Thai police arrest another leader of student protests. Reuters. 14 August 2020. Archived from the original on 14 August 2020. Retrieved 15 August 2020.
12. Prayut Refuses To Resign, Police Crack Down on Protesters. Khaosod English. The 16th October 2020. Archived from the original on 17 October 2020. Retrieved 16.10. 2020.
13. Emergency Decree used against anti-government protesters despite authorities' claim, says TLHR. Prachatai English. Archived from the original on 3 September 2020. Retrieved 31 August 2020.
14. Explainer: What's behind Thailand's protests?. Reuters. 15 October 2020. Archived from the original on 20 October 2020. Retrieved 21 October 2020.
15. Bengali Shashank, Kirschbaum Erik (16 October 2020). A royal bubble bursts: Thailand's king faces trouble on two continents. Los Angeles Times. Archived from the original on 20 October 2020.
16. Paddock Richard C., Suhartono Muktita (21 October 2020). Thailand's Leader Offers End to Crackdown on Pro-Democracy Protesters. The New York Times. Archived from the original on 21 October 2020. Retrieved 22 October 2020.
17. Ratcliffe Rebecca, Nilayodhin Thanit (13 October 2020). The king and I: the student risking jail by challenging Thailand's monarchy. The Guardian. Archived from the original on 23 October 2020. Retrieved 27 October 2020.
18. Montesano Michael J., Chong Terence, Heng Mark Shu Xun After the Coup: The National Council for Peace and Order Era and the Future of Thailand. - Eurospan, 2018. – 474 p.
19. Kongkirati Prajak, Kanchoochat Veerayooth The Prayuth Regime: Embedded Military and Hierarchical Capitalism in Thailand // TRaNS: Trans -Regional and -National Studies of Southeast Asia. – 2018. – № 6 (2). – p. 279–305. – doi: 10.1017/trn.2018.4.
20. McCargo D., Saowanee T Alexander, Desatova P. Ordering Peace: Thailand's 2016 Constitutional Referendum // Contemporary Southeast Asia. – 2016. – № 39 (1). – p. 65–95. – doi: 10.1355/cs39-1b.
21. Thailand's King Seeks to Bring Back Absolute Monarchy. The Economist. 14 October 2020. Archived from the original on 23 October 2020. Retrieved 24 October 2020.
22. Sawasdee Siripan Nogsuan Electoral integrity and the repercussions of institutional manipulations: The 2019 general election in Thailand // Asian Journal of Comparative Politics. – 2019. – № 5 (1). – p. 52–68. – doi: 10.1177/2057891119892321.
23. Montesano M.J. The Place of the Provinces in Thailand's Twenty-Year National Strategy: Toward Community Democracy in a Commercial Nation? // ISEAS Perspective. – 2019. – № 60. – p. 1–11.
24. Thai opposition tells PM to resign at parliamentary debate about protests. ChannelNewsAsia.com. 26 October 2020. Archived from the original on 26 October 2020. Retrieved 27 October 2020.
25. Senate must give way. Bangkok Post. Archived from the original on 8 November 2020. Retrieved 24 August 2020.
26. Evans Michael, Ruffles Michael (8 September 2019). From sinister to minister: politician's drug trafficking jail time revealed. The Sydney Morning Herald. Archived from the original on 11 August 2020. Retrieved 23 August 2020.
27. Thai protests: Thousands gather in Bangkok as king returns to country. BBC News. 14 October 2020. Archived from the original on 14 October 2020. Retrieved 14 October 2020.
28. Court in Thailand orders popular opposition party dissolved. ABC News. Archived from the original on 13 September 2020. Retrieved 23 August 2020.
29. Thai parliament approves king's constitutional changes request, likely delaying elections. Reuters. 13 January 2017. Archived from the original on 14 January 2017. Retrieved 23 August 2020.
30. Reed John (13 October 2020). The king's money: Thailand divided over the $40bn question. Financial Times. Archived from the original on 24 October 2020. Retrieved 28 October 2020.
31. Reed John (17 September 2020). Thais question king's spending as economy takes hit from Covid-19. Financial Times. Archived from the original on 26 October 2020.
32. Thai king takes control of five palace agencies. The Business Times. 2 May 2017.
33. Head Jonathan (27 November 2020). Thailand revives law banning criticism of king in bid to curb protests. BBC.com. Retrieved 27 November 2020.
34. The Guardian. Anti-government rallies spreading across Thailand. Coconut Thailand. 20 July 2020. Archived from the original on 24 July 2020. Retrieved 25 July 2020.
35. Hamtaro Uncaged! Reinventing the wheel of political protest. Thisrupt. 3 August 2020. Archived from the original on 18 September 2020. Retrieved 30 August 2020.
36. [Full statement] The demonstration at Thammasat proposes monarchy reform. Prachatai English. 11 August 2020. Archived from the original on 20 August 2020. Retrieved 23 August 2020.
37. ABC. 4 August 2020.
38. Press, Associated (11 August 2020). Student Protest at Thammasat the Largest Rally in Months. Khaosod English. Retrieved 11 August 2020.
39. The ten demands that shook Thailand. New Mandala. 2 September 2020. Archived from the original on 16 September 2020. Retrieved 2 September 2020.
40. Unprecedented open criticism of king aired at Thai protest. AP NEWS. 10 August 2020. Archived from the original on 19 August 2020. Retrieved 20 August 2020.
41. Thailand: Drop Charges, Release Student Activist. Human Rights Watch. Archived from the original on 16 August 2020. Retrieved 15 August 2020.
42. Thailand's youth demo evolves to largest protest since 2014 coup. Nikkei Asian Review. Archived from the original on 17 August 2020. Retrieved 18 August 2020.
43. BBC News. Thai protesters stage fresh pro-democracy rally. 16 August 2020. Archived from the original on 16 August 2020. Retrieved 16 August 2020.
44. Record, The Isaan (21 August 2020). Black magic and calls for change at large protest at Khon Kaen's Democracy Monument. The Isaan Record. Archived from the original on 9 October 2020. Retrieved 22 August 2020.
45. Anti-govt rally in Khon Kaen. Bangkok Post. Archived from the original on 8 November 2020. Retrieved 23 August 2020.

Страница обновлена: 19.11.2021 в 09:54:39