Склонность к индивидуальному предпринимательству и самозанятости: роль социально-экономических факторов

Устинова К.А.1, Баймурзина Г.Р.2
1 Вологодский научный центр Российской академии наук
2 Башкирский филиал Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 9 (Сентябрь 2021)

Цитировать:
Устинова К.А., Баймурзина Г.Р. Склонность к индивидуальному предпринимательству и самозанятости: роль социально-экономических факторов // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 9. – doi: 10.18334/epp.11.9.113481.

Аннотация:
Актуальность исследования обусловлена той ролью, которое предпринимательство играет в экономической жизни и жизни общества. А также сохраняющимися на протяжении длительного периода времени проблемами, которые связаны с невысокой предпринимательской активностью населения, с недоступностью и неэффективностью мер поддержки предпринимательства. Данное исследование нацелено на определение склонности населения к предпринимательству и выявление тех условий, которые могут либо способствовать, либо препятствовать ведению предпринимательской деятельности. Наряду с обозначенными аспектами, в «зону нашего внимания» входили такие вопросы как выявление отдельных аспектов финансового положения бизнеса, определение причин потери бизнеса и источника доходов, выявление планов о смене направлений бизнеса в ближайшее время и причин этого, а также оценка предоставления мер государственной поддержки. Результаты исследования свидетельствуют о большей распространенности индивидуального предпринимательства по сравнению с самозанятостью. Показано, что на склонность населения к самозанятости и предпринимательству оказывает влияние снижение налоговых ставок, предоставление налоговых каникул, оказание дополнительной государственной поддержки. Ключевым параметром, определяющим склонность населения к самозанятости и предпринимательству, был материальный. В качестве препятствий для ведения бизнеса населением назывались высокие административные барьеры, а также снижение покупательной способности населения, и, тем самым падение потребительского спроса

Ключевые слова: индивидуальное предпринимательство, самозанятость, условия для ведения бизнеса, меры поддержки

Финансирование:
Вологодская часть проекта выполнена в рамках госзадания №0168-2019-0006 на тему «Обеспечение социально-экономического развития региона на основе активизации предпринимательской деятельности на локальной территории». Башкортостанская часть проекта реализована при поддержке РФФИ, грант № 20-011-00934 «Развитие человеческого потенциала в условиях прекаризации социально-трудовой сферы»

JEL-классификация: L26, M21, J21



Введение.

Важным фактором экономического роста выступает развитие предпринимательства. Это проявляется в том, что в регионах с количеством малых и средних фирм на 1% превышающих другие территории, ВРП – выше на 0,06-0,17% в зависимости от прочих условий (Земцов, Смелов, 2018) [4]. По другим оценкам закрытие 50-60% фирм в 2020 г. может сопровождаться падением ВРП в среднем на 3-10% за год [1].

Соответственно роль государства заключается в создании среды для увеличения предпринимательской активности посредством участия предпринимателей в различных программах, в т.ч. и социального характера. Однако анализ динамики предпринимательской активности россиян за период с 2005 по 2020 годы свидетельствует, что в России всего шесть субъектов, где условия способствуют ведению бизнеса [2]. Они объединены в первый и самый немногочисленный тип регионов. В остальных случаях наблюдается либо низкая инвестиционная активность, либо высокий уровень неопределенности и нестабильности.

Это приводит к тому, что по данным международных рейтингов Россия по уровню предпринимательской активности уступает многим государствам. Так в 2019 году, по результатам мониторинга GEM, при разбросе значений примерно от 5% до 35% среднероссийский показатель составлял 9,33%. Следует подчеркнуть, что на текущий момент доля желающих открыть свой бизнес составляет 25%, в то время как оценивающих подобную перспективу как нежелательную – 63% [9].

Среди некоторых причин подобной ситуации выступает то, что большинством российских предпринимателей (71%) условия ведения бизнеса в стране характеризуются как неблагоприятные. Почти половина опасается, что может стать ещё хуже. В то время, как только 15% считают, что государство принимает активные меры, направленные на поддержку и развитие бизнеса. При таких оценках неудивительно, что каждый десятый предприниматель в качестве перспективы на ближайшие три года рассматривается закрытие бизнеса, 6% – склоняется к продаже фирмы [3] [10]. В 2019 г. большинство россиян (62%) по-прежнему не верят в возможность ведения честного бизнеса в нашей стране, несмотря на то, что доля скептиков снижается (на 7% по сравнению с 2007 г.) В тоже время доля положительных ответов увеличивается с 21% до 34% [4].

Несмотря на внимание к данным вопросам со стороны органов власти, выражающееся в разработке и реализации нормативных основ поддержки предпринимательской активности, её уровень в большинстве регионов не только не растёт, но и в ряде случаев снижается [12]. Подобную ситуацию отчасти объясняют тем, что по-прежнему отсутствуют «чёткие ориентиры внутренней политики по отношению к предпринимательскому сектору», а, например, вопросы социальной ответственности бизнеса не всегда взаимоувязаны с приоритетами социальной политики [11].

Вследствие роста практической значимости обозначенных выше аспектов увеличивается и количество исследований и публикаций, в рамках которых затрагиваются вопросы предпринимательства в контексте социально-экономического развития. В зарубежных научных работах обращается внимание на необходимость учёта в ходе анализа региональных условий, в т.ч. социальных, пространственных связей [13], сложившихся «правил игры» [14]. Схожие выводы встречаются и в отечественных исследованиях [5]. В последнем случае подчеркивается, что «при одних условиях индивиды готовы проявлять себя в инновационном и предпринимательском плане, при других – испытывают внутреннее сопротивление подобного рода активности» [6].

Данное исследование нацелено на определение склонности населения к предпринимательству и выявление тех условий, которые могут либо способствовать, либо препятствовать ведению предпринимательской деятельности в Вологодской области и Республике Башкортостан. Наряду с обозначенными аспектами, в «зону нашего внимания» входили такие вопросы как выявление отдельных аспектов финансового положения бизнеса, определение причин потери бизнеса и источника доходов, выявление планов о смене направлений бизнеса в ближайшее время и причин этого, а также оценка предоставления мер государственной поддержки.

Характеристика информационной базы исследования

Исследование базируется на данных социологических опросов населения «Качество занятости и человеческое развитие», проведенных по единому опроснику в Вологодской области (ФГБУН ВолНЦ РАН, 2021 г.) и Республике Башкортостан (БФ ФНИСЦ РАН, 2020 г.). Инструментарий исследования разработан Башкирским филиалом ФНИСЦ РАН в рамках реализации гранта РФФИ № 20-011-00934 «Развитие человеческого потенциала в условиях прекаризации социально-трудовой сферы» [5]. Несмотря на использование единой анкеты, авторы отмечают, что сопоставительный анализ данных ограничивается различиями в методах сбора информации и формировании выборки исследования.

Объектом исследования в Вологодской области выступило экономически активное население в возрасте от 18 до 74 лет, в том числе индивидуальные предприниматели и самозанятые. Общий объем выборочной совокупности по Вологодской области составляет 1500 респондентов в соответствии с требованиями, предъявляемыми к общеобластному опросу. Величина случайной ошибки выборки 3-4% при доверительном интервале 4-5%. Тип выборки: районирование с пропорциональным размещением единиц наблюдения, квотная. Количество индивидуальных предпринимателей и самозанятых в общей выборке по Вологодской области составило 207 человек.

Выборка по Республике Башкортостан воспроизводит структуру взрослого населения от 18 лет и старше по типу поселения, полу, возрасту, образованию и социально-трудовому статусу (занятое, незанятое население). Объем выборки составил 1 566 респондентов, в том числе 111 самозанятых и индивидуальных предпринимателей. В целях более глубокого анализа феномена самозанятости в Республике Башкортостан, число самозанятых было увеличено методом «снежного кома»до 405 человек. В подвыборку вошли 109 предпринимателей (владельцев бизнеса или крестьянско-фермерских хозяйств); 272 – работающих в личном подсобном хозяйстве, на дому и т.д.; 24 человека, сочетающих работу по найму с самозанятостью. Таким образом, исследуемая подвыборка по Республике Башкортостан – стихийная и априори состоящая в большей степени из самозанятого населения, чем из зарегистрировавшихся в налоговых органах предпринимателей.

Результаты исследования.

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что в абсолютном большинстве случаев опрошенное население было отнесено к группе работающих (это было распространено как в отношении наемных работников, так и индивидуальных предпринимателей и самозанятых).

Анализируя продолжительность времени, в течение которой население было вовлечено в предпринимательство и самозанятость, следует отметить, что в Вологодской области каждый третий был самозанятым и предпринимателем более чем 10 лет, каждый четвертый – от 3 до 5 и от 5 до 10 лет соответственно. Остальные группы населения представлены в меньшей степени (табл. 1). В Республике Башкортостан, напротив, наиболее многочисленной группой было население, имеющее стаж предпринимательства или самозанятости до трех лет. Что, на наш взгляд, отражает одновременные эффекты от государственной поддержки самозанятых и индивидуальных предпринимателей в период пандемии и введения специального налогового режима для самозанятых («налог на профессиональный доход»). Как известно, в Республике Башкортостан налог на профессиональный доход начал действовать с 1 января 2020 г., в Вологодской области с 1 августа 2020 г.

Таблица 1. Продолжительность времени, в течение которого Вы занимаетесь деятельностью, и регистрация в качестве самозанятого или индивидуального предпринимателя, % от числа опрошенных

Вариант ответа
ИП и самозанятые
Вологодская область
Республика Башкортостан
Продолжительность времени, в течение которого Вы занимаетесь деятельностью
Менее 3 месяцев
0,0
8,9
От 3 до 6 месяцев
1,9
8,9
От 6 месяцев до 1 года
2,4
10,5
От 1 до 3 лет
12,6
24,6
От 3 до 5 лет
24,6
15,8
От 5 до 10 лет
24,2
14,6
Более 10 лет
31,4
14,8
Затрудняюсь ответить
2,9
1,9
Регистрация в качестве самозанятого или индивидуального предпринимателя
Да, зарегистрирован в качестве самозанятого
24,6
20,1
Да, зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя
44,4
17,7
Нет, но планирую в ближайшее время
9,7
22,0
Нет, работаю без регистрации
20,3
38,0
Затрудняюсь ответить
1,0
2,2
Источники: 1) данные опроса «Качество занятости и человеческое развитие», ФГБУН ВолНЦ РАН, 2021
2) данные аналогичного опроса в Республике Башкортостан, БФ ФНИСЦ РАН, 2020

В ходе исследования было выявлено, что население в Вологодской области в 41% случаев склонно к самозанятости и предпринимательству при условии снижения налоговых ставок, в Республике Башкортостан таких 34%. В Вологодской области среди условий для предпринимательства и самозанятости почти треть населения отмечает предоставление налоговых каникул на начальном периоде деятельности. Как в Вологодской области, так и в Республике Башкортостан важная роль среди условий для предпринимательства и самозанятости отводится дополнительной государственной поддержке (в первом случае такому условию осуществления предпринимательской деятельности уделяется внимание практически каждым третьим, во втором – почти в 40% случаях; табл. 2).

Таблица 2. При каких условиях Вы были бы готовы зарегистрироваться в качестве самозанятого или индивидуального предпринимателя?, % от тех, кто не зарегистрирован официально в качестве СЗ или ИП и не планирует в ближайшее время

Вариант ответа
ИП и самозанятые
Вологодская область
Республика Башкортостан
Снижение налоговых ставок
40,9
33,7
Предоставление налоговых каникул на начальный период деятельности
34,1
4,8
Затрудняюсь ответить
31,8
9,0
Дополнительная государственная поддержка в условиях кризиса и непредвиденных ситуациях, например, таких, как пандемия коронавируса
29,5
38,0
Расширение возможностей льготной аренды земли и помещений
20,5
13,3
Расширение возможностей льготного кредитования
13,6
7,2
Дополнительное социальное страхование
4,5
8,4
Другое
4,5
6,0
Примечание: Сумма строк в последнем столбце превышает 100%, так как респондент мог выбирать несколько вариантов ответа
Ранжировано по первому столбцу в порядке убывания.
Источники: 1) данные опроса «Качество занятости и человеческое развитие», ФГБУН ВолНЦ РАН, 2021
2) данные аналогичного опроса в Республике Башкортостан, БФ ФНИСЦ РАН, 2020

Подчеркнем, что решение о снижении налогов и введении налоговых каникул для новых предпринимателей поддержали 36% опрошенных аудитории бизнес-школы Сколково, отвечая на вопрос о развитии предпринимательства в стране [8]. Тем самым, подчеркивалась роль материального фактора на принятие решений в отношении предпринимательства.

Затрагивая вопрос о склонности к предпринимательской деятельности, в 70% случаев как в Вологодской области, так и в Республике Башкортостан отмечалась направленность на новаторскую деятельность, потребность в самореализации, вовлеченность в бизнес. В то время как почти каждый четвертый занимался предпринимательством вынужденно, поскольку на рынке отсутствовала подходящая работа (табл. 3).

Таблица 3. Выберите, пожалуйста, вариант, наиболее подходящий для Вас

Вариант ответа
ИП и самозанятые
Вологодская область
Республика Башкортостан
Я всегда хотел(а) заниматься своим делом, бизнесом. У меня есть склонность к новаторской деятельности, потребность в самореализации, люблю самостоятельность, свободу
70,5
70,8
Мне пришлось начать своё дело, так как на рынке труда не было подходящей работы
23,2
26,8
Затрудняюсь ответить
6,3
2,4
Источники: 1) данные опроса «Качество занятости и человеческое развитие», ФГБУН ВолНЦ РАН, 2021
2) данные аналогичного опроса в Республике Башкортостан, БФ ФНИСЦ РАН, 2020

Подобная позиция соотносится с данными Глобального мониторинга предпринимательства, в соответствии с которыми в целом три четверти респондентов в мире мотивированы по возможности. Данные GEM показывают, что по мере экономического развития уровень вынужденного предпринимательства снижается, в то время как добровольная мотивация и уровень высокопритязательного предпринимательства растут. В среднем в странах с высоким уровнем дохода доля вынужденных предпринимателей составила 18%, со средним уровнем дохода – 28%, а с низким – 35%. В России в 2018 году доля вынужденных предпринимателей составила 39,9%. Это самое высокое значение данного показателя за все время наблюдений. Схожее значение наблюдалось в 2014 году, когда кризисные явления в экономике привели к сокращению спроса на рынке труда.

Рисунок 1. Распространенность добровольного и вынужденного предпринимательства

Источник: Глобальный мониторинг предпринимательства. Россия 2018/2019: национальный отчет. С. 39

В случае вынужденного предпринимательства факторами, которые повлияли на осуществление этого вида деятельности, были неудовлетворенность заработной платой (более чем в половине случаев как в Вологодской области, так и в Республике Башкортостан). Каждый четвертый как в первом, так и во втором случае обращал внимание на отсутствие работы в городе или районе. В Республике Башкортостан по сравнению с Вологодской областью были чаще распространены причины, которые связаны с рассогласованием образовательной сферы и рынка труда: отсутствие работы по специальности (в Республике Башкортостан – 35%, в Вологодской области – 16%), а также опыта осуществления профессиональной деятельности (в Республике Башкортостан – 18%, в Вологодской области – 8%). Кроме того, опрошенные из Республике Башкортостан несколько чаще по сравнению с теми, кто проживает в Вологодской области, испытывали неудовлетворенность в отношении графика работы (30% против 21%; табл. 4).

Таблица 4. По какой причине Вы не могли найти подходящую работу?, % от тех,

кому пришлось начать своё дело из-за невозможности найти подходящую работу

Вариант ответа
ИП и самозанятые
Вологодская область
Республика Башкортостан
Не устраивала зарплата
55,7
54,9
Не устраивали условия труда
44,3
4,1
Не было другой работы в городе/районе
23,0
24,6
Не устраивал график работы
21,3
30,3
Не было работы по моей специальности
16,4
35,2
По личным, семейным обстоятельствам
13,1
18,9
Не устраивали условия оформления на работе
8,2
10,7
У меня не хватало опыта работы
8,2
18,0
Не позволяло состояние моего здоровья
6,6
6,6
Затрудняюсь ответить
4,9
4,1
Другая причина
3,3
-
Примечание: сумма может превышать 100%, поскольку можно было выбрать несколько вариантов ответа.
Ранжировано по первому столбцу в порядке убывания.
Источники: 1) данные опроса «Качество занятости и человеческое развитие», ФГБУН ВолНЦ РАН, 2021
2) данные аналогичного опроса в Республике Башкортостан, БФ ФНИСЦ РАН, 2020

В 2018 году в российской экспертной выборке было представлено 36 экспертов. По их мнению, больше половины из указанных на рисунке 2 факторов  негативно сказываются на развитии предпринимательства в России. Оценка экспертами этих факторов по пятибалльной шкале была ниже 2,5, и это говорит о том, что состояние этих факторов тормозит открытие новых компаний и развитие уже существующего бизнеса.

Рисунок 2. Средние значения экспертных оценок факторов развития предпринимательства в России

Источник: Глобальный мониторинг предпринимательства. Россия 2018/2019: национальный отчет. С. 78

На региональных данных показано, что ключевым параметром, оказавшим воздействие на склонность населения к самозанятости и предпринимательству, был материальный. Неудивительно, что в 40% случаев среди индивидуальных предпринимателей и самозанятых были те, кто не испытывал материальных проблем в осуществлении этого вида деятельности (в Республике Башкортостан таких было 45%). Схожая ситуация наблюдалась не только в Вологодской области, но и в Республике Башкортостан. Практически треть опрошенных как в Вологодской области, так и в Республике Башкортостан, характеризуя финансовое положение, отмечают, что им удается сводить концы с концами (табл. 5).

Таблица 5. Какое из следующих суждений в наибольшей степени подходит для оценки финансового положения Вашего бизнеса?

Вариант ответа
ИП и самозанятые
Вологодская область
Республика Башкортостан
У меня нет текущих финансовых проблем (платежи осуществляются вовремя; можем выкраивать средства на текущий ремонт, частичную замену оборудования, поддержание технологий)
40,1
45,0
В целом мне удается «сводить концы с концами» (средств едва хватает на выплату налогов, на покрытие первоочередных обязательств)
33,3
30,4
Моё дело успешно развивается (можем проводить модернизацию производства, расширяться, вводить новые мощности, технологии)
8,2
11,0
Затрудняюсь ответить
15,0
4,8
Работаю в убыток (есть задолженность поставщикам, кредиторам, приходится частично сворачивать дело)
1,4
4,5
Моё дело существует на грани закрытия / банкротства
1,9
4,3
Примечание: ранжировано по первому столбцу в порядке убывания.
Источники: 1) данные опроса «Качество занятости и человеческое развитие», ФГБУН ВолНЦ РАН, 2021
2) данные аналогичного опроса в Республике Башкортостан, БФ ФНИСЦ РАН, 2020
Возможность потери источника дохода население более чем 40% случаев связывало с высокой конкуренцией на рынке. Каждый третий в Вологодской области считал высокими административные барьеры, еще столько же в качестве негативного фактора для ведения бизнеса рассматривали снижение покупательной способности населения, и, тем самым падение потребительского спроса (в Республике Башкортостан и по первому, и по второму пункту таких было ещё больше; табл. 6). Среди причин, которые населением рассматривались как те, которые обуславливают возможность потери источника дохода, – необходимость совершенствования своих знаний, умений и навыков (28% случаев – в Вологодской области, 19% – в Республике Башкортостан), а также отсутствие средств для поддержания оборота (17% – в Вологодской области, 31% – в Республике Башкортостан).

Таблица 6. По какой причине Вы можете потерять свой источник дохода, бизнес?,

% от тех, кто думает, что есть вероятность потери источника дохода, бизнеса

Вариант ответа
ИП и самозанятые
Вологодская область
Республика
Башкортостан
Высокий уровень конкуренции в сфере моей деятельности
41,4
39,7
Высокий уровень административного давления (высокие требования, регулярные проверки, штрафы со стороны государственных органов и прочее)
34,5
20,6
Снижение покупательной способности потребителей
34,5
40,2
Необходимость постоянно совершенствовать свои знания, навыки, умения, чтобы оставаться «на плаву»
27,6
19,0
Не хватает средств для поддержания оборота (не хватает оборотных средств, нет доступа к кредитным средствам, имеются задолженности по кредитам и т.п.)
17,2
31,2
Затрудняюсь ответить
10,3
1,1
Другое
6,9
2,1
Закрытие каналов сбыта, невостребованность продукции/услуг
3,4
11,1
Давление со стороны криминальных структур
3,4
2,1
Не хватает опыта ведения предпринимательской деятельности
0,0
14,3
Примечание: сумма может превышать 100%, поскольку можно было выбрать несколько вариантов ответа
Источники: 1) данные опроса «Качество занятости и человеческое развитие», ФГБУН ВолНЦ РАН, 2021
2) данные аналогичного опроса в Республике Башкортостан, БФ ФНИСЦ РАН, 2020

Полученные нами результаты соотносятся с результатами исследования ВЦИОМ, в соответствии с которыми ключевым условием успеха называлось наличие стартового капитала (53%), а его отсутствие было одним из главных затруднений на пути начинающих предпринимателей (почти для каждого пятого). Начать собственное дело, по словам опрошенных, помогли бы, в первую очередь, улучшение материального благосостояния и «финансовая подушка» [8]. Тем не менее, отметим, что не отрицалась и роль в бизнесе таких аспектов как значимость команды (34%), а также личных качеств (24%) и др.

Среди препятствий для развития бизнеса значительную роль по данным ВЦИОМ играли бюрократия и административное давление, причём эти факторы выступали среди ключевых барьеров на протяжении восьми лет исследований (27% в 2009 году и 26% в 2017 году).

Несмотря на те затруднения, которые могут возникать при осуществлении предпринимательской деятельности, три четверти опрошенных не планируют смену направлений бизнеса (в Республике Башкортостан несколько меньше – 69%). Желание о смене направлений деятельности может возникать в том случае, когда теряется интерес к текущему направлению и возникает склонность развиваться по новому направлению (в Республике Башкортостан несколько меньше – 46%; табл. 7).

Таблица 7. Планы о смене направлении бизнеса в ближайшее время и причины этого

Вариант ответа
ИП и самозанятые
Вологодская область
Республике Башкортостан
Думаете ли Вы о том, чтобы поменять направление бизнеса в ближайшее время?
Да, я хочу поменять направление бизнеса
1,0
15,1
Нет, я не собираюсь менять направление бизнеса
77,3
68,7
Затрудняюсь ответить
21,7
16,3
Почему Вы хотите поменять направление бизнеса?,
% от тех, кто хочет поменять направление бизнеса в ближайшее время
Моё дело перестало приносить доход, начались проблемы (административное давление, высокие платежи, невостребованность продукции/услуг, кризис и т.п.)
0,0
42,9
Моё дело стало мне не интересным. Я хочу развиваться, не останавливаться на достигнутом, увеличить доходы и свободное время. Хочу попробовать себя в новой сфере
100,0
46,0
Затрудняюсь ответить
0,0
11,1
Источники: 1) данные опроса «Качество занятости и человеческое развитие», ФГБУН ВолНЦ РАН, 2021
2) данные аналогичного опроса в Республике Башкортостан, БФ ФНИСЦ РАН, 2020

На склонность к предпринимательству и осуществление этого вида деятельности могут влиять осуществляемые меры поддержки. Однако их доступность и эффективность как для субъектов малого предпринимательства, так и для самозанятых оценивается в среднем ниже трех баллов по пятибалльной шкале. Если о доступности (4-5 баллов) информации о мерах государственной поддержки бизнеса свидетельствует примерно один из трех респондентов, то о доступности самих мер – только один из пяти (табл. 8). Данный результат в некоторой степени контрастирует с распространенным мнением о дефиците информирования и ставит проблему барьеров получения господдержки.

Таблица 8. Оцените, пожалуйста, предоставление мер государственной поддержки по 5-балльной шкале, где 1 – наименьший уровень, 5 – наибольший уровень

Вариант ответа
Вологодская область
Республика Башкортостан
для субъектов малого предпринимательства
для самозанятых
для субъектов малого предпринимательства
для самозанятых
Доступность информации о мерах государственной поддержки
1 балл
12,1
12,6
30,1
31,8
2 балла
13,0
14,5
17,2
16,5
3 балла
19,3
13,0
17,5
17,7
4 балла
16,9
15,9
8,1
9,6
5 баллов
18,8
16,4
7,2
6,5
Затрудняюсь ответить
19,8
27,5
19,9
17,9
Средний балл
3,2
3,1
2,3
2,3
Доступность мер государственной поддержки
1 балл
21,7
21,3
34,7
33,7
2 балла
15,9
16,9
17,9
17,0
3 балла
16,9
13,0
17,0
18,9
4 балла
13,5
11,6
4,8
6,2
5 баллов
11,6
10,1
4,5
5,0
Затрудняюсь ответить
20,3
27,1
21,1
19,1
Средний балл
2,7
2,6
2,1
2,2
Эффективность мер государственной поддержки
1 балл
23,2
21,3
34,2
37,6
2 балла
12,1
15,0
18,9
15,3
3 балла
15,9
14,0
15,3
16,3
4 балла
13,0
9,7
4,5
6,7
5 баллов
11,6
10,1
4,3
4,1
Затрудняюсь ответить
24,2
30,0
22,7
20,1
Средний балл
2,7
2,6
2,0
2,1
Источники: 1) данные опроса «Качество занятости и человеческое развитие», ФГБУН ВолНЦ РАН, 2021
2) данные аналогичного опроса в Республике Башкортостан, БФ ФНИСЦ РАН, 2020

Отметим, что как доступность информации, так и доступность самих мер поддержки население Вологодской области чаще оценивало на 4-5 баллов по сравнению с опрошенными в Республике Башкортостан. Например, эффективность мер государственной поддержки как для индивидуальных предпринимателей, так и для самозанятых на пять баллов характеризовало 10-11% в Вологодской области против 4% – в Республике Башкортостан.

В отечественных исследованиях, в частности в работах ВЦИОМ, выделено несколько групп предложений по развитию предпринимательства. Среди них те, которые связаны с финансовой поддержкой (снижением налогов, ставок по кредитам, выделением субсидий), с административным регулированием (упрощением отчетности, снижением бюрократии, с сокращением проверок), с образовательной и консультационной поддержкой предпринимателей [8]. Обозначенные предложения соотносятся с теми, которые могут быть реализованы на региональном уровне, поскольку перечень выявленных нами проблем соразмерен с выделяемыми в целом по стране.

Система мер поддержки малого и среднего предпринимательства в современном виде была сформирована до 2015 г. Её особенностью являлось то, что она была ориентирована на предоставление налоговых льгот, а также на выделение субсидий регионам, позволяющих развивать инфраструктуру поддержки МСП. Объём последних с течением времени сокращался. Осуществлялись меры для снижения налоговой нагрузки через введение специальных налоговых режимов, что позволило также сократить издержки на формирование и подачу отчетности. По данным ФНС большая часть субъектов МСП применяли специальные налоговые режимы в 2018 г., примерно половина использовала упрощенную систему налогообложения, каждый третий – единый налог на вмененный доход.

Начиная с 2015 г., когда была создана Корпорация МСП, акцент был сделан на предоставление финансовых мер поддержки для предпринимательства, среди которых кредиты, гарантии по кредитам, поддержка государственных закупок. Тем не менее, в научных источниках (Young et al., 2014 [15]; Storey, 2017 [16]) присутствовала точка зрения, в соответствии с которой поддержку субъектов предпринимательства напрямую невсегда признавали эффективной. В некоторой степени считалось, что это зависит и от невысокого уровня развития институтов публичного контроля (независимые СМИ, профессиональные сообщества, некоммерческие организации и т.д.) [6]. Тем не менее, с 2019 г. объем финансовой поддержки увеличился. Снизились ставки банковских кредитов, получила развитие гарантийная система. В совокупности это оказало положительное влияние на доступность финансирования для малого бизнеса.

Индекс обеспеченности услугами Банка России, учитывающий плотность сети банков и объемы их финансовых ресурсов в регионах, в последние годы рос [7]. В 2017 г. различные виды поддержки были оказаны 2,77% субъектов МСП. Тем не менее, лишь половина компаний, которых поддержали, смогла улучшить свои показатели деятельности (Антонова и др., 2020 [1]).

Невысокая обращаемость к программам государственной поддержки в ряде случаев связана с отсутствием доступа к информации (92%), малыми суммами поддержки (51%), отсутствием доверия государству (45%) и чрезмерной отчетностью (34%). Об этом свидетельствуют результаты исследований Института общественных наук РАНХиГС, в частности данные социологического опроса представителей малых и средних фирм в 2018 г. Обозначенные тезисы подтверждают и результаты отечественных исследователей (Баринова и др., 2018 [2]), оценки аудиторов [7], которые показывают, что государственная поддержка субъектов МСП на региональном уровне оказывается слабой [3, с. 171-172].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги проведенного нами исследования, отметим, что результаты опроса свидетельствуют о большей распространенности индивидуального предпринимательства по сравнению с самозанятостью. Показано, что на склонность населения к самозанятости и предпринимательству положительное влияние оказывает снижение налоговых ставок, предоставление налоговых каникул, оказание дополнительной государственной поддержки. Ключевым параметром, стимулирующим население к самозанятости и предпринимательству, был материальный. Каждый третий считал высокими административные барьеры, еще столько же в качестве негативного фактора для ведения бизнеса рассматривали снижение покупательной способности населения, и, тем самым падение потребительского спроса.

Нами было определено, что население чаще проявляет склонность к ведению предпринимательства на добровольной основе, значимым стимулом выступает потребность в самореализации. В этом отношении одним из подтверждающих фактов является то, что желание о смене направлений деятельности может возникать в том случае, когда теряется интерес к текущему направлению и возникает склонность развития по новому направлению. В то же время значительная часть населения склонна к предпринимательству на вынужденной основе вследствие отсутствия на рынке подходящей работы. В случае вынужденного предпринимательства факторами, которые повлияли на осуществление этого вида деятельности, были неудовлетворенность заработной платой, условиями труда, отсутствие работы в месте проживания, неудовлетворенность графиком работы.

На склонность к предпринимательству и осуществление этого вида деятельности могут влиять предоставляемые меры поддержки. Однако их доступность и эффективность была невысоко оценена самими субъектами малого предпринимательства и самозанятыми». Это актуализирует необходимость дополнительных исследований по данному направлению с целью определения тех мероприятий, которые имеют наибольшую эффективность, и определения тех параметров, которые могут оказывать влияние не только на осуществление предпринимательской деятельности, но и на увеличение доступности для предпринимателей мер поддержки. С нашей точки зрения поддержка предпринимательства может быть связана с несколькими группами мероприятий, которые направлены на финансовую поддержку (снижение налогов, ставок по кредитам, выделением субсидий), административное регулирование (упрощением отчетности, снижением бюрократии, с сокращением проверок), образовательную и консультационную поддержку предпринимателей.

[1] Земцов С.П. Институты, предпринимательство и региональное развитие в России // Журнал новой экономической ассоциации. – 2020. – №2(46). – С. 168-180 (С. 176).

[2] Всё меньше россиян хотят заниматься бизнесом. URL: https://iq.hse.ru/news/412421651.html (дата обращения: 01.08.2021)

[3] Всероссийский опрос проведен по заказу ООО «Центр социального проектирования «Платформа» с 11 по 17 июня 2019 г. В опросе принимают участие представители российского крупного, среднего и малого бизнеса. Метод опроса — телефонное интервью, выборка объемом 500 респондентов. Для данной выборки максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает 4,5%. Помимо ошибки выборки смещение в данные опросов могут вносить формулировки вопросов и различные обстоятельства, возникающие в ходе полевых работ. Подробнее на сайте ВЦИОМ: https://old.wciom.ru/index.php?id=236&uid=9801

[4] Всероссийский инициативный опрос «ВЦИОМ-Спутник» проведен 16 февраля 2019 г. В опросе принимали участие россияне в возрасте от 18 лет. Метод опроса – телефонное интервью по стратифицированной двухосновной случайной выборке стационарных и мобильных номеров объемом 1600 респондентов. Выборка построена на основе полного списка телефонных номеров, задействованных на территории РФ. Данные взвешены на вероятность отбора и по социально-демографическим параметрам. Для данной выборки максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает 2,5%. Помимо ошибки выборки смещение в данные опросов могут вносить формулировки вопросов и различные обстоятельства, возникающие в ходе полевых работ. Подробнее на сайте ВЦИОМ: https://old.wciom.ru/index.php?id=236&uid=9565

[5] Результаты социологического опроса «Качество занятости и человеческое развитие. Население». Башкирский филиал Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН. 2020 г. / Баймурзина Г.Р., Кадыров С.Х., Чуйкова Т.С., Валиахметов Р.М., Кабашова Е.В., Туракаев М.С. Свидетельство о регистрации базы данных №2021620175 от 26.01.2021. (Заявка № 2021620053 от 21.01.2021).

[6] Даже в США около 2/3 всех государственных закупок, выделяемых по квоте для малого бизнеса, выполняются фирмами, купленными или связанными с крупными корпорациями (Cullen, 2012).

[7] При этом общее число банков в России, в том числе в результате санации банковской системы и внедрения стандартов Базеля III, сократилось с 325 в 2013 г. до 211 в 2019 г. Закрылись многие региональные банки, активно финансировавшие сектор МСП.


Источники:

1. Антонова М.П., Баринова В.А., Громов В.В., Земцов С.П., Красносельских А.Н., Милоголов Н.С., Потапова А.А., Царева Ю.В. Развитие малого и среднего предпринимательства в России в контексте реализации национального проекта. - М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2020.
2. Баринова В.А., Земцов С.П., Царева Ю.В. Предпринимательство и институты: есть ли связь на региональном уровне в России // Вопросы экономики. – 2018. – № 6. – c. 92-116.
3. Земцов С.П. Институты, предпринимательство и региональное развитие в России // Журнал НЭА. – 2020. – № 2(46). – c. 168-180.
4. Земцов С.П., Царева Ю.В. Предпринимательская активность в регионах России: насколько пространственные и временные эффекты детерминируют развитие малого бизнеса // Журнал новой экономической ассоциации. – 2018. – № 1(37). – c. 145-165.
5. Ильиных С.А., Михайлова Е.В. Инновации в организациях: внедрение и сопротивление // Социологические исследования. – 2015. – № 6. – c. 86-90.
6. Образцова О.И., Поповская Е.В. Опыт применения многомерного статистического анализа для характеристики контекстуальных условий предпринимательской деятельности в регионах РФ // Социологические исследования. – 2017. – № 4. – c. 93-106.
7. Отчеты о работе Счетной палаты Российский Федерации в 2017 и 2018 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ach.gov.ru/activities/annual_report/951/ (дата обращения: 20.07.2021).
8. Предпринимательство в России: доверие, барьеры и факторы успеха. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/ predprinimatelstvo-v-rossii-doverie-barery-i-faktory-uspekha (дата обращения: 17.07.2021).
9. Предпринимательство в России: отношение россиян, барьеры. [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/predprinimatelstvo-v-rossii-otnoshenie-rossiyan-barery (дата обращения: 20.07.2021).
10. Почему не растет малый бизнес?. [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2019/11/26/chepurenko-sami-po-sebe-nacproekty-dvigatelem-ekonomiki-byt-ne-mogut.html (дата обращения: 17.07.2021).
11. Фролова Е.В., Медведева Н.В. Социальное партнерство бизнеса и власти: взаимные ожидания и тенденции развития в современных условиях // Социологические исследования. – 2018. – № 2. – c. 146-151.
12. Чепуренко А.Ю. Предпринимательство как сфера социальных исследований: Россия и международный опыт // Социс. – 2013. – № 9. – c. 32-42.
13. Granovetter M. Economic action and social structure: the problem of em-beddedness // American Journal of Sociology. – 1985. – № 91. – doi: org/10.1007/978-3-658-21742-6_56.
14. Polanyi K. The great transformation: the political and economic origin of our time. - Boston: Beacon Hill, 1957.
15. Young A., Higgins M., Lacombe D., Sell B. The direct and indirect effects of small business administration lending on growth: Evidence from U.S. county-level data // NBER Working Paper. – 2014. – № 20543.
16. Storey D., Sexton D., Landström H. Six steps to heaven: Evaluating the impact of public policies to support small businesses in developed economies. , 2017. – 176-193 p.

Страница обновлена: 11.09.2021 в 20:15:04