Тенденции развития неформальной занятости в условиях пандемии

Капитонова Н.В.1
1 Забайкальский государственный университет, Россия, Чита

Статья в журнале

Теневая экономика
Том 5, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Капитонова Н.В. Тенденции развития неформальной занятости в условиях пандемии // Теневая экономика. – 2021. – Том 5. – № 3. – С. 223-232. – doi: 10.18334/tek.5.3.113418.

Аннотация:
В данной статье рассматриваются влияние пандемии на тенденции развития неформальной занятости России. Представлена динамика уровня безработицы России. Рассмотрены понятие, критерии неформальной занятости. Показана динамика неформальной занятости за 2010-2020 годы

Ключевые слова: безработица, уровень безработицы, неформальная занятость, пандемия COVID-19, короновирус

JEL-классификация: E26, J46, O17



Введение

Работы многих исследователей посвящены изучению вопросов теневой экономики. Во всех экономических системах, независимо от уровня социально-экономического развития страны присутствуют теневые элементы, такие как неформальная занятость, экономическая преступность, нелегальный вывоз капитала, что является важными угрозами для экономической безопасности множества стран, включая Россию [3].

Цель данной статьи проанализировать неформальную занятость в условиях пандемии COVID-19.

Задачи данной работы - рассмотреть неформальную занятость России и выявить тенденции ее развития в условиях пандемии.

Основная часть

Эпидемия короновируса является одной из главных угроз для мировой экономики и финансовых рынков. Вирус COVID-19 привел к разрушительным последствиям экономик многих стран.

В России в связи с карантинными мерами многие компании были вынуждены закрыться, что привело к сокращению совокупного спроса и увеличению доли безработных. По исследованиям среди российских компаний с оборотом от 3 до 100 млрд. руб. независимо от сфер бизнеса пандемия короновируса оказала негативное влияние. Для таких компаний как производство товаров народного потребления (продукты питания), логистика, фармацевтика пандемия стала окном дополнительных возможностей [2].

Неформальная занятость – вид занятости в неформальной экономике, когда отсутствуют официально оформленные отношения между работодателем и работником. Понятие неофициальное трудоустройства отсутствует в законодательстве РФ.

Неформальная занятость в условиях пандемии является актуальной проблемой, от легализации трудовых отношений зависят социальные гарантии граждан, например, пенсионное, социальное обеспечение и т.п. Работники официально не трудоустроенные остаются незащищенными по отношению к работодателям, которые прибегают к нарушению законодательства и не выплачивают в полном объеме зарплату.

В результате нелегальной занятости государство в первую очередь теряет определенную долю налогов, уплачиваемых работниками при наличии официального трудоустройства, а во-вторых, увеличивается количество трудовых нарушений прав работников в сфере оплаты труда, охраны труда, социального и пенсионного обеспечения [7].

Отсутствие государственной регистрации в качестве юридического лица это главный критерий, по которому определяют единицы неформального сектора. К неформально-занятым можно отнести [6]:

- индивидуальных предпринимателей (далее ИП);

- работающих по найму как у ИП, так и физических лиц;

- членов семьи, которые оказывают помощь в собственном деле родственникам;

- работающих на индивидуальной основе без регистрации в качестве ИП;

- занятых в собственном домашнем хозяйстве для продажи или обмена (сельское хозяйство, рыболовство, охота).

При неформальной занятости существует перечень социально-негативных последствий: неоплачиваемые отпуска, больничные, отсутствие доплат за дополнительную работу (сверхурочные, праздничные дни), возможность реального увольнения в любой момент и т.п. [5].

Причины появления неформальной занятости заключаются в неэффективном государственном регулировании: во-первых, безработица, во-вторых высокие издержки в развитии бизнеса, в-третьих, высокие налоги [11].

Безработица – макроэкономическое явление, при котором часть активного населения готовы трудиться, но не могут найти работы. Основным индикатором рынка труда является уровень безработицы, который рассчитывается как отношение численности безработных к общей численности экономически активного населения.

В 2020 году увеличение безработицы произошло из-за пандемии COVID -19 во всем мире, по данным оценкам Международной организации труда наблюдалось 400 миллионов безработных, что составляет 10,7% от общего населения земли.

На рисунках 1-2 представлена динамика уровня безработицы в России за 2010-2019 гг. [8, 9].

Рисунок 1. Уровень безработицы за 2010-2019 гг., тыс. человек

Источник: составлено автором по данным Росстата [8, 9].

Рисунок 2. Уровень безработицы за 2010-2019 гг., в %

Источник: составлено автором по данным Росстата [8, 9].

За анализируемый период наблюдалось снижение уровня безработицы, с 2015 по 2019 гг. безработица уменьшилась с 5,6% до 4,6%. Наибольшее значение безработицы отмечалось в 2010 году - 7,3% (5544 тыс. чел.). Наименьшее значение безработицы наблюдалось в 2019 году 3465 тыс. чел. – 4,6%.

Экономический кризис в 2020 году вызванный пандемией и локдауном отрицательно повлиял на показатели безработицы. Темпы роста регистрируемой безработицы составили с 1% до 3,2%, общей безработицы с 4,6% до 5,8%.

Таким образом, на уровень безработицы в России в 2020 году повлияло 2 фактора: первый – пандемия и связанные с ней ограничения; второй –изменения правил и порядка получения государственной услуги по содействию занятости населения (заявления онлайн, увеличение размера пособий по безработице), в связи с этим количество зарегистрированных безработных возросло в 3 раза по сравнению с предыдущим годом [4].

В развитии неформальной занятости наблюдается отрицательная тенденция, т.к. постоянно происходит рост численности неформально-занятых работников в экономике [10].

Рассмотрим динамику неформальной занятости в России за 2010-2019 годы по таким показателям как, численность неформально-занятых, их удельный вес от общей численности занятых, количество человек занятых в неформальном секторе по уровню образования (см. рис. 3,4,5,6) [3, 9].

Рисунок 3. Численность неформально-занятых, тыс. человек

Источник: составлено автором по данным Росстата [3,9].

Рисунок 4. Удельный вес неформально-занятых человек от общей численности занятых

Источник: составлено автором по данным Росстата [3, 9].

С 2010 по 2019 годы в неформальном секторе наблюдается рост численности, данный показатель среднем находиться около 20%. Например, в 2017 году по сравнению с предшествующим годом уменьшение составила на 1 млн. 046 тыс. человек (1,4%). Доля численности человек работающих неофициально в 2018 году увеличилась на 0,3% и составила 257 тыс. работников, в 2019 году по сравнению с предыдущим увеличение наблюдалось 5% , т.е. на 219 тыс. человек (доля 20,6% - 14млн.8 тыс. чел.).

Рисунок 5. Количество неформально-занятых человек по уровню образования, в тыс. чел.

Источник: составлено автором по данным Росстата [9].

Рисунок 6. Количество неформально-занятых человек по уровню образования, в %.

Источник: составлено автором по данным Росстата [9].

Наибольшую долю неформально-занятых по уровню образования за анализируемый период составляют лица, имеющие среднее профессиональное образование (СПО). На втором месте лица, имеющие среднее общее образование (СО), далее имеющие основное общее образование, на четвертом месте - высшее образование и последнее место занимают лица без образования. Например, в 2019 году их доля лиц СПО составила 46,4%, на втором месте лица, имеющие СО – 26,8%, высшее образование – 18,5%, основное общее - 7,5%, наименьшую долю лица без образования – 0,7%.

В 2020 году как считают специалисты РАНХиГС, происходит сокращения неформального сектора, что говорит об эффективности усилий по легализации занятости, задача правительства минимизировать неформальную экономику, создавать благоприятный предпринимательский климат. В 2020 году домохозяйства сократили расходы на неформальные услуги, при этом доля трудящихся неофициально снизилась до 20,5% [1].

В связи с распространением пандемии COVID-19 многие страны, в том числе и Россия, приняли меры по экономической поддержке в первую очередь национальной экономики по приоритетным отраслям, во вторую помощь населению. Политика самоизоляции привела к росту безработицы во многих отраслях экономики, к нарушению бизнес-процессов. Ключевым фактором сохранения бизнеса оказалось способность быстрого реагирования на изменения внешней среды – переход на дистанционный режим. Компании, не умеющие быстро реагировать, работать удаленно, были вынуждены увольнять, сокращать сотрудников, все это приводит к увеличению безработицы и росту теневых экономических отношений. Для решения данных проблем в России приняты меры по социальной поддержке населения, требующие большую часть финансовых вложений из бюджета [5].

Выводы

Основными угрозами для экономической безопасности России являются такие теневые элементы, как неформальная занятость, экономическая преступность, нелегальный вывоз капитала. Возникновение неформальной занятости заключаются в неэффективном государственном регулировании страны, при котором растет уровень безработицы, увеличиваются издержки бизнеса, наблюдается рост налогов.

За период с 2015 по 2019 гг. наблюдалось снижение уровня безработицы с 5,6% до 4,6%. Но экономический кризис в 2020 году отрицательно повлиял на данный показатель, общая безработица увеличилась до 5,8%.

В 2020 году на уровень безработицы повлияли такие факторы, как пандемия COVID-19 и связанные с ней ограничения.

Несмотря на принятые меры по социальной поддержке населения, которые также требуют значительную часть финансовых вложений из бюджета, в развитии неформальной занятости наблюдается отрицательная тенденция, т.е. происходит рост численности неформально-занятых работников в экономике.


Источники:

1. Анализ некриминальной «теневой» экономической деятельности - 2020. [Электронный ресурс]. URL: https//www. ranepa.ru. (дата обращения 27.08.2021) (дата обращения: 27.08.2021).
2. Исследование пандемии на российский бизнес. [Электронный ресурс]. URL: RBK_Issledovanie_vliyaniya_pandemii_COVID_19_na_rossiyskiy_biznes.pdf (rbc.ru) (дата обращения: 27.08.2021).
3. Капитонова Н.В., Капитонова А.А. Тенденции развития теневой экономики современной России // Теневая экономика. – 2021. – № 1. – c. 9-18. – doi: 10.18334/tek.5.1.111962.
4. Копыток В., Кузьмина Ю. Безработица времен COVID-19: что могут рассказать административные данные. Аналитическая записка. / Центр перспективных управленческих решений. - М.: ЦПУР, 2020. – 38 c.
5. Монич И.П. Неформальная занятость в России в условиях пандемии // Теневая экономика. – 2020. – № 4. – c. 205–212. – doi: 10.18334/tek.4.4.111848.
6. Негативные последствия неформальной занятости в период пандемии. [Электронный ресурс]. URL: https://www.midural.ru (дата обращения: 30.08.2021).
7. Неформальная теневая занятость и ее последствия. Государственная служба занятости. [Электронный ресурс]. URL: https://www.izh.ru/i/promo/35374.html (дата обращения: 26.08.2021).
8. Рабочая сила, занятость и безработица в России – 2020г. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https//www. gks.ru (дата обращения: 27.08.2021).
9. Рабочая сила, занятость и безработица в России (по результатам выборочных обследований рабочей силы). / Стат.сб./Росстат. - М.:, 2020. – 145 c.
10. Вылкова Е.С. Россия и мир во время и после пандемии COVID-19: вызовы и возможности. / Коллективная монография. - СПб.: Издательско-полиграфическая ассоциация высших учебных заведений, 2020. – 274 c.
11. Тумунбаярова Ж.Б., Анциферова М.Д. Неформальная занятость: причины и факторы, определяющие ее уровень // Теневая экономика. – 2018. – № 4. – c. 139–149. – doi: 10.18334/tek.2.4.40935.

Страница обновлена: 16.09.2021 в 12:32:48