Социальное предпринимательство в России: состояние, факторы влияния, перспективы

Яхнеева И.В.1, Павлова А.В.2
1 Самарский государственный экономический университет, Россия, Самара
2 ФГБОУ ВО «Поволжский государственный университет физической культуры, спорта и туризма», Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 6 (Июнь 2021)

Цитировать:
Яхнеева И.В., Павлова А.В. Социальное предпринимательство в России: состояние, факторы влияния, перспективы // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 6. – С. 1485-1496. – doi: 10.18334/epp.11.6.112289.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46332123

Аннотация:
Уровень развития социального предпринимательства является одним из показателей зрелости общества. Его динамика показывает, насколько значимыми становятся социальные проблемы на разных уровнях предпринимательской активности. Традиционное внимание к социальным вопросам со стороны крупного бизнеса, как правило, обусловлено давлением со стороны государства, необходимостью соответствия международным стандартам или формирования благоприятного имиджа. Для малого бизнеса условия и задачи в социальной сфере являются особенно сложными. В статье рассматриваются вопросы текущей ситуации на российском рынке социальных предприятий по субъектам РФ; факторы, определяющие развитие социального предпринимательства; потенциальные перспективы. Результаты исследования показали, что восточные регионы России демонстрируют более высокую социальную активность предпринимателей. Изменение численности социальных предприятий по регионам в течение 2020-2021 гг. дает возможность оценивать развитие социального предпринимательства как имеющее перспективы. Статья будет полезна предпринимателям, специалистам по корпоративному управлению и представителям научного сообщества, изучающим вопросы развития социально-ответственного бизнеса.

Ключевые слова: социальное предпринимательство, корпоративная социальная ответственность, социально-ответственный бизнес

JEL-классификация: L26, L31, M14



Введение

Внимание к проблемам социального предпринимательства со стороны российского научного и бизнес-сообщества формируется в течение двух последних десятилетий. В соответствии с общемировыми тенденциями сектор социального предпринимательства является неотъемлемым элементом современного общества [4]. При этом одной из тенденций является глобализация социального бизнеса [16]. Изучая развитие российской практики, Нестеренко Ю.Н., Плюхина А.А. определяют социальное предпринимательство как базовый институт гражданского общества [7] (Kuznetsova, 2021).

Проблемы создания социальных предприятий связаны с развитием малого и среднего предпринимательства, характером социальной политики, государственной поддержкой [5, 6] (Kadol, 2020; Konyagina, Krasnopevtseva, 2019). В 2019 г. значимость вопросов социального бизнеса в России получила подтверждение на нормативно-правовом уровне – в новой редакции ФЗ РФ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» появились понятия «социальное предприятие», «социальное предпринимательство» [13]. Тем не менее несмотря на рост интереса к проблемам социального бизнеса, процесс поиска драйверов его развития остается незавершенным.

Целью исследования является выявление тенденций и закономерностей в развитии социального предпринимательства в России. Положения научной новизны включают в себя оценку уровня активности развития социального бизнеса по регионам Российской Федерации, выявление факторов, оказывающих разнонаправленное влияние на социальный бизнес, и перспектив его развития.

В основе исследования – предположение о равномерности распространения социальных предприятий по территории России, зависимости социального бизнеса от активности в сфере малого и среднего предпринимательства и наличии потенциала развития.

В качестве методов исследования использован анализ статистических данных, представленных в Едином реестре малого и среднего предпринимательства, и обобщение результатов внешних исследований.

Состояние социального предпринимательства по регионам РФ

Первым этапом оценки состояния социального предпринимательства в России стал анализ числа предприятий и их структуры в региональном разрезе по данным Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства [2].

Анализ численности малых и средних предприятий по состоянию на июнь 2021 г. по регионам России показывает, что почти половина (49,1%) предприятий приходится на Центральный федеральный округ (ЦФО) и Приволжский федеральный округ (ПФО). Эти же территории являются лидерами по количеству социальных предприятий, на них приходится 43% предприятий от общероссийского количества (рис. 1). Наименьший уровень предпринимательской активности, в том числе социальной, отмечается в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО). В Дальневосточном федеральном округе (ДФО) доля социальных предприятий превышает долю малых и средних предприятий по России более чем в два раза. В Южном федеральном округе (ЮФО) обратная ситуация – доля малых и средних предприятий в общем количестве по России выше доли социальных предпринимателей в 1,7 раза. Примерно одинаковые доли по Уральскому федеральному округу (УФО), Сибирскому федеральному округу (СФО), Северо-Западному федеральному округу (СЗФО).

Рисунок 1. Распределение социальных предприятий в сравнении с малым и средним бизнесом по регионам РФ, июнь 2021 г.

Источник: составлено авторами по данным Единого реестра малого и среднего предпринимательства [2].

Однако подсчет численности социальных предприятий не учитывает многих условий, характерных для различных регионов. Поэтому в качестве базы для сравнения использовано количество малых и средних предприятий в регионах (рис. 2), количество работников этих предприятий (рис. 3) и численность рабочей силы (рис. 4).

Рисунок 2. Распределение числа социальных предприятий на тысячу предприятий малого и среднего бизнеса по регионам РФ, июнь 2021 г.

Источник: составлено авторами по данным Единого реестра малого и среднего предпринимательства [2].

Рисунок 3. Распределение числа социальных предприятий на млн численности рабочей силы малых и средних предприятий по регионам РФ, июнь 2021

Источник: составлено авторами по данным Единого реестра малого и среднего предпринимательства [2].

Рисунок 4. Распределение числа социальных предприятий на млн работников малых и средних предприятий по регионам РФ, июнь 2021

Источник: составлено авторами по данным Единого реестра малого и среднего предпринимательства [2].

Полученные оценки показывают явное превосходство ДФО. По всем трем показателям он является лидером, демонстрируя самую высокую социальную активность предпринимателей. Следующие четыре округа имеют близкие значения по оцениваемым показателям: Приволжский, Уральский, Северо-Западный и Сибирский. Примечательно, что ЦФО входит в тройку округов с минимальными значениями оцениваемых показателей.

Факторы влияния на социальное предпринимательство

Оценивая перспективы развития социального предпринимательства России, прежде всего, следует определить факторы, которые способствуют или противодействуют его развитию (табл. 1).

Таблица 1

Факторы влияния на социальное предпринимательство

Факторы
Позитивное влияние
Негативное влияние
Правовой
Появление правового статуса и государственных программ поддержки
Отсутствие льгот
Экономический
Появление государственных программ поддержки
Лояльность потребителей
Развитие сферы услуг
Снижение уровня активности малого и среднего бизнеса
Изменение поведения потребителей
Социальный
Поддержка крупным бизнесом программ корпоративной социальной ответственности
Рост интереса со стороны общества к проблемам социального характера
Слабая заинтересованность населения, представителей малого и среднего бизнеса
Технологический
Развитие цифровой среды и сервисов
Расширение географического доступа
Дополнительные затраты, связанные с разработкой цифровых решений
Источник: составлено авторами.

Развитие социального предпринимательства в России в настоящее время находится в существенной зависимости от внешних стейкхолдеров – государства, крупного бизнеса, частных фондов. Об этом свидетельствуют полученные от экспертов оценки в ходе исследования ЦИРКОН [6] (Konyagina, Krasnopevtseva, 2019). Несмотря на расхождение в оценках, вероятность повышения предпринимательской активности россиян и их участия в социальных предприятиях эксперты считают низкой. Кроме того, отсутствуют ожидания крупных инвестиций бизнеса в развитие социальных предприятий. От бизнес-корпораций эксперты в большей степени ожидают консультационной и образовательной поддержки, в том числе в виде акселерационных программ. Что касается государства, по мнению ряда авторов, государство использует дискурс социального предпринимательства как ресурс для мобилизации бизнеса на оказание социальных услуг на коммерческой основе [8, с. 111] (Moskovskaya, Soboleva, 2016, р. 111).

Возможная корректировка законодательства о социальных предприятиях является одним из основных факторов, которые определят его дальнейшее развитие. Принятая нормативная редакция инициировала развитие отдельной ветви бизнеса в социальной сфере, однако не внесла ясность в идентификацию и институционализацию явления. Более того, привела к увеличению разнообразия субъектов, выступающих под именем социального предпринимательства, тем самым усилила неопределенность оценок перспектив социального предпринимательства в России.

Ускоренная цифровизация, толчок к которой обеспечила пандемия, по мнению экспертов, должна привести к цифровизации многих производственных процессов социальных предприятий и внедрению IT-технологий в филантропию [12]. Тем самым цифровая трансформация различных секторов экономики рассматривается как благоприятный фактор развития социального бизнеса.

Перспективы развития социального предпринимательства в России

Наибольшее количество социальных предприятий по состоянию на апрель 2020 г. было зарегистрировано в Нижегородской, Тульской, Московской и Томской областях в соответствии с данными Фонда региональных социальных программ «Наше будущее» [17]. 60% предприятий являются индивидуальными предпринимателями, 40% – юридическими лицами, при этом 90% социальных предприятий относятся к категории микропредприятий. По данным на июнь 2021 г., лидерами по количеству зарегистрированных социальных предприятий являются: Республика Башкортостан, Ханты-Мансийский автономный округ, Нижегородская область, Москва и Московская область, Приморский край (табл. 2).

Таблица 2

Изменение количества социальных предприятий по отдельным регионам РФ

Регион
2020
2021
Темп роста, %
Нижегородская область
139
177
127,3
Тульская область
80
89
111,2
Москва и Московская область
80
127
158,7
Санкт-Петербург и Ленинградская область
52
113
217,3
Томская область
53
69
130,2
Самарская область
18
23
127,8
Российская Федерация
1197
3047
254,5
Источник: составлено авторами по данным Единого реестра малого и среднего предпринимательства [2].

В 2020 г. не было зарегистрировано ни одного социального предприятия в 29 регионах России, через год количество таких регионов сократилось до 9. При этом количество социальных предприятий в России увеличилось в 2,5 раза.

Таким образом, темп роста численности социальных предприятий в отдельных регионах и России в целом свидетельствует о позитивной динамике. Конечно, следует учитывать, что указанные в таблице регионы были лидерами в апреле 2020 г., тем не менее общее изменение подтверждает наличие благоприятной тенденции.

Большинство социальных проектов реализуются в сфере услуг, поэтому развитие сервисной сферы также способствует появлению новых предпринимательских инициатив, направленных на социум. Так, по данным за 2020 г., 16% организаций, получивших статус социального предприятия, оказывают услуги в сфере дополнительного образования, 13% – услуги по уходу за детьми, 10% заняты в сфере физкультуры и спорта, 7% – в области здравоохранения. Небольшой удельный вес приходится на предприятия, которые занимаются творчеством и искусством (5%), организуют отдых и развлечения (4%), реализуют услуги дошкольного образования (3%) [17].

Другим позитивным трендом, определяющим перспективность развития социального предпринимательства, может стать рост активности в сфере корпоративной социальной ответственности (КСО). Это обусловлено тем, что вовлечение сотрудников в благотворительные и волонтерские проекты крупного бизнеса способствует появлению социально ориентированных идей. Однако развитие КСО в сфере крупного бизнеса не является достаточным условием, необходимо понимание значимости социальных проблем для бизнеса любого уровня и населения в целом. В этой связи показательны результаты исследования компании «Мегаплан» об отношении компаний к КСО, проведенного весной 2021 г. [10]. По итогам опроса самой популярной формой оказалась благотворительность. Следующими в порядке убывания приоритета стали: социальный маркетинг, корпоративная волонтерская деятельность, направление грантов на социальные инициативы, экологический маркетинг. Большая часть респондентов поддерживают социальные акции. Однако респонденты отметили и недостатки КСО, в числе которых назвали: манипуляцию социальной ответственностью в рекламных целях (28,1%), низкий уровень контроля за расходованием перечисленных средств (22,8%), отсутствие компетенций для решений социальных проблем (15,8%), рост себестоимости продукции из-за расходов на социальные нужды (15%), а также нарушение принципа максимизации прибыли (6,9%). Эти результаты отражают, насколько хрупким является баланс между коммерческими и социальными целями бизнеса, а также свидетельствуют об осторожности в принятии решений, направленных на социум.

Фактором, стимулирующим изменения в бизнесе, в том числе социальном, стала пандемия, вызванная COVID-19. Глобальное исследование социального предпринимательства показало, что большинство социальных предприятий изменили свою деятельность в ответ на кризис [19]. Из числа опрошенных 36% работают по одной и той же модели, но с разным уровнем активности, большинство из них снизили свою активность (26%), некоторые наблюдают рост спроса на свою продукцию и услуги (10%). Половина компаний изменили свою бизнес-модель, и только 11% ожидают возвращения к прежнему образу жизни, 6% имеют совершенно новую бизнес-модель [19]. Похожие результаты получены в рамках исследования, проведенного Центром поддержки социальных инноваций Impact Hub Moscow совместно с Высшей школой менеджмента СПбГУ и Массачусетским университетом в период с июня 2020 года по январь 2021 года [3] (Zueva, Khovaev, 2015). В ходе исследования 64% опрошенных социальных предпринимателей указали, что пандемия стимулировала пересмотр бизнес-моделей. Более 50% организаций изменили свои стратегии развития. В частности, изменения продуктовой стратегии связаны с разработкой инновационных продуктов и услуг, включая цифровые. Изменения стратегии развития рынка связаны с расширением географии деятельности.

Перспективным направлением развития социального бизнеса и некоммерческих организаций может стать социальный франчайзинг, интерес к которому в России растет. Однако на этом рынке еще нет общих четких критериев, правил и требований, обучение и информирование всех заинтересованных сторон пока ведется не совсем активно. Среди разрабатываемых проектов заслуживает внимания проект «Социальная биржа». Основной задачей биржи является поддержка некоммерческого сектора, социального предпринимательства и социально ответственного бизнеса. В структуру социальной биржи должны войти ответственный бизнес, социальные предприятия, НКО, аттестованные социальные проекты [13, 15].

Заключение

Проведенное исследование позволило обнаружить следующие тенденции:

1) за прошедший год произошло трехкратное сокращение числа регионов, в которых отсутствуют социальные предприятия. По другим регионам число предприятий возросло. Однако достаточно широкая трактовка понятий «социальное предпринимательство» и «социальное предприятие» в нормативно-правовом поле позволяет относить к представителям социального бизнеса предпринимателей, оказывающих услуги, связанные с социальной сферой, но не обеспечивающие социальной ценности;

2) в регионах присутствия социальных предпринимателей темп роста числа предприятий, получивших статус социального, варьируется, по регионам-лидерам – превышает 100%;

3) отмечается неравномерность в распределении социальных предприятий по регионам. Наибольшая доля социальных предпринимателей относительно числа предприятий малого и среднего бизнеса, численности их работников и общей численности рабочей силы приходится на восточные федеральные округа. Выявление причин такого неравномерного распределения является предметом дальнейшего исследования;

4) для социальных предпринимателей характерен высокий уровень социальной ответственности по сравнению с другими категориями населения. Как правило, такие предприниматели обладают опытом социально направленной активности, например благотворительности или волонтерской деятельности;

5) перспективы развития социального бизнеса связаны с государственной поддержкой и социальной активностью крупного бизнеса, однако экспертное сообщество расходится в оценках вероятности заинтересованности указанных стейкхолдеров;

6) цифровизация экономики, развитие сервисной сферы, распространение формата франчайзинга являются благоприятными тенденциями.

Таким образом, развитие социального бизнеса связано, прежде всего, с решением конкретных проблем потребителей, социальными инновациями, социальными потребностями, готовностью инвестировать в решение социальных проблем и в целом с уровнем социальной ответственности бизнеса. С одной стороны, для социального предпринимательства наступил период качественного развития, с другой стороны, растет уровень неопределенности. Тем не менее тенденции, наблюдаемые в сфере корпоративной социальной ответственности и социальной активности предпринимательского сообщества, указывают на благоприятный прогноз развития социального бизнеса в России.

Задачами дальнейшего исследования являются изучение специфики социального бизнеса в различных секторах экономики, оценка влияния экосистемы крупного бизнеса на формирование идей социального предпринимательства, возможностей адаптации эффективной зарубежной практики.


Источники:

1. Буянова А.В. Проблемы социального предпринимательства. Социально-политические науки. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-sotsialnogo-predprinimatelstva (дата обращения: 07.06.2021).
2. Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства. Ofd.nalog.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://ofd.nalog.ru/index.html (дата обращения: 03.06.2021).
3. Зуева Е.Л., Ховаев С.Ю. Возможности развития института социального предпринимательства в России // Ars Administrandi. – 2015. – № 3. – c. 46-59.
4. Исследование Impact Hub Moscow: социальные предприниматели продемонстрировали устойчивость в пандемию. Impacthubmoscow.net. [Электронный ресурс]. URL: https://impacthubmoscow.net/tpost/x4u3r97va1-issledovanie-impact-hub-moscow-sotsialni (дата обращения: 07.06.2021).
5. Кадол Н.Ф. Становление и идентификация социального предпринимательства в мировой практике // Лидерство и менеджмент. – 2020. – № 2. – c. 343-354. – doi: 10.18334/lim.7.2.110501.
6. Конягина М.Н., Краснопевцева М. Молодежь и социальное предпринимательство в России // Российское предпринимательство. – 2019. – № 1. – c. 159-172. – doi: 10.18334/rp.20.1.39769.
7. Кузнецова С.В. Об одной назревающей и неизбежной регуляторной инициативе государства в сфере социального предпринимательства (или об алгоритме поиска реальных социальных предпринимателей) // Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность. – 2021. – № 1. – c. 9-28. – doi: 10.18334/social.2.1.111530.
8. Московская А.А., Соболева И.В. Социальное предпринимательство в системе социальной политики: мировой опыт и перспективы России // Проблемы прогнозирования. – 2016. – № 6(159). – c. 103-111.
9. Нестеренко Ю.Н., Плюхина А.А. Развитие социального предпринимательства в экономике России. - М.: Креативная экономика, 2017. – 154 c.
10. Опрос показал уровень корпоративной социальной ответственности среди компаний. Megaplan.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://megaplan.ru/news/research/opros-pokazal-uroven-korporativnoj-socialnoj-otvetstvennosti-sredi-kompanij (дата обращения: 27.05.2021).
11. Полтавская М.Б. Развитие социального предпринимательства в России: проблемы определения и основные характеристики // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – c. 4701-4705.
12. Социальное предпринимательство в России: образ будущего и перспективы развития. Zircon.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.zircon.ru/upload/iblock/04f/sotsialnoe-predprinimatelstvo-perspektivy-razvitiya-kratkoe-rezyume-issledovaniya.pdf (дата обращения: 27.05.2021).
13. Социальный франчайзинг: прорывное решение и инструмент для тиражирования. Business-ombudsman. [Электронный ресурс]. URL: https://business-ombudsman.mos.ru/presscenter/news/detail/9437145.html (дата обращения: 07.06.2021).
14. Тренды корпоративной социальной ответственности – 2020. Cirpr.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://cirpr.ru/projects/4589.htm (дата обращения: 18.05.2021).
15. Тренды: социальная франшиза. Asi.org.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.asi.org.ru/2020/11/20/trendy-soczialnaya-franshiza (дата обращения: 03.06.2021).
16. Федеральный закон Российской Федерации от 26.07.2019 г. № 245-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (в части закрепления понятий «социальное предпринимательство», «социальное предприятие»). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 23.05.2021).
17. Фонд региональных социальных программ «Наше будущее». [Электронный ресурс]. URL: http://www.nb-fund.ru (дата обращения: 07.06.2021).
18. Zahra S.A., Rawhouser H.N., Bhawe N., Neubaum D.O., Hayton J.C. Globalization of social entrepreneurship opportunities // Strategic Entrepreneurship Journal. – 2008. – p. 117-131. – doi: 10.1002/sej.43.
19. Innovation and resilience: A global snapshot of social enterprise responses to Covid-19. Britishcouncil.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.britishcouncil.org/sites/default/files/socialenterprise_covidresponsesurvey_web_final_0.pdf?_ga=2.111271942.348997595.1607972621-1252661014.1607972621 (дата обращения: 03.06.2021).
20. Kachlami H., Yazdanfar D., Öhman P. Regional demand and supply factors of social entrepreneurship // International Journal of Entrepreneurial Behaviour & Research. – 2018. – № 3. – p. 714-733. – doi: 10.1108/ijebr-09-2016-0292.
21. Peshkova N.N. Social Enterprenership Regulation in Local Context // Journal of Entrepreneurship Education. – 2018. – p. 174.

Страница обновлена: 18.10.2021 в 21:43:20