Точки роста российской экономики, основанные на научно-технологическом развитии

Донцова О.И.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2021)

Цитировать:
Донцова О.И. Точки роста российской экономики, основанные на научно-технологическом развитии // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 2. – С. 471-484. – doi: 10.18334/vinec.11.2.112263.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46251186

Аннотация:
На текущий момент выделяются два принципиальных вектора формирования новой индустриальной политики России. Первый вектор направлен в сторону интеграции российских технологических предприятий в глобальные технологические цепочки с постепенным повышением уровня добавленной стоимости российского производства за счет развития технологий Индустрии 4.0. Второй вектор развития передовых промышленных технологий направлен на решение проблем импортозависимости посредством выстраивания собственных производственных цепочек в которые предлагается имплементировать передовые промышленные технологии Индустрии 4.0. Совмещение уже реализуемой политики научно-технологического развития с политикой адресных структурных изменений российской промышленности повысит вероятность создания устойчивых и основанных на научно-технологическом развитии точек роста российской экономики.

Ключевые слова: национальный проект; промышленность; инвестиции; прорывное развитие, кластер; индустрия 4.0; точки роста; научно-технологическое развитие



Введение

Критической тенденцией технологической трансформации традиционных промышленных рынков является нарастающая кастомизация продукции, проводимая на базе платформенных решений. Основой платформенных решений, в свою очередь, становятся сквозные цифровые технологии Индустрии 4.0.

Практическое применение передовых производственных технологий затрагивает целый ряд текущих технологических цепочек. Имплементация аддитивных технологий, помимо развития станкостроения (производство 3D-принтеров), затрагивает индустрию фотополимеров и полимеров для лазерного спекания. Робототехника в своей большей части представляет собой передовые технологии станкостроения. Основными отраслями – потребителями робототехнической продукции являются автомобилестроение и приборостроение. Индустрия наноматериалов находит свои рынки сбыта в приборостроении, авиа- и судостроении, строительстве, металлургии, транспорте, энергетике и прочих секторах экономики [3] (Dezhina, 2015).

Объективными ориентирами развития передовых промышленных технологий в России являются как «большие вызовы» (исчерпание природных ресурсов, старение населения и низкая относительно развитых стран продолжительность жизни, изменение климата, трудность во внедрении в общество новых технологий), так и специфические для России ограничения, основным из которых являются международные санкции. Наиболее критичным аспектом санкционного давления на российскую экономику в контексте ее научно-технического развития является прямой и косвенный запрет на технологический обмен в инновационных сферах [5] (Idrisov, Knyaginin, Kudrin, Rozhkova, 2018).

В настоящее время в России реализуется стратегия научно-технического развития, которая направлена на решение таких насущных проблем, как неактуальность проводимых в рамках отечественной научной базы исследований; разобщенность и неэффективность сети российских научно-исследовательских центров; отток из России исследователей и изобретателей моложе 39 лет; отсутствие механизма трансфера российских оборонных технологий в гражданскую сферу; низкая патентная и исследовательская активность российской науки; слабое взаимодействие сектора научных исследований и бизнеса (отсутствие коммерческого трансфера технологий); несогласованность и разобщенность инновационного развития России. Генеральной целью стратегии научно-технического развития России является достижение мирового технологического лидерства по заданным направлениям за счет построения национальной инновационной системы [1, 8, 9, 17] (Anishchenko, Shutkov, 2019; Malyhina, 2019; Miller, Yakovleva, 2020).

В основу стратегии научно-технического развития России легла концепция имплементации в экономику NBIC-технологий, ключевым транслятором которых в России является РНЦ «Курчатовский институт» [6] (Kovalchuk, 2011).

В рамках реализации стратегии национально-технического развития России используется проектно-ориентированный подход, формируется система государственных программ и национальных проектов. Для финансирования стратегии сформирована государственная программа «Научно-технологическое развитие Российской Федерации». Применяемые в программе механизмы финансирования включают в себя использование средств федерального бюджета, институтов развития и фондов поддержки технологического предпринимательства и научной деятельности. Как инструменты реализации стратегии научно-технического развития предполагается использовать механизм «квалифицированного заказчика» научных исследований, механизм участия негосударственных компаний в научных исследованиях (в качестве заказчика), механизм налогового стимулирования технологического предпринимательства, механизм «инновационных ваучеров», механизмы популяризации технологического предпринимательства, механизм поддержки экспорта научно-технологических товаров и услуг, сетевой механизм осуществления научных исследований, механизм реализации платформенных решений в сфере научных исследований и технологического предпринимательства, механизм коллективного пользования научно-исследовательскими установками (в том числе установками «мегасайенс»), механизм функционирования центров экспериментального инжиниринга, механизм международной коллаборации при проектировании установок «мегасайенс», механизмы выявления и стимулирования развития талантливой молодежи, механизм онлайн-образования, мотивационные механизмы удержания и привлечения молодых специалистов в России [12, 16] (Sultanova, Khasanova, 2019).

Содержание программы «Научно-технологическое развитие Российской Федерации» в полном объеме покрывает требования по созданию инфраструктуры научных исследований и инженерных разработок, которая была обозначена выше как критический предикат прорывного научно-технического развития промышленности России.

Государственная программа «Научно-технологическое развитие Российской Федерации» структурирована по таким направлениям, как развитие национального интеллектуального капитала; обеспечение глобальной конкурентоспособности российского высшего образования; фундаментальные научные исследования для долгосрочного развития и обеспечения конкурентоспособности общества и государства; формирование и реализация комплексных научно-технических программ по приоритетам Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, а также научное, технологическое и инновационное развитие по широкому спектру направлений; инфраструктура научной, научно-технической и инновационной деятельности; исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России [7, 13] (Komkov, Dudin, Lyasnikov, 2014).

Основными инструментами реализации стратегии и государственной программы научно-технологического развития России являются национальная технологическая инициатива (НТИ) и национальные проекты «Наука», «Образование», «Цифровая экономика», «Малое и среднее предпринимательство».

Национальная технологическая инициатива является инструментом долгосрочного стратегического планирования в плоскости научно-технологического развития России. Обозначенные национальные проекты призваны сформировать институциональные и инфраструктурные условия для эффективной реализации НТИ. Лейтмотивом НТИ и пересекающихся с ней национальных проектов является формирование технологического лидерства России в несуществующих еще секторах нового технологического уклада. Ядром политики научно-технологического развития России является создание эффективно функционирующего треугольника «наука – образование – бизнес». В качестве базового инструмента работы данного треугольника предлагаются платформенные решения НТИ и национальных проектов.

Политика обеспечения научно-технологического прорыва российской экономики формируется вокруг матрицы НТИ, в которую включаются 12 перспективных технологий и 12 перспективных рынков [10, 21–23] (Shirokovskikh, 2018; Shirokovskikh, 2019; Shirokovskikh, 2020). К перспективным технологиям относятся:

1. Технологии первой волны:

а) большие данные;

б) искусственный интеллект;

в) распределенные реестры;

г) беспроводная связь.

2. Технологии второй волны:

а) мобильные источники энергии;

б) производственные технологии;

в) новые материалы;

г) сенсорика.

3. Технологии третьей волны:

а) квантовые технологии;

б) фотоника;

в) нейротехнологии;

г) биотехнологии.

Перспективные рынки НТИ включают в себя [10]:

1. Капиталоемкие рынки с большой долей государственного участия.

а) «Автонет» (наземные транспортные сети на основе «Интернета вещей»);

б) «Маринет» (управление морским транспортом и освоение Мирового океана);

в) «Сейфнет» (решения в области безопасности информационных и киберфизических систем);

г) «Технет» (производственные решения на основе цифровых технологий);

д) «Энерджинет» (развитие цифровых платформенных решений в сфере взаимоотношений производителей и потребителей энергии).

2. Рынки, требующие паритетного участия государства и бизнеса:

а) «Аэронет» (беспилотные авиационные и космические системы);

б) «Хелснет» (рынок персонализированных медицинских услуг);

в) «Фуднет» (рынок питательных веществ и сопутствующих индивидуальных цифровых услуг);

г) «Нейронет» (развитие когнитивных технологий).

3. Рынки с минимальным участием государства (на уровне регулирования):

а) «Фешеннет»;

б) «Медианет»;

в) «Эдунет».

В основу НТИ положен проектно-ориентированный подход управления. В рамках проектов НТИ сформирована методология и стандарты проектного управления. Базовыми мерами поддержки проектов в рамках НТИ являются: финансовая поддержка в форме грантов, прямых инвестиций или субсидирование процентной ставки по кредитам; помощь в поиске потенциальных партнеров и инвесторов; содействие в преодолении административных барьеров; предоставление доступа к инфраструктуре НТИ [15]. Ответственными исполнителями политики НТИ являются АНО «Агентство стратегических инициатив» и ОАО «Российская венчурная компания» [14].

Формируемая в рамках НТИ экосистема направлена на развитие взаимодействия науки и бизнеса. Научный блок экосистемы составляют созданные в рамках рынков НТИ научные центры (центры компетенций) и инфраструктурные центры. Предпринимательский блок формируют инвестиционные и венчурные фонды (Фонд НТИ, ФРП, РФПИ, InfraFund, «Сколково» и т.д.), государственные корпорации (РОСНАНО, РОСАТОМ, ВЭБ), государственные институты развития (Российский экспортный центр, Агентство стратегических инициатив), акселераторы стартапов. Задачами научных центров компетенций являются формирование условий для преодоления технологических барьеров российской экономики и трансляция достижений фундаментальной науки в предпринимательский сектор. Центры компетенции НТИ формируются по широко распространенному принципу консорциумов. На текущий момент сформировано 14 консорциумов НТИ.

Объективным узким местом консорциумов НТИ является низкая степень участия предпринимательского сектора в проектах прорывного технологического развития российской экономики. Причинами неразвитости технологического предпринимательства в России выступают во многом институциональные (сложность механизмов привлечения инвестиций на ранних стадиях технологических стартапов, высокие риски давления на бизнес со стороны контрольно-ревизионного аппарата, слабые стимулы удержания в России перспективных исследователей и инженеров, высокие административные риски ведения малого бизнеса), инфраструктурные (недостаточность экосистем функционирования технологических предпринимателей, неэффективность трансфера разработок фундаментальной науки в инженерные решения) и социокультурные (низкая популярность технологического предпринимательства и невысокая общая предпринимательская активность).

Определенным шагом в расширении участия бизнеса в реализации стратегии технологического прорыва российской экономики стало заключение с ведущими государственными технологическими предприятиями соглашений о лидерстве по основным направлениям технологического прорыва первой волны. Так, ПАО «Сбербанк» стало лидером по развитию направления «Искусственный интеллект», ОАО «РЖД» – направления «Квантовые коммуникации», «Росатом» – направления «Квантовые вычисления» и «Технологии создания новых материалов и веществ», «Ростех» – направления «Квантовые сенсоры», «Технологии распределенного реестра», «Новые поколения узкополосной беспроводной связи для «Интернета вещей» и связи ближнего и среднего радиусов действия», ПАО «Ростелеком» совместно с «Ростех» – направления «Беспроводная связь нового поколения».

Ключевым звеном действующего механизма реализации научно-технологической политики России является организация инновационных научно-технологических центров (ИНТЦ). Единственным реально функционирующим на сегодняшний день в России ИНТЦ является «Сколково». Инфраструктура «Сколково» включает в себя сконцентрированные в едином территориальном кластере научно-исследовательский и образовательный центр – «Сколковский институт науки и технологий» (Сколтех); физическую инфраструктуру технопарка «Сколково» с инженерно-техническим обеспечением; физическую инфраструктуру инновационного города; школу управления «Сколково»; инвестиционный фонд «Сколково» («Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий»).

Основная цель ИНТЦ «Сколково» заключается в акселерации научно-технологического предпринимательства и трансфере достижений фундаментальной науки в инженерные решения и их дальнейшую коммерческую диффузию.

Развитие научно-технологического предпринимательства в рамках проекта ИНТЦ «Сколково» предусматривается в пяти направлениях, по которым созданы соответствующие кластеры: стратегические компьютерные технологии и программное обеспечение, биомедицинские технологии, космические технологии и телекоммуникации, ядерные технологии, энергоэффективность и энергосбережение [20].

Помимо ИНТЦ «Сколково» в настоящее время существует концептуальный проект создания ИНТЦ на базе МГУ им. М.В. Ломоносова – «Воробьевы горы». Проект ИНТЦ «Воробьевы горы» предусматривает акселерацию научно-технологического предпринимательства в разрезе следующих кластеров: «Биомед», «Нанотех», «Инфотех», «Инжиниринг», «Космос», «Геотех», «Междисциплинарный кластер» [11]. Также имеются проекты ИНТЦ на базе Дальневосточного федерального университета – «Русский» и ИНТЦ «Сириус» в г. Сочи.

Реализуемая в России государственная политика научно-технологического развития предусматривает лучшие мировые практики формирования аналогичных центров прорывного развития на основе кластерной организации [2, с. 118] (Belyakov, Belyakov, Shpak, 2019, р. 118). Схожие модели формирования точек научно-технологического развития применялись при создании «Кремниевой долины» (США), «Сингапурский научный парк», «Технопарк» в Цюрихе (Швейцария), инновационных центров в Германии и других странах ЕС.

Помимо обозначенных проектов создания ИНТЦ, в рамках достижения национальных целей реализуются федеральные проекты создания региональных научно-образовательных центров, фундаментальной задачей которых является развитие научного потенциала российских регионов. По состоянию на конец 2019 года в рамках данного федерального проекта созданы пять научно-образовательных центров (НОЦ):

1. НОЦ «Инновационные решения в АПК» в Белгородской области: биотехнологии в АПК, цифровая трансформация АПК, производство продуктов питания, рациональное природопользование.

2. НОЦ «Кузбасс» в Кемеровской области: цифровые технологии в угольной промышленности, зеленая энергетика, ресурсосбережение.

3. НОЦ «Техноплатформа 2035» в Нижегородской области: инновационные материалы, интеллектуальные транспортные системы, медицинское приборостроение, цифровые технологии.

4. НОЦ «Рациональное недропользование» в Пермском крае: углеводороды, твердые полезные ископаемые, новые материалы, энергетическое машиностроение, цифровизация производственных процессов.

5. Западно-Сибирский НОЦ в Тюменской области, ХМАО и ЯНАО: исследования Арктики, цифровая трансформация нефтегазовой промышленности [19].

При достаточной убедительности планов научно-технологического развития наибольшим риском обладает стадия реализации проектов. Под рисками стадии реализации следует понимать такие факторы, как качество проводимых с привлечением средств федерального бюджета фундаментальных исследований; качество заявленных патентов и промышленных образцов; коммерческая диффузия инженерных решений; эффект туннелинга при реализации проектов с участием государства и квазигосударственных структур.

Принимая во внимание международный опыт формирования конкурентных преимуществ в сфере научно-технологического развития, необходимо отметить следующее. Выделяются два критических фактора повышения вероятности достижения цели по совершению прорыва в технологическом развитии национальной экономики.

Первым фактором является формирование механизма эффективного функционирования экосистемы научно-технологического развития экономики. Под механизмом экосистемы понимается совокупность инфраструктурных и институциональных условий реализации стратегии прорывного развития промышленности. Формирование инфраструктуры технологического прорыва включает в себя создание материальной базы для проведения фундаментальных исследований и инженерных изысканий; создание опорных хабов (кластеров) реализации фундаментальных исследований и инженерных работ; создание системы подготовки квалифицированного научного, инженерного и управленческого персонала для проектов прорывного технологического развития. Институциональные условия обеспечения технологического прорыва включают в себя создание простых и прозрачных условий для технологического предпринимательства (в том числе и минимизация фактора влияния на бизнес контрольно-надзорных и правоохранительных органов); создание повсеместных привлекательных условий для работы малого и среднего бизнеса; формирование механизма функционирования государственных и частных институтов венчурного финансирования проектов технологического развития; формирование эффективной и максимально непредвзятой судебной системы разрешения корпоративных споров; создание эффективно функционирующего института защиты интеллектуальной собственности; создание эффективного механизма трансляции технологий как внутри технологического кластера, так и за его пределы.

Вторым критическим фактором обеспечения успешности прорывного технологического развития видится проактивная государственная политика стимулирования отдельных секторов промышленности в рамках сформированной экосистемы научно-технологического сотрудничества. Под проактивной промышленной политикой предлагается понимать прозрачный и сбалансированный алгоритм действий федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ) по поиску перспективных точек приложения (секторов, кластеров, технологий), формирование проектно-ориентированной структуры и реализации проектов развития точек приложения проактивной индустриальной политики государства.

При достаточно подробно сформулированной государственной политике в парадигме первого из приведенных факторов в отношении второго фактора существующая государственная политика России достаточно расплывчата. В настоящее время не существует четко сформулированной программы управления структурными преобразованиями российской экономики, неотъемлемым элементом которой является адресная политика поддержки отдельных секторов обрабатывающей промышленности.

Заключение

Отсутствие сбалансированной политики управления структурными преобразованиями российской промышленности повышает риск формирования абстрагированного от текущих проблем промышленного сектора России, набора инновационных кластеров, которые будут заняты вопросами создания новых рынков и новых промышленных секторов в отрыве от проблем уже существующей производственной базы и утраты конкурентных позиций на уже сформированных, зрелых товарных рынках.

В парадигме формирования политики управления структурными преобразованиями российской промышленности целесообразно развитие действующих секторов промышленности с высоким уровнем конкурентоспособности на внешних рынках. Индустриальная политика в данных секторах должна быть направлена на реализацию проектов повышения сложности существующих технологических цепочек и проектов ориентированного на конкуренцию на внешних рынках импортозамещения.

Совмещение уже реализуемой политики научно-технологического развития с политикой адресных структурных изменений российской промышленности повысит вероятность создания устойчивых и основанных на научно-технологическом развитии точек роста российской экономики.


Источники:

1. Анищенко А.Н., Шутьков А.А. Agricilture 4.0 как перспективная модель научно-технологического развития аграрного сектора современной России // Продовольственная политика и безопасность. – 2019. – № 3. – c. 129-140. – doi: 10.18334/ppib.6.3.41393.
2. Беляков Г.П., Беляков С.А., Шпак А.С. Опыт КНР по реформированию системы стратегического планирования и управления научно-технологическим развитием // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1575-1586. – doi: 10.18334/eo.9.3.40857.
3. Дежина И.Г. Публичный аналитический доклад по направлению «Новые производственные технологии». - Москва: Сколковский Институт Науки и Технологий, 2015.
4. Дудин М.Н., Лясников Н.В., Сидоренко В.Н. Экономическая безопасность России: угрозы национальным интересам и их отражение // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). – 2014. – № 4(20). – c. 98-106.
5. Идрисов Г.И., Княгинин В.Н., Кудрин А.Л., Рожкова Е.С. Новая технологическая революция: вызовы и возможности для России // Вопросы экономики. – 2018. – № 4. – c. 5-25. – doi: 10.32609/0042-8736-2018-4-5-25 .
6. Ковальчук М.В. Конвергенция наук и технологий – прорыв в будущее // Российские нанотехнологии. – 2011. – № 1-2. – c. 13-23.
7. Комков Н.И., Дудин М.Н., Лясников Н.В. Модернизация национальной энергетической системы как геополитический фактор устойчивого развития // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). – 2014. – № 18. – c. 4-10.
8. Малыхина И.О. Анализ приоритетов инновационно-технологического развития России // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2907-2918. – doi: 10.18334/eo.9.4.41253.
9. Миллер А.Е., Яковлева Е.В. Разработка системообразующих элементов интеллектуальной инфраструктуры технологического развития // Лидерство и менеджмент. – 2020. – № 2. – c. 143-160. – doi: 10.18334/lim.7.2.110450.
10. Матрица Национальной технологической инициативы. Нти. [Электронный ресурс]. URL: https://nti2035.ru/codes/docs/canon.pdf (дата обращения: 16.12.2020).
11. Научно-технологическая деятельность на территории Центра. МГУ им. М.В. Ломоносова. [Электронный ресурс]. URL: http://sticmsu.ru/actions (дата обращения: 19.12.2020).
12. Правительство Российской Федерации. Распоряжение от 24.06.2017 № 1325-р «План мероприятий по реализации Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации». Static.government.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://static.government.ru/media/files/g5OvkCKBOKLEhAXjN94ogSBElV39ObPA.pdf (дата обращения: 06.12.2020).
13. Правительство Российской Федерации. Постановление от 29.03.2019 № 377 Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Научно-технологическое развитие Российской Федерации». Static.government.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://static.government.ru/media/files/AAVpU2sDAvMQkIHV20ZJZc3MDqcTxt8x.pdf (дата обращения: 26.10.2020).
14. Правительство России. Постановление от 18.04.2016 № 317 «О реализации национальной технологической инициативы». Nti2035.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://nti2035.ru/documents/docs/317.pdf (дата обращения: 16.12.2019).
15. Программы поддержки. Национальная технологическая инициатива. [Электронный ресурс]. URL: https://nti2035.ru/program (дата обращения: 16.12.2020).
16. Султанова Л.Ш., Хасанова З.П. Почему растет спрос на профессиональных экономистов в ведущих технологических компаниях мира? // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 495-508. – doi: 10.18334/eo.9.2.40630.
17. Указ Президента Российской Федерации от 01.12.2016 г. № 642. О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. Kremlin.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/41449/page/1 (дата обращения: 11.10.2020).
18. Файков Д.Ю., Байдаров Д.Ю. Организация технологического трансфера в национальных лабораториях США: опыт для российских предприятий // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 3. – c. 1687-1710. – doi: 10.18334/vinec.10.3.110658.
19. Центры. Научно-образовательные центры мирового уровня. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ноц.рф/centers (дата обращения: 19.12.2020).
20. Что такое Сколково?. Сколково. [Электронный ресурс]. URL: http://sk.ru/foundation/about (дата обращения: 19.12.2020).
21. Широковских С.А. Методы и практика использования искусственного интеллекта в высокотехнологических компаниях России и региона Центральной Азии // Экономика Центральной Азии. – 2018. – № 4. – c. 149-160. – doi: 10.18334/asia.2.4.111559.
22. Широковских С.А. Industry 4.0 как организационно-экономическая основа инновационного развития высокотехнологических компаний региона Центральной Азии и индустриально развитых стран // Экономика Центральной Азии. – 2019. – № 4. – c. 229-238. – doi: 10.18334/asia.3.4.111599.
23. Широковских С.А. Возможности, ограничения и вероятные угрозы устойчивому развитию высокотехнологических компаний азиатского региона вследствие выхода из-под контроля искусственного интеллекта и нейросетей // Экономика Центральной Азии. – 2020. – № 4. – c. 385-394. – doi: 10.18334/asia.4.4.111626.

Страница обновлена: 27.07.2021 в 17:54:56