Африканская континентальная зона свободной торговли в зеркале международной экономической интеграции: Quo Vadis?

Дробот Е.В.1, Сапунцов А.Л.2
1 АНО «Развитие инноваций» Центр дополнительного профессионального образования, Россия, Москва
2 Институт Африки РАН, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2021)

Цитировать:
Дробот Е.В., Сапунцов А.Л. Африканская континентальная зона свободной торговли в зеркале международной экономической интеграции: Quo Vadis? // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 2. – С. 355-376. – doi: 10.18334/eo.11.2.112139.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46208405
Цитирований: 1 по состоянию на 20.09.2021

Аннотация:
В статье проведено исследование основных долгосрочных экономических результатов функционирования Африканской континентальной зоны свободной торговли (African Continental Free Trade Area, AfCFTA), которые будут возможны в случае достижения более высокого уровня либерализации внешнеторговой политики стран континента. Обосновано, что полная экономическая либерализация в рамках AfCFTA способна оказать положительное влияние экономику стран Африки за счет увеличения их внешнеторгового оборота и объемов выпуска продукции. В дальнейшем ожидается рост благосостояния населения стран Африки, что будет вызвано увеличением заработной платы и сокращением уровня бедности населения, а также повышение уровня производительности в экономике. На основе оценки потенциальных выгод и экономических последствий функционирования AfCFTA определены возможные трудности, которые могут возникнуть в ходе реализации указанного соглашения, и предложены варианты их устранения. Сформулирован вывод о продуктивности применения в деятельности AfCFTA методических подходов к формированию интеграционных объединений в других регионах мира, в том числе опыта функционирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Ключевые слова: Африканская континентальная зона свободной торговли, внешняя торговля, экономическая интеграция, либерализация, упрощение торговых процедур, экономическое развитие

JEL-классификация: F15, F43, F62, O55



Введение

Соглашение о создании Африканской континентальной зоны свободной торговли (African Continental Free Trade Area, AfCFTA) начало действовать в полном объеме с 1 января 2021 г. С этого момента AfCFTA стала крупнейшим в мире интеграционным объединениям по числу стран – членов: в него вошли 54 страны – члена Африканского союза из 55. Потенциальный охват рынка AfCFTA оценивается очень масштабно: экономическое пространство с населением 1,3 млрд человек (60% из которых в возрасте 25 лет и моложе) и совокупным ВВП в размере 3,4 трлн долл. [20, с. 81] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020, р. 81). Емкий внутренний рынок, обеспеченность полезными ископаемыми, достаточно легкий выход африканских стран из пандемии COVID-19, достижение политической стабильности – лишь немногие предпосылки к выходу Черного континента на мировой рынок как единого экономического пространства, лишенного внутренних барьеров на пути движения товаров, услуг и капитала.

Широкие возможности для Африки открываются при резком росте мировых цен на сырьевые товары, наблюдаемые в середине 2021 г., а также усугублении долговых проблем в странах Запада и изменении значений биржевых индексов на ведущих торговых площадках мира. Все же успех нового интеграционного объединения во многом будет зависеть не столько от благоприятной для Африки внешней конъюнктуры, сколько от принимаемых ее странами обязательств по устранению торговых барьеров и реализации соответствующих практических шагов.

В соглашении о создании AfCFTA представлены положения о правовых основах торговли товарами и услугами, дана характеристика институциональной структуры по имплементации интеграционных обязательств, а также изложены механизмы урегулирования споров между государствами – участниками. Несмотря на проделанную нормотворческую работу, конкретные условия либерализации торговли товарами и услугами в масштабах Африканского континента, как это заявлено в соглашении, все еще находятся на стадии обсуждения. Ожидается, что дополнительные протоколы по инвестициям, механизмам по обеспечению конкуренции и мерам по защите прав интеллектуальной собственности будут обсуждаться на последующих переговорах стран – членов AfCFTA.

Использование возможностей, предоставляемых африканским странам AfCFTA, потребует устранения негативных моментов и просчетов, которые содержались в многочисленных ранее принятых в Африке региональных торговых соглашениях. Для достижения этой задачи секретариат AfCFTA будет на постоянной основе проводить работу с заинтересованными сторонами на региональном и национальном уровнях, включая региональные экономические сообщества (Regional Economic Communities, RECs), правительства стран – членов, представителей частного сектора и гражданского общества.

В научной литературе существует достаточно много исследований, посвященных анализу экономических процессов на Африканском континенте в контексте расширения внешнеэкономических связей [9, 11–14] (Konstantinova, 2020; Sapuntsov, 2020; Sapuntsov, 2020; Sunguryan, 2020; Tsibikov, 2021). Следуя «в ногу со временем», в последнее время вышло много статей, в которых авторы оценивают влияние пандемии COVID-19 на экономику стран Африки [7, 8] (Drobot, Makarov, Sapuntsov, 2021; Drobot, Makarov, Sapuntsov, 2021). В этих публикациях указывается, что именно пандемия стала причиной, по которой было отложено начало функционирования AfCFTA. Интеграционные процессы в Африке также находят отражение в современных научных публикациях [10, 16, 18, 19] (Pavlov, Sapuntsov, 2020; Benedict Okey, 2021; Saygili, Peters, Knebel, 2018; Wamkel Mene, 2021). Тем не менее интерес представляет оценка потенциальных выгод и экономический последствий формирования AfCFTA через призму налаживания внешнеэкономических связей стран региона с Россией. Более того, представляется интересным использовать положительные результаты экономической интеграции в Африке для их реализации на постсоветском пространстве, в особенности при работе Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Цель нашего исследования состоит в том, чтобы на основе оценки потенциальных выгод и экономических последствий функционирования AfCFTA выявить возможные трудности, которые возникнут при реализации соглашения, и предложить варианты их устранения с последующим применением полученных результатов для оценки деятельности ЕАЭС.

Научная новизна исследования состоит в том, что авторами определены основные долгосрочные экономические последствия функционирования AfCFTA, которые можно ожидать в случае достижения более высокого уровня либерализации внешнеторговой политики стран Африканского континента, в том числе даны оценки по применению выявленных интеграционных закономерностей при исследовании экономических отношений в рамках ЕАЭС.

Авторская гипотеза сформулирована следующим образом. Полная экономическая либерализация в рамках AfCFTA способна оказать положительное влияние на рост благосостояния населения стран Африки, увеличить их внешнеторговый оборот, повысить объемы выпуска продукции и производительность, обеспечить повышение заработной платы, сократить уровень бедности населения.

Информационной базой исследования послужили материалы Всемирного банка [15, 17, 20] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020).

Потенциальные выгоды от Африканской континентальной зоны свободной торговли

Основная цель AfCFTA – это либерализация таможенных тарифов между странами-членами, в том числе снижение ставок таможенных пошлин. Кроме того, соглашение о создании AfCFTA охватывает важные сферы торговой политики, например, такие как упрощение процедур торговли товарами и услугами, а также меры нетарифного регулирования, включая санитарные стандарты и технические барьеры в торговле. Глобальная цель рассматриваемых интеграционных инициатив декларируется как создание общеконтинентальной нормативно-правовой базы и проведение единой политики в области регулирования инвестиций и защиты прав интеллектуальной собственности.

Проведем анализ основных долгосрочных экономических результатов функционирования AfCFTA, достижения которых можно будет ожидать в случае изменения «вектора» торговой политики стран континента.

Во-первых, в соответствии с условиями соглашения о создании AfCFTA таможенные тарифы в рамках внутриконтинентальной торговли постепенно снижаются. Начиная с 2020 г. таможенные пошлины по 90% товарных позиций подлежат отмене в течение пятилетнего периода, причем десятилетний период отмены установлен для наименее развитых стран (НРС). Начиная с 2025 г. подлежат отмене таможенные пошлины дополнительно еще на 7% товарных позиций в течение пятилетнего периода (восьмилетний период отмены установлен для НРС). Соответственно, всего около 3% товарных позиций, на которые приходится не более 10% внутриконтинентального импорта, не подлежат таможенно-тарифной либерализации к концу 2030 г. (2033 г. – для НРС).

Во-вторых, нетарифные барьеры (НТБ) в отношении товаров и услуг снижаются на основе принципа наибольшего благоприятствования. Предполагается, что в рамках действия соглашения о создании AfCFTA около 50% нетарифных ограничений во внешней торговле будут отменены. Также ожидается сокращение экспортных ограничений.

В-третьих, в рамках AfCFTA действуют меры по упрощению торговых процедур, а обязательства стран-членов соответствуют Соглашению об упрощении торговых процедур Всемирной торговой организации (Trade Facilitation Agreement, TFA [1]). Упрощение торговых процедур относится, в частности, к применению системы управления рисками и прочих передовых методов таможенного и пограничного контроля, которые предоставляют субъектам права дополнительные возможности для обжалования принятых решений и сбора дополнительной информации.

Выгоды от упрощения торговых процедур прежде всего связаны с сокращением операционных издержек, в том числе в результате уменьшения срока прохождения таможенных процедур за счет устранения избыточных формальностей. В результате внедрения мер по упрощению торговых процедур прогнозируется снижение операционных издержек на 2–10% на горизонте 2020–2035 гг. [20, с. 82] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020, р. 82).

Рассмотрим подробнее экономические отношения в странах Африки, которые претерпят изменения вследствие принятия положений Соглашения о создании AfCFTA. Возможны два сценария развития событий: во-первых, произойдет частичная либерализация (базовый сценарий, если проект AfCFTA будет реализован лишь фрагментарно) и, во-вторых, наступит полная либерализация внешнеэкономической деятельности. Последний сценарий либерализации предусматривает снижение и последующую отмену таможенных тарифов, ликвидацию НТБ и осуществление мер по упрощению торговых процедур.

На наш взгляд, представляется важным оценить влияние AfCFTA на следующие экономические показатели:

1) благосостояние населения стран Африки (измеряемое приростом реальных располагаемых доходов);

2) показатели внешней торговли;

3) выпуск продукции по отраслям экономики и регистрируемая в них производительность;

4) рынки труда;

5) доля населения, находящаяся за уровнем бедности.

Влияние AfCFTA на благосостояние

По мере полного осуществления всех условий Соглашения о создании AfCFTA можно ожидать увеличение благосостояния населения Африканского континента, измеряемого ростом уровня реальных доходов. Однако прямое влияние принимаемого соглашения в данном случае незначительно, так как прирост реальных доходов населения только от либерализации таможенных пошлин ничтожно мал (около 0,22%) [20, с. 82] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020, р. 82). Объяснить эту ситуацию можно наличием высоких заградительных нетарифных барьеров во внешней торговле стран региона [2, c. 155–159; 3, с. 70–73; 4, с. 1357–1376] (Drobot, 2014, р. 155–159; Drobot, Dmitrieva, 2013, р. 70–73; Drobot, Ivko, 2018, р. 1357–1376), а также сложностями в реализации соглашения TFA, препятствующими развитию внешнеторговой деятельности в Африке. Тем не менее некоторым странам – участникам AfCFTA удалось увеличить благосостояние (примерно на 1%) благодаря существенному улучшению «перекрестного» доступа на рынки других стран – членов этого соглашения (например, таких как Намибия, Марокко и Сенегал). Таким образом, снятия только тарифных ограничений во внешней торговле будет явно недостаточно для увеличения благосостояния населения континента.

Для Африки выгоды от либерализации таможенных тарифов и сокращения НТБ (с одновременным расширением доступа за пределы Африканского континента) оцениваются в 2,4% от ВВП (в 2035 г.), причем в результате полной либерализации внешнеэкономической деятельности, предусмотренной соглашением о создании AfCFTA, благосостояние населения континента увеличивается еще на 4,6% [20, с. 83] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020, р. 83). Следовательно, будут получены значительные выгоды от упрощения торговых процедур [1, с. 309–320] (Drobot, 2017, р. 309–320).

Реализация соглашения TFA только в части принимаемых мер будет затратной, причем по некоторым мерам расходы будут крайне незначительными. Однако страны должны планировать расходы на финансирование инвестиций в программное обеспечение, инфраструктуру, налаживание материально-технической поддержки и т.д. Ожидается, что последующие выгоды от улучшения внешнеторговых условий и упрощения торговых процедур покроют эти издержки.

Значительные динамичные выгоды от региональной интеграции в рамках AfCFTA и развития внешней торговли связаны с использованием эффекта возрастающей отдачи от масштаба на более крупных рынках, привлечением значительных объемов прямых иностранных инвестиций (ПИИ), усилением конкуренции, передачей технологий и управленческих ноу-хау, а также диверсификацией экономики и т.д. Улучшение рыночной конъюнктуры и повышение конкурентоспособности экономики стран Африки будет стимулировать в них приток ПИИ, что приведет к увеличению общего объема инвестиций и ускорению импорта высокотехнологичных промежуточных и капитальных товаров, а также к внедрению в африканские предприятия прогрессивных подходов менеджмента. Таким образом, приток ПИИ и повышение их «качества» за счет переноса современных технологий, вероятно, приведет к дополнительному увеличению валового дохода в африканском регионе.

Изложенные выше оптимистические прогнозы не носят универсального характера, так как ожидаемый прирост благосостояния населения неравномерно распределится по странам континента. Наибольший прирост доходов населения от полной либерализации внешнеэкономической деятельности можно ожидать в таких странах, как Кот-д’Ивуар и Зимбабве (14%), меньший прирост – в Кении, Намибии и Танзании (10%), а прирост в рамках статистической достоверности прогноза –Малави, Мозамбике и на Мадагаскаре (2%) (рис. 1). Сценарий полной либерализации в рамках AfCFTA предусматривает, как отмечалось выше, постепенное снижение и практически полную отмену таможенных тарифов, нетарифных ограничений и упрощение торговых процедур торговли; следствием этого станет прогнозный рост реальных доходов населения в Африке на 7% к 2035 г. На наш взгляд, рассматриваемый прирост выглядит позитивно и многообещающе!

Общий выигрыш от полной либерализации внешнеэкономической деятельности в рамках AfCFTA будет достаточно значительным и, по прогнозам, составит 445 млрд долл. в 2035 г. (в ценах и по обменному курсу 2014 г.) [20, с. 83] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020, р. 83).

Рисунок 1. Прирост реальных доходов населения в странах Африки в представлении по принятым мерам по либерализации внешней торговли (прогноз на 2035 г.)

Figure 1. Real income gains, by country and depending on the measures taken to liberalize foreign trade (forecast for 2035)

Источник: [15].

Влияние AfCFTA на внешнюю торговлю

Ожидается, что с началом функционирования AfCFTA внешнеторговый оборот в Африке существенно увеличится. В случае реализации сценария полной либерализации внешней торговли против базового сценария прогнозируемый прирост объемов экспорта составит 29% к 2035 г. При полной либерализации рост внутриконтинентального экспорта составит более 81%, в то время как экспорт в страны за пределами Африканского континента увеличивается на 19%. Например, для Марокко, Египта, Камеруна, Ганы и Туниса экспорт внутри AfCFTA региональным партнерам удвоится или даже утроится (прирост объемов экспорта составит 200–300%). Значительно меньший рост объемов экспорта ожидается в Мозамбике, Демократической Республике Конго (ДРК) и Замбии (10–30%).

В случае успешной реализации сценария полной либерализации в рамках AfCFTA рост общего объема экспорта промышленных товаров из Африки будет наибольшим (62% в 2035 г., из которых 110% – это рост внутриконтинентального экспорта, а 46% – рост экспорта за пределы континента соответственно). Экспорт сельскохозяйственной продукции увеличится не столь значительно (49% в рамках внутриконтинентальной торговли и 10% в рамках торговли с прочими странами), и рост оборота торговли услугами будет еще меньше (14% в рамках AfCFTA и 4% в целом). Рост объемов внутриконтинентальной торговли в денежном выражении составит 294 млрд долл. к 2035 г. по базовому сценарию и 532 млрд долл. к 2035 г. – по сценарию полой либерализации в рамках AfCFTA. К 2035 г. крупнейшими бенефициарами – с точки зрения наибольшего увеличения стоимости экспорта региональным партнерам – в стоимостном выражении станут Египет, Марокко, ЮАР, Нигерия, Кения и Кот-д’Ивуар (увеличение экспорта для этих стран будет находиться в диапазоне от 11 до 48 млрд долл.). Наименьшее увеличение экспорта ожидается для стран с относительно открытой экономикой в настоящий момент времени, например, таких как Мадагаскар, Малави, Маврикий и Руанда (рост экспорта менее чем на 1 млрд долл.) [20, с. 84] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020, р. 84).

Влияние AfCFTA на отраслевой выпуск продукции и производительность

Потенциальные перспективы развития стран в рамках AfCFTA связаны с открывающимися возможностями для роста регионального производства и производительности в условиях значительного перераспределения ресурсов между секторами экономики и странами континента. В соответствии с базовым сценарием (без AfCFTA) к 2035 г. объем производства услуг вырастет до 8,5 трлн долл. (прирост составит 142%), промышленного производства – до 4,5 трлн долл. (131%) и сельскохозяйственного производства – до 1,7 трлн долл. (106%). Реализация положений AfCFTA обеспечит дополнительный импульс развитию во всех секторах экономики стран Африки, причем в сельском хозяйстве это воздействие будет наблюдаться слабо, так как рост объемов производства составит скромные 8 млрд долл., что на 0,5%меньше показателя базового сценария [20, с. 84] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020, р. 84). Тем не менее сельскохозяйственное производство будет расти быстрее в рамках AfCFTA во всех субрегионах Африки, кроме Северной Африки. В этом субрегионе меры AfCFTA дадут импульс к индустриализации экономики и расширению сферы услуг, что будет достигнуто за счет оттока ресурсов из аграрного сектора (рис. 2).

Рисунок 2. Влияние AfCFTA на внешнюю торговлю в представлении по секторам экономики (отклонение от базового сценария по прогнозу на 2035 г.)

Figure 2. Impact of the AfCFTA on trade, by sector of economy (deviation from the baseline scenario for 2035)

Источник: [15].

Полная реализация мер рассматриваемого соглашения может потенциально увеличить к 2035 г. объем производства в Африке на существенные 211 млрд долл. – с наибольшим экономическим ростом в сфере услуг (147 млрд долл.), обрабатывающей промышленности (56 млрд долл.) и добывающих отраслях экономики (17 млрд долл.) [20, с. 84] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020, р. 84). Указанные величины выглядят оптимистично для стран Африки с низким уровнем валового национального дохода, и полученные денежные средства помогут в решении социально-экономических проблем. Экономические выгоды для Африканского континента в целом нивелируют значительную неоднородность результатов экономической интеграции в их распределении по субрегионам и отдельным странам.

Влияние AfCFTA на рынки труда

Полная либерализация в рамках AfCFTA создаст лучшие возможности для вовлечения в экономический оборот неквалифицированной рабочей силы, а также женщин. В большинстве секторов экономики увеличится доля работников, занятых в энергоемких производствах, сфере услуг, в том числе в общественной деятельности, туризме и рекреации. В странах – членах AfCFTA занятость в сельском хозяйстве увеличится на 60%, причем заработная плата за неквалифицированный труд будет расти быстрее. К 2035 г. заработная плата неквалифицированной рабочей силы будет на 10,3% выше, в то время как рост заработной платы квалифицированных работников составит 9,8%. Заработная плата женщин будет расти несколько быстрее, чем мужчин, поскольку объем производства увеличивается в ключевых трудоемких отраслях экономики с высоким уровнем занятости женщин. В целом по Африке к 2035 г. заработная плата увеличится на 10,5% для женщин и на 9,9% для мужчин (рис. 3, 4).

Рисунок 3. Влияние AfCFTA на рост заработной платы в зависимости от пола, %

Figure 3. The impact of AfCFTA on wage growth, by gender, %

Источник: [15].

Рисунок 4. Влияние AfCFTA на рост заработной платы в зависимости от уровня квалификации, %

Figure 4. Impact of AfCFTA on wage growth, by skill level, %

Источник: [15].

Для устранения квалификационных и гендерных различий, а также решения проблем дискриминации на рынках труда африканских стран представляется целесообразным разработать общие походы к регулированию рынка труда AfCFTA. Правительствам необходимо сосредоточиться на поддержке рынков труда, в том числе обеспечении эффективных систем социальной защиты занятых, проведении разумной макроэкономической политики и формировании благоприятной для бизнеса среды, причем такие благоприятные условия должны быть созданы не только для иностранных, но и для национальных инвесторов. Директивным органам необходимо будет тщательно отслеживать влияние AfCFTA на распределение ресурсов между секторами экономики и странами – участниками этого соглашения, а также принимать меры по нивелированию катастрофического неравенства между квалифицированными и неквалифицированными работниками. Более того, важно ликвидировать дискриминацию в оплате и условиях труда между мужчинами и женщинами. Это позволит странам реализовать социально-экономическую политику, направленную на повышение мобильности трудовых ресурсов и обеспечение трудоустройства населения в наиболее приоритетных и общественно значимых отраслях экономики.

Влияние AfCFTA на решение проблемы бедности населения

Эксперты Всемирного банка при разработке Целей устойчивого развития (ЦУР) квалифицируют крайнюю нищету в качестве наиболее пагубной формы бедности. Указанная нищета определяется как жизнь человека менее чем на 1,9 долл. в день – в этих условиях пребывают около 700 млн человек, проживающих в НРС, что составляет 10% населения Земли. Среди стран НРС 33 находятся в Африке, включая 10 беднейших государств мира (табл.).

Таблица

10 беднейших стран мира в 2020 г.

Table

The 10 poorest countries in the world in 2020

Страна
Численность бедного населения, млн
Доля населения, живущего ниже международной черты бедности, %
Центральноафриканская Республика
3,50
77,7
Мадагаскар
18,8
77,5
Бурунди
7,60
74,7
Южный Судан
8,70
73,3
Демократическая Республика Конго
55,1
72,3
Малави
12,2
69,6
Гвинея-Бисау
1,20
65,3
Мозамбик
17,4
62,2
Замбия
9,3
57,5
Лесото
1,2
54,8
Источник: [3] (Drobot, Dmitrieva, 2013).

Реализация проекта AfCFTA будет способствовать экономическому развитию Африки, где в результате предпринимаемых мер по экономической интеграции прогнозируется выход около 30 млн человек из состояния крайней нищеты и около 68 млн человек – из умеренной бедности [20, с. 86] (Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan, 2020, р. 86).

В свою очередь, представляется некорректным искать гомогенный полюс нищеты в мире и находить его в Африке, так как в масштабах континента уровень бедности достаточно сильно варьирует: в странах к Югу от Сахары он составляет 41,1%, а в Северной Африке – менее 3%. В Центральноафриканской Республике (ЦАР) этот показатель составляет 77,7%, а в Алжире и Египте – всего 0,4%. Согласно базовому сценарию, доля проживающего в условиях крайней нищеты населения Африки снизится с текущих 34,7% до 10,9% к 2035 г. Полная либерализация отношений в рамках AfCFTA будет способствовать дальнейшему сокращению уровня бедности, избавив еще 1,5% населения континента от крайней нищеты. В Западной Африке численность населения, живущего в условиях нищеты, сократится на 12 млн человек, в то время как в Центральной Африке и Восточной Африке сокращение составит 9,3 млн и 4,8 млн человек соответственно. К 2035 г. AfCFTA может потенциально вывести из состояния умеренной бедности 67,9 млн африканцев – около 3,6% населения континента (под умеренной бедностью понимают проживание на 5,50 долл. в день) (рис. 5).

Рисунок 5. Влияние AfCFTA на решение проблем бедности населения Африки

Figure 5. The impact of AfCFTA on addressing African population poverty

Источник: [15].

Как максимизировать потенциальные выгоды АФКФТА?

Для максимизации возможных выгод от реализации AfCFTA страны–члены должны будут эффективно выполнить предусмотренные соглашением обязательства, причем простой либерализации внешней торговли здесь будет недостаточно. Потребуется провести на национальном уровне реформы, направленные на реформирование инфраструктуры, рынка труда, производственной сферы, экономических институтов и т.д. На наш взгляд, для AfCFTA будет полезен опыт функционирования интеграционных объединений, имеющих более длительную и успешную историю существования [5, с. 293–314] (Drobot, Ivko, 2018, р. 293–314), например, таких как Европейский союз (ЕС) и ЕАЭС [6, с. 605–616] (Drobot, Ivko, 2018, р. 605–616). Однако опыт ЕС имеет ограничения для применения, так как в это интеграционное объединение все-таки входят страны с высоким уровнем развития, и эти страны смогли сформировать политические органы наднационального управления.

Поэтому опыт именно ЕАЭС может быть полезен для стран – членов AfCFTA. При этом представляется возможным использовать этот опыт и в «обратном направлении»: применять на евразийском интеграционном пространстве продуктивные результаты деятельности AfCFTA, равно как и других африканских экономических сообществ. Действия на наднациональном и национальном уровнях должны осуществляться одновременно. Например, региональные экономические сообщества могут обеспечить основу для проведения реформы, объединив регулирующие органы стран–членов для определения согласованных стандартов. Тем не менее ответственность за осуществление соглашения в конечном счете лежит на каждой стране. Национальные интеграционные программы должны охватывать как сферу услуг, так и сферу материального производства. Причем сфера услуг и инфраструктурные отрасли экономики имеют важнейшее значение для повышения конкурентоспособности интеграционного объединения и сохранения его положения на мировом рынке, что особенно актуально для налаживания внешнеэкономических связей по линии AfCFTA – ЕАЭС.

Результаты экономических обозрений в колониальное прошлое Черного континента показывают, что его торговые маршруты в прошлом были разработаны для экспорта за пределы континента – преимущественно в страны–метрополии, а не для осуществления торговли внутри Африки [21] (Zhang Qiaowen, Batinge Benjamin, 2021). Экономические центры многих стран Африки не имеют выхода к морю и расположены в нескольких сотнях километров от ближайшего морского порта, в связи с чем возрастает роль органов наднационального регулирования AfCFTA и национальных органов управления стран Африки для решения логистических вопросов транзита. Именно интеграционные объединения в субрегионах Африки определяют предпосылки формирования единого органа, который несет важнейшую ответственность за оказание помощи в преодолении географических ограничений.

Реализация потенциала AfCFTA будет зависеть от эффективности выполнения обязательств странами – членами соглашения, а также от конкретных дополнительных инициатив, обеспечивающих плавный переход к свободной торговле и стимулирующих увеличение потоков инвестиций в развитие инфраструктуры. Все же выполнение обязательств по торговому соглашению может оказаться сложной задачей для некоторых стран – членов AfCFTA, поэтому дополнительная программа, направленная на максимизацию потенциальных выгод AfCFTA, будет включать следующие направления:

1. Деятельность, связанная с реализацией и администрированием соглашения AfCFTA, включая обучение, консультации и поддержку министерств торговли, пограничных ведомств и таможенных органов.

2. Оказание помощи участникам внешнеэкономической деятельности.

3. Переход к свободной торговле, в рамках которого следует предусмотреть создание особых условия для отечественных фирм (в частности, для предприятий малого и среднего бизнеса), направленные на создание благоприятной экономической среды и устранение экономических «перекосов», влияющих на конкурентоспособность фирм в условиях свободной торговли.

Заключение

AfCFTA открывает широкие возможности для развития Африки. Однако реализация соглашения будет сопряжена со значительными трудностями. Во-первых, снижение и отмена таможенных тарифов будет способствовать уменьшению объемов поступления доходов в бюджеты стран–членов. Соответственно, потребуется поиск новых экономических инструментов и источников, способных восполнить потерянные доходы. Во-вторых, принятие мер по упрощению торговых процедур и либерализация нетарифных мер, которые принесут наибольшие потенциальные экономические выгоды, потребует существенных политических реформ на национальном уровне.

Реализации соглашения AfCFTA предполагает осуществление реформирования и регулирования в следующих областях:

1) обеспечение свободного доступа на рынки (либерализация таможенных тарифов и ликвидации НТБ);

2) упрощение торговых процедур и процедур пограничного и таможенного контроля;

3) санитарные и фитосанитарные меры;

4) технические барьеры в торговле;

5) торговые мер (гарантии, антидемпинговые и компенсационные пошлины;

6) торговля услугами;

7) инвестиции;

8) конкуренция политика.

Содействие постепенному переходу к свободной торговле в рамках AfCFTA требует от правительств стран Африки устранения «перекосов», влияющих на работу частного сектора. Для этого потребуется выявление конкретных секторов экономики, которые являются наиболее уязвимыми в период перехода к свободной торговле, и будет необходимо оценить влияние конкретных обязательства AfCFTA на местные фирмы и рабочие места. После этого можно воспользоваться имеющимся международным опытом в области либерализации внешнеэкономической деятельности и на основе консультаций между правительственными органами и частным сектором приступить к разработке конкретных программ перехода отдельных стран к свободной торговле в рамках AfCFTA.

Таким образом, реализация потенциала AfCFTA во многом будет завесить от согласия его стран–членов на либерализацию внешнеэкономической деятельности и от скорости осуществления реформ. Более того, успех рассматриваемой интеграционной деятельности будет определяться способностью к имплементации опыта формирования экономических союзов в других регионах мира, в том числе ЕАЭС.

[1] Вступило в силу 22 февраля 2017 г.


Источники:

1. Дробот Е.В. Инструменты обеспечения безопасности и облегчения мировой торговли: Рамочные стандарты Всемирной таможенной организации // Экономические отношения. – 2017. – № 4. – c. 309–320. – doi: 10.18334/eo.7.4.38641.
2. Дробот Е.В. Направления повышения эффективности нетарифного регулирования внешнеторговой деятельности Российской Федерации в рамках таможенного союза ЕврАзЭС и вступления в ВТО // Структурные реформы для стимулирования роста экономики регионов: опыт России и ФРГ: Сборник научных статей. Под редакцией Л.П. Совершаевой. Санкт-Петербург, 2014. – c. 155–159.
3. Дробот Е.В., Дмитриева Е.О. Практические аспекты применения инструментов нетарифного регулирования внешнеэкономической деятельности в условиях членства России в ВТО и интеграции в Таможенный союз // Экономические отношения. – 2013. – № 2. – c. 70–73. – doi: 10.18334/.37344.
4. Дробот Е.В., Ивко Е.С. Исследование тенденций и частоты использования нетарифных мер во внешнеэкономической деятельности на примере технических барьеров во внешней торговле // Российское предпринимательство. – 2018. – № 5. – c. 1357–1376. – doi: 10.18334/rp.19.5.39094.
5. Дробот Е.В., Ивко Е.С. Международная экономическая интеграция в области таможенного дела – опыт стран постсоветского пространства // Экономические отношения. – 2018. – № 3. – c. 293–314. – doi: 10.18334/eo.8.3.39163.
6. Дробот Е.В., Ивко Е.С. Особенности функционирования стран Евразийского экономического союза в условиях санкций // Экономические отношения. – 2018. – № 4. – c. 605–616. – doi: 10.18334/eo.8.4.39170.
7. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Сапунцов А.Л. Распространение коронавируса в Африке: региональные паттерны и экономические последствия // Экономические отношения. – 2021. – № 1. – c. 13-38. – doi: 10.18334/eo.11.1.111816.
8. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Сапунцов А.Л. Трансформация отраслевой структуры инновационного бизнеса в Африке и вызовы пандемии коронавируса // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 1. – c. 351-378. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111858.
9. Константинова О.В. Сможет ли Африка воспользоваться демографическим дивидендом? // Экономические отношения. – 2020. – № 2. – c. 319-330. – doi: 10.18334/eo.10.2.100906.
10. Павлов В.В., Сапунцов А.Л. Расширение участия стран Африки в международной промышленной кооперации // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 12. – c. 3109–3120. – doi: 10.18334/epp.10.12.111506.
11. Сапунцов А.Л. Двусторонние инвестиционные договоры как инструмент регулирования деятельности иностранных инвесторов в странах Африки // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 12. – c. 3237-3248. – doi: 0.18334/epp.10.12.111505.
12. Сапунцов А.Л. Институциональные подходы к регулированию деятельности иностранных инвесторов в Уганде и ее инвестиционный кодекс // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1131-1142. – doi: 10.18334/eo.10.4.111430.
13. Сунгурян А.С. Взаимоотношения Африканского банка развития с нерегиональными участниками // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1143-1156. – doi: 10.18334/eo.10.4.110902.
14. Цибиков В.А. О миграционном потенциале и тенденциях миграции граждан Южно-Африканской Республики в Россию // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 1. – c. 69-80. – doi: 10.18334/epp.11.1.111221.
15. The African Continental Free Trade Area: Economic and Distributional Effects. - Wash., DC: World Bank, 2020. – 138 p.
16. Benedict Okey Facilitating the transformational AfCFTA: Tools for eliminating bottlenecks. / In FORESIGHT AFRICA 2021. - BROOKINGS, 2021. – 69–70 p.
17. Poverty and Shared Prosperity 2020: Reversals of Fortune. - Wash., DC: World Bank, 2020. – 178 p.
18. Saygili M., Peters R., Knebel C. Africa Continental Free Trade Area: Challenges and Opportunities of Tariff Reduction. / UNCTAD Research Paper No. 15. - UNCTAD/SER.RP/2017/15/Rev.1, 2018.
19. Wamkel Mene Making the AfCFTA Vision our reality. / In FORESIGHT AFRICA 2021. - BROOKINGS, 2021. – 63–66 p.
20. Zeufack Albert G., Calderon Cesar, Kambou Gerard, Kubota Megumi, Cantu Canales Catalina, Korman Vijdan Africa\'s Pulse, No. 22, October 2020: An Analysis of Issues Shaping Africa’s Economic Future. - World Bank, Washington, DC, 2020.
21. Zhang Qiaowen, Batinge Benjamin A social network analysis of the structure and evolution of intra‐African trade // African Development Review. – 2021. – № 33. – doi: 10.1111/1467-8268.12506.

Страница обновлена: 29.11.2021 в 21:57:07