Особенности становления и развития инновационной системы России в контексте «Тройной спирали»

Удальцова Н.Л.1, Крутских Д.А.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Удальцова Н.Л., Крутских Д.А. Особенности становления и развития инновационной системы России в контексте «Тройной спирали» // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 33-46. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111894.

Аннотация:
В данной статье рассматривается включение Российской Федерации в современную инновационно-экономическую концепцию «Тройной спирали». Отражается сущность данной модели, ситуативная и историческая подоплёка формирования уникального подхода к развитию нового экономического сегмента общественной жизни. Проанализированы глобальные рейтинги с целью оценки уровня подготовленности государства к переходу на новую ступень функционирования социально-экономической системы посредством особенного взаимодействия между тремя общественными институтами: бизнесом, наукой и государством.

Ключевые слова: модель «Тройной спирали», национальная инновационная система России, инновационно-экономическая система, глобальные рейтинги

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

На сегодняшний день отчетливым образом прослеживается тенденция к глобальному изменению в развитии многих государств. На фоне глобализации (в частности, цифровизации) многие державы заинтересованы в собственном перспективном усовершенствовании. Это, в свою очередь, обусловлено необходимостью удержания определенных позиций на мировой арене с целью успешного существования (сосуществования с иными странами) в условиях, заданных современными трансформациями. По данной причине перед каждым государством возникает существенная необходимость в организации сбалансированной инновационно-экономической системы, посредством функционирования которой появятся уникальные возможности к созданию наиболее конкурентоспособных предприятий инновационного сегмента общественной жизни. Стоит заметить, что данного рода сбалансированность экономической системы подкреплена созданием и последующим устойчивым развитием такой инновационной концепции, как «Тройная спираль». В настоящей статье рассматриваются труды отечественных деятелей в области изучения социально-экономической системы государства с позиции ее инновационного оснащения. Помимо данного, в работе использованы аналитические обзоры научно-исследовательских центров и государственных организаций.

Итак, концепция «Тройной спирали» – один из видов национальных инновационных систем (НИС), сущность которого заключается в организации особого типа партнерства. При таком типе уникального взаимодействия важными являются такие три главных социальных института, как университет, бизнес и государство. Они взаимодействуют совместно с целью «запуска», условно говоря, инновационного «государственного двигателя». Значимость последнего крайне очевидна – без его активной дальнейшей работы невозможен будет и переход к новой ступени формирования стабильной инновационно-экономической среды в государстве [1, с. 7] (Bondarenko, Dubovik, Gubarev, 2018, р. 7).

Важный акцент здесь стоит сделать именно на функционировании данных субъектов потенциального формирования устойчивой инновационной структуры страны – на сегодняшний день присутствуют определенные требования к функционированию на достаточном уровне системы, формирующейся посредством такого сотрудничества этих социально-экономических институтов. Главное, чтобы взаимодействие было не попарным (и тем более не обособленным), а тройным. Иными словами, университеты совместно с государством занимаются взращиванием поколений посредством сформированных образовательных программ, после чего уже наделенные необходимыми знаниями и информацией кадры могут быть готовы к дальнейшей трудовой специализации [3, с. 254] (Dokalskaya, Solodovnik, 2018, р. 254).

Для Российской Федерации же здесь возникают некоторые трудности в отношении недостаточного разрешения вопросов качественного функционирования данных субъектов. Именно по этой причине для начала стоит расставить следующие приоритеты, чтобы подготовить общество к успешной трансформации и приобщению к формированию нового подхода ведения экономической деятельности как в самом государстве, так и на международной арене. В первую очередь обществу важно совершенно точно осознать и принять необходимость в развитии по инновационным траекториям (цифровизация трактует новые правила игры, а их изменить не под силу, поскольку мир с экономической точки зрения не есть константа; сами государства задают новые векторы развития); кроме того, создание благоприятных условий для внедрения инноваций относительно финансовой и правовой позиции также является не менее значимым аспектом при подходе к становлению не просто устойчивой и бесперебойной работы инновационной системы, а именно концепции «Тройной спирали». Однако прежде чем выявлять пути, следуя которым наше государство может полноценно и беспроблемно приобщиться к данной концепции, стоит рассмотреть Россию в рамках определенных инновационных рейтингов. Таким образом, мы сможем выявить отдельные сегменты государственного функционирования в разрезе непосредственно самой подготовленности страны к необходимым оперативным инновационно-экономическим преобразованиям.

Одним из наиболее известных показателей эффективности инновационной деятельности является Глобальный инновационный индекс (или ГИИ). ГИИ (GII) – своего рода глобальное исследование относительно инновационной развитости государств с последующим формированием на ее основе рейтинга самых преуспевающих в этой области. Индекс исчисляется посредством 82 переменных, каждая из которых, в свою очередь, относится к одному из двух типов таких частных показателей, как располагаемые ресурсы и достигнутые практические результаты. Иными словами, ГИИ формируется соотношением осуществленных затрат к эффекту, полученному после их возможной реализации.

Положение Российской Федерации в ГИИ на сегодняшний день нельзя охарактеризовать с положительной стороны – происходит некая стагнация в области внедрения инноваций, что вполне вероятно связано с определенными проблемами, которые каким-либо образом могут препятствовать успешному развитию государства в данной бизнес-среде. Так, например, президент В.В. Путин 21 июля 2020 года подписал указ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года», в котором главными являются такие задачи, как сохранение и поддержание здоровья населения, создание комфортной и безопасной среды для жизни и т.д.

Что касается более ранних результатов деятельности государства относительно данных, имеющихся в таблице 1, а именно 2015–2017 гг., то здесь стоит отметить, что в данный период Российской Федерации удалось значительно улучшить свои позиции в рейтинге относительно Глобального инновационного индекса. Данное, в свою очередь, объясняется осуществлением активной государственной политики в целях усовершенствования инновационной среды – например, был принят указ «О Совете при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России», на основании задач которого была проведена реструктуризация управления инновационным развитием в РФ.

Таблица 1

Динамика позиций России в ГИИ: 2015–2020 гг.


2015
2016
2017
2018
2019
2020
Глобальный инновационный индекс
48
43
45
46
46
47
Ресурсы инноваций
52
44
43
43
41
42
Результаты инноваций
49
47
51
56
59
58
Источник: Гохберг Л.М., Гершман М.А., Рудь В.А., Стрельцова Е.А. Динамика позиций России в ГИИ: 2015–2020 гг. Проект НИУ ВШЭ «Анализ объемов и структуры государственных расходов на науку в России и оценка возможности международных сопоставлений со странами Организации экономического сотрудничества и развития»: Глобальный инновационный индекс – 2020 г. [Электронный ресурс]. URL: https://issek.hse.ru/news/396120793.html (дата обращения: 25.02.2021).

На основании данных таблицы 1 «Динамика позиций России в ГИИ: 2015–2020» можно отметить следующее: в сравнении с предыдущим годом между частными показателями происходит некая условная компенсация, которая несущественно влияет на сам Индекс – заметны как улучшение положения страны в отношении результатов инноваций (смещение на один пункт вверх), так и ухудшение в показателях используемых ресурсов (смещение на один пункт вниз), что свидетельствует о незначительном изменении позиции РФ на один пункт вниз. В целом можно сделать вывод о том, что фактически положение государства относительно 2019 года не изменилось.

Иными словами, на основании настоящего обобщенного показателя можно лишь судить о том, что Российская Федерация на сегодня пока только начинает свою подготовку к дальнейшей комплексной трансформации в области инноваций. Как было отмечено ранее, перед государством стоят иные более важные проблемы, требующие оперативного решения, инновационная же среда пока расположена на втором плане.

Стоит обратить внимание на иные более конкретные показатели (индексы) по сферам развития с целью более детального изучения ресурсной, производственной и образовательной подготовленности государства к инновационным преобразованиям. Для этого далее рассмотрим Индекс глобальной конкурентоспособности и Индекс экономики знаний.

The Global Competitiveness Index также является не менее значимым показателем при оценке инновационной подготовленности государства к формированию и интеграции нового формата ведения производственной деятельности на международной арене. Этот индекс характеризует возможности и перспективы развития конкурентоспособности государств в рамках глобальных экономических взаимоотношений. Данное, в свою очередь, определяется уровнем технико-экономического оснащения стран, их уровнем издержек производства, качеством выпускаемой продукции и т. д. Ответственным органом за составление данного исследования является Всемирный экономический форум, который с периодичностью в один год проводит данное исследование.

Исходя из данных, представленных в таблице 2, можно судить о положительной динамике повышения уровня конкурентоспособности Российской Федерации за период с 2013 по 2020 г. По итоговому рейтингу Индекса государство улучшило свои позиции, совершив рывок в отношении технико-производственного развития на 14 позиций.

Немаловажно заметить, что по 7 из 11 показателей (частных индексов) Российской Федерации прослеживается положительная тенденция. К некоторым из таких успешных направлений относятся инновации (заметен значительный рывок государства с 2013 по 2020 год на 43 позиции, что, несомненно, является достаточным преимуществом государства в отношении дальнейших оперативных и качественных преобразований данной среды), эффективность рынка труда (+7), а также успехи в области устойчивой системы высшего образования (+2).

Вполне вероятно, подобные изменения являются последствиями ранее проведенной в государстве эффективной политики в отношении усовершенствования производственной среды, что, несомненно, благоприятно сказалось на РФ именно в долгосрочной перспективе.

Таблица 2

Динамика конкурентоспособности РФ на основе рейтинга глобальной конкурентоспособности за 2013–2020 гг.

Показатель
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Изм-е за 2013–2020 гг.
Итоговый рейтинг страны
64
53
45
43
38
43
43
50
+14↑
Инфраструктура
45
39
35
35
35
51
50
57
-12↓
Макроэкономическая среда
19
31
40
91
53
55
43
43
-24↓
Здравоохранение и начальное образование
71
56
56
62
54
100
97
н/д
-26↓
Высшее образование и обучение
47
39
38
32
32
50
54
45
+2↑
Эффективность рынка труда
72
45
50
49
60
67
62
65
+7↑
Инновации
78
65
68
56
49
36
32
36
+42↑
Источник: Шваб К., Захиди С. Динамика конкурентоспособности РФ в рамках рейтинга глобальной конкрентоспособности. Доклад Всемирного экономический форума: The Global Competitiveness Report – 2020 г. [Электронный ресурс]: http://www3.weforum.org/docs/WEF_TheGlobalCompetitivenessReport2020.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

The Knowledge Index, в частности The KEI (Индекс экономики знаний), обычно используется для выявления в государстве особых неустойчивых направлений, которые препятствуют переходу к экономике, сформированной на определенных информационно-образовательных ресурсах. Иными словами, на основании показателей данного Индекса происходит сравнительный анализ между так называемой интеллектуальностью экономики и долгосрочным экономическим ростом.

Оценочные показатели Индекса варьируются от 0 до 100 пунктов – соответственно, чем выше уровень знаний, подкрепленных экономическим потенциалом, в стране и, следовательно, устойчивее инновационное развитие, тем большее количество пунктов государство способно получить при подсчете Индекса. С целью более наглядной оценки позиции Российской Федерации в отношении данного глобального показателя обратимся к рейтинговой таблице государств относительно исследования Всемирного банка.

Таблица 3

Глобальный индекс знаний 2018, 2020 гг.

2018
2020
Место
Страна
Значение
Место
Страна
Значение
1
Швейцария
72,7
1
Швейцария
73,6
2
Финляндия
68,8
2
США
71,1
3
Швеция
68,6
3
Финляндия
70,8
4
США
68,5
4
Швеция
70,6
5
Люксембург
68,3
5
Нидерланды
69,7






42
Россия
51,7
45
Россия
50,6
Источник: Рейтинг стран по показателям Глобального индекса знаний 2018, 2020 гг. Доклад Всемирного банка: Global Knowledge Index – 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://www.undp.org/content/undp/en/home/librarypage/capacity-building/Global-Knowledge-Index-2020.html (дата обращения 21.02.2021).

По данным сводной таблицы 3 можно судить о практически устойчивом положении Российской Федерации в рамках проводимого Всемирным банком анализа. Прослеживается незначительное ухудшение положение государства за два года (с 2018 г.). Однако даже при настоящем развитии событий относительно показателей данного Индекса есть возможность для фиксации того факта, что страна имеет достаточное количество ресурсов с целью постепенного включения информационно-образовательного потенциала в экономическую область, необходимо лишь наладить его рациональное использование.

Исходя из вышеизложенной рейтинговой информации, можно сделать вывод о том, что перед Российской Федерацией в сравнении с другими странами сегодня стоят большие задачи в отношении урегулирования вопросов иных сфер общественной жизни, где имеются более серьезные проблемы, оперативное разрешение которых предоставит новые возможности к организации успешного переходного этапа к экономике нового типа в рамках концепции «Тройной спирали». Далее помимо уже представленной информации касаемо обобщающих рейтингов государств в отношении эффективности развития в инновационной среде необходимо рассмотреть их положение в отношении каждого отдельного субъекта «Тройной спирали» – бизнеса, государства и университетов – ведь именно их качественное взаимодействие может дать возможность любому государству к раскрытию собственного потенциала уже в иной сфере деятельности – деятельности инновационной. Итак, проанализируем положение университетов, бизнеса и государства на современном этапе развития Российской Федерации.

Во второй половине 2020 года был вновь опубликован ежегодный рейтинг лучших университетов мира QS World University Ranking BRICS [1]. Ответственной организацией за составление данного рейтинга является компания Quacquarelli Symonds. Стоит заострить внимание на тех факторах, которые играют важную роль при оценке уровня развитости высшего учебного заведения в государстве. Для последующего ранжирования ведущих высших школ по всему миру используется определенный спектр критериев. К таковым отнесены репутация в академической среде, соотношение количества обучающихся и преподавателей, индекс цитируемости, доля иностранных преподавателей и т.д.

Что касается ситуации с российскими вузами на настоящий момент, то здесь стоит отметить факт вхождения в данный перечень 28 российских вузов: МГУ им. Ломоносова (84-е место), Санкт-Петербургский государственный университет (234-е место), Новосибирский государственный университет (231-е место), Томский государственный университет (268-е место), Московский физико-технический институт (281-е место), Высшая школа экономики (322-е место) и др.

Относительно результатов данного перечня следует сказать, что российской системе образования еще есть, куда стремиться. На сегодняшний день РФ находится на стадии восстановления и усовершенствования системы образования, поскольку за последние 10 лет многие ресурсы в этой области были утеряны.

Еще одним не менее влиятельным рейтингом высших учебных заведений по праву можно считать The World University Rankings. Данный перечень формируется на основе результатов деятельности вузов, а также на основе результатов ежегодного глобального экспертного опроса представителей международного академического сообщества и работодателей, высказывающих мнения об университетах. Анализ полученных результатов складывается из 13 показателей, одними из которых являются преподавательская мобильность, цитируемость научных статей, вклад в инновации и т. д.

Российские университеты также присутствуют в данном глобальном рейтинге, представленном на его официальном сайте, за 2021 год: например, МГУ им. Ломоносова здесь занимает 174-е место, Московский физико-технический институт – 201–250 места, НИУ ВШЭ – 251–300 места и т. д. [2] Как можно заметить, места в этом рейтинге при данном ранжировании на порядок ниже, чем в QS World University Ranking BRICS – это, в свою очередь, связано с более глубоким обзором различных аспектов, присутствующих в системе каждого отдельно взятого высшего учебного заведения. Посему по ряду показателей на сегодняшний день университеты с более высокими позициями в QS World University Ranking BRICS теряют свою значимость в последнем рейтинге в связи с иными проблемами по различным сферам деятельности.

Стоит обратить внимание и на обеспеченность данных университетов кадрами, которым крайне необходимо соответствовать определенным требованиям, заложенным в шестом технологическом укладе инновационного развития государств. Как известно, данный уклад характеризуется распространением робототехники, биотехнологий, нанотехнологий, систем искусственного интеллекта и глобальных информационных систем [7, с. 37–38] (Klyuev, 2018, р. 37–38), иными словами, всем тем, без чего практически невозможен достаточный уровень функционирования инновационных государственных систем.

На сегодняшний день в Российской Федерации при процессе активного усовершенствования инновационной системы есть достаточное количество высококвалифицированных кадров, которые заинтересованы в подготовке будущих специалистов различных областей, в частности инновационной среды государства. Это напрямую может повлиять в долгосрочной перспективе и на само экономическое развитие страны в случае создания определенных условий для благоприятного удержания будущих качественных кадров на территории РФ, поскольку довольно часто многие не видят для себя перспективы в развитии в своем государстве.

Помимо данного, стоит обратиться и к анализу инновационного предпринимательства в России. В современных реалиях малое (а также и среднее) предпринимательство в сфере инновационной деятельности является некой стартовой точкой на начальном этапе развития с сопутствующим распространением определенных инновационных продуктов. Новые предприятия, появляющиеся в разных регионах Российской Федерации, способствуют постепенному улучшению инновационной активности в целом в государстве. В связи с этим крайне важно уделять должное внимание таким аспектам, как качество и количество предприятий, в частности малых, которые бы, в свою очередь, активно занимались инновационной деятельностью, – лишь в этом случае возможно активное распространение инновационной среды на территории всей страны.

По данным таблицы 4, представленной ниже, доля малых инновационных предприятий на территории Российской Федерации на конец 2019 года составляет около 6%, что, безусловно, крайне мало. Для сравнения: в США эта доля составляет порядка 51–53%, а в Японии – 53–56%. Отчетливым образом здесь возникает проблема, заключающаяся в абсолютном недостатке малых предприятий в общей структуре инновационного бизнеса, что напрямую влияет и на саму инновационную государственную систему в целом.

Таблица 4

Удельный вес малых предприятий в структуре инновационного бизнеса в 2007–2019 гг.

(процентов)

2007
2009
2011
2013
2015
2017
2019
Российская Федерация
4,3
4,1
5,1
4,8
4,5
5,2
5,9
Центральный федеральный округ
3,6
3,6
5,0
5,2
4,3
5,8
6,6
Северо-Западный федеральный округ
5,1
4,5
5,9
5,6
4,3
5,5
5,5
Южный федеральный округ
3,4
2,7
4,0
2,6
3,5
4,4
5,5
Северо-Кавказский федеральный округ
3,1
2,5
3,5
2,4
1,1
2,9
2,8
Приволжский федеральный округ
5,6
5,0
5,4
4,7
5,1
5,2
6,4
Уральский федеральный округ
4,3
5,1
5,9
5,9
4,3
4,6
4,6
Источник: Удельный вес малых предприятий в структуре инновационного бизнеса 2007–2019 гг. Федеральная служба государственной статистики: Исследования. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Ev1tAbHo/innov-n13.xls (дата обращения 21.02.2021).

Существует немало причин, в связи с которыми на сегодняшний день имеют место такие не особо перспективные показатели. Во-первых, это отсутствие должного уровня менеджмента. Иными словами, эффективность управления и согласования действий в данных малых предприятиях приводит к неблагоприятным последствиям, сказывающимся на ухудшении рентабельности продаж целого сектора экономики.

Во-вторых, в связи с неустойчивыми связями в данных бизнес-системах нарушаются и сами процессы в производстве инновационного продукта: стремление региональных компаний к полному и рациональному использованию ресурсов при практически полном отсутствии стратегического их предназначения не приводит их к должной и желаемой цели в виде проявления интереса со стороны крупных корпораций с перспективой на дальнейшую реализацию продукции.

На сегодняшний день существует ряд существенных барьеров, препятствующих развитию малого инновационного предпринимательства в России. В первую очередь, если мы говорим о неких внешних (объективных) барьерах, то здесь стоит отметить такие факторы, как:

· глобальная экономическая нестабильность, как следствие – возникновение рисков ведения инновационной деятельности на территории РФ;

· низкий уровень проработки нормативно-правовой базы в инновационной среде;

· низкая предпринимательская коммуникация, что приводит к нарушению связей между компаниями, ухудшая при этом общую картину развития инновационной региональной сферы.

Одним из внутренних (субъективных) факторов является низкий уровень квалификации менеджерского состава предприятий.

С целью достижения государством определенных результатов в вопросе как экономического развития в целом, так и инновационной системы в частности необходима расстановка точных приоритетов на те направления, посредством реализации решений в которых государство будет способно постепенно продвигаться по благоприятному пути развития и постепенного включения своей экономической системы к концепции «Тройной спирали». Так, в стратегическом плане развития государства 2018–2030 гг. указано несколько глобальных направлений, к одному из которых как раз относится технологическое усовершенствование Российской Федерации. [3] В данном документе планы на подобные изменения именуются технологической революцией.

Как отмечается в государственном плане, у России появятся новые варианты развития на международной арене, когда она будет способна самостоятельно внедрять в свои технологические процессы необходимые инновационные продукты, которые напрямую поспособствуют оптимизации работы предприятий (под оптимизацией здесь понимается как сокращение времени и затрат на производство единицы продукции, так и само, непосредственно, усовершенствование качества данной продукции). К 2024 году России необходимо усовершенствовать уже имеющиеся на сегодняшний день производства посредством внедрения инновационных разработок, а также создать новые рынки, в рамках которых производство товаров улучшит свои позиции в отношении конкурентоспособности. Также технологии станут предпосылкой формирования инновационных производственных центров, что позволит увеличить количество рабочих мест в стране.

Помимо этого, в стратегическом плане отмечается некий формат сближения трех важнейших государственных институтов (науки, государства и бизнеса) с целью формирования устойчивой структуры в сфере национальной инновационной структуры. Как известно, на данный момент модель «Тройной спирали» в государстве отнюдь не на высоком уровне развития в сравнении, например, с США.

Заключение. Таким образом, модель «Тройной спирали» на сегодняшний день в России пока находится на начальной стадии формирования. Ее вовсе нельзя охарактеризовать как полноценную систему, это скорее нестандартный формат таких парных отношений, как «наука – государство», «наука – бизнес» и «государство – бизнес». Наука же, в свою очередь, остается по-прежнему изолированной от иных секторов деятельности, даже несмотря на парные взаимосвязи с ними. Ее такое специфическое положение заключается в том, что данную сферу в Российской Федерации представляют не университеты, поскольку на сектор высшего образования приходится лишь 8–10% внутренних затрат на исследования и разработки [4], а институты Российской академии наук. По этой причине создание устойчивой взаимосвязи для начала между наукой и бизнесом крайне затруднительно.

Бизнес пока не обладает достаточным стимулом к инновациям. Государство же проявляет интерес в иных направлениях. В особенности активная политика сейчас проводится в тех областях, которые получили значительный ущерб вследствие глобальной пандемии, начавшейся в марте 2020 года, однако при этом оно также стремится налаживать определенные связи между наукой и бизнесом посредством стимулирования распространения малых инновационных фирм.

Также стоит отметить, что присутствие государства в научно-технологическом комплексе страны в правовом плане несколько чрезмерно. Такова специфика российской только лишь формирующейся концепции «Тройной спирали» – слишком обширное правовое влияние государства на инновационную среду губительно сказывается на развитии сетевых взаимодействий, именно поэтому многие компоненты данной системы в настоящий момент остаются крайне неразвитыми.

[1] Рейтинг лучших университетов мира. Доклад консалтинговой организации Center for World Universities Rankings. [Электронный ресурс]. URL: https://www.topuniversities.com/university-rankings/world-university-rankings/2020 (дата обращения: 19.02.2021).

[2] Рейтинг лучших университетов мира. Журнал Times Higher Education. [Электронный ресурс]. URL: https://www.timeshighereducation.com/world-university-rankings/2021/world-ranking#!/page/0/length/25/locations/RU/sort_by/rank/sort_order/asc/cols/stats (дата обращения: 21.02.2021).

[3] Указ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Официальное интернет-представительство президента России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/63728 (дата обращения: 21.02.2021).

[4] Удельный вес сектора учреждений высшего образования во внутренних затратах на исследования и разработки. Единая межведомственная информационно-статистическая система: Исследования. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/43581 (дата обращения: 22.02.2021).


Источники:

1. Бондаренко Н.Е., Дубовик М.В., Губарев Р.В. «Тройная спираль» как основа создания инновационных систем // Вестник Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. – 2018. – № 2(98). – c. 3-15.
2. Гохберг Л.М., Гершман М.А., Рудь В.А., Стрельцова Е.А. Динамика позиций России в ГИИ: 2015-2020 гг. Проект НИУ ВШЭ «Анализ объемов и структуры государственных расходов на науку в России и оценка возможности международных сопоставлений со странами Организации экономического сотрудничества и развития»: Глобальный инновационный индекс – 2020 г. Issek.hse.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://issek.hse.ru/news/396120793.html (дата обращения: 25.02.2021).
3. Докальская В.К., Солодовник А.И. Концепция «Тройной спирали» (государство-бизнес-наука): место и роль в развитии экономики труда // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. – 2018. – № 8. – c. 251-256.
4. Ильина С.А. Патентная активность отечественных и иностранных заявителей как индикатор научно-технологического развития России: анализ актуальной статистики // Мир новой экономики. – 2019. – № 4. – c. 31-40. – doi: 10.26794/2220-6469-2019-13-4-31-40 .
5. Гохберг Л.М., Дитковский К.А., Евневич Е.И. и др. Индикаторы инновационной деятельности: 2020. / стат. сб. - М.: НИУ ВШЭ, 2020. – 336 c.
6. Абдрахманова Г.И., Вишневский К.О., Гохберг Л.М. и др. Индикаторы цифровой экономики: 2019. / стат. сб. - М.: НИУ ВШЭ, 2019. – 248 c.
7. Клюев Ю.Б. Цели и средства экономического развития России в контексте перехода к шестому технологическому укладу // Известия Уральского государственного экономического университета. – 2018. – № 6. – c. 33-50. – doi: 10.29141/2073-1019-2018-19-6-3.
8. Андреюк Д.С. и др. Малое инновационное предпринимательство: Кейсы российских компаний. - М.: МАКС Пресс, 2013. – 196 c.
9. Митяков С.Н., Митякова О.И., Мурашова Н.А. Инновационное развитие регионов России: ранжирование регионов // Инновации. – 2018. – № 1(231). – c. 36-42.
10. Платформа статистических данных Knoema. [Электронный ресурс]. URL: https://knoema.ru (дата обращения: 09.02.2021).
11. Рейтинг лучших университетов мира. Доклад консалтинговой организации Center for World Universities Rankings. Topuniversities.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.topuniversities.com/university-rankings/world-university-rankings/2020 (дата обращения: 19.02.2021).
12. Рейтинг лучших университетов мира. Журнал Times Higher Education. [Электронный ресурс]. URL: https://www.timeshighereducation.com/world-university-rankings/2021/world-ranking#!/page/0/length/25/locations/RU/sort_by/rank/sort_order/asc/cols/stats (дата обращения: 21.02.2021).
13. Рейтинг стран по показателям Глобального индекса знаний 2018, 2020 гг. Доклад Всемирного банка. Global Knowledge Index. [Электронный ресурс]. URL: https://www.undp.org/content/undp/en/home/librarypage/capacity-building/Global-Knowledge-Index-2020.html (дата обращения: 21.02.2021).
14. Сухарева М.А. Образовательное пространство России в контексте индекса человеческого развития и индекса образования // Государственное управление. Электронный вестник. – 2018. – № 67. – c. 247-268.
15. Удельный вес малых предприятий в структуре инновационного бизнеса 2007-2019 гг. Федеральная служба государственной статистики: Исследования. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Ev1tAbHo/innov-n13.xls (дата обращения: 21.02.2021).
16. Удельный вес сектора учреждений высшего образования во внутренних затратах на исследования и разработки. Единая межведомственная информационно-статистическая система: Исследования. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru/indicator/43581 (дата обращения: 22.02.2021).
17. Указ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Официальное интернет-представительство президента России. Kremlin.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/63728 (дата обращения: 21.02.2021).
18. Шваб К., Захиди С. Динамика конкурентоспособности РФ в рамках рейтинга глобальной конкурентоспособности. Доклад Всемирного экономический форума: The Global Competitiveness Report – 2020 г. Weforum.org. [Электронный ресурс]. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_TheGlobalCompetitivenessReport2020.pdf (дата обращения: 20.02.2021).

Страница обновлена: 16.04.2021 в 21:08:46