Налоговые стимулы оптимизации структуры капитала компании: потенциал финансовых методов управления развитием производственного предпринимательства

Дробот Е.В.1, Макаров И.Н.2, Морозова Н.С.3, Шамрина И.В.3, Милованов Е.А.4
1 АНО «Развитие инноваций» Центр дополнительного профессионального образования, Россия, Москва
2 Липецкий филиал Финансового университета при Правительстве РФ, Россия, Липецк
3 Финансового университета при Правительстве РФ (Липецкий филиал), Россия, Липецк
4 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия, Липецк

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 6 (Июнь 2021)

Цитировать:
Дробот Е.В., Макаров И.Н., Морозова Н.С., Шамрина И.В., Милованов Е.А. Налоговые стимулы оптимизации структуры капитала компании: потенциал финансовых методов управления развитием производственного предпринимательства // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 6. – С. 1575-1586. – doi: 10.18334/epp.11.6.111852.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46332129

Аннотация:
Потребность в обеспечении развития системы национального технологического предпринимательства в условиях финансового кризиса, пандемии, санкций и общего снижения покупательной способности населения настоятельно требует формирования системы активно-пассивного стимулирования данного вида деятельности. Статья посвящена исследованию системы формирования пассивного стимулирования производственного предпринимательства через совершенствование налоговых механизмов, в том числе формирующих систему стимулов к изменению финансовой и производственной структуры капитала, соответствующей переориентации производства на технологии зеленой экономики и выпуск продукции по требованиям и стандартам мирового уровня.

Ключевые слова: структура капитала, налоги, стимулы, производственное предпринимательство

JEL-классификация: H21, H22, L26, G32



Введение

Развитие любой современной хозяйственной системы требует развития производственной ее подсистемы [1, С. 2355–2364] (Drobot, Makarov, Gudovich, Chernyh, Shatskikh, 2020, р. 2355–2364), а это, в свою очередь, требует соответствующей материально-вещественной и финансовой базы, представленной в двух «ипостасях» капитала: в его материализованной форме в составе основного капитала, или иначе – основных средств, и динамической денежно-вещественной (деньги – запасы – готовая продукция – деньги), либо, в зависимости от характера производства, денежно-вещественно-нематериальной (деньги – запасы – готовая продукция – деньги), в том случае, если речь идет об оказании услуг).

При этом конечной целью любой коммерческой деятельности является получение максимальной выгоды, или в контексте соотношения «эффект/затраты» – получение максимальной отдачи на вложенные ресурсы, т.е. на вложенный капитал.

Оптимальной стратегией хозяйствующего субъекта в данном случае будет осуществление хозяйственной деятельности в той сфере и в тех масштабах, которые позволят получить ему максимальную отдачу на вложенные средства.

При этом следует различать долгосрочную и краткосрочную стратегию, которые определяются степенью устойчивости определенных сфер деятельности, а также уровнем неопределенности, сопровождающем те или иные виды деятельности.

Цель статьи – провести исследование системы формирования пассивного стимулирования производственного предпринимательства через совершенствование налоговых механизмов, в том числе формирующих систему стимулов к изменению финансовой и производственной структуры капитала, соответствующей переориентации производства на технологии зеленой экономики и выпуск продукции по требованиям и стандартам мирового уровня.

С точки зрения классической и неоклассической экономической теории, доминирующей в идеологическом обосновании проводимой экономической политики, именно рынок оптимизирует поведение экономических агентов, направляя его на достижение максимальной индивидуальной и одновременно общественной эффективности.

Соответственно, исходя из данной парадигмы, можно сформулировать, в чем заключается задача государства: через трансформацию рыночных сигналов создать такую ситуацию, при которой структура стимулов будет способствовать поведению хозяйствующих субъектов, которое будет сочетать достижение индивидуальных целей данных субъектов с коллективными целями, являющимися производными от индивидуальных целей, но при этом не сводимым к ним.

К наиболее важным из коллективных целей общества, включающих совокупность хозяйствующих субъектов, следует отнести потребность в интенсификации хозяйственного развития общества, для чего необходимо интенсифицировать имеющиеся хозяйственные процессы и изменить существующую структуру капитала компаний.

Целью государственной бюрократии является формирование условий, способствующих выполнению хозяйственными структурами требований перехода к условиям зеленой экономики [2–4] (Gurova, 2019; Demidov, 2019; Makarov, Drobot, Levchegov, 2020) и цифровизации общества [5–8] (Deeva, 2020; Dudin, Shkodinskiy, 2021; Pechatkin, Vildanova, 2021; Yanchenko, 2021).

В современной экономике необходимость построения эффективной гибкой системы управления капиталом объясняется турбулентным характером протекающих процессов. Еще несколько десятилетий назад ситуация в экономике могла оставаться стабильной годы, а отраслевая структура могла оставаться неизменной более десятилетия. Соответственно, в относительно стабильной внешней обстановке и расчеты оптимальной структуры капитала могли оставаться действительными достаточно долгое время.

В настоящее же время подобная система должна быть достаточно гибкой, чтобы соответствовать изменяющейся обстановке. Это обусловлено тем фактом, что с экономической точки зрения любая промышленная, торговая или иная финансово-хозяйственная деятельность организации может и должна рассматриваться как средство обращения капитала. Изначально по характеру происхождения – это собственный капитал компании (акционерный капитал) или внешний капитал (кредиты, займы). При этом располагаемый капитал компании должен покрывать стоимость основных средств (включая земельную собственность, здания, машины, оборудование), текущие активы (сырье и другие материалы), а также операционные расходы, связанные с персоналом [9, c. 1407–1416] (Burlakova, 2019, р. 1407–1416).

При этом одной из важнейших характеристик капитала компании является структура капитала. В отечественной экономической литературе под дефиницией «структура капитала», как правило, подразумевают соотношение заемных и собственных средств [10, c. 105–114; 11] (Klimova, Tsyguleva, Sokolyanskiy, 2020, р. 105–114; Rybakov, Gabdrakhmanov, 2017).

Однако если для западных исследователей основным вопросом, связанным с формированием оптимальной структуры капитала, был вопрос максимизации стоимости компании, в нашем случае на первый план выходит проблематика обеспечения устойчивости компании при максимальной доходности ее капитала, что во многом объясняется институциональными характеристиками современной экономики России.

Вопросы, связанные с управлением капиталом, как правило, исследуются в двух контекстах:

- в контексте управления собственными и заемными источниками финансирования;

- в контексте формирования оптимальной структуры капитала.

При этом традиционно исследователями-финансистами выделяются три основных приоритета политики оптимизации [12, c. 609–620] (Burlakova, Skvortsova, 2018, р. 609–620):

1. Максимизация уровня финансовой рентабельности собственного и совокупного капитала компании.

2. Минимизация средневзвешенной стоимости капитала, используемого компанией.

3. Минимизация уровня финансовых рисков.

Формирование политики управления капиталом и формирование целевой структуры капитала должно происходить в аспекте следующих направлений: снижение риска банкротства, в том числе риска умышленного банкротства, проистекающего со стороны внутренних или внешних агентов; повышение устойчивости функционирования компании в долгосрочном периоде.

Минимизация рисков, связанных с отраслевой и институциональной спецификой функционирования компании, т.е. риск-менеджмент, приобретает особую важность [13, c. 550–558] (Drobot, Klevleeva, Afonin, Gamidullaev, 2017, р. 550–558). Еще на этапе принятия стратегических решений предприятие должно осуществлять процедуры оценки последствий принимаемых решений и сопоставлять их со своими реальными возможностями. Может оказаться, что выявленные риски вполне управляемы и большинства из них можно избежать, если выполнить определенные условия.

При формировании структуры капитала в условиях нестабильной экономики существенное значение имеет прогнозирование и основанное на нем планирование.

Соответственно, политика и сформированная система управления капиталом (структурой капитала) компании должны базироваться на следующих принципах и решать ряд связанных с ними задач:

- максимизировать эффективность функционирования совокупного капитала компании;

- обеспечить стратегическую устойчивость компании – ее устойчивость в долгосрочной и сверхдолгосрочной перспективе, решив проблемы, связанные с функционированием в системе турбулентной экономики на основе принципов прогнозирования развития отрасли и компании в ней и, соответственно, планирования компанией своей хозяйственной и финансовой деятельности.

В составе основных отраслевых факторов, влияющих на структуру капитала компании, необходимо выделить:

- государственную структурную (в том числе промышленную) политику относительно отрасли функционирования фирмы;

- институциональную структуру отраслевого рынка;

- принадлежность компании к «старым» либо «новым» отраслям экономики, а тем более к «ядру» доминирующего либо формирующегося технологического уклада.

Соответственно, мы можем выдвинуть гипотезу о том, что компании, относящиеся к интенсивно развивающимся отраслям и тем более к «ядру» формирующего технологического уклада, будут иметь большую долю заемного капитала в структуре совокупного капитала, чем компании «традиционных» отраслей экономики, а те, в свою очередь, имеют большую долю заемного капитала по сравнению с компаниями «старых» и «отмирающих» отраслей.

Это связано, скорее всего, со следующей совокупностью факторов: существенной величиной затрат, обусловленных потребностью в закупках новых технологий и иных факторов производства либо модернизации производственного оборудования, финансировании научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, проектно-изыскательных работ. Соответственно, в структуре заимствований будут преобладать долгосрочные заимствования, поскольку на данные цели брать краткосрочные займы представляется крайне нерациональным.

Теперь обратимся к иному пониманию структуры капитала, а именно капитала в качестве материально-финансовой основы производственно-хозяйственной деятельности, как о нем рассуждал в свое время еще К. Маркс [14, c. 381] (Marks, Engels, 1960, р. 381).

Попробуем связать финансовое понимание структуры капитала, производственное понимание структуры капитала, налоговых стимулов с реализацией целей промышленно-производственного развития страны.

Для формирования эффективной структуры экономики нашей страны необходимо:

1. Развертывание современных производств, продукция и технологические характеристики производства которых соответствуют стандартам зеленой экономики, ресурсоэффективности, потребностям ведущих стран мира.

2. Формирование национальной системы производства, позволяющей производить товары (и, соответственно, услуги) на мировом рынке не только для населения и государств, но и для бизнеса (производственных систем) ведущих стран мира – нашей промышленности необходимо «встроиться» в структуру цепочек создания стоимости, формируемых совокупностью производственных систем ведущих стран мира.

В чем же роль налоговой системы в решении подобного спектра задач, стоящих перед отечественной хозяйственной системой?

Для ответа на данный вопрос мы будем исходить из того, что любая коммерческая деятельность, любой хозяйствующий агент, занимающийся производством или логистическими (как, впрочем, и любыми иными) услугами, будет нацелен на максимизацию собственной прибыли. Соответственно, налоговые стимулы и антистимулы должны лишь дополнять внутреннюю мотивацию экономического агента по трансформации собственной деятельности с целью получения максимальной выгоды [15, c. 629–648; 16, c. 1365–1386; 17, с. 1807–1816] (Andronova, Izryadnova, Kazakova, 2020, р. 629–648; Andronova, Izryadnova, Kazakova, 2020, р. 1365–1386; Drobot, Kukina, Makarov, 2019, р. 1807–1816).

Какими же должны быть эти стимулы?

Прежде всего, разрабатываемая система стимулов должна быть скоординирована с проводимой государством промышленной политикой. Далее необходимо трансформировать «пассивную» роль отечественной налоговой системы в «активную».

Для этого необходимо трансформировать налоговую систему из системы «сбора средств» в систему «формирования стимулов» – акцентировать внимание на регулирующей функции вместо имеющейся в настоящее время доминанты фискальной функции.

Каким же должен быть механизм воплощения регулирующей функции налоговой системы применительно к современной ситуации?

Прежде всего, данная функция, реализуемая посредством таких инструментов, как изменение налоговой базы, изменение налоговой ставки и предоставление налоговых льгот, должна способствовать формированию разного налогового потенциала в налоговом поле (по аналогии с гравитационным полем) в пространственном и отраслевом разрезах.

Интересным инструментом стимулирования, на наш взгляд, выглядит уменьшение величины налога на прибыль на часть суммы или полностью на всю стоимость покупаемого оборудования. Данный механизм должен отличаться от механизма амортизации, в том числе ускоренной, тем фактом, что должно происходить прямое изъятие суммы затрат из величины суммы налога на прибыль. Фактически в данном случае будет иметь место двойная льгота: снижение чистой прибыли за счет отнесения затрат, связанных с закупкой, доставкой и установкой нового оборудования, соответствующего мировым стандартам технологий, нацеленного на производство высокотехнологичной продукции высоких степеней передела, на амортизацию и, соответственно, снижение чистой прибыли за счет амортизационных платежей и прямого изъятия стоимости оборудования из полученной суммы налога на прибыль (с возможностью переноса части сумм на суммы налога на прибыль, формируемые в течение будущих периодов).

Второй инструмент стимулирования – это предоставление налоговых льгот, налоговых каникул и/или возможность введения налоговой ставки 0% по НДС для:

- продажи и, соответственно, закупок основных средств, технологий и ряда иных ресурсов, необходимых для производства и продажи высокотехнологичной продукции, произведенной по стандартам зеленых технологий, предназначенной для потребления как внутри страны, так и для внешней торговли, что должно способствовать снижению цены и, соответственно, повышению уровня конкурентоспособности подобной продукции и технологий по сравнению с «обычными» технологиями и произведенной на их базе продукции;

- формирования специальных (льготных) налоговых режимов, связанных с развитием производств, соответствующих стандартам зеленой экономики и/или обслуживающих (именно в контексте производства высокотехнологичной продукции) потребности хозяйственных субъектов, государства и частных лиц, связанные с формированием цифровой экономики;

- формирования системы льготных займов для создания или существенной модернизации производственного бизнеса под стандарты зеленой экономики и/или цифровой/информационной экономики – отечественный бизнес испытывает существенный недостаток в долгосрочном кредитовании развития, тем более осуществляемого под небольшие проценты (в идеале – ниже мирового уровня) для целей развития национального технологического предпринимательства;

- создания возможности формирования системы прямого финансирования за счет бюджетных средств либо за счет специально созданных внебюджетных фондов уже существующих хозяйствующих субъектов или формирующихся бизнес-проектов по развитию технологического предпринимательства в сфере цифровых технологий, зеленой экономики или иных сфер, входящих в приоритетные направления научно-технического развития РФ. При этом средства, передаваемые предпринимателям, не должны подлежать налогообложению, а также следует ввести систему льгот на получаемые в результате использования данных средств доходы в течение ряда лет (в зависимости от специфики проекта).

Заключение

Таким образом, необходимо отметить, что формирование активной системы налогового стимулирования крайне необходимо для обеспечения финансово-налогового стимулирования развития технологического предпринимательства.

Здесь необходимо отметить, что «пространственный» контекст системы налогового стимулирования производства в нашей стране уже частично реализован в формате создания системы особых экономических зон промышленно-производственного типа федерального и регионально уровня (безотносительно к различным дискуссиям об их эффективности). Однако сформированный «пространственный» контекст крайне необходимо дополнить отраслевым контекстом, для чего, в свою очередь, требуется формирование активной непротиворечивой промышленной политики и ее координирование с налоговой политикой государства.


Источники:

1. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Гудович Г.К., Черных А.В., Шацких А.Г. Современные промышленно-производственные системы: экономические и организационные основы формирования и функционирования // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 9. – c. 2355-2364. – doi: 10.18334/epp.10.9.110813.
2. Гурова И.П. Иностранные инвестиции в зеленой экономике // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 597-608. – doi: 10.18334/eo.9.2.40623.
3. Демидов В.В. Спасибо от природы: зеленая программа лояльности – не такая зеленая или не столь лояльная? // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – № 4. – c. 671-684. – doi: 10.18334/epp.9.4.41318.
4. Макаров И.Н., Дробот Е.В., Левчегов О.Н. Зеленая экономика, цифровые технологии и наноинструментарий: основные базисы трансформации производственных систем в Евразийском экономическом союзе // Экономические отношения. – 2020. – № 3. – c. 719-742. – doi: 10.18334/eo.10.3.110822.
5. Деева Т.В. Цифровое развитие внутреннего аудита налоговых органов в Российской Федерации как платформа повышения налоговой безопасности страны // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 11. – c. 2745-2756. – doi: 10.18334/epp.10.11.110903.
6. Дудин М.Н., Шкодинский С.В. Тенденции, возможности и угрозы цифровизации национальной экономики в современных условиях // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 3. – c. 689-714. – doi: 10.18334/epp.11.3.111785.
7. Печаткин В.В., Вильданова Л.М. Уровень цифровизации видов экономической деятельности как фактор их конкурентоспособности в условиях пандемии // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 1. – c. 47-60. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111893.
8. Янченко Е.В. Налоговое регулирование как фактор конкурентоспособности в условиях цифровизации экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 2. – doi: 10.18334/vinec.11.2.112053.
9. Бурлакова А.П. Управление процессом обновления основного капитала в стратегии развития промышленного предприятия // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 1407-1416. – doi: 10.18334/eo.9.2.40803.
10. Климова В.С., Цыгулева Д.С., Соколянский В.В. Технология создания производственной функции клиентского капитала высокотехнологичных компаний с замкнутым циклом // Экономика высокотехнологичных производств. – 2020. – № 3. – c. 105-114. – doi: 10.18334/evp.1.3.110970.
11. Рыбаков В.Е., Габдрахманов О.Ф. Определение оптимальной структуры капитала. - М.: Креативная экономика, 2017. – 94 c.
12. Бурлакова А.П., Скворцова Г.Г. Инвестиционное обеспечение инновационного обновления основного капитала // Вопросы инновационной экономики. – 2018. – № 4. – c. 609-620. – doi: 10.18334/vinec.8.4.39543.
13. Drobot E.V., Klevleeva A.R., Afonin P.N., Gamidullaev S.N. Risk Management in Customs Control // Economy of Region. – 2017. – № 2.. – p. 550-558.
14. Маркс К., Энгельс Ф. Капитал. Том 1, Кн. 1: Процесс производства капитала. / Сочинения. Изд. 2. Т. 23. - М., 1960.
15. Андронова О.А., Изряднова О.И., Казакова М.В. Налоговая нагрузка и система налогообложения в странах мира: динамика и реформы // Экономические отношения. – 2020. – № 3. – c. 629-648. – doi: 10.18334/eo.10.3.110891.
16. Андронова О.А., Изряднова О.И., Казакова М.В. Современная налоговая система России: основные принципы, реформы и роль в обеспечении экономической безопасности страны // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1365-1386. – doi: 10.18334/eo.10.4.110920.
17. Дробот Е.В., Кукина Е.Е., Макаров И.Н. Налоговая политика и проектное финансирование как инструментарий государственной политики регионально-отраслевого развития страны // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1807-1816. – doi: 10.18334/eo.9.3.40875.

Страница обновлена: 17.11.2021 в 11:46:45